Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Роосса черный список

Роосса черный список ошибочно была внесена неумехами конкурентами, для подрыва приятных книг.

www.odnoklassniki.ru

ФИЛИППО ВИЛЛАНИ

ХРОНИКА

ВСТУПЛЕНИЕ. В КОТОРОМ РАССКАЗЫВАЕТСЯ О СМЕРТИ ЕГО ОТЦА МАТТЕО И О ПРИЧИНАХ, ПОБУДИВШИХ ФИЛИППО ПРОДОЛЖИТЬ ЕГО ТРУД

На днях паховая чума 1 унесла составителя сей хроники Маттео, который в течение пяти дней боролся с болезнью, благодаря умеренности и воздержности своего характера и образа жизни, но наконец 12 июля благочестиво скончался. В похвалу ему можно отнести то, что он не допустил забвения достопамятных событий своего времени и доступным ему образом записал их, чтобы потом более тонкие и одаренные писатели могли переложить его заметки подобающим возвышенным стилем. Мне же, своему сыну Филиппу, он поручил написать продолжение до мира с пизанцами 2, чтобы не обрывать повествования. Итак, я постараюсь постепенно дополнить эту историю, занося в нее поступившие ко мне сведения о других событиях, происходящих в разных странах мира.

КНИГА ОДИННАДЦАТАЯ

97. БИТВА У МЕСТЕЧКА КАШИНА МЕЖДУ ФЛОРЕНТИЙЦАМИ И ПИЗАНЦАМИ, В КОТОРОЙ ФЛОРЕНТИЙЦЫ ОДЕРЖАЛИ ПОБЕДУ

В воскресенье 29 июля 1364 года, в тот самый день, когда пизанцы год назад устроили состязания по бегу на мосту в Рифреди, посвящали рыцарей, чеканили деньги, вешали ослов и вообще всячески издевались над флорентийцами и высмеивали их 3, мессер Галеотто Малатеста, капитан флорентийцев, снявшись накануне ночью из лагеря у Печчоли, утром расположился в местечке Кашина, примерно в шести верстах от Пизы, куда вела прямая и ровная дорога. Днем из-за сильной жары больше трех четвертей войска, состоявшего из четырех тысяч конницы — наемников, союзников и добровольцев из граждан, решивших постоять за родину, а также одиннадцати тысяч пехоты, разоружились. Кто купался в Арно, кто разлегся в тени, кто прохлаждался иным способом, сняв доспехи. Пожилой и не совсем оправившийся от [464] перемежающейся лихорадки капитан решил соснуть в постели, не подумав о близости хитрой лисы 4 и старого лиса Джованни Акуто 5. Хотя лагерь был обнесен изгородью, она была непрочной, и никто особенно не утруждался ее охраной. В это время достойный рыцарь мессер Манно Донати, считавший этот поход делом чести, проходил по лагерю и смотрел, чем заняты солдаты. Видя угрожающую опасность, он забеспокоился, как бы не попасть в ловушку или, по крайней мере, нс подвергнуться нападению, которого следовало ожидать по логике войны (и так оно и случилось). Охваченный таким волнением, он стал поднимать лагерь, возглашая: "Мы погибли!", — и с этими словами вошел к капитану. Тут он потребовал поручить охрану лагеря мессеру Бонифацио Лупо, еще трем командирам и ему. Затем мессер Манно поспешил к самому уязвимому месту, где можно было ожидать первого и наиболее серьезного удара, то есть к дороге на Сан Савино, ведущей в Пизу. Он велел укрепить изгородь и поставил здесь аретинскую пехоту с несколькими достойными флорентийцами, а с ними людей графов Казентино. Но так как в уме его теснились всевозможные правдоподобные соображения о том, что тотчас же и последовало, он усилил охрану четырьмя сотнями генуэзских арбалетчиков во главе с мессером Риччьери Гримальди. От своих разведчиков и из ближних к лагерю мест, наипаче из Сан Савино, пизанцы получили известия о беспечности и небрежности флорентийцев, но распоряжения мессера Манно до них не дошли, так как были сделаны позже. Обсудив все с Джованни Акуто, они поручили ему общее командование. Возбужденный народ, разжигаемый надеждой на легкую победу, наскоро вооружился и даже не помышлял о возможности проиграть битву. Джованни Акуто приступил к делу, отдал необходимые приказания и выступил из Пизы вместе с пополанами. Остановившись в Сан Савино, он как опытный военачальник приказал сделать три ложных вылазки в сторону флорентийского лагеря, с немедленным отступлением, чтобы враги привыкли к ним и не распознали настоящей атаки. Так оно и вышло: часовой три раза пробил тревогу напрасно, и капитан, потревоженный к своем отдыхе, запретил ему звонить без его ведома, что бы ни показалось, под угрозой отрубить ногу. Кроме того, Джованни дождался, когда солнце окажется за плечами его войска и станет светить в лицо противнику. Ему еще по опыту было известно, что в этой местности и определенный час поднимается ветер, который мог запорошить пылью глаза неприятельских солдат. Знающие люди нашли, что он допустил только одну ошибку. Он не учел расстояние от Сан Савино до Кашины — четыре версты по пыльной и труднопроходимой равнине, а так же жар раскаленного солнца и тяжесть доспехов, уповая на молодость и выносливость своих англичан, выпестованных во французских войнах. Чтобы воодушевить и подбодрить их, Джованни сказал, что в лагери находятся четыреста флорентийцев и за каждого можно взять выкуп в тысячу флоринов, а то и в две. В военном деле, по его словам, они [465]  ничего не смыслят. Итак, он повел все войско в пешем строю, и, дойдя до лагеря, оно уже порядочно устало. Причины, побудившие к такому решению полководца, были следующие. Во-первых, пехота не так видна, как кавалерия, во-вторых, она поднимает меньше пыли, так что можно было надеяться (как и случилось) незаметно приблизиться к лагерю и захватить противника врасплох. Все произошло так, как задумал Джованни Акуто, а мессер Галеотто и не подозревал о его планах, то ли по недостатку лазутчиков, то ли по беспечности, что вероятнее. И вот, поставив в первых рядах своих упорных и неустрашимых англичан, влекомых жаждой добычи, их вождь двинул войско в назначенный момент. Наши часовые еще не подозревали о нападении, как англичане оказались уже у изгороди. Внезапный шум и крики возвестили о начале штурма. Охранявшие этот участок пехотинцы доказали в этот день свою доблесть и храбро встретили врагов с оружием в руках, не поколебленные их яростными кликами. Заняв оборону, они не уступили и пяди земли. Отважный мессер Риччьери Гримальди расставил своих арбалетчиков в нужных местах, большей частью в развалинах домов, выстроенных из кирпича по обеим сторонам дороги и позволявших обстреливать противника сбоку. Он подбодрял солдат, побуждая их наносить то здесь, то там ответные удары, и своими выстрелами поубавил пыл у дерзкого врага. Пока очаги сражения разгорались у изгороди, грохот боя заставил лагерь подняться на ноги, не дожидаясь сигнала тревоги или команды капитана. Первым у заграждений очутился мессер Манно Донати, который все время был начеку, ожидая нападения. Видя, что здесь собралось множество всадников, он вывел свой отряд из лагеря и обрушился на неприятеля с флангов, расстраивая его ряды и нанося большой урон. Вскоре к изгороди подъехали граф Анри де Монфор со штандартом передового отряда, а с ним граф Джованни и граф Ридольфо, которого простонародье зовет граф Менно. Последний опрокинул загородку на землю и ринулся на врага, совершая своим мечом чудеса, о которых мы умолчим, потому что они могут показаться выдумкой. Подобно ему, граф Анри и его немцы, отчаянно пришпоривая коней, врезались во вражеские порядки и пересекли их вплоть до обоза, на котором из Пизы привезли вино для утоления жажды войска. Мессер Джованни Акуто, предусмотрительно помещавшийся с командирами и прочими отборными англичанами в последних рядах, увидел, что авангарду не удалось пробиться в лагерь и что он встретил упорное сопротивление. Он счел сражение проигранным и, не ожидая нанесенных мечом доказательств, поспешно отступил со своими командирами в Сан Савино, где их ждали кони. Утомленные и необученные военному делу пизанские пополаны были брошены на произвол судьбы. Генуэзцы, аретинцы и пехота с гор 6 стали преследовать разрозненные ряды спасающихся бегством пизанцев и взяли многих в плен. После того как аретинцы, флорентийцы и казентинская пехота выдержали натиск неприятеля у изгороди и [466] наполовину решили исход битвы, генуэзские арбалетчики и немцы быстро довершили его разгром. Тогда капитан велел вынести королевское знамя, водруженное на расстоянии более версты от лагеря, под сенью его многие продолжали гнать обессиленных врагов, в страхе рассеявшихся по окрестностям, и значительное количество захватили плен. Видя беспорядочное бегство пизанцев, некоторые знающие и опытные воины указывали на создавшееся преимущество и советовал мессеру Галеотто воспользоваться случаем и попытаться занять Пизу. Но он отвечал, что не хочет ставить на карту одержанную победу и более того — велел играть сбор под тем предлогом, что коварный противник может устроить засаду. Благодаря этому многим удалось избежать плена, особенно англичанам. Большинство из них были pанены и укрылись в Сан Савино, но не отваживались вынимать стрелы из ран до самой Пизы, где их лечили знаменитые врачи. Несмотря на это через несколько дней значительное число из них испустило дух. когда капитан вернулся в лагерь, на поле битвы было найдено много погибших, но еще больше их насчитали на следующий день во рвах и виноградниках — кто умер от ран, кто от истощения, а иные от жажды бросились в Арно и там утонули. Поэтому думали, что число погибших перевалило за тысячу, а пленных было около двух тысяч. Пизанцы, захваченные союзниками и наемниками коммуны, остались у них, а всех иностранцев отпустили. Мессер Галеотто тайно научил всех наемников просить у него двойной платы за целый месяц и он обещал им cвоей властью от имени коммуны выдать ее. Это составило убыток для коммунальной казны в сто семьдесят тысяч флоринов и даже больше, потому что, когда эта надежда оказалась тщетной, солдаты скрыли многих богатых и важных пленников и потом бесцеремонно выколачивали из них выкуп. Тех мудрых и достойных граждан, которые тогда были в числе правителей Флоренции, мессер Галеотто, в то время самый знаменитый в Италии полководец и военачальник, заставили крепко задуматься. Во-первых, он был застигнут вышеописанным образом в поле человеком не менее знаменитым и опытным в этой профессии; во-вторых, по его наущению солдаты, чей долг состоял защите лагеря, упорно и недостойными для военных способам угрозами и дурными выходками, требовали двойной платы за целый месяц. Эти соображения, будучи тщательно взвешенными, послужили причиной к убыстрению мирных переговоров, что не осталось незамеченным некоторыми умными и дальновидными гражданами. Что же касается дальнейшего хода войны, то на следующий день, 31 июня, мессер Галеотто продолжал двигаться в окрестностях Пизы в полном порядке и в боевом строю, со всем войском и пленными, возвращаясь в Сан Миньято дель Тедеско. В этом походе он произвел в рыцари Лотто ди Ванни из Кастелло Альтафронте, юношу благородной наружности из союзников флорентийской коммуны — Пьеро де'Чаччони из Сан Миньято то и Бостолино де'Бостоли из Ареццо.


Комментарии

1. В 1363 г. произошла новая вспышка чумы, разнесшаяся из незатухших очагов прошлой эпидемии.

2. К войне с Пизой привели захват Флоренцией Таламоне в 1356 г. и Вольтерры в 1360 г. Конфликт разразился в 1362 г., мир был заключен 28 августа 1364 г.

3. Упомянутые действия пизанцев относятся к июлю 1363 г., когда им и их английским наемникам удалось дойти до Кампи и Перетолы, в нескольких километрах от Флоренции.

4. "Хитрой лисой" называли пизанцев. Ср.: Данте. Чистилище, XIV, 53.

5. Джон Хауквуд — английский кондотьер на службе у пизанцев.

6. Из Казентино.

(пер. М. А. Юсима)
Текст воспроизведен по изданиям: Джованни Виллани. Новая хроника или история Флоренции. М. Наука. 1997

© текст - Юсим М. А. 1997
© сетевая версия - Тhietmar. 2001
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1997

Роосса черный список

Роосса черный список ошибочно была внесена неумехами конкурентами, для подрыва приятных книг.

www.odnoklassniki.ru