Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:
Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь (открываются в новом окне)

МУНИС И АГЕХИ

РАЙСКИЙ САД СЧАСТЬЯ

ФИРДАУС УЛЬ-ИКБАЛЬ

"ФИРДАУС УЛЬ-ИКБАЛЬ"

Сочинение Муниса, продолженное изаконченное Агехи Рукопись ИВ АН СССР, С 571 (590аа) 1

История Хивы XVI-XVIII вв. и туркмены

Об Ильбарс-хане, сыне Бурге-султана 2 (ок. 1511 г.) 3

|52в| Этот хан (Ильбарс-хан) совершил поход на Хорасан и возвратился оттуда с богатой добычей. В это время умер шах Исмаил (сефевид, 1524). Хан снова послал в Хорасан войско и подчинил себе северные районы этой области от Мейхене до Дуруна. [324] После этого он послал войска на Балкан 4 и в Мангышлак и завоевал жившие там туркменские племена.

О Суфиян-хане, сыне Эминек-хана (ок. 1515г.)

|53б| Выделяясь своей энергией и предприимчивостью из среды своих |54а| сверстников, этот хан (Суфиян-хан) с помощью шахзаде Актай-султана занял, царский престол в Ургенче.

Балканские и мангышлакские туркмены, как то: эрсари, хорасанские салыры, теке, сарыки и йомуты, являвшиеся со времени хана Ильбарса подданными (Хивы), при Суфиян-хане возмутились и, убив сорок человек" ханских бератдаров (имевших ханские бераты») 5, перестали вносить закят. 6

Вследствие этого хан послал человека к шахзаде, после чего с многочисленными войсками выступил против туркмен. Произведя на них набег, хан убил и взял в плен много мужчин, женщин и детей.

Части туркмен, однако, удалось спастись; они бежали и засели, приготовившись к осаде, на безводной возвышенности Чотак. 7 Хан последовал за ними и осадил это место. Лишенные воды, туркмены просили защиты Актай-султана. Султан попросил своего брата (Суфиян-хана) простить их. На них было наложено, в виде взыскания, но тысяче баранов за каждого (убитого), а всего сорок тысяч баранов, после чего они (войска) возвратились.

Да будет известно, что эти туркмены во время Исфендияр-хана (см. ниже) ежегодно давали по сорок тысяч баранов. С других туркмен также брали (баранов), выдавая на это «бераты», так что (всего поступало): с ички-салыров 17 000 баранов, с хасан-эли — 10 600, с арабачи — 4400, с гокленов — 13 200, с адаклы — также 13 200. Племена хызыр-эли и теведжи занимались [325] земледелием и (поэтому) платили зерном. (Стихи, посвященные торжеству покорения туркмен.)

Суфиян-хан умер в 928 г. х. (1521/22 гг.), 8 процарствовав 6 лет. 9 У него осталось пять сыновей.

Об Исфендияр-хане

|63a| Это был государь мудрый и справедливый. Через сорок дней после того, как его отец Араб Мухаммед попал в плен к своим сыновьям, но (Исфендияр) ушел из Хазараспа и отправился к шаху Аббасу. Набрав с его помощью нукеров 10 из среды дурунских и балканских туркмен, Исфендияр направился к Ургенчу. В это время Ургенч погибал от безводья. (Жители его) построили себе укрепление (кала) на берегу реки, против Тук'а и там жили. Исфендияр вошел в это укрепление. Хабаш-султан, 11 узнав об этом, бежал в Хиву. Взяв хивинское войско, он, совместно с Ильбарс-султаном, [326] (своим братом) пошел на Ургенч. Исфендияр хан потерпел поражение и ушел на Мангышлак. Собрав снова войско, он пришел в Ургенч и, сразившись с султанами, оказался победителем. Он захватил Ильбарс-султана и предал его смерти. Хабаш-султан бежал к мангыту Шанек-мирзе, который (раньше) пользовался его кровом и пищей. Этот неблагодарный схватил его и отправил к Исфендияр-хану, а тот присоединил его к Ильбарс-султану (т. е. убил). Исфендияр-хан произвел поголовное избиение уйгур-найманов, способствовавших убийству отца его, Араб Мухаммеда. Он дружил с туркменами и привел их в свою землю (юрт).

По этой причине другие узбеки стали его противниками и ушли в Мавераннахр, к мангытам (ногайцам) и к казахам.

Опираясь на узбеков, Абулгази-хан (брат Исфендияра, историк) вступил в упорную борьбу с Исфендияром. Наконец, он потерпел поражение и был сослан в Ирак.

В 1032 г. х. (1623 г.) он (Исфендияр) сделался падишахом; он умер, процарствовав 17 лет. 12

О царствовании Абулгази-хана (1643-1663 гг.) 13

|64б| Абулгази (после пребывания своего в Бухаре) вернулся к своему старшему брату Исфендияру и получил от него в управление Ургенчский вилайет. В следующем году Абулгази, вследствие слишком большого пристрастия (Исфендияра) к туркменам, сразился с ним в местности Таш-купрюк в окрестностях Хивы и возвратился к прежнему своему месту. На берегу р. Аму, около Ходжа-коля, они снова сразились, причем было убито 20 чел. узбеков и 70 чел. туркмен. Вслед за этим среди узбеков наступили разногласия и раздоры, как это было описано выше. Абулгази ушел к казахскому хану Эшиму. 14 Затем он был в Туркестане у хана Турсуна. 15 После того как Турсун-хан был убит Эшимом, он (Абулгази) прибыл к Имам-кули-хану 16 (вторично). После этого он прибыл к туркменам в Хиву и дважды сразился с Исфендияр-ханом. Помирившись, наконец, он стал жить у брата.

В это время раскаявшиеся узбеки стали отовсюду собираться и расположились в местности Арал на берегу (Аральского) моря.

Заподозрив во враждебности Абулгази, Исфендияр-хан схватил его и выслал в Ирак. [327]

В этом (1628 г.) |65a| году умер шах Аббас. Его внук шах Сефи, сделавшись падишахом, находился в Хамадане. Он отправил (прибывшего к нему) Абулгази в Исфаган.

Бежав через одиннадцать лет из Исфагана, Абулгази через Бастам пришел к туркменам, которые жили около Мейхене и провел среди них зиму. Затем он направился на Балкан и там, среди теке, прожил два года. После этого Абулгази прибыл на Мангышлак, находившийся (тогда) в подчи нении у калмыков. Калмыцкий хан принял Абулгази к себе и относился к нему с уважением и любезностью. 17

Через год аральские узбеки, доставив калмыцкому хану большое количество подарков, увезли к себе Абулгази. Это событие произошло в 1052 г. х. (1642 г.). Через шесть месяцев после этого умер хан Исфендияр. В 1054 г. х., 18 в начале года овцы, Абулгази воцарился в Аральском вилайете. Хивинские туркмены ему не подчинились (и) читали хутбу на имя Надир Мухаммед-хана (бухарского). Абулгази дважды делал набеги на Хиву. Надир Мухам мед послал помощь туркменам. С ними Абулгази много сражался. По этой причине Надир Мухаммед послал своего внука, по имени Касим-султана, с большим войском. По приходе султана хан (Абулгази) выступил и, придя в местность Гендумкан, 19 послал (своих людей) в чапаул (набег), оставшись сам с 200 человек. Пришедшие в это время хивинские войска вступили в бой на южном берегу хивинского арыка, но, потерпев поражение от (тех) |65б| 200 человек, возвратились (стихи).

Возвращаясь, хан встретил на берегу реки (свое) войско, ходившее в чапаул, и направился в Арал.

По восшествии на бухарский престол Абдуль-Азиз-хана, 20 Абулгази-хан снова с своими войсками направился в Хиву и, взявши ее, победил и осилил туркмен.

Он назначил на (различные) должности 360 человек из узбеков. Из них тридцати двум человекам он дал место около себя, а именно: два шейх-уль-ислама, два казия, один реис из потомков святого Сейид-ата, один мутевелли, один накыб, четыре аталыка, четыре инака, четыре мираба, четыре бия, один парваначи, два ака, два арбаба, четыре чагатайских инака (***), один везир, что теперь называется мехтером, один кушбеги. 21 Последние два, не имея (установленного) места, должны в присутствии [328] хана стоять. Узбеков он разделил на четыре части (гурух), которые называют «тупэ», а именно: одно тупэ составляют уйгуры (и) найманы, другое конграты (и) кыяты, третье — нукузы (и) мангыты и четвертое — канглы и кыпчаки. К ним присоединил он четырнадцать родов (уруг), которые и носили название «онтурт-уруг» (т. е. четырнадцать родов). Джелаиры и али-эли были присоединены к кыятам, кенегесы — к нукузам, а ходжа-эли к мангытам. Дурманы, юзы и минги были присоединены к уйгурам, а потомки пророка — шейхи — к найманам. Все земли по каналам (нахр), какие выходят из Аму-дарьи, были поделены между ними. 22 Население Ургенча было переселено в местность к западу от Ханках, где было вы строено укрепление (кала), и жителям роздано много земли. В настоящее время Ургенч на этом месте. 23 Он чрезвычайно благоустроен и находится: в цветущем состоянии. Он является главным торговым местом в Хорезме. Это произошло в 1056 г. х. (1646 г.), соответствующем году курицы. 24

После этого хан привел в порядок государственные дела и собирался выступить против туркмен, находившихся в давнишней вражде с ним. [329] В это время Гулям-бехадыр, 25 Дин Мухаммед, онбеги, 26 Урус, онбеги, три сердара 27 с тремя-четырьмя тысячами туркмен разбили палатки и остановились в песках к югу от Хазараспа. Придя в Хазарасп, хан хитростью, под предлогом угощения, выманил туркмен оттуда и две тысячи из них напоил смертным напитком меча (убил). (Затем) хан совершил набег на их (туркмен) одноплеменников, забрал в плен их семейства и возвратился.

После этого Абулгази направился в Теджен на некоторых, бежавших из Хивы и теперь проживавших там туркмен. Часть из них он убил, а иных взял в плен и возвратился. В 1059 г. х. (1649 г.) хан направился в поход в район Бами (и) Беурма в Хорасане, где собрались остатки бежавших туркмен. Приведя войска, он вступил в сражение. Умбай-инак, 28 проявляя со своими джигитами чудеса храбрости (букв. «уподобляясь Рустему»), убил Кахир-ходжу, являвшегося туркменским предводителем. Вследствие этого туркмены потерпели большое поражение, понеся огромный урон от сабель узбекских храбрецов. Хан с богатой добычей пришел в Хиву. В следующем году, который был годом коровы, калмыки племени хошоут (под предводительством) Дорджи-тайши, произвели набег на область (мемлекет) Кят'а и ушли. Погнавшись за ними по следам, хан на 15-й день нагнал их в местности Югурук-баш, 29 вступил с ними в сражение и с победой возвратился. После этого, в году мыши, хан с десятитысячным войском выступил против туркмен племени байрач, живших по берегам Атрека и Гюргена и проявлявших вражду. Во время этого похода хан заблудился, |66б| причем вследствие голода и жажды люди его (улус) рассыпались. Хан с четырьмя стами человек напал на племя байрач и произвел поголовное избиение, после чего с богатой добычей возвратился в Хиву. В конце концов он своими многочисленными набегами и нападениями привел все туркменские племена в подчинение.

В этот год калмыками-торгоутами, под предводительством трех начальников: Мерген-тайши, Окча-тепе (***) 30 и Тугула (***) с многими [330] калмыками, была разграблена местность от Хазараспа до Дарган(ата). Начавши через 15 дней погоню, хан догнал их в местности Сенгир-рабат и вступил с ними в бой. Не выдержав натиска, калмыки сдались и подчинились хану. После этого хан совершил шесть набегов на Бухару, причем два раза брал Каракуль, раз Кермине и раз Бухару, возвращаясь с чрезвычайно богатой добычей и имуществом.

Встретившись два раза лицом к лицу с Абдуль-Азиз-ханом (бухарским), он при последней встрече нанес ему поражение. Честь (победы) в этом сражении принадлежала Ануша-хану, проявившему чудеса храбрости. Возведя в конце концов на ханство сына своего Анушу, Абулгази добро вольно устранился от власти. В 1074 г. х. (1664 г.) Абулгази, волею всевышнего, скончался, процарствовав двадцать лет. Он был человеком ученым и умным и написал историю, которая называется «Родословное тюркское древо» (стихи).

Ануша-хан (1663-1689 гг.)

Это был могущественный властелин, обладавший свойствами Джемшида. Во время его царствования туркмены были не в состоянии производить возмущения. 31

О царствовании Эренг-хана 32

|70a| ... Однажды, когда хан (Эренг-хан) проезжал (около г. Хивы) по мосту через Бадархан-арык, его лошадь рванулась, хан упал и умер, разбивши себе голову. Один из приближенных (мехрем) остался около хана, а другой поехал с известием о смерти к его матери, Тохта-ханым, происходившей из дарганских туркмен. Та немедля взяла четырех лошадей и приехала к сыну. Тайно похоронив его, она направилась в Дарган и, скоро достигнув места своего назначения, остановилась в доме своего отца. У ее старшего брата был сын, как ростом, так и лицом чрезвычайно похожий на Эренг-хана. Он с детских лет и до достижения возмужалости находился вместе с ханом (стихи). Люди принимали его за Эренг-хана.

С тысячью туркменских всадников направился он в Хиву. Сановники (умара) Эренг-хана, не зная, что произошло с их ханом и где он находится, были в недоумении. В то время Эренг-хан ездил в Дарган, чтобы повидаться со своим тестем.

Увидев тысячу человек родичей туркмен и решив, что хан возвращается, волъможи вышли ему навстречу и впустили во дворец. Через месяц [331] один из предков автора (этой книги), по имени Чин-бий из рода юз, 33 возвысившийся из среды прочих сановников, благодаря вниманию к нему со стороны Эренг-хана, Адина Мухаммед-аталыка 34 и Худай-кули-инака, 35 был послан послом в Исфаган к султану Хусейн-хану.

Через два месяца после этого события Адина Мухаммед-аталык, являвшийся (в это время) главной опорой государства, выехал на охоту.

Воспользовавшись тем, что этого сановника в городе нет, тот туркмен схватил семь знатнейших вельмож, во главе с Назар-инаком, найманом, и отправил некоторых из них в Мекку, некоторых в Бухару, а некоторых |71a| в Арал. Хорезмским государством овладели туркмены, которые стали притеснять узбеков. Через короткое время жестокость и несправедливость туркмен возросли до того, что повлекли за собой полное разорение трудового народа (фукара).

Осведомившись о происходящем, находившийся на охоте Адина Мухаммед аталык направился в Арал с тем, чтобы набрать в той местности войска и прогнать туркмен. Когда он достиг укрепления Тук (Тук каласы), то услышал, что туркмены находятся на дороге, чтобы напасть на него и никого не пропускают. С аталыком, кроме сорока охотников (миршикар), никого не было. Вследствие этого он возвратился и направился в Бухару. Когда аталык добрался до (озера) Ходжа-коль, здесь с ним встретился упомянутый выше Чин-бий с тремя стами узбекских семейств.

Произошло это таким образом, что когда Чин-бий-мираб возвращался из Исфагана, он при въезде на хивинскую территорию услышал о происходящих событиях. Скрываясь среди населения, он прибыл в Хазарасп и, послав тайно людей, перевез (к себе) свое семейство и переправился через Аму. Через короткое время к нему присоединились угнетаемые узбеки, сбежавшие от притеснений туркмен. Соединившись, все они направились [332] в Арал. После встречи с упомянутым аталыком они сочли за лучшее направиться |71б| в Арал. Разгромив попавшихся на пути туркмен, они остановились в Арале. Избрав здесь себе в ханы Джучи-султан-хана из потомков Хаджим-хана, они собрали войско из конгратов, мангытов, канглы, кыпчаков и ходжа-эли и направились против Хивы. Когда весть о них дошла до населения (фукара), население поднялось, убило хана и истребило множество туркмен. Остав шиеся в живых убежали и скитались в песках и пустынях, вследствие чего из ста спасся только один.

Что касается Тохта-ханым, то ее убили, привязав к лошади.

Шах Нияз-хан

|72a| Происходит от потомков Джучи-хана. Стал ханом в 1110 г. х. (1698 г.). Он был чрезвычайно храбрый и воинственный. Он ходил в поход на кызылбашей и возвратился оттуда с весьма богатой добычей. Туркмены при нем изъявили покорность и согласились платить харадж. Хан за время своего царствования установил мир с Бухарой, и население (райя) наслаждалось спокойствием.

Муса-хан

Этот хан являлся младшим братом Шах Нияз-хана. Вступив на. престол, дал всенародное обещание оказать много благодеяний своим под данным. Приказал чеканить на свое имя монеты («тенге»). В его время все города и крепости Мерва, Астрабада и предгорий платили ему «джезие» 36 и харадж. Своим блеском и славой он превосходил всех прежних ханов. Через некоторое время хивинцы решили его убить. По этой причине он бежал в Мерв. Эвез-мехтер 37 убил его в Мерве, а голову доставил в Хиву. 38

Ширгази-хан

|73б| [В главе о царствовании этого хана, между прочим, сообщается, что «все кызылбаши (иранцы) и туркмены, живущие от Мерва до Астрабада. и Балкана, а также в предгорьях и на берегах Атрека и Гюргена, явились [333] (к хану) с хараджем и подарками и были им обласканы». То же самое говорится в отношении мангышлакских и адакских туркмен.]

|74a| В этом (1148 г. х. — 1736 г.) году хан отправил на Хорасан Джиян-векиля, йомута, с тремя тысячами туркмен. Они разделились на две части. Одна из них направилась в горную долину (джулга) Манд, а другая — на Алатаг и Балкан, являвшийся местожительством курдов (племени) чемшкезек. 39 Начальники этих мест вместе с кызылбашским войском вступили с ними (йомутами) в борьбу. С обеих сторон погибло много людей. Наконец, кызылбаши потерпели поражение, а газии (туркмены) с богатой добычей вернулись к хану. 40

[Третье упоминание о туркменах (йомутах) встречается в связи с описанием борьбы между Ширгази-ханом и аральским ханом Шах Темиром.] 41

|75б| Ильбарс-хан (1728—1740 гг.)

[В главе об Ильбарс-хане сообщается, между прочим, следующее:]. Этот хан в месяце зуль-ка'да 1151 г. х. (февраль — март 1739 г.) направился с войсками из узбеков и туркмен на Хорасан. Когда хан прибыл в Теджен, из Индии, где находился в это время Надир, прибыл в Герат сын его Риза-кули-мирза.

Узнав о приходе (Ильбарс-хана), сын Надира спешно прибыл в Серахс, чтобы принять меры к отражению. Ильбарс-хан находился в это время в пяти фарсахах от Теджена. Разъезды той и другой стороны встретились. Газии (хивинцы) захватили в плен трех кызылбашей и доставили их (к хану). Получив от пленных сведения о шахзаде (Риза-кули-мирзе) и учтя невозможность выступить против него, (Илъбарс) направился в Амвад и осадил крепость Кахлан между Несой и Абивердом. Дело уже было близко к тому, что крепость будет вскоре взята. (Однако) правитель Кахлана, находившийся в это время в Абиверде, узнав (о приходе хивинцев), собрал войско и выступил против хана из Абиверда. Подумав, что на него идет войско шахзаде, Ильбарс снял осаду, разграбил окрестности крепости и ушел обратно (в Хиву).

[В последующем отмечается, что когда войска Надир-шаха достигли Тиве-боюна (13 ша'бана 1153 г. х. 42 — 3 ноября 1740 г.)  Ильбарс-хан выслал против них Мухаммед Али, ошака, с узбекскими и туркменскими войсками, которые нанесли Надиру поражение. В дальнейшем, между прочим, автор отмечает, что при уходе своем из Хивы Надир освободил 12 тысяч иранских рабов из округов, Хорезма и 4 тысячи рабов из г. Хивы. Всех их он отвел в Хорасан и поселил в 4 фарсахах от Абиверда в Хива-абаде. 43] [334]

Абулгази-хан II 44

|79б| Имя его Абуль-Мухаммед-султан... В 1156 г. х. (1743 г.), соответствующем году мыши, чоудоры Али-баи и Ораз-бай проявили враждебность и, склонив на свою сторону йомутов, настолько овладели страной «пяти городов» (Беш-кала), 45 что никто не смел показаться за пределы своего кургана (укрепления). Начался голод. Абулгази, по совету с Артук-инаком, направил в Иран одного из потомков Ярым-дивана, 46 Мухаммед Эмина-мехтера, который и доложил о случившемся шаху Надиру.

|80a| Шах для усмирения мятежных туркмен направил в Хорезм («Куббат-уль-ислам») главного сипахсалара, племянника своего Фатх Али-хана, 47 сына Ибрахим-хана, с 40 тысячами войска. К ним присоединил он Хураз-бека, вручив ему власть над этим государством (Хивой).

Это событие произошло в год коровы, в начале месяца джауза (май). Сипахсалар истребил туркмен, после чего он расположился лагерем [335] в местности Сенгир, что находится на север от г. Хивы и к западу от Гендумкана.

Через шесть месяцев, а именно в конце месяца акраба (октябрь), сипах салар, согласно приказанию шаха, возвратился (в Хорасан). 48

[Далее рассказывается, что Абулгази II был убит Хураз-беком, мстившим за убийство своего брата (Артука).]

Шахгази-хан (сын Гаиб-хана)

Рассказывается, что в конце царствования Шахгази-хана (ок. 1181 г. х. — 1767 г.) йомуты и чоудоры овладели страной. В результате попыток сопротивления хан был свергнут с престола.

Hyp Али-хан

Hyp Али-хан был сыном Барак-султана, происходившего из казахских султанов. 49 В 1181 г. х. (1767|68 гг.) он стараниями Мухаммед Эмин-инака достиг ханской власти.

В том же году некоторые из сановников, настроенных враждебно по отношению к Мухаммед Эмин-инаку, начали против него борьбу. По этой причине инак отправился к йомутам, (но) через 18 дней был приведен оттуда Абд-ус-Саттар-баем. Враждебно настроенные сановники явились к нему во дворец с повинной.

В это время засилие йомутов переходило уже всякие границы, и их жестокость и притеснения до крайности отягощали население (фукара).

Вследствие этого Мухаммед Эмин-инак, Абд-ус-Саттар-бай и Абд-ур-Ра-хим-мехтер выступили против йомутов, но в битве при Араб-ханэ потерпели поражение. Преследуя их, йомуты остановились в Кара-тепе и стали готовиться к осаде.

Некоторые (из хивинцев) стали говорить о мире; когда вышли сановники (умара) и встретились с начальниками йомутов, они были схвачены, и в то же время йомуты, воспользовавшись тем, что городские жители преследуют теке и салыров, овладели городом.

Абд-ур-Рахим-мехтер и Абд-ус-Саттар-бай с пятью его близкими были преданы мученической смерти. Мескин-реис 50 был назначен везиром, а [336] Мухаммед Эмин-инак был освобожден из-под стражи и сделан аталыком. Инаком на его место был назначен аральский хаким Хан Гельды-бий. 51

Йомуты с помощью аральцев покорили Кунград, (после чего) власть оказалась в их руках.

Хан Гельды-инак при помощи Девлет-яра, сына Эш Мурада, конграта, 52 убил Мескин-мехтера, а везирство поручил Абд-ур-Рахим-мехтеру. В этом году вернулись четыре тысячи человек, ходивших на помощь Ахмед-шаху. 53

В том же году, в середине месяца мизан'а (сентябрь) Нияз-парваначи, после убийства Мескин-мехтера опасавшийся йомутов, пришел в Хазарасп. Его стараниями Мухаммед Эмин-инак, находившийся во вражде с йомутами, отправил своего младшего брата Адиль-бека с просьбой о помощи к Hyp Али-хану, сыну Абул-хайр-хана, который в это время, являлся могущественнейшим государем на всем пространстве Дашт-и-кыпчака. Хан Гельды, предавшись бегству, отправился в Кунград, где долгое время боролся с Мухаммедом Назар-бием и был им убит. Нияз-парваначи собрал войско между Хазараспом и Ургенчем и остановился в Шате.

После прихода Hyp Али-хана, Мухаммед Эмин-инак долго сражался с чоудорами и йомутами в Шах-абаде. 54 Выбив чоудоров с их территории (юрт), он в Шате соединился с парваначи. После этого он достиг могущества. В это время с йомутами происходили такие сражения, каких никто не наблюдал со времени Рустема и Исфендияра. Жители Ургенча передали свой город йомутам. Вследствие этого войско Мухаммед Эмин-инака и Нияз-парваначи рассеялось. Мухаммед Эмин-инак ушел в Бухару, а йомуты, завладевши Хивой, свергли Hyp Али-хана.

Джехангир-хан (сын Гаиб-хана) 55

|85a| После того, как Мухаммед Эмин-инак ушел в Бухару, йомуты овладели страной Беш-кала («Пять городов») и, приведя (Джехангира), сделали его ханом в Хиве. При нем в стране Беш-кала наступил такой голод, что ели собак и кошек, а детей продавали казахам. За этим в Хиве появилась чума. [337] По этой причине большинство узбеков и сартов 56 разбежались в Арал и Бухару. А йомуты (все) расхищали и продавали казахам. Подвластная Хиве страна Беш-кала («Пять городов») пришла в разрушение. В Хиве, кроме сорока бедных семейств, никто не жил. Пятничная молитва большей частью совершалась в присутствии трех-четырех человек.

Внутри города стал цвести тамариск (соксок), а в разрушившихся домах поселились дикие животные. Все пахотные земли, а также селения и озера превратились в густые поросли камыша и леса.

После того как туркмены были истреблены, а управление Хорезмским государством было передано Мухаммед Эмин-инаку, последний низложил хана (Джехангира) и отослал его к отцу. Всего царствовал (Джехангир) один год. После этого счастье Мухаммед Эмин-инака стало возрастать, и слава его увеличивалась с каждым днем. 57

О том, как йомуты в первый раз завладели государством и предали смерти Абд-ур-Рахим-мехтера с его младшим братом Абд-ус-Саттар-баем и родственниками и как Мухаммед Эмин сделался аталыком, а Хан Гельды был назначен на его место

|105б| В 1178 г. х. (1764|65 г.) Мухаммед Эмин привел мехтера, под предлогом угощения, в дом Абд-ур-рахим-арбаба, 58 сына Ярым-дивана, тестя мехтера, и убил его. После этого он приобрел должность везира. Являясь самовластным правителем государства, он допустил (в Хиву) йомутов и чоудоров, являвшихся его доброжелателями.

По этой причине произошли многие возмущения. Йомуты взяли верх. Мескин-реис, с сочувствующей ему партией (фирка) и своими братьями, ушел, как об этом было уже сказано раньше. В это время влияние Мухаммед Эмин-инака было несколько понижено враждебными ему сановниками, из которых некоторые стремились его погубить. Мухаммед Эмин-инак, хотя и не был вполне беспомощным и слабым, однако, соблюдая [338] осторожность, уехал к йомутам и остановился в доме Менгли Гельды. Через восемнадцать дней Абд-ус-Саттар-бай, являвшийся старинным приверженцем и искренним другом Мухаммеда Эмина, поехал вслед за ним и привез его от йомутов. Через короткое время для защиты от насилий йомутов он (Мухаммед Эмин) привел объединенное войско теке и салыров. В то время большинство йомутов располагалось на Янги-арыке. Мухаммед Эмин-инак,. Абд-ур-Рахим-мехтер и Абд-ус-Саттар-бай с войсками Хивы, теке и салыров выступили против йомутов. Остановившись в солончаках (шористан) около Араб-ханэ, называемых также Мизан'ом, они в течение двух месяцев сра жались с необычайным упорством. Аральские хакимы, Хан Гельды-бий и Мухаммед Назар-бий пришли со своим войском и присоединились к йому там. Правитель (вали) Хазараспа, Нияз-парваначи, проявляя свою тайную вражду, начал посылать йомутам сочувственные письма. Раскрыв тайным образом этот секрет, Абд-ур-Рахим-мехтер назначил для охраны Хазараспа кыпчака Рахим-берды-аталыка и назначил человека для того, чтобы тот убил парваначи.

Узнав об этих планах мехтера, Мескин-реис, являвшийся другом парваначи, ушел с поля сражения с войсками из Хазараспа и присоединился к йомутам. Получив поддержку от последних, он с большой поспешностью направился в Хазарасп и прибыл туда раньше Рахим-берды-аталыка. Тот, испугавшись, должен был возвратиться, не достигнув своей цели. Младший брат парваначи Султан-бек назначил из числа достойных людей человека для начальствования над крепостью Хазарасп и для ее защиты и пришел затем к йомутскому войску. Это вызвало разногласия среди начальствующих лиц. Хивинское войско рассеялось и вошло в г. Хиву. Хан Гельды-бий, Нияз-парваначи и йомутские предводители, идя со своим многочисленным войском вслед за убегающими, остановились в местности Кара-тепе и послали отряды для грабежа в окрестностях Хивы.

Мухаммед Эмин-инак и Абд-ур-Рахим-мехтер, совместно с теке, салырами и хивинскими войсками, в течение пяти дней оборонялись и сражались, делая вылазки, так что мятежникам при всем их старании ничего сделать не удавалось, поэтому они заговорили о мире и прислали парла ментера. Мухаммед Эмин-инак и Абд-ур-Рахим-мехтер, побуждаемые некоторыми из сановников, согласны были помириться и, оставив Абд-ус-Саттар-бая в крепости (кала), вышли из нее и остановились около мечети Эш Назар-суфи, между Кара-тепе и Инкарек'ом. Предводители йомутов, придя |107a| со своей стороны якобы для приветствий и переговоров, схватили их и заключили под стражу.

На следующий день жители города произвели вылазку, выпустив из крепости войско теке и салыров. Войска йомутов преследовали (их) до Орта-кую с таким ожесточением, что большая часть теке и салыров была перебита.

Абд-ус-Саттар-бай, забрав своих родственников, вышел с теке и салы-рами из крепости, чтобы уйти в Бухару, и остановился в доме Суюнич-бая [339] в Кара Мазу. Услышав об этом, йомуты послали туда людей, которые схватили Абд-ус-Саттар-бая вместе с его сыном Абдул-кадыр-баем. Приведя их к себе, йомуты убили их вместе с Абд-ур-Рахимом и пятью родственниками.

Аббас-аталык и Вейс-бай, которые во время раскола в войске ушли из лагеря, направились к уйгурами засели там в крепости. Йомут Кахир-кули-сердар отправился к уйгурам с двумястами человек. Люди (джамаа) инака схватили их (т. е. Аббаса и Вейса) и передали Кахир-кули, который привез обоих в Хиву и там убил. Решили убить также Мухаммед Эмин-инака. Хан Гельды-бий, Мухаммед Назар-бий и Менгли Гельды Сакау, не соглашаясь на это, взяли его под свою защиту. Благодаря заступничеству некоторых вельмож (акабир), другие сановники (умара) также были освобождены из-под стражи. Назар-аталык был отстранен от должности, а Мухаммед Эмина назначили аталыком на его место. Хан Гельды-бия назначили |107б| на должность инака, а Мухаммед Назар-бию вручили управление Аралом и вместе с аральскими войсками возвратили его в свою страну.

После этого страной (юрт) стали распоряжаться Хан Гельды и йомуты, которые государственное управление и связанные с этим главные права передали Мескин-реису, а сами среди бела дня стали заниматься грабежом, отнимая имущество у населения. [Следуют стихи, описывающие наступившее бедствие.]

О том, как Мухаммед Эмин выступил против йомутов и привел Эр Али-хана, как йомуты вторично овладели Хорезмом, а инак ушел в Бухару и о событиях, какие произошли в это время

[Выразив свое мнение о том, что из туркменских племен в Хорезме |107б| «главными виновниками всевозможных возмущений» являлись йомуты и чоудоры, автор продолжает:]

Во главе власти они поставили Хан Гельды-инака, который являлся приверженцем и доброжелателем этого (туркменского) племени, а с прочими сановниками, начиная с Мухаммед Эмина, они не считались и даже относились к ним с презрением. Сами же в это время начали грабить народ, похищая его имущество и женщин и всячески его оскорбляя.

В 1182 г. х. (1768|69 г.), в год мыши, когда прошло пять месяцев после убийства Абд-ур-Рахим-мехтера, они (туркмены), в конце месяца мизана (сентябрь 1768 г.), убили Мескин-мехтера, поручив это (убийство) Девлет-яру, сыну Эш Мурада, конграту, и Джаидалу, из рода ошак. Вследствие этого большинство сановников стали опасаться, в том числе и Нияз-парваначи, который, уйдя в Хазарасп, поднял там знамя возмущения.

Мухаммед Эмин-инак, в силу изречения: «Аллах любит многотерпеливых», терпел и выносил, выжидая более благоприятного времени.

Выждав удобный момент и объединившись на почве вражды к туркменам с большинством сановников, он занял (Хивинскую) крепость. Хан [340] Гельды-инак с большим трудом сумел уйти из крепости и отправился в Арал. Он вошел в Кунград. Мухаммед Назар-бий бежал из Кунграда в Мангыт, после чего начались военные действия, продолжавшиеся два с половиной года. В конце концов победил Мухаммед Назар-бий, который схватил Хан Гельды и предал его смерти, а сам сделался полновластным хакимом Аральского владения... Нияз-парваначи, согласно приказу Мухаммед Эмина, собрал военные силы Хазараспа, Беш-арыка, Ханкаха и Ургенча и расположился в Шате. В течение года, пока он не соединился с Мухаммед Эмином, он имел пятьдесят три сражения с войсками йомутов. В этой войне обе стороны понесли большие потери в людях. В числе убитых со стороны парваначи был Мухаммед Зия ургенчский.

Мухаммед Эмин-инак послал своих людей к теке и салырам, а Адиль-бек был послан к казахскому падишаху Эр Али-хану, сыну Абул-хайр-хана. Из теке и салыров пришли тысяча человек, которые были посланы инаком (в помощь) парваначи. Со стороны казахов пришли Эр Али-хан, Бармак-бий и Айчувак-торе с полутора тысячью храбрецов-джигитов и остановились в Шах-абаде, на границе Кянчик'а. Стоянки чоудоров были в Амбаре и Манаке, а в Муз-кумгане находились йомуты, которые занимали Чагатай-курган.

|109a| После того как прибыл Эр Али-хан, Мухаммед Эмин-инак направился с хивинскими войсками в Шах-абад и там соединился с ханом. После этого он разослал людей в Гурлен, Везир и Баглан для доставки оттуда войск. Затем к инаку присоединились: Курбантай-бий, из каракалпаков рода хытай, Аман-кули-бий, из кенегесов, Эсен Гельды-мехрем и Гаиб-бехадыр, конграты, с пятьюстами человек, а также младший брат Назар Мухаммед-бия аральского, Сейид Назар-бек, конграт, и Муртаза-ходжа с многочисленным войском. [Следуют стихи, воспевающие высокое качество войска.]

Вступая в борьбу с войсками чоудоров и йомутов, Мухаммед Эмин-инак обычно одерживал верх, за исключением двух случаев, когда он был разбит, а войска его обратились в бегство. Через месяц аральские войска, сговорившись с неприятелем, разрушили укрепление (сенгир) и возвратились в Арал. По этой причине Бармак-бий и большинство казахов, опасаясь как каракалпакского, так и хивинского войска, ушли на свои стоянки. После этого остались только немногочисленные силы хивинских войск и казахов Эр Али-хана.

Календер-кушбеги внес раздор в оставшуюся часть войска и намеревался уйти к йомутам. Его заключили под стражу. После этого (войска) ушли из Кянчика и устроили себе укрепление (сенгир) у ворот Шах-абада.

В это время Мухаммед Эмин инак заболел, «враги государства» почувствовали силу, а хивинские войска были не в состоянии выходить из своих окопов (хандак). Так продолжалось до конца месяца саратана (июнь 1768 г.) (стихи).

Однажды храбрецы, спешившись и переправившись через Шахабадский арык, смело и решительно бросились на неприятельские ряды. Войска [341] противника обратились в бегство. Они с большим трудом смогли захватить с собой Менгли Гельды Сакау, который упал с лошади и жадно стремился присоединиться к своей шайке. После этого случая противник уже не был в состоянии попрежнему смело сражаться.

В это время сорок джигитов, из которых каждый по своей храбрости в бою мог сравняться с Рустемом и Исфендияром, во главе с Шах Нияз-беком и Кара-бехадыром, занимающими сейчас важные должности, а также салырами Анна-берды и Ат Кыраком, произвели сокрушительный набег |110a| на йомутов и чоудоров и нанесли им поражение. Разграбив их имущество и скот, они доставили все это в укрепление (сенгир).

Выехав в окрестности, они собрали сведения о селениях и областях Беш-кала («Пять городов»). Встретив во время своих разъездов отряды неприятеля, они подвергали их уничтожению. Так продолжалось до тех пор, пока, в конце месяца асада (июль), не была взята крепость Чагатай-курган и не была одержана победа над врагами государства. В это время пришло известие о рождении высокого принца (эмирзаде) Кутлуг Мурад-инака. Мухаммед Эмин-инак и принц Эвез-бек, получив эту радостную весть, щедро наградили доставившего ее. 59

В конце концов Мухаммед Эмин-инак начал постепенно одолевать врагов |110б| государства, которым счастье отказалось уже сопутствовать. Почувствовав свою слабость, туркмены вынуждены были пойти на примирение, после чего они направились на Мангышлак.

Йомуты, уйдя с Янги-арыка и Астане, остановились около Хивы. Мухаммед Эмин-инак и Нияз-парваначи выступили из Пер Наухоста 60 на Кахраман. В этот промежуток времени происходили с неприятелем такие бои, каких не бывало со времени Рустема и Афрасиаба. К числу таких относится сражение у Наухоста. Сначала взяли верх враги, которые окружили казахское войско и начали его избивать. Некоторые из (хивинских) храбрецов, увидев это, бросились на «врагов государства» и, произведя среди них полное замешательство, многих из них истребили.

Победоносное (хивинское) воинство одерживало с каждым днем победы, а враги уже были близки к полному поражению. [342] В это время Мухаммед Са'ид-бай, управляющий Ургенчским вилайетом и имевший значительный успех в борьбе с йомутами, отправился, по указанию Мухаммед Эмин-инака, в Бухару. Младший его брат Абд-ур-Рахман-бай ургенчский был приближенным инака. Абд-ур-Рахим-арбаб ургенчский и Сейид-кули-бай, являвшиеся отъявленными негодяями и подлецами, увидев, что Ургенч не занят, допустили низкое дело: ввели йомутов в Ургенч-скую крепость. После этого они вышли из повиновения и предались возмущению и мятежу. По мере того как распространялась весть об этом возму-щении, оно все больше и больше расширялось (стихи).

Это событие произошло вечером в начале апреля (1769 г.), что соответ-ствует середине месяца зуль-хиджа. Большинство сподвижников Мухаммед Саид-бая и Абд-ур-Рахман-бая покинуло его и прибыло к Мухаммед Эмину.

Получив сведения об этом происшествии, Мухаммед Эмин-инак, Эр Али-хан и (Нияз-) парваначи на заре выступили против Ургенча. Доехав до моста Чандур-кабат, который находится на Шах-абадском арыке, они остановились. Около южных ворот Ургенчской крепости находилось пять-шесть конных йомутов под начальством Алла-берды-бека. Один отряд джигитов (Мухаммед Эмина) произвел на них нападение. Когда джигиты были уже против неприятеля, то оказалось, что они не склонны сражаться. |111б| Войско теке, салыров, казахов и (кара-) калпаков 61 было дезорганизовано.

Поняв это, Мухаммед Эмин-инак возвратил выехавших на поле сражения джигитов и сказал: «Не отлучайтесь от меня, так как я (теперь) действия людей рассматриваю по другому».

В это время теке и салыры вышли из строя и, проследовав через Исмаил-ата, направилисъ в свои края. Возглавляемые Эр Али-ханом казахи, кара-калпаки и войска из окрестных районов, расстроившись, рассеялись все по своим местам (стихи).

Увидев происшедшее, Мухаммед Эмин-инак и (Нияз-) парваначи, направились в Ханках и остановились у мазара святого Сейид-ата.

[Далее следует подробный рассказ о путешествии Мухаммед Эмин-инака в Бухару к Даниял-аталыку 62 с просьбой об оказании помощи против |111б| врагов государства.]

[С конца листа 113а начинается рассказ о том, как Худай-берды-бай  |113а| и Мухаммед Эмин-ака из народа (халк) чагатай, поставленные ранее Мухаммед Эмин-инаком для охраны г. Хивы против йомутов, после отъезда инака в Бухару, в начале месяца мухаррема 1184 г. х. (конец апреля 1770 г.), с согласия некоторых «невежд» и «черни» сдали столицу йомутам.В тот же день иомутами были убиты Назар-аталык, Абд-уд-Джаббар-бек и Анна-бердыбек, сын Мурада-кушбеги].

|113б| Кыят Таджи-бий, который бежал из Ургенча в ночь, когда йомуты взяли город, и прибыл в лагерь Мухаммед Эмин-инака, был затем, по [343] приказанию инака, направлен в Хиву. Теперь (с приходом туркмен) вместе с Кутлуг Мухаммед-инакоми Мавлям-берды, одейчи, 63 они бежали из города, направились в Хазарасп и прибыли к инаку в Бухару. Эш Мурад-мираб, из рода нукуз, бежал в Гурлен, а Абд-ур-Рахим-мехтер, сын Пехлеван-кули-бая-токаула, 64 скрываясь, нашел спасение в доме Халь Нияза-онбеги. Его опекали и снабжали пищей Искандер-бий и Кочкар-бек. 65

Большинство жителей разбежалось и рассеялось в Ханкахе, Хазараспе, Бухаре и Арале. Овладев Хивой, йомуты свергли Булякай-хана, посадив на его место Джехангир-султана, сына Гаиб-хана. 66 В качестве правителей они поставили тех сановников из узбеков, которые проявляли себя к ним доброжелательно. К числу таковых относились: из конгратов — младший брат Ходжа-кули-инака — Алла-кули, назначенный ими инаком, и Кара Каляндар, которого они назначили на должность кушбеги; из уйгуров — Эш Пулад-аталык, который проявил свою покорность и был оставлен на старой должности; из найманов — Таш Пулад достиг должности инака и Максуд-аталык был оставлен в своей должности; Абд-ур-Рахман-арбаб получил достойную должность везира; Сейид-кули-беку было передано управление Ургенчем (стихи).

Через несколько дней правители Гурлена, во главе с Эш Назар-мирабом, подчиняясь необходимости, должны были смириться перед врагами государства (туркменами) и подчиниться им.

Кучук-бек, сын Мухаммед-инака, со своей семьей выехал в Бухару и прибыл в распоряжение (Мухаммед Эмина). [344]

После этого враги завладели Хазараспом, Ханкахом, Аралом и всеми |114a| (прочими) областями Хорезма, вследствие чего население не располагало ни жизнью своей, ни имуществом. Жестокость и насилия йомутов вышли за пределы всяких границ, передвижение из одного города (кала) в другой сделалось совершенно невозможным (стихи).

Вследствие этого в Хорезме (1770 г.) распространились голод и доро-говизна, холера и чума. Представители знатных сословий государства |114б| (меариф вэ мешахир) и даже трудовой народ (фукара вэ райя), квартал за кварталом, род за родом, стали эмигрировать, рассеиваясь по всем стра нам мира, и особенно в Бухаре, спасая себя от бедствий голода. Те, которые были не в состоянии бежать, продавали своих детей казахам и (кара-) калпакам, обеспечивая этим себе средства к существованию. Йомуты также начали похищать (детей) и продавать их.

Большинство городов и селений пришло в запустение. Селения (кент) и пашни покрылись зарослями чингиля и колючки. Высокие здания столичного города Хивы разрушились и на месте их зазеленел гребенщик и сорные травы. Люди попали в зависимость от диких зверей. Таким образом в благоустроенном городе осталось только 40 бедных семейств. От некоторых людей я слышал, что даже не больше пятнадцати дворов. Напятничной молитве присутствовало три-четыре человека.

Враги располагались в окрестностях города (Хивы).

Голод усилился настолько, что вследствие его невыносимости народу было разрешено 67 (употреблять в пищу) мясо собак и ослов. В некоторых местах занимались также людоедством. Рассказывают, что в деревне (карье) Джанык-шейх в одном заброшенном доме поселились вместе пять женщин, которые похищали у населения детей и поедали их, — более того, если они встречали кого-либо из взрослых наедине, то также одолевали его и употребляли в пищу. Когда об этом услышали, то женщин тех убили.

Еще одним лицом рассказывается, что он, присоединившись к (группе) из двадцати человек, бежавших от притеснений йомутов, направился с ними в Бухару: «В Базаргане, — передает он, — мы увидели четырех человек, которые сидели у огня и ели “кебаб". Увидев нас, они побежали и исчезли в зарослях.

|115a| «Когда мы осмотрелись, то оказалось, что (сидевшие люди) убили человека и из его мяса сделали "кебаб". Сложив вместе оставшиеся отдельные, части (тела) этого несчастного, мы совершили над ним «дженазе» и похоронили его».Еще рассказывается, что в деревне (карье) Гульбан-баг у некоего Назар Мухаммеда-суфи был необычайно красивый мальчик. Вдруг мальчик исчез. Сколько мать его ни разыскивала, найти не могла. По соседству с Назар Мухаммедом жила одна женщина. С отчаянием мать зашла к этой соседке и увидела, что та варит суп (шорбэ). Когда мать, заподозрив соседку, [345] произвела розыск, то оказалось, что та, содрав с ее сына кожу, варит его. Эту женщину убили камнями.

В 1216 г. х. (1801 г.) умер мулла Эш Назар, который был чрезвычайно остроумным человеком и отличался веселостью нрава. Он большую часть (этого) времени занимался тем, что резал ослов и продавал йомутам пирожки, приготовленные из мяса этих животных. За это прозвали его «Эшэк сой-ган» («ослорез»). [Следуют стихи, описывающие ужасы голода.]

После того, как была снята пшеница, бедствие несколько смягчилось.

О том, как Мухаммед Эмин-инак, не получив поддержки от эмира Даньяла, возвратился в Хорезм и как он одолел врагов государства и подчинил Хорезмское государство своей власти

|115а| Передают, что Даньял, мангыт, по злобности своей натуры, не только не способствовал улучшению положения Мухаммед Эмин-инака, но даже старался оскорбить его и унизить (стихи). Сначала он обещал ему помочь, но затем не выполнил своего обещания. Происходило это таким образом, что однажды (Даньял) прислал к Мухаммед Эмин-инаку человека, передавая, что ему нужно сорок тысяч золотых динаров 68 для того, чтобы снарядить надежное войско. Мухаммед Эмин-инак был не в состоянии собрать указанную сумму. Мухаммед Са'ид противился этому делу, однако взял эту сумму заимообразно у своего дяди муллы Эр Назара бухарского и, положив деньги на четыре золотых блюда, предоставил их (инаку). Имам-кули-бий, находившийся в весьма дружественном расположении к инаку, стал препятствовать пересылке золота эмиру Данъялу, так как этот скаредный и неблагородный человек был вполне способен взять эти деньги себе и не оказать помощи. Вследствие этого золото не было передано (Даньялу) (стихи).

С каждого несчастного, который, спасаясь от притеснений йомутов и бедствий голода, бежал со своей семьей из Хорезма в Бухару (бухарские власти) с жестокостью и насилием взимали по одному эшрефи 69 налога, под видом пошлины (бадж), не считаясь с тем, был ли это мужчина, женщина, ребенок или старый, дряхлый человек (стихи).

|116a| Через некоторое время «врагами государства» было отправлено в Бухару посольство, в состав которого входили: йомуты Менгли Гельды Сакау, Дунмас-сердар и Нияз Клыч-бек, а из узбеков, конграт Эльтузер, уйгур Эльчи-инак, найман Бек Пулад-суфи и другие. Дорогой Менгли Гельды умер. (Его спутники), захватив его тело, поехали дальше.

На зло Мухаммед Эмин-инаку, эмир Даньял выражал свое довольство по случаю прибытия (посольства) и оказывал ему всяческий почет и уважение. [346] Устраивая в своем дворце и царской палатке в местности Чузман прием, Даньял приглашал на него и Мухаммед Эмин-инака и, посадив его на место против послов, затевал прения и диспуты, в которых сам он также поддерживал послов. Имам-кули-бий и Бек Пулад-бек, поддерживавшие сторону инака, приводили настолько твердые доказательства и убедительные аргументы, что сумели показать свое преимущество и превосходство.

Когда окончательно, выяснилась безнадежность достижения (Мухаммед Эмин-инаком) своей цели через эмира Даньяла, тогда обнаружилась (между ними) вражда и противодействие. 70

В конце августа (Мухаммед Эмин-инак), собрав подходящих людей из Хорезма и прекратив дальнейшую вражду, решительно приступил к достижению своей цели (стихи).

|116б| Собранного войска было всего триста человек. Когда он (Мухаммед Эмин) направлялся из г. Бухары, чтобы возвратиться в Хорезм и достиг сарая Таш-пешгахи, то Дунмас-сердар, который с несколькими йомутами сидел у дверей названного сарая, с угрозой и порицанием сказал ему: «О, инак, если ты идешь с этим войском в свою землю (юрт), что помешает йомутам выступить против тебя. (Но) как только ты придешь и завоюешь это государство, ты из него изгонишь йомутов. Если мои близкие люди и моя семья попадутся тебе в руки, будь к ним внимателен». Мухаммед Эмин-инак с полной доброжелательностью и чистосердечием ответил, что, если будет угодно богу, он проявит к ним свое внимание. Слова Дунмаса исполнились: его семья и близкие попали в плен. Мухаммед Эмин-инак, соблюдая свое обещание, отправил к Дунмасу его семью в то время, когда тот возвратился из Бухары и присоединился к своему племени.

Вскоре после этого события Мухаммед Эмин-инак пришел из Бухары и завоевал Хорезм. Государство было приведено в порядок, а население (фукара) стало жить спокойно (стихи).

В год барса, в конце месяца джумади I (21 сентября 1770 г.), инак прибыл в Хазарасп. Еще перед этим Эш Назар (из племени) нукуз, по согласию с правителями (акабир) Гурлена, убил своего соплеменника [347] Клыч-наиба, 71 который из честолюбия был приверженцем йомутов и тем самым избавил Гурлен от йомутского деспотизма. Ободренный этим радостным известием Нияз-парваначи послал Кутлуг Мурада-хаджи с |117б| небольшой горсточкой людей в Ханака для завоевания Ургенча.

В ту ночь, когда Мухаммед Эмин-инак прибыл в Хазарасп, он присоединил к Кутлуг Мураду-хаджи также Эш Нияз-бая, Нияз-ходжу и Кырган, калмака с сорока джигитами, которых он отправил в двух лодках по Шах-абадскому арыку против Ургенча. Да будет известно, что Нияз-ходжа является одним из потомков Сейид-ата и младшим братом Абдаль-ходжи мутевелли. 72 Он был необычайно храбрым человеком (настолько, что) с сорока удальцами-джигитами из Хивы и Ханках, после ухода Мухаммед Эмин-инака в Бухару, он своими ночными атаками и дневными нападениями вносил полное смятение и растерянность (в ряды) врагов государства (йомутов) (стихи). После того, как йомуты заняли Хиву, он пришел в Ханака |118а| и здесь набрал себе сорок человек из тех, кто прятался в лесах. Пользуясь покровом ночи, они стремительно набрасывались на йомутов и их семейства, рубя им головы и предавая грабежу их домашних.

Сделанного ими (слишком) много. Если я буду писать об этом подробно, то здесь не хватит места. Находившиеся в кентах (селениях) йомуты, из страха перед ними, перекочевали в окрестности Хивы, (так что) выше Наухоста, из «врагов государства» не было ни одного (стихи).

Этих (людей) также присоединили к Нияз-ходже. Нияз-ходжа в ту ночь выехал на лодках к Ургенчу и послал Палака и Эш Назара к населению (джамаа) Караула и Булдумсаза, которые относились к роду (уруг) Мухаммед Са'ид-бая.

Установив связи с ними, (посланные) проникли с их помощью через южные ворота в крепость (курган) и схватили там Сейид-кули-бая с его подчиненными. |118б|

Узнав на следующий день о прибытии Мухаммед Эмин-инака в Хазарасп, стали торжествовать победу. Кутлуг Мурад-хаджи был назначен для охраны Ургенча, а Нияз-ходжа с войсками из Ургенча и Ханках направился к уйгурам, которых завоевал сразу же после появления. Присоединив к себе войско уйгуров, он взял крепость Дурман и Кара-тепе. Это произошло около времени завтрака. Затем он направился против Бурьячи. Живущие в Бурьячи ходжи, во главе с Араб-ходжою, проявили непокорность, вследствие чего здесь и произошла война. Побуждаемые [348] Нияз-ходжою (его войска) быстро и энергично взяли крепость (курган) и подвергли ее разорению. Это произошло около времени намаза «аср» (около 4 часов пополудни). Совершив в течение одного дня столько дел, Нияз-ходжа вечером победоносно прибыл в Ургенч. В те временв население Кахармана и Бек-Абада, соединившись вместе, отсиживалось в крепости (хисар) Кахарман. Ниже Кахармана поместилась группа йомутов которые притесняли это население.

Правитель Бек-абада Яу-бури-наиб, 73 из рода мангыт, был человеком весьма храбрым.

Он приехал в Ургенч и стал просить Нияз-ходжу и Кутлуг Мурад-хаджи об отправке войска для защиты от йомутов. Они отправили с пятьюдесятью избранными джигитами Керим-берды, одного из уйгурских аристократов (ашраф), являющегося сейчас одним из главных аталыков.

Керим-берды-инак вошел вместе с Яу-бури-наибом в Кахраманскую крепость, а на рассвете выступили с войсками Кахрамана и Бек-абада против йомутов. Разбив врага, они с большой добычей возвратились.

|119а| Нияз-ходжа и Кутлуг Мурад-хаджи послали Мухаммед Эмин-инаку пятую часть добычи и известили его о победе (стихи).

Некоторыми рассказывается, что эти события произошли еще до того, как Мухаммед Эмин-инак прибыл в Хазарасп. Во всяком случае Мухаммед Эмин-инак и Нияз-парваначи, захватив с собой войска из Хазараспа, пришли в Ханках.

Эш Назар, вместе с другими знатными людьми (акабир) Ханках были удостоены целования руки. Пробыв здесь один день, Мухаммед Эмин-инак осчастливил затем Ургенч своим прибытием. Семь дней пробыл он здесь, собирая войско из окружающих областей. В это время прибыл из (Хивы) человек, посланный казием Ходжа Назаром и Баба-ходжа-реисом с извещением: «Идите скорее в Хиву, мы ее передадим вам». Отправив человека обратно, Мухаммед Эмин-инак занялся приготовлением к походу. Он назначил Абд-ур-Рахман-бая для охраны Ургенчской крепости, Нияз Чекчека, алтун-джиляу, 74 он отправил с сорока стрелками вперед, [349] условившись встретиться с ними около мазара в Абдаль-баба. Сам, вместе с начальствующими лицами (умара) и собранными войсками около времени намаза "хуфтан» выступил из Ургенча.

Этого войска было всего шестьсот человек. Дорогой около Мекаджик-коля они заблудились. Сильно расстроившись, к утру они вышли на Коче-купрюк. Вследствие происшедшего расстройства половина войска рассеялась. Мухаммед Эмин-инак и (прочие) начальники были весьма |119б| встревожены этим печальным обстоятельством.

Достигнув окрестностей Хивы, они совершили обряд омовения. Совершив намаз «бамдад», они, обратившись смиренно к всевышнему, вознесли ому свои мольбы, так что все воины были этим тронуты и даже прослезились.

В конце концов, посоветовавшись, послали алтун-джиляу Каляндер-дастарханчи, с пятьюдесятью человеками, чтобы вернуть ушедших стрелков. Догнав стрелков около Гульбан-бага, дастарханчи вернул их, а сам, вместе с бывшими при нем войсками, произвел набег на йомутов, живших в Наухосте и Пешганек'е, после чего возвратился.

Мухаммед Эмин-инак и Нияз-парваначи, после того как они отправили дастарханчи вслед за стрелками, сами также нашли необходимым направиться за ним и (поэтому) выехали. Встретив около Топрак-кала (возвращающихся) стрелков, они направили их в Ургенч, а сами остановились в недоумении и неведении (относительно судьбы) дастарханчи.

В это время двое людей из войска (Каляндера) дастарханчи привели захваченного ими в плен йомута. Тот сообщил ложно, что ночью йомутские войска ушли в набег на Хазарасп. Нияз-парваначи был расстроен полученным известием. По его настоянию (войска инака) вышли на хазараспскую дорогу и направились в погоню (за йомутами).

Авангард войска достиг уже Янги-арыка и Пистали, когда йомутские войска в Хиве услышали о набеге, перед самым обедом сели на коней и, достигнув тыла армии около укрепления Араб-ханэ и Мизана, вступили в бой. Мухаммед Эмин-инак и Нияз-парваначи возвратились с Янги-арыка и стали |120а| в строй против неприятеля. Около инака не было и ста человек. Большинство уже достигло Пистали и находилось там. Против «врагов государства» находилось всего только тридцать человек, начальство над которыми принадлежало Шах Нияз-беку, сыну Искандер-бия, Мухаммед Эмину Сары, Эш Назар-бехадыру, джелаиру, и Яхши Мухаммеду, катагану.

Войско йомутов, постепенно возрастая, достигло пяти-шести тысяч человек (стихи).

Когда о происшедшем узнали войска уже достигшие Пистали, они возвратились и присоединились к инаку, [350] Чтобы воодушевить и ободрить войска, Эш Назар-мираб, нукуз, сказал: «Убежать и спастись от них (йомутов) невозможно. Уповая |120б| на помощь всевышнего бога, единодушно сделаем натиск, в надежде на то, что мы врага разобьем. Если же мы умрем, то умрем с честью» (стихи).

Эти слова ободрили всех. Мухаммед Эмин-инак слез с лошади, взял горсть земли и, положивши ее к себе за пазуху, сказал: «О, творец, драгоценный камень своей души я вручаю тебе, а прах своего тела — земле». Воины, увидевшие это, исторгли такой клич, что земля и небо пришли в сотрясение. После этого, воссылая свои мольбы к чертогу всевышнего и пылая надеждою, они с криком бросились на «врагов государства». Они еще не достигли (врага), как Мухаммед Эмин Сары, канглы, и Эш Назар, джелаир, из Гурлена, пронзили своими смертоносными копьями предводителя йомутов, Кахир-кули, ошака. Увидев это ужасное дело, враги бросились |121б| в бегство (стихи).

Когда йомутское войско побежало, Мухаммед Эмин-инак и Нияз-парваначи с своими молодцами пустились его преследовать. Избивая врагов, они достигли моста через арык Наухост. Йомуты повернули назад и произвели нападение (на хивинцев). Не отступая назад, молодцы смешались (с йомутами), причем здесь был убит сын Менгли Гельды Сакау, Мухаммед Эвез и Мухаммед Шах-ака, рафенекский, а йомут Кака-бай, из рода кучик, был взят в плен.

После этого йомутское войско уже нигде не в состоянии было задержаться, рассеявшись и забрав своих родных и близких, оно пустилось в бегство. Алла-берды, ойдечи и Курбан-кули-кази с тридцатью храбрыми джигитами пустились за ними в погоню и, два-три раза настигнув их до (мазара) Абдаль-баба, многих из них перебили. Нияз-ходжа и Сейид Мухаммед-бай, выехав с небольшим числом людей на дорогу в Кум-яска, преследовали и убивали мятежников. Однако, достигнув Кум-яска, враги заметили, что преследующих мало, напали на них и предали их смерти (стихи).

|122a| После этого йомуты рассеялись. Некоторые из них вошли в г. Хиву, но, будучи не в состоянии там удержаться, захватили с собой жен и детей и через ворота Ата бежали на Гюрген.

Мухаммед Эмин-инак вступил победоносно в город и, назначив для охраны его Фазиль-бека, 75 сам со своими войсками, на расстоянии одного фарсаха, преследовал «врагов государства». Произведя массовое избиение йомутов, он с захваченной богатой добычей возвратился в столичный град Хиву. Войска в течение двух дней преследовали по пятам (противника) и перебили много людей» Зложелатели рассеялись по всем концам света. Абд-ур-Рахим-мехтер ургенчский, который являлся одним из главных зачинщиков, после поражения йомутов у Араб-ханэ, бежал к озеру [351] Гульбад-багколь и там скрывался в воде озера. Найман Дост Нияз-бехадыр, сын Нефеса-даруги, 76 поймал его на озере и привел.

Инак убил его, а голову отослал в Ургенч (стихи). 77

[Дальнейшие упоминания о туркменах связываются с начавшейся борьбой за власть между Мухаммед Эмин-инаком — с одной стороны, Нияз-парваначи и сыном последнего Баба-беком и Джан Мурад-инаком — с другой. В результате неудач, противники инака должны были эмигрировать в Бухару, откуда и стали совершать свои набеги на районы Хорезма.

|136а| В 1192 г. х. (1778 г.) Баба-бек и Джан Мурад-инак, совместно с некоторыми «врагами государства», выступили из Бухары и прибыли в Чарджуй. Собрав здесь войско из салыров и сарыков, они направились в Хорезм. Пользуясь поддержкой правителей Питняка, инсургенты завладели указанной крепостью, после чего направили свои войска к Хазараспу. Предприятие, однако, кончилось неудачей, так как войска Мухаммед Эмин-инака одержали верх. Баба-бек и Джан Мурад-инак принуждены были снова скрыться в Бухару.]

|136б| При описании событий 1193 г. х. (1779 г.) сообщается: «В это время теке, принадлежащие к числу туркменских племен, пришли в окрестности |137б| Хивы с целью служить в качестве нукеров и поместились около |138б| [352] Янги-арыка в Астане. Побуждаемые своими враждебными наклонностями, они; начали заниматься некоторыми неподобающими дедами. Они настолько вышли из повиновения, что в течение указанного месяца сафара (февраль — март 1779 г.) перестали служить и стали во враждебные отношения к |139а| Фазиль-беку. По этой причине Мухаммед Эмин-инак, после прибытия Фазиль-бека, выселил их с занимаемой территории. Через несколько дней один из главных бунтовщиков и возмутителей Баба-бек послал в помощь Джан Мурад-инаку отряд из ста человек со своим младшим братом Абд-ур-Рахим-беком, в распоряжении которого находился Заман-бек, из теке, и Ат Кыран-беха-дыр, из салыров.

Узнав об этом, Мухаммед Эмин-инак назначил из предосторожности отряд в двести человек для охраны Ходжа-эли, под командованием Таджи-бия, из племени кыят.

В это время Джан Мурад-инак убил посягавшего на него Джан Мухам-мед-бия, из племени нукуз, вместе с его младшим братом.

В сентябре Баба-бек направился из Бухары в Чарджуй и, собрав там войско из теке и салыров, вошел в Хазарасп. Мухаммед Нияз-инак, а также Баба-даруга, выбравшись из крепости, пешком пришли в Хиву. На завоевание Хазараспа Мухаммед Эмин-инак послал многочисленное войско во главе с Хасэ-кушбеги и большей частью начальников. Устроив свой лагерь в местности Мутиян, войска в течение двадцати дней ежедневно выдерживали по два сражения у крепости, вблизи того места, где находится мазар великого святого ишана Бакы-ходжа.

|139б| Подобных битв не бывало со времени Рустема и Афрасияба. Однако Джан Мурад, узнавши в том же месяце о занятии Хазараспа Баба-беком, поднял восстание в мангытских и каракалпакских войсках 78 и направился против Ходжа-эли. После семидневной осады, он, при содействии невежественных людей, занял этот город. Таджи-бий и Яхшилик-бий, вместе с (другими) вельможами (акабир) спаслись бегством. 79 Пробывши здесь несколько дней и собрав войско из каракалпаков, Джан Мурад выступил против Юмри. После недолгой осады он овладел этой крепостью (курган), после чего отправился против Везира. Ораз Али, известный под названием Башмак, из мангытов, являвшийся правителем (наиб) Везира, вышел навстречу Джан Мураду и впустил его в город.

Когда сведения об этих событиях дошли до войск, находившихся в Мутиян'е, они деморализовались и ушли оттуда. В результате государство развалилось. Область (баляд) Беш-арыка отошла в собственность Баба-бека, а население Таш-кала стало подчиняться Джан Мурад-инаку. [353]

|140a| В это время, по распоряжению Мухаммед Эмин-инака, пришло войско йомутов, принадлежавших к числу хорасанских и гурганских туркмен. Да будет известно, что йомуты принадлежат к двум разным родам (таифе): одних называют байрам-шахли 80 (***), а других — чони-шереф (***), известных (также) под прозвищем кара-чока (***).

Приняв их на службу, 81 Мухаммед Эмин-инак отправил байрам-шахли 82 в помощь Фазиль-беку (в Таш-кала), а кара-чока назначил да поддержку Хасэ-кушбеги, который сражался против Баба-бека. После этого оба эти войска вступили в войну с врагами, ведя военные действия на территории орошенных земель (мульк), доходящих до обеих сторон Беш-арыка. Это продолжалось до средины февраля, когда Фазиль-бек ушел из Баглана и, окружив (крепость) Таш-кала, стал ее осаждать, не позволяя своими атаками мятежникам показать из нее головы. В конце февраля Ахмед, из джелаиров, Худай-берды, наиб, из нукузов, и простонародье (авам) Гурлена, во главе с Вейс-кули-диваном привели Джан Мурад-инака из Везира и впустили его в Гурлен. Кучак-инак, Бердыш (*** - аталык, казий Алла-кули, Яр Мухаммед-бехадыр, Бек-турды и другие со своими родственниками бежали оттуда. После этого ужасного события войско Фазиль-бека, стоявшего под Таш-кала, распалось. В это время Баба Чал-аталык, осадив крепость народа ала-булюк, 83 совершил набег на Ургенч и (вообще) начал враждовать. Придя в гнев от такого возмутительного поступка, Мухаммед Эмин-инак двинулся туда с многочисленным войском.

После двухдневной борьбы с этим народом, он предал крепость огню и перебил всех, за исключением женщин и детей. Передают, что здесь погибло свыше пятисот человек, не считая сгоревших. 84

[Во время правления сына и преемника инака Эвеза (умер 13 марта 1804 г.) йомуты, повидимому, не находились с ним в открыто-враждебных [354] отношениях, если судить по тому, что бежавший на их территорию в 1206 г. х. (1791|92 г.) Пехлеван-кули-бай был выдан ими инаку, вследствие того, что они «боялись его гнева и строгости».

Под следующим годом в рукописи упоминается один купец из чоудоров, с которого была неправильно взыскана пошлина в г. Ходжа-эли.

Дальнейшие данные о туркменах относятся уже к царствованию Эль-тузер-хана (1804-1806 гг.) и брата его Мухаммед Рахима.]

(пер. П. П. Иванова)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории туркмен и Туркмении, Том II. XVI-XIX вв. Иранские, бухарские и хивинские источники. М.-Л. АН СССР. 1938

© текст - Иванов П. П. 1938
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Сергей. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АН СССР. 1938