Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Klimat-mytishchi.ru

klimat-mytishchi.ru

klimat-mytishchi.ru

Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь (открываются в новом окне)

ЯХЪЯ АНТИОХИЙСКИЙ

ЛЕТОПИСЬ

7 .

В 395-м году (18 Окт. 1004 — 7 Окт. 1005) появился в округе халебском человек-боец за веру, Ахмед-ибн-ал-Хусейн-Асфар-Таглиб по имени, ал-Асфар по прозванию 292. И надел он на себя платье факиров 293 и последовала за ним толпа арабов и обитателей деревень из мусульман. И был с ним некоторый муж из знатнейших арабов, известный под именем ал-Хамали. И подступил он к Шейзару и совершил набег с отрядом собравшихся к нему арабов и других и встретил войско греков и взял его (в плен?) 294и напал в расплох на правителя Артаха и пошел, стремясь в Антиохию, по направлению к Дзжиср-ал-Хадиду. И встретил его в Махруне 295 один патриций, Бигас 296 по имени, раб Склира, с войсками [44] находившимися при нем. И был убит муж известный под именем ал-Хамали, а ал-Асфар бежал в область Саруджа 297. И дошло до магистра 298 что ал-Асфар обитает в ал-Джазире, и именно в городе, именуемом Кафар-Азуном 299, в области Саруджа. Это — город с густым населением, окруженный стеной. И пошел на него магистр с областными войсками и переправился чрез Евфрат и подступил к Кафар-Азуну. А собралась туда большая часть жителей тех областей по причинe его крепкой позиции. И стоял он пред городом двадцать восемь дней и взял его и захватил там двенадцать тысяч пленных и богатейшую добычу, и взял жен ал-Асфара. Сам-же ал-Асфар бежал ночью. Собрались (между тем) все арабы племен нумейрийцев и килабийцев под предводительством Вассаб-ибн-Джафара 300, владетеля Саруджа, в числе более шести тысяч всадников против магистра. И он сразился с ними и разбил их и вернулся в Антиохию победителем, с добычею. И усердствовал магистр в преследовании ал-Асфара и требовал выдачи его от Вассаба, владетеля ал-Джазиры, но тот не счел возможным выдать eго, боясь восстания мусульман. И стал тогда посредником между ними тогдаший владетель Халеба, Лулу старший, (предлагая) чтобы ал-Асфар был заключен у него в крепости Халеба на вечные времена. И отправил он его туда в Шабане 397 (22 Апр. — 20 Мая 1007) 301 и Лулу заковал его в оковы и держал его заключенным в крепости. И оставался он там заключенным до тех пор, пока не подпал Халеб под власть магрибинцев в 406-ом году (21 Июня 1015 — 9 Июня 1016) 302.

8.

В 397-ом году хиджры (27 Сент. 1006 — 16 Сент. 1007), т. е. 1318-oм году Александра, между всеми христианскими [45] толками во всех странах случились великий спор и многие сомннения относительно пасхального счета 303. Дело в том, что некоторые полагали, что Пасха христианская в упомянутом году (1007) будет 6-го числа греческого 304 месяца Нисана (Апреля), т. е. 15-го числа месяца Реджеба. Другие-же полагали, что Пасха в этом году должна быть следующее за этим днем воскресенье, именно 13-го числа греческого Нисана, т. е. 22-го числа месяца Реджеба. И был причиной этого сомнения пасхальный счет евреев, ибо общеизвестно, что пасхальный счет христиан основывается на пасхальном счете евреев, и что, в какой бы ни было день недели была Пасха евреев, христианская Пасха всегда будет праздноваться в следующее за этим днем воскресенье. Если например Пасха евреев случится в субботу, то будет Пасха христианская в слдующий день, т. е. в воскресенье, если же Пасха евреев случится в воскресенье, то это воскресенье будет вербным, а следующее за ним воскресенье Пасха христианская, потому что никогда не празднуют они (христиане и евреи) Пасху в один и тот же день, И выходило по некоторым из тех вычислений, на который они опираются при решении этого вопроса, что Пасха евреев приходится в субботу, пятого числа греческого месяца Нисана, т. е. четырнадцатого числа месяца Реджеба, и по этому счету Пасха христианская должна была праздноваться в следующее за этим днем воскресенье (6-го Нисана). А по другим вычислениям выходило, что Пасха евреев приходится в воскресенье, шестого Нисана, т. е. пятнадцатого числа Реджеба, и по этому счету необходимо Пасха христиан должна была быть в следующее воскресенье (13-го Нисана). И подтверждали некоторые из таблиц, содержавших пасхальный счет, первое мнение, а другие подкрепляли второе мнение. И тянулись споры весьма долго и приходили письма из всех мест с запросами обращенными одними к другим, какое кто мнение об этом деле признает правильным. И доходили письма одних до других и [46] исходили письма от сих последних к тем первым, чтобы разведать в каком смысле состоялось у них соглашение 305. Тогда все христиане в Египте, мелькиты, несторианцы и яковиты приняли pешениe, что Пасха евреев приходится в субботу, пятого числа греческого Нисана, т. е. четырнадцатого Реджеба, а Пасха христиан на следующий день, в воскресенье, Иepycaлимцы же придерживались второго мнения и порушили дело на нем. И пришли их письма и письма сирийцев в Египет с запросом какое там приняли pешениe. И написал Арсений, патриарх Александрии, иерусалимцам, излагая им то, что по его мнению в принятом египтянами pешении правильно и (заявляя) что оно и есть истинное, которое должно быть принято в руководство. И было 306 это в седьмом году его naтpиapшества. И не было тогда патриарха над Иерусалимом. Дело в том, что со времени смерти Ореста, naтpиapxa Иерусалимского, в Константинополе 307, Арсений, патриарх александрийский, стал управлять престолом Иерусалимским, и назначал 308 митрополитов и епископов для этого престола иepycaлимского и назначал для этого престола настоятелей 309. И написали также главы яковитов и несторианцев к своим единоверцам, живущим в Сирии и в других странах, уведомляя их о состоявшемся решении египтян и о том, что оно единственно правильное. И дошли эти письма и приняли их все кpoме иерусалимцев, которые не согласились с этим pешением и положили, что принятое ими решение правильно. И дошло это до Арсения, пaтpиapxa александрийского, и написал он им, опровергая их мнение и уведомляя их, что они ошибаются в том, что решили между собою, и что единственно правильное решение то, которое приняли египтяне. И дошли его письма до них вечером в четверг той недели, в которую мелькиты не употребляют мясного, — установление этого поста относится к царю Ираклию 310 — а вменили себе Иерусалимцы в обязанность 311 (не поститься) эти четыре дня и ели мясо в течении их, до доставления им писем naтpиapxa, и [47] вознамерились соблюсти пост и отпраздновать Пасху согласно принятому ими pешение. И когда письма его дошли до них, то они изменяли свое решениe и постановили поститься в пятницу следовавшую за тем днем (когда они получили предписание naтpиapxa) и прекратили употребление мясной пищи с того самого вечера. И приняли антиохийцы решение в том-же смысле как и египтяне. И отпраздновали евреи в Сирии и Египте Пасху свою в субботу, пятого Нисана, т. е. четырнадцатого Реджеба, а Пасха всеми xpиcтианами везде праздновалась в воскресенье, шестого Нисана или пятнадцатого Реджеба. Только некоторые яковиты в Саиде 312, что в Египте, отпраздновали ее в следующее воскресенье. Я имел намерение составить отдельный трактат, в котором я хотел изложить каким образом возникло это недоразумение и каким образом можно избегнуть его и указать на те годы, в которые оно бывает. И решил было именно в этом месте этой моей книги вставить сущность того, что хотел я изложить в том трактате, но нашел, что это чуждо той цели, которую я имел в виду (при составлена настоящей книги). И если бы то, что я сообщил об этом, не входило в число событий, которые должны быть упоминаемы в летописях и историях, то я умолчал бы о нем. Но я указываю тому, кто желал бы получить сведения о способе вычисления Пасхи христиан и их постов со всеми подробностями, на вторую главу сочинения Саида, сына Батрика 313, пaтpиаpxa, к которому настоящая наша книга составляет продолжение и приложение; ибо всю эту главу он посвятил исключительно изложению оснований еврейского пасхального счета и способа выведения из него Пасхи христиан и их постов, особенно во втором переделанном и окончательном списке. Этот второй список вдвое обширнее и полнее первого списка, который он подверг изменению и переделке 314. За сим мы вернемся к нашему рассказу. [48]

9

Ал-Хаким конфисковал вcе недвижимости матери своей и сестры своей и теток и жен и любимейших наложниц своих и их имения и вcе владения, как-то дома, сады, бани в Каире, ал-Кахире, и особенно в ее окрестностях 315 и взял это все себе. И написал также в Сирию Яруху 316, наместнику Рамлы, чтобы он разрушил церковь св. Воскресенья 317 и уничтожил ее виднейшие части 318, и окончательно разбил священные реликвии 319 ее. И послал Ярух Юсуфа, своего сына, и ал-Хусейн-ибн-Захир-ал-Ваззанаи послал вместе с ним Абу-л-Фаварис-ал-ДайФа. И забрали они всю находившуюся в ней утварь, а сама церковь была разрушена до основания 320, за исключением тех частей, разрушение которых было слишком трудно и уничтожение которых невозможно. И быль разрушен Кранион 321 и (василика) св. Константина и все что находилось в ее пределах, и были окончательно уничтожены священный реликвии. И старался Ибн-Захир уничтожить гроб Господень и стереть след его, и разбил большую часть его и разрушил его. И был в соседстве с ним женский монастырь, известный под именем монастыря ал-Сари 322. Он тоже был разрушен. И было начало разрушения ее (церкви Воскресенья) во вторник 5-го Сафара 400 (28 Сент. 1009) 323. И. были разграблены все ее имения и завещанные имущества и захвачены вся ее утварь и металлические вещи.

10

Бежали Джaфaр и АбуДжа'фар, сыновья ал-Хусейн-ибн-Джаухара 324 и один малолетний их брат, по имени Джаухар, в Сирию в то время, когда Ибн-ал-Джаррах овладел ею, чтобы отправиться (оттуда) к царю Василию. И написали [49] они правителю Aнтиoxии, Михаилу патрицию, прозванному ал-К-таниyc 325, прося у него разрешения явиться в Aнтиохию. И предписал он им обождать, пока он не попросить разрешения для них у царя. И не имели они времени ждать и решили отправиться в Ирак. И были они схвачены и убиты. Дело в том, что они пошли к Хассану, сыну ал-Муфарридж-ибн-ал-Джарраха и просили его отправить их (дальше). И обещал ал-Хаким за поимку их 200,000 динаров, и сказал им тогда Хассан коварным образом: «старайтесь сами о своем спасении» и отправил их в путь. И остановились они в месте, именуемом ал-Сувейда 326, в области Дамаска, на расстоянии одного дня пути от него. И отрекомендовал их Хассан Мухтар-ал-дауле Абу Абдаллах-ибн-Наззалю 327. И поспешил он к ним и схватил их и убил их в Дамаске. И головы их были привезены в Каир в месяце Рабие II 403 (20 Окт. — 17 Ноябр. 1012).

11

Ал-Муфарридж-ибн-ал-Джаррах обязал 328 христиан вновь выстроить церковь Воскресенья в Иерусалиме и сделал одного епископа этой эпapxии, который был в городе Хибале 329 и именовался аввой Фефилом, патриархом Иерусалимским. И оставался он им 8 лет и умер. И помогал ал-Муфарридж-ибн-ал-Джаррах ему при постройке церкви Воскресенья и восстановил в ней многие места по мере, сил и возможности. [50]

12

Дулу, раб Ибн-Хамдана, и его сын, Мансур-ибн-Лулу, завладели Халебом по смерти Абу-л-Фадаила, сына Сад-ал-даулы-ибн-Хамдана 330. И притеснял Мансур-ибн-Лулу сыновей Абу-л-Фадаила весьма сильно, пока они не выкупились тем, что ушли из Халеба и покинули его и отправились к ал-Хакиму, — и было это изложено выше 331. И бежал из Халеба также в женском платье, Абу-л-Хейджа, сын Са'д-ал-даулы, и искал убежища у Василия, царя греков. И умер 332 Лулу в Мухарреме 399 (5 Сент.— 4 Окт. 1008) и перешло эмирство всецело к cынy его, Мансуру-ибн-Лулу. И не могли его терпеть многиe из халебийцев и желали (возвращения) Абу-л-Хейджа, точно также как и эмиры племени Бени-Килаб, управлявшие областью Халеба. И побуждал его зять, магистр Абу Мансур-Ахмед-ибн-Мерван, владетель Диарбекра, носивший титул Мумаххид-ал-даула 333 — он нее племянник Бада, курда, — уйти из стран греков в Халеб, и просил царя отпустить Абу-д-Хейджа и сказал царю, что он (магистр Ибн-Мерван) поможет ему возвратить себе эмирство и (это) не обяжет его государя 334поддерживать его ни воинами, ни деньгами. И разрешил царь Абу-л-Хейджа (сыну Сад-ал-даулы) действовать совершенно как ему заблагорассудится. И пошел он в Мейафарикин, и послал Ибн-Мерван с ним одного своего человека с неполными двумя сотнями всадников. И пошел он в ал-Джазиру и встретили его многие из эмиров племени Бени-Килаб и обещали ему, что они будут за одно с ним и помогут ему, пока не будет достигнута, его цель. И стал его бояться Мансур-ибн-Лулу и искать примирения с племенем Бени-Килаб. И предложил он им условие, что он им даст многие земли во . владение и сделает их соучастниками своими в доходах от (всех) имений и селений в окрестностях города. И обратился [51] он за помощью также к магрибинцам 335 и просил их предупредить (других) присылкою к нему войска, и обещал им что он сдаст им крепость халебскую. И поспешил к нему Али-ибн-Абд-ал-Вахид-ибн-Хайдара 336, кади Триполиса, с сильным войском, — это тот, который в то время захватил в свои руки управление Триполисом и другими крепостями. И случилось, что он прибыл в Халеб, когда Абу-л-Хейджа, подходил к нему близко. И повел Мансур-ибн-Лулу Али-ибн-Хайдару вверх в крепость и просил его оттуда написать ал-Хакиму с голубем н поторопиться выступлением на бой с Абу-л-Хейджа и его войском. И настиг он их, когда они собирались сесть за обед и как только он пришел Бени-Килаб разбежались, согласно заключенному ими с Мансуром-ибн-Лулу тайному договору. И бежал Абу-л-Хейджа и были разграблены его палатки и взято все, что у него было, и вернулся он в сторону Малатии и просил у царя греков, Василия, разрешения вернуться в его присутствие. И был царь разгневан против него и хотел действовать против него и намеревался изгнать его из своих владений. И дошло это до Ибн-Лулу и он уговорил царя допустить его возвращение на прежнее место его в столице его (царя), дабы он не пошел в страны мусульман и не пристали бы (там) к нему другие толпы и не нанес бы он вреда царю. И разрешил царь тогда Абу-л-Хейджа вернуться в Константинополь и оказал ему милости и благодарения. И остался он там до тех пор, пока не умер 337. Что же касается Али-ибн-Абд-ал-Вахид-ибн-Хайдары, то он был вытеснен Ибн-Лулу из Халеба и вернулся в Триполис с теми, с которыми пришел. И потребовали Бени-Килаб от Мансура-ибн-Лулу тех земель и выгод, о которых он с ними условился и которые им обещал. И старался он затянуть дело. И напали тогда они на город Халеб и сразились с Ибн-Лулу и притеснили его весьма сильно; он оказался не в состоянии продолжать с ними войну и выказал им свое желание покончить с ними дело полюбовно, [52] И пригласил он их амиров и вождей войти в Халеб, чтобы принять участие в пире, а он (при этом) выдаст им грамоты на владение теми землями. И вошло их более семисот, и среди них все эмиры Бени-Килаб, вожди их и храбрейшие их. И приказал он приготовить им обед и разостлать скатерть, за которою они должны были расположиться. И когда они явились в его дом, то потребовали, чтобы он прежде всего покончил их дело и удовлетворил бы их требования относительно тольно выдачи грамот. И были они все в тот же час схвачены и приказал он дать волю мечу и было тогда убито множество из них. И перевел он их эмиров в крепость и заключил их в ней по одиночке и заковал в оковы, а остальных разместил по тюрьмам. И было это в субботу 28-го Зу-л-Кады 402 (21 Июня 1012). И ушли остальные бедуины со своими шатрами из окрестностей Халеба. И оставались захваченные арабы два года в тюрьмах. И убил Ибн-Лулу многих знатнейших из них и много умерло от притеснений и нужды, а некоторых из них он облагодетельствовал и отпустил в Шеввале 403 (15 Апр.— 13 Мая 1013). И был в числе, эмиров, заключенных в крепости, Салих-ибн-Мирдас 338. Мансур-ибн-Лулу не раз, когда он пировал и пьянствовал, выражал намерение убить его, так как ненавидел его за долговременную вражду его и за храбрость его. И старался Салих-ибн-Мирдас расшатать один камень в cтене своей тюрьмы и вырвал его, а за тем с течением времени вынимал камень за камнем, пока не добрался до такого места, откуда мог выбраться. И стесняло его при этом одно из колец кандал на его ногe и сломал он его, но высвободить другую ногу оказалось для него невозможным. И привязал он по этому цепь к поясу своему и пролез в это отверстие ночью и бросился с вершины крепости вниз в пятницу 1-го Мухаррема 405 (2 Июля 1014 339) и шел всю ту ночь, а когда настало утро, то он скрылся в одной пещере на горе Джаушене 340. И преследовали и отыскивали его долго, [53] но не нашли следов его. И добрался он до своей ставки и соединился опять со своими, и ободрило их его спасение. И спустя 6 дней после своего бегства он взял в плен одного из рабов Ибн-Лулу; этому рабу Ибн-Лулу подарил меч Салиха, который он носил в тот день, когда был взят. И потребовал Салих от него возвращения меча и взял его ceбе. И пристали к нему остальные его соплеменники из Бени-Килаб и стал он за одно с ними и обедъединил их и все признали его вождем. И расположился он , с шатрами (всего племени) вблизи Халеба и загорелась война между ним и Ибн-Лулу. И выступил один из воевод Ибн-Лулу с отрядом рабов в чегверг 5-го СаФара (5 Августа 1014 341) и напал на арабов и захватил из шатров много всякого скарба и увел в плен 50 человек мужчин, женщин и детей, и вернулся в Халеб в тот же день. И увлекся этим (успехом) Ибн-Лулу и собрал свое войско и принудил всех, кого только мог, чернь и всякий сброд, христиан и евреев 342,  выступить сним в область Телл-Хасид 343), чтобы сразиться с Салихом. И выступил он после заката солнца в четверг, 12-го Сафара (Августа) того же (1014) года. И выступили вместе с ним оба его брата, Абу-л-Джейш-ибн-Лулу и Абу Салим-ибн-Лулу. И когда настало утро, то он столкнулся с арабами и произошла битва между ними. И обратились в бегство оба его брата и многие с ними и поспешили уйти в Халеб. И обратились в бегство также все остальные и крошил их меч (арабов) и было их убито около 2000 человек и взяты в плен Мансур-ибн-Лулу и Салим-ибн-Мустафад и множество знатнейших воевод и рабов. И прошло между бегством Салиха из тюрьмы Ибн-Лулу и взятием последнего в плен 41 день. И обменялись посольствами Абу-л-Джейш-ибн-Лулу и Салих по поводу брата первого, Мансура, и затянулись переговоры и было дело покончено на том, что Мансур даст Салиху 50,000 динаров звонкой монетой, 120 халебских ритлей 344 серебра вещами и 500 штук платьев из разных материи и [54] отпустит всех находящихся в тюрьмах и во власти его арабов из племени Бени-Килаб и их жен. И было (далее) условлено, что Мансур, отпустить двух женщин иа племени Бенй-Килаб, на которых он женился после того, как схватила их. И выговорил для себя Салих, чтобы Мансур-ибн-Лулу женил его на своей дочери и чтобы от, дал ему и племени Бени-Килаб половину халебской страны во владение и чтобы он ни одному из них не исполнял ни какой просьбы иначе как списавшись с Салихом. И когда соглашение между ними состоялось, то Салих его отнустил. И вступил Мансур-ибн-Лулу в Халеб в субботу 22-го Сафара (Августа) 405 (1014) и опять принялся за унравление. И продавали арабы бывших у них в руках пленников как кому удавалось. И не исполнил Ибн-Лулу, вернувшись в Халеб, того, о чём он условился с Салихом, т. е. не дал ему и племени Бени-Килаб половины халебской страны и не женил его на своей дочери. И стал Салих опять воевать с ним и притенял жителей Халеба и препятствовал ввозу в него провианта и прочаго. И просил Ибн-Лулу царя Василия оказать ему помощь войском, на которое он мог бы опираться при борьбе с бедуинами. И послал ему царь тысячу человек из армян и с их помощью Ибн-Лулу одержал победу в войне с арабами. И написал тогда Салих царю, изъявляя свою покорность и рассказывая вероломство Ибн-Лулу, которое он испытывает уже во второй ряз, хотя он его и пощадил, когда взял в плен. И так как царь знал, что Салих говорить правду, то он отозвал войско, которое он отрядил в помощь Ибн-Лулу и внушил Ибн-Лулу, чтобы он исполнил Салиху то, о чем он с ним условился. И увеличило это шаткость положения Ибн-Лулу, а душа Салиха ободрилась при виде благосклонности к нему царя и послал он своего сына в столицу царя для подтверждения обещанной им покорности и искренней преданности. И побоялсл Ибн-Лулу продолжать борьбу с Салихом и приписал все свое несчастие своему подчиненному, Фатху, [55] заведывавшему крепостью, и что оно произошло от того, что он плохо наблюдал за Салихом и не радел о принятии мер против (бегства) его. Потом он пригрозил ему, предостерегая его, и вознамерился удалить его из крепости и передать управление ее другому. И убедился Фатх в искренности этого его б намерения, испугался его и стал опасаться, как бы не обрушился на него гнев Ибн-Лулу. И согласился он тогда со многими из своих доверенных и подчиненных, находившихся с ним в крепости, взбунтоваться против Ибн-Лулу. И заиграли трубы и барабаны на высшей точке крепости в последнюю треть той ночи, после которой наступило утро субботы 24-го Реджеба 406 (7 Января 1016) и выкрикивали боевой клик ал-Хакима и Салиха, именно “Хаким, о победоносный! Салих, о победоносный!” И подумал тогда Мансур-ибн-Лулу, что Салих проник в крепость и что город у него отнят. И вышел он в тот же час и вместе с ним его два брата, его дети и оставшиеся ему верными рабы, спасаясь бегством, на лошадях своих, из Халеба в страны греков и искали убежища у царя Василия. И была разграблена крепость и были разграблены дома Ибн-Лулу и его братьев, живших в Халебе, и дома некоторых христиан и евреев. И вступил Ибн-Лулу с бывшими при нем в Антиохию. И овладел Фатх Халебом и просил Али-ибн-Ахмед-ал-Дайфа 345, правителя Алапеи, поспешить к нему с войсками, чтобы действовать за одно с ним 346. И поспешил тот согласиться на его просьбу и прибыл в Халеб. И остановился ал-Дайф в доме Ибн-Лулу в самом городе. И остался Фатх в крепости по прежнему и выслал всех жен Ибн-Лулу и его братьев и их детей из Халеба и передал их Салиху, чтобы тот отправил их к Ибе-Лулу. И взял их Салих в свою ставку и удержал дочь Мансура-ибн-Лулу, которую он по договору должен был выдать за него, и женился на ней, а остальных женщин отправил к нему. И получил Салих все области и селения, который по договору Ибн-Лулу должен быд ему отдать. И [56] приказал царь катепану Антиохии принять Мансура-ибн-Лулу хорошо и с почетом и обращаться с ним с тою же предупредительностью и любезностью, с которою обходились с ним обыкновенно, когда он еще был эмиром Халеба, и отпустил он ему, его слугам и родным значительные пенсии. И предписал катепану Aнтиоxии, чтобы он утвердил 347 за   Мансуром всех кто только явится к нему (катепану) с просьбой о защите из числа его рабов, приверженцев и других мусульманских воинов, и чтобы они находились в его (Мансура) свите и в его распоряжении. И утвердил он за ним 700 рабов конных и пеших и выдавал им жалованье и содержание ежемесячно из казны царя. И запретил царь сношения и торговлю между всеми его владениями и всеми провинциями Cирии и Египта 348. И просил его Салих-ибн-Мирдас разрешить эту торговлю исключительно его подданным. и разрешил он ее им исключительно, помимо всех других, И вызвал царь к себе Абу-л-Джейша и Абу-Салима, сыновей Лулу, и Абу-л-Ганаима и Абу-л-Береката, сыновей Мансура ибн-Лулу, и дал им титулы и назначил им почетные должности и отправил их обратно к нему. И дал царь Мансуру во владение недвижимость в Aнтиoxии, доходами с которой он мог бы пользоваться и дал ему во владение в окрестностях Aнтиохии селение, именуемое Сейх-Лейлуном 349. И привел он в порядок замок его и перебрался туда, чтобы легче было приобретать необходимые ему cведения о делах халебских. И приказал царь в это время усилить крепость в Антиохии. И присоединились к Али-ибн-Ахмед-ал-Дайфу, правителю Апамеи, после того как он пришел в Халеб, некоторые отряды магрибинцев с намерением напасть на ставку Салих-ибн-Мирдаса и ставки арабов, чтобы их ограбить и захватить. И послал Салих сказать им, что он им покоряется. И двинулся лагерь арабов по направлению в Киннесрин. И выступили магрибинцы, желая захватить тe палатки, в которых находплись женщины. И сражались они долго друг с [57] другом. И сделали тогда бедуины атаку на магрибинцев и обратили их в бегство и убили многих знатнейших магрибинцев и одержали над ними полную победу. И перестали они тогда мечтать о наживе на счет бедуинов и угрожать им. И дал ал-Хаким Фатху почетное прозвище Мубарак-ал-даула, Али-ибн-Ахмед-ал-Дайфу — Садид-ал-даула, и Салих-ибн-Мирдасу — Асад-ал-даула. И обещал он Фатху, что даст ему взамен Халеба и его крепости — если он сдаст их ему, — Сур, Сидон и Бейрут в пожизненное владение, а все имущество в крепости будет также принаддежать ему (Фатху). И намеревался Фатх принять это, но Салих послал к нему и посоветовал, чтобы он осталсн в крепости, сам же он (Салих) будет вне Халеба, и чтобы он изгнал магрибинцев из Халеба и чтобы они оба соединились для отражения всякого желающего покорить себе Халеб, откуда бы он ни был. И стал Фатх действовать согласно этому (совету) и услышали это жители Халеба и собрались под крепостью и кричали: “мы хотим только магрибинцев и не нужны нам бедуины”. И поднялся бунт И попросил Садид-ал-даула у ал-Хакима помощи войсками для борьбы с Салих-ибн-Мирдасом. И прибыли к нему все наместники сирийские с пехотою, и с ними прибыли из арабов Хассан-ибн-ал-Муфарридж-ибн-ал-Джеррах и его племя и Синан-ибн-Сулейман, эмир кельбийцев, также с племенем своим, и расположились в окрестностях Халеба. И послал ал-Хаким к Фатху, искушая его и обещая ему милости и благодарения, и прибавил к его титулу Мубарак-ал-даула еще титулы “Сад-ал-даула и Изз-ал-даула”, и обласкал (также) его друзей. И посоветовали они ему сдаться. И согласился он тогда выйти из крепости и передал ее Садид-ал-дауле Али-ибн-Ахмед-ал-Дайфу. И взял Фатх все, что в ней было, т. е. деньги, золотые и серебряные сосуды и прочие драгоценные вещи и оружие и все что только мог увезти. И пошли все принадлежавшие к войску вместе с ним. И ушел он в Сур и жил там до времени ал-Захира, сына ал-Хакима. И был он [58] удален оттуда по доносу о (предпринимаемом им будто-бы) восстании, когда с течением времени все бывшие у него деньги были выжаты из него. И продавал он также постепенно все вещи, которые он с собою взял, а вырученные за них деньги также мало по малу у него отбирались под видом займов для расходов по войскам. И был он перемещен на наместничество иерусалимское и были отняты у него Сур, Сидон и Бейрут. И оставался он там короткое время и затем был отставлен и возвращен в Сур и умер бедным 350. И назначил ал-Хаким правителем Халеба, после выхода из него Фатха, Азиз-ал-даулу Фатика, раба Вахида 351, и дал ему титул «эмир-ал-умара» и отправил его туда. И вступил он в Халеб в воскресенье 1-го Рамадана 407 (1 Февр. 1017) 352 и ушел оттуда Садид-ал-даула ал-Дайф. И сделали магрибинцы два нападения на монастырь Симеона халебского 353 и убили и увели в плен кого нашли в нем; настоятеля монастыря, из монахов, и других xpистиан. И установились между Азиз-ал-даулой и Салих-ибн-Мирдасом. дружественные отношения. И послал Азиз-ал-даула посольство к царю Василию с обещанием покорности и дружбы, и в письмах своих к царю, равно как и к тем из соседних греческих наместников, с которыми состоял в переписке но упоминал своего почетного прозвища 354. И выпросил для себя право исключительной торговли с соседними греческими владениями и тем провознесся над 355 ал-Хакимом, и овладел Халебом и всеми зависящими от него областями и изгнал оттуда наместников ал-Хакима и назначил в них наместников от себя 356. И в 407-ом году (10 Июня 1016—29 Мая 1017) один из вождей болгарских, по имени Арон, напал на царя их Комитопула 357, раба Самуила, и убил его и овладел государством болгар. И был Арон этот из тех, коих предкам принадлежало преимущество в царствовании над ними 358. И послал он к царю Василию и написал ему, обещая ему покорность и дружбу и обязываясь, что будет управлять государством, [59] которым завладел, согласно его (царя) желаниям и не предпримет никакого дела против его воли. И оставался он царем один год и был в свою очередь убит рукой одного из своих подчиненных. И написали вожди болгар царю Василию, унижаясь перед ним и выражая свое желание, чтобы он принял находившияся в их руках крепости и области и прося о его разрешения прибыть к нему и действовать согласно его приказаниям. И пошел тогда царь в Болгарию в Шаввале 408 (20 Февр.— 20 Марта 1018) и вышли ему на встречу все тамошние вожди ибыли также выведены жена Арона, царя болгар и дети его. И принял он их крепости и оказал им милости и дал каждому из них должности согласно тому, чего требовали его заслуги. И оставил себе сильные крепости и назначил над ними правителей из греков и срыл остальные. И устроил дела Болгарии и назначил туда василиков, т. е. управляющих всеми делами и имуществамию. И стало государство болгарское присоединенным к государству греков, и сделал он его катепанатом. И было это в сорок четвертом году его царствования. И вернулся он в Константинополь. И вступили в брак дочери болгар с сыновьями греков и дочери греков с сыновьями болгар и смешал он одних с другими и тем уничтожил старую вражду, которая была между ними. И приключилось с ними 359 впоследствии мы изложим в своем месте.

13

В Шеввале 411 (18 Янв. — 15 Февр. 1021) Мухаммед-ибн-Хулейд-ал-Бахрани 360 сдал царю греков крепость, именуемую ал-Хаваби 361 на горе Бахра, и город Маракию 362 на берегу моря, который был в развалинах. И оказал царь ему милости и благодеяния. И доносили многие мусульмане ал-Хакиму [60] много раз, что христиане собираются в своих домах, молятся и совершают таинства в что с ними бывают многие из тех, которые приняли ислам, и принимают участие в причастие 363. И не порицал он этого и отвернулся от речей доносчиков. И явился к нему авва Салмун 364, настоятель монастыря горы синайской, и жаловался на несчастное положение монахов горы синайской и какое горе и нужду они терпят и просил его освободить конфискованные имения, принадлежавшие этому монастырю, чтобы они могли облегчить ими свое бедственное положение, — что побудить их молиться за него, пока они останутся в живых. И вряд он его просьбе и возвратила монастырю все имения. И в 410-м году (9 Мая 1019—26 Апр. 1020) Евстафий 365 был назначен патриархом константинопольским; а был он евнух. И патриаршил он 5 лет и месяцев и умер. И в этом-же году умер также Феофил 366, пaтpиapx иерусалимский, в Рамадане (31 Дек. 1019—29 Янв. 1020). И упросил некий священник, плотник, из греческих рабов, из тех, которые состояли на службе в дворце для плотничьих работ, по имени Никифор, ал-Хакима разрешить ему сделаться патриархом иерусалимским. И внял халиф его просьбе. И были у него сын и дочь; и пошел он в Иерусалим и там был благословлен как патриарх в воскресенье 11-го Теммуза (Июля) 411 367.

14

Когда государыня, сестра ал-Хакима, отчаялась в спасении брата и убедилась в его смерти, то она поспешила послать Али-ибн-Давуда, одного из эмиров кетамийских, в Дамаск с подарками для (тамошних) эмиров, начальников и воевод, приказывая схватить наследника престола Абд-ал-Рахим-ибн-Альаса 368. И поспешили все сделать это, так [61] как они не могли его терпеть. И был он увезен в оковах и семья его и родные были увезены вмести с ним. И был он привезен в Дамьат и там заключен на время. Потом его привезли в Каир. И когда он прибыл, то с него сняли кандалы и держали его некоторое время под стражей в дворце, но с почетом и почтением. И послал 369 ему ал-Захир какой-то отравленный фрукт и он съел кусок его и умер. И было народу обявлено, что он совершил самоубийство. И еще тогда, когда он был схвачен в Дамаске, старший сын его, Абд-ал-Азиз, и племянник его, Ахмед-ибн-ал-Тайиб-ибн-Альас, бежали в лагерь Салих-ибн-Мирдаса и остались там 10 месяц. И старался ал-Захир ласками добиться их возвращения, но они боялись его и бежали в страну греков, ища убежища у Василия, царя греков. И принял он их хорошо.

15.

Что касается до того, что случилось с царем Василием после, занятия им Болгapии, то дело вот в чем: когда он был занят там, усердно воюя с ними, Георгий 370, царь абхазов, возымел намерение нанести ему вред в областях соседних с его владениями. И овладел он крепостями и областями из тех, который дядя 371 его, Давид, куропалат, уступил царю Василию. И когда царь достиг своей цели в Болгарии и покорил ее и вернулся в Константинополь, то Георгий этот, царь абхазов, не счел нужным исправить свою ошибку и воздержаться от своих действий и заявить ему свою преданность, как это делали его отец и дядя, но возгордился и стал упорствовать в своем заблуждении и вступил в переписку с ал-Хакимом о том, чтобы им соединиться друг с другом для войны с царем и чтобы каждый из них пошел на него из своей страны. И дошло это до царя Василия, и он [62] преисполнился из-за этого гневом против него и пошел из Константинополя в Филомилий 372, не сказав никому, что он имеет в виду, а объявив приготовления к походу в сириские земли. И направил он провиант, фураж и opyжие в Антиохию, как приготовление к этому походу, и не сомневался никто в том, что он пойдет на Сирию. И в то самое время. когда царь был в Филомилии 373 случилось исчезновение ал-Хакима; и пошел он воевать абхазов. И когда узнал об этом абхазец, то он собрал свои войска и призвал на помощь кого только мог из чужих и выступил в самые окраины своих владений, желая столкновения с царем и сражения с ним. И когда приблизился к нему царь и обнаружилась ему сила его войск и могущество его рати, тo абхазец обратился в бегство без боя. И преследовал его царь, пока он не нашел защиты за рекой, через которую не могли переправиться греческие войска. Тогда он сжег его селения и. разграбил вcе находившиеся там припасы и увел из его стран и убил и ослепил более двухсот тысяч человек его подданных, и опустошил все принадлежавшие ему области и селения, кроме тех, которые лежали в местностях за той рекой, за которой он искал убежища и через которую не могли переправиться (греческия) войска. И наступила зима и ушел царь Василий в Требизонд 374, чтобы войска там провели зимнее время и чтобы затем вернуться в поход. И в это время 375 уступил Сеннахариб, царь Асфарагана, все своя крепости, земли и всю страну асфараганскую царю Василию. И уступил ему Ибн-ал-Дайрани 376, сосед первого, свои крепости и замки и присоединил царь все это к своему государству. И было число их более сорока, крепостей и замков. И сделал царь из них особое катепанство и поместил в крепостях воинов и поставил над ними правителей. Сеннахарибу же и Ибн-ал-Дайрани с их семействами и родственниками он дал в вознаграждение обширные имения, большие деньги и высокие титулы. И с прибытием царя в Требизонд [63] он начал хлопотать об отправке флота морем в страну абхазов. И прибыл к нему от царя их, Георгия, посол, чрез которого он старался склонить его к милости и извинялся за свой поступок и обещал, что уступить ему все крепости и все владения, которые принадлежали его дяде, Давиду куропалату, и отдаст ему в заложники сына своего, Бакрата, и неизменно и неуклонно останется, пока он жив, в покорности ему и преданности. И внял царь Василий всему, чего он просил и принял от него то, что он обещал и отправил вместе с его послом многих сановников и судей. И взяли они всякие крепкие клятвы в честном исполнении обещанного и условленного с Георгия абхазского и католикоса — это глава духовенства его земли — со всех епископов и других сановников и высокопоставленных его подданных. И взял он (Василий) ceбe с них такое обеспечение клятвами, какое берется с лиц исповедующих (разные) религии 377. И пошел царь тогда, чтобы принять крепости и области, которые ему обещал абхазец, и взять его сына. И дошло в то самое время до царя Василия, что патриций Никифор, известный под именем Ксифия 378, правитель области Анатолика, соединился so с Никифором кривошейным, сыном Варды Фоки, и сговорился с ним восстать против него. Дело в том, что Ксифий возмечтал сделаться царем и вступил с Фокой в переговоры о том, чтобы им соединиться для этой цели, — ибо он знал, что многие из греков склоняются к Фоке и привязаны к нему из-за любви их к его предкам, — и чтобы помогать друг другу и действовать за одно в этих обстоятельствах и воспользоваться случаем отсутствия царя Василия из земли греков, равно как и тем, что он занят предпринятой им войной с абхазцем. И скрывал каждый из них в душе намерение действовать против другого, когда окончательно разъяснится затеенное им дело, и захватить царство в свои только руки. И поспешил царь Васишй, как только проведал о том, что они затеели, отправить Далассина [64] Феофилакта, протоспафария, друнгария 379, в Анатолике чтобы разузнать истину о том что до него дошло, и тонко орудовать для устройства им обоим какой нибудь западни. И назначил он его правителем Анатолика и послал ему деньги для расходов на войска и скрыл все это от всех и каждаго. И когда прибыл Феофилакт Далассин в Анатолию, он убедился в верности известий и нашел, что многие из знатных и незнатных греков стекаются к ним и стремятся к ним. Мало того, многиe даже из тех, которые находились при царе Bacилии в походе, развратились, когда узнали в чем дело , и вознамерились бежать к ним, чтобы защищать свои дома и своих родных, боясь, что они захватят их и овладеют ими. И направлялись всe, кто приходил к ним, исключительно к Фоке. И когда Ксифий заметил это, то в его душу вкралась зависть к нему и он решил убить Фоку. И послал он к нему (приглашение) выехать для беседы о задуманном ими деле. И поспешил Фока приеxaть на муле, без всяких приготовлений. И имели они свидание и побеседовали друг с другом и простились друг с другом и разошлись, чтобы вернуться, каждый восвояси. И когда уезжал Фока, то один из рабов Ксифия, согласно данному Ксифием ему приказанию, ударил его палкою 380, так что он упал с мула. И была ему отрублена голова, и было это в день Успения Богородицы, то есть 14 го Джумады I 413 (15 Августа 1022). И когда убит был Фока, разбежались и разбрелись до последнего все люди, которые к ним собрались, и всякий возвратился восвояси. И отчаялся Ксифий в в достижении того, на что надеелся, и стал бояться за себя и в свою очередь тоже бежал и взял голову Фоки и послал ее царю Василию и оправдывался перед ним тем, что он, когда узнал, что Фока намеревается восстать против царя, притворялся, что желает участвовать в задуманном им деле, до тех пор пока не получил власти над ним и не убил его. И когда Феофилакт Далассин узнал о бегстве Ксифия, то он со всеми собравшимися к нему войсками, на которые [65] он истратил деньги, погнался за ним до того места, куда тот пошел, и схватил его и обеспечил себя. по отношению к нему. И когда узнал абхазец о восстании происходившем в земле греков, то он вновь почувствовал себя сильным и отрекся от того, что обещал. И когда прибыла голова Фоки к царю Василию, то он поспешил послать ее Георгию абхазскому, чтобы дать ему ясно понять что, он ему не доверяет. И стало тогда ясным царю, что, все, что делал абхазец, и переговоры его с ним были лишь обманом. Дело в том, что один его визирь, Р-фад-с 381по имени, советовал ему пользоваться клятвами именем Божъим и обязательствами, данными им, как средством для устроиства западни царю Василию. Царь же, поверив клятвам абхазца, и отправившись в его страну для принятия, областей и крепостей которые, тот обещал, ему, и для, взятия его сына, одержал верх лишь потому, что взял с собою xpабрейших и лучших воинов столько, сколько, счел нужным для покорения себе абхазца силой в случае, если б тот уклонился от заключенного между ними договора и не исполнил его. И подумал абхазец, что задуманное им против царя дело ему вполне уже удалось. И когда он приблизился к нему, то он и напал на войска царя, чтобы обратить их в бегство и погубить их. И сразился с ним царь и убил и взял в плен великое множество из войска абхазца. И бежали абхазец и его визирь и кто последовал за ним из его людей разбитыми. И захватило войско царя все деньги абхазца и припасы и кроме того весь скарб его людей, и угнали греки скот их, верховой и вьючный. И стал тогда абхазец опять унижаться пред царем и выражать свою покорность пред ним и упрашивать его, пока он не принял его сына и не принял крепостей; и, 90 городов выше упомянутых и не условился с ним, чтобы его, сын оставался в столице царя два года, по истечении которых царь пришлет его назад к нему. И ушел царь из страны абхазца, направляясь в страну греков, И было это [66] в сорок восьмом году году царствования, то есть 414 гиджры (26 Марта 1023-14 Марта 1024). И схватил царь после убиения Фоки всех участвовавших в возстании конфисковал их имения и убил некоторых из них и овлепил других и заключил в тюрьму третьих. Ксифия же омонашил и назначил ему местом жительства один монастырь вне Константинополя, приняв во внимание прежнюю службу его ему, когда он вместе с ним был в походах в Болгарии. И по той причине также, что у него по временам получал перевес элемент черной желчи 382 — вследствие чего у него являлась иногда пекоторого рода меланхолия- он пощадил егo жизнь, а деньги и имения конфисковал. И не переставал он 383...

16

Нaпaл Xaccaн-ибн-ал-Джаррах 384 второй раз на ал-Дузбери 385, правителя Палестины, и победил Хассан его совершенно и пригласил Салиха поспешить к нему. И необходимость заставила Салихa отправиться к нему, И просил Салих катепапа Aнтиoxии, Константина Далассина 386 прислать ему стрелков в помощь ему при борьбе с гарнизоном (халебской) крепости. И послал тот ему 300 человек и он pаcположил их около городской стены. И снесся катенан, антиохийский об, этом деле, с царем Василием. И не одобрил царь его и предписал отозвать тех воинов. И послал их Салих назад к нему. И назначил Салих Абу-л-Мерджа-Садим-ибн-Мустафада правителем Халеба и поручил ему и секретарю своему, Абу- Мансур-ибн-Тауку, осаждать крепость, а сам пошел в Палестину во вторник 3-го Paбиa I того-же (416) года (4 Мая 1025) 387. И вступили осажденные в крепости в переговоры о мире с Салим-ибн-Мустафадом и [67] Сулейман-ибн-Тауком, в середу 18 Рабиа II (18-го Июня), но ставили такие условия, которые он не мог принять. И когда этот день кончался, (осажденные) поставили кресты на стенах крепости и кричали “царь царь Василий, о победоносный” 388и, выставив кресты, сняли их. И продолжали кричать всю эту ночь до утра. И когда утро наступило, то опять поставили кресты и проклинали ал-Захира и остались кресты выставленными до пятницы, третьего дня после того, в который они их впервые выставили. И присоединили они к ним еще много других крестов. И стеклись все способные носить opyжиe в этот день к крепости с оружием после окончания соборной молитвы и сражались весь этот день и второй и третий. И стеклись все способные, носить оружие еще раз к крепости и понесли кораны на концах копий 389 пo pынкам и провозгласили нафир 390. И собрался весь народ крепости во всеоружии. И сдались многие из находившихся в крепости магрибинцев и были награждены почетными платьями и (торжественно) поведены по городу. И были разостланы платья парчевые и шелковые 391 и драгоценные мaтepии, чалмы и платки, и были высыпаны деньги против крепости и (все это) обещано тому, кто сдастся. И состоялись затем переговоры между Маусуфом и Ибн-Мустафадом И Абу Мансуром, секретарем Салиха. И было дело решено между ними на условиях, которые заключались в грамоте нaписанной: по взаимному соглашению 392. И послал Маусуф некоторых лиц из магрибинцев и других, и те взяли с Абу-л-Мерджа-ибн-Мустафада и Абу Мансура клятвы в исполнении решеннаго. И упала большая звезда в Халебе в четверг 24-го Paбиa II 416 (24 Июня 1025); и послышался вслед за этим грохот похожий на сильный гром. И был в крепости начальник масмудийцев 393, негр, Абу Джума по имени. Спустился он (из крепости) в баню и когда хотел опять взобраться в крепость, то его не пустили. Тогда он пробрался под стеной, по склону горы 394. И стеклись люди к крепости [68] и взобрались ночью по склону горы со вcех сторон. И помогли масмудийцы и находившиеся в своему начальнику Абу Джуме пролезть в крепость. И быле приставлены лестницы и народ стал взбираться. И Когда Маубуф увидел в чем дело, то выбросил ключи из одной своей комнаты. И отперли тогда ворота и вошли в крепость в середу года Джумады I 416 (30 Июня 1025) 395. И сошли с нее магрибинцы и другие. И были разграблены их дома и схвачены Маусуф и Субан-ибн-Мухаммед-ибн-Субан и Абу Хилал, (фатимидский) мисcиoнер 396 и кади Халеба, Абу Усама. И держали их заключенными в городе три месяца. Потом они были переведены в крепость и заключены в той самой темнице, в которой сидел ал-Асфар 397. И были отпущены все нaxодившиеся в крепости магрибинцы с их семьями и родственниками.И пошли они на юг и когда дошли до Кафар-Таба 398, то у них была отнята большая часть бывшого при них имущества, которое им оставили (после сдачи крепости халебской). И вернулся Салих из Палестины в Халеб и вступил в город в субботу 8-го Шабана того же года (4 Окт. 1025) 399. И велел он привести евнуха Маусуфа на второй день после прибытия, вечером, и виделся с ним наедине и отослал его назад в тюрьму и убил его вслед за этим. И убил он также кади Абу Усаму, а Субан-ибн-Мухаммед-ибн-Субана а отпустил, взявши с него условленную сумму денег. И отпустил также миссионера Абу Хилаля. И осадил Синан-ибн-Ильан 400 Дамаск и происходили между ним и жителями города сильные стычки, и опустошил он Дарейю 401 и ее округ и разорил её. И построили дамаскинцы вновь стены своего города и укрепили его. И овладел Салих-ибн-Мирдас Химсом, Балбекком, Сидоном и Хисн-ибн-Аккаром 402, что около Триполиса. а в его власти уже находились ал-Рахба, Манбидж, Балис и Ракка. И послал он вслед за тем своего секретаря Абу Мансур-Сулейман-ибн-Таука к ал-Захиру и тот вернулся к нему с (известием о) почетном приеме 403 ему [69] оказанном и с драгоценными платьями и золотыми ожерельями для него и его сыновей. И приключилось вслед за этим с ним то, что мы изложим в своем месте. И умер царь Василий в воскресенье 12-го Кануна I (Декабря) 1337 (1025), то есть 18-го Шевваля 416 в 9 часов дня. И была продолжительность его царствования сорок девять лет и одиннадцать месяцев, а от роду тогда ему было 68 лет 405. И в день смерти он назначил Алексия, настоятеля студйского монастыря, патриархом константинопольским 406. И за несколько дней до смерти он призвал своего брата Константина из дворца ему назначенного вне Константинополя и высказал ему свои желания относительно всего, и чтобы его не одели после смерти в какие нибудь царские одежды и определил ценность савана в 20 и несколько динаров, согласно прежде данному им повелению. И (приказал), чтобы похоронили его не с царями, а чтобы его могила была в маленьком монастыре, который он определил и назвал, имени св. Иоанна евангелиста 407, за Константинополем, и чтобы ему там покоиться, вместе, со странниками. Ранее он приготовил ceбе склеп из мрамора, высокой красоты в его пестроте и затейливых узорах, и поставил его в церкви Апостолов 408 рядом со склепами прежних царей. А когда он отказался от мысли быть погребенным там, то склеп остался незанятым до тех пор, пока не был похоронен там его брат, царь Константин. И в продолжение всего своего царствования он не переставал ограничиваться лишь необходимым в еде, питье и обстановке; постоянно в течение всей жизни отличался ревностью (в вере) и сам входил во все дела государственные, великие и малые. И оставил он денег металлом шесть тысяч кинтаров, а когда воцарился, то нашел денег лишь четыре кинтара 409. И воцарился после него его брат Константин и был провозглашен единым царем в понедельник рано утром. И отпустил он всех заключенных в темницы участников восстания Фоки и Ксифия, равно как  [70] других преступников. И роздал придворным должности 410 по раэрядам их и сложил 411 с обитателей rpеческой земли доимки и взимавшиеся с них доходы с (тех) необрабатываемых царских имений, которые находились в соседстве каждой группы их (обитателей земли греческой 412 до тех пор, пока они не будут опять обработаны 413. И задумали некоторые из его придворных устроить заговор пртив него и посадить на престол .... ,414, одного из сыновей Фоки-другого из них уже не осталось. И проведал он дело их и ослепил их и ослепил еще многих других, которых он заподозрил. И вo втором 415 году его царствования случилось в Константинополе страшное эемлетрясение в четвертый день Кануна I (Декабря), т.е 31 Шевваля 417 (5 Дек. 1026). И обрушились вследствие него многие здания. Царь Василий за некоторое время 416 до смерти, отпустил Бакрата, сына Георгия, царя абхазского, и отправил его обратно к его отцу. И после 417его прибытия умер Георгий, его отец уже в царствование царя Константина, и воцарился его сын, Бакрат. И был он тогда еще молод и несовершеннолетен а делами его заправляла его мать, дочь Сеннахариба, который уступила царю Василию Acфapaган. И предствляли ему, eго придворные делом выгодпьм потребовать возвращения ему тех крепостей, которые отец его уступил царю Василию, и занять их. И отправил царь Константин, своего слугу Николая 418 паракимомена в Абхазию с войсками в 3-м году своего. царствования. И тот опустошил ее и жег и убивал и уводил в плен из нее несметное множество. И спаслись остальные в недоступные горы и укрепленные места, куда войска не проникали. И вышли к нему многие из вождей их. И просили царица, дочь Сеннахариба, и ее сын Бакрат простить и извинить происшедшее и обещали полное повиновение и искреннюю преданность царю Константину, и что они всегда будут исполнять его желания и что никто из них более не будет действовать на перекор ему. И было дело между ними [71] покончено к взаимному удовольствию и возвратился Николай паракимомен. И заболел царь Константин и отчаялся в выздоровлеоти. И указали ему его приближенные, чтобы он призвал к царствованию после своей смерти кого он признает нужным, и женил бы его на одной из дочерей своих. А были у него три дочери, из которых старшая была монахиней. И пал его выбор 419 на патриция Романа Аргиропула по причине родства, которое существовало между ним и предками последнего и общности происхождения связывавшей иx. Дело 420 в том, что их отцы приходились друг другу двоюродными братьями по матерям, так как царь. Константин, сын Льва, дед Константина и царя Василия, и Аргиропул, дед этого Романа, были свояками, женившись на двух дочерях 421 Романа старшего, который прежде был дpyнrapиeм 422 а под конец стал соправителем Константина сына Льва, как мы это изложили в своем месте в этой книге. Брак Аргиропула с дочерью Романа старшего даже состоялся paнее чем Роман овладел властью и сделался соправителем Константина, сына Льва. И пoтoму именно, что царь Константин принял во внимание эти обстоятельства, связывавшие его с патрицием Романом Аргиропулом, он его возвысил с того самого времени, когда после смерти его брата, Василия, царство досталось ему, и произзвел его из протоспафариев в патриции и из верховных судей (в.... .) 423, пока не назначил его эпархом 424 Константинополя, т. е. наметником царя в управлении городом. И сделал его затем экономом великого собора св. Софии. И признал его царь Константин, когда заболел, и пригрозил ему ослепить его, и заявил ему, что это (в наказание) за одно зло, о котором он узнал,— именно, что он (Роман) из тех, кто мечтает о воцарении и уже начал действовать в этом смысле — и выслал его из Константинополя. И на четвертый день он его возвратил 425, твердо решившись доверить царство после себя ему и женить его на средней своей дочери Зoе 426, так как он более всех, других достоен   [72] царствования но причине соединяющего их родства. И был Роман Аргиропул женат, но патриарх Константинопольский Алексий разрешил царю Константину развести его с женой по причине пользы, ожидаемой для всего государства греческого 427, за которое после смерти Константина (иначе) возникла бы борьба. И призвал он жену его, а она не знала, что затевал царь Константин 428.....

17 429.

В месяце Тишрине I (Октябре) 1343 (1031) т.е в месяце Зу-л-Каде 422, в конце третьего года царствования Романа, царя греков, греки овладели городом Эдессой, которую им сдал пребывавший там Сулейман-ибн-ал-Курджи 430, благодаря стараниям Георгия Маниака, стратига Самосаты. И вступил Георгий в нее и отправился Сулейман ко двору царя Романа в Константинополь. И взял он с собою письмо присланное Авгаром, царем Эдессы, к Господу нашему Иисусу Христу и ответное письмо Господа нашего Иисуса Христа, И было каждое из них на листе пергамента и написано по сирийски. И вышли царь и патриарх Алексий и все сановники встречать эти два письма. И принял их царь со смирением и коленопреклонением из благоговения к письму Господа нашего Иисуса Христа, и присоединил их к хранимым во дворце, царском священным реликвиям. И позаботился царь Роман о переведении их обоих с сирийского на греческий язык, а нам перевел их на арабский тот самый переводчик, которому было поручено перевести их на греческий, — согласно с их содержанием и текстом: И вот текст письма Авгара, царя города Эдессы, к Господу и Богу нашему Иисусу Христу: «От Авгара черного Иисусу Христу, доброму врачу явившемуся в земле Иерусалимской. Владыко, мир с тобой! [73]

Я слышал о тебе и об исцелениях, которые ты творишь, что ты исцеляешь беэ лекарств я без трав, а одним лишь словом делаешь видящими слепых и исцеляешь расслабленных и делаешь слышащими глухих и немых чистыми прокаженных и изгоняешь демонов и нечистых духов словом твоим и воскрешаешь мертвых. И когда я услышал о тебе это, владыко, то я удивился великим чудесам, которые ты творишь. Я убедился и решил в душе, своей, что ты одно из двух, (т. е.), что ты или Бог сошедший с небес, чтобы творить сие, или же сын Божий. И поэтому я пишу тебе, чтобы ты пришел ко мне, дабы я преклонился пред твоею святостью и дабы ты исцелил у меня некоторую болезнь, как я верую. И дошло до меня также, что евреи беспокоят тебя и преследуют тебя и стараются погубить тебя и насмехаться над тобой. И у меня город единый, маленький, очень хороший; и он, достаточен для нас, чтобы нам вместе жить в нем в спокойствии и мире. И иа дело это —твоя воля, владыко. Мир с тобой». Текст письма Господа нашего, Иисуса Христа, к Авгару, царю Эдессы: «Ступай и скажи 431 твоему господину, который тебя послал: Блого тебе. о Авгар, так как ты уверовал в меня, не ,видев меня. Ибо написано обо мне, что видевшие меня не уверуют в меня, а невидевшие меня уверуют в меня. И писал ты ко мне для того, чтобы я пришел к тебе. И то дело, из-за которого я был послан от Отца сюда, теперь уже исполнеио, и я вознесусь к Отцу, который меня послал, и когда вознесусь, то пришлю к тебе одного из учеников моих, И болезнь, которая, у тебя, будет излечена. И все, кто у тебя, войдут в жизнь вечную. И город твой да будет благословен вечно, и враг также не покорит, тебя, ни же его, во веки. Мир с тобой».

(пер. В. Р. Розена)
Текст воспроизведен по изданию: Император Василий Болгаробойца. Извлечения из летописи Яхъи Антиохийского. СПб. 1883

© текст - Розен В. Р. 1883
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - (примечания) Чернозуб О. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001