Комментарии

301. Карпы (Carpi) — одно из сильнейших племен на нижнем Дунае, на Пруте и Серете, впервые упомянутое Птолемеем (Ptol., III, 5, 10: Karpianoi). Титул Carpicus украшал ряд императоров III — начала IV вв. в период частых войн с карпами. «Карпийскими» были Филипп-отец и Филипп-сын в 245 и 247 гг., Аврелиан в 271 г., Диоклетиан и Максимиан в 301 г. В 319 г. на одной из африканских надписей Константин назван «Gothicus maximus et Carpicus». Разрушительные набеги карпов отметил в IV в. Евтропий (Eutrop., IX, 25, 2) и в начале V в. Зосим (Zos., I, 20, 1; 27, 1; 31, 1), записавший о сильных опустошениях городов провинции Европы (южная часть диоцеза Фракии, примыкавшая к Константинополю) разными племенами: готами, боранами, уругундами, карпами. По Иордану, карпы объединялись с обитателями дельты Дуная, пев-кинами, и с готами. Иордан выделил одну из крупных побед над карпами, когда цезарь Галерий в 295 г. разбил их в Малой Скифии (нынешней Добрудже) близ тех мест, где был сооружен знаменитый военный монумент, известный под названием «Tropaeum Traiani». Галерий, по свидетельству Евсевия, был шестикратно провозглашен «Карпийским» (Karpvn megistoV exakiV, — Euseb. Hist. eccl., VIII, 17, 3). Отзвук пребывания карпов на нижнем Дунае во время походов императора Валента в 367-368 гг. сохранился в свидетельстве Аммиана Марцеллина о «селении карпов», «Carporum vicus» (Amm. Marc, XXVII, 5, 5). По-видимому, карпы — дакийское племя (ср.: Ф. А. Браун, Разыскания о области гото-славянских отношений, стр. 175-176). Такое их происхождение подкрепляется, между прочим, названием, которое — кроме Karpoi — употребил один раз Зосим: Karpodakai (Zos., IV, 34, 6). О том же свидетельствует и ряд названий городов в области карпов, по левобережью нижнего Дуная и по Серету: Заргидава, Тамасидава, Пироборидава (Ptol., III, 10, 8). Окончания «dava» сближают их с названиями городов в Дакии: Карсидава, Патридава, Утидава (Ibid., III, 8, 4). Иордан приводит (Rom., §§ 221, 283) одно как будто родственное этим словам название: Пульпудева (Pulpudeva, римский Филиппополь, нын. Пловдив в Болгарии).

302. Диоклетиан на Востоке и Максимиан Геркулий на Западе правили с 286 г.; оба отреклись от императорской власти 1 мая 305 г.

303. Галерий Максимиан был цезарем (с 293 г.) при августе Диоклетиане и управлял провинциями на Дунае. После отречения Диоклетиана в 305 г. Галерий стал августом и правил Восточной империей совместо с Констанцием Хлором (правившим Западной империей до 306 г.), затем совместо с Константином. Галерий умер в 311 г. Иордан в «Getica» называет Галерия не Максимианом, что правильно, а Максимином. Однако, в «Romana» (§§ 298 и 301) написано Максимиан.

304. Певкинов с острова Певки («Peucini ab insula Peucis») Тацит ставил в ряд с венедами и финнами, причем колебался, причислить ли их к германским или к сарматским племенам (Germ., 46); он также отметил, что певкинов некоторые называют бастарнами. Действительно, Страбон, писавший раньше Тацита («География» Страбона была написана после 18 г. н. э.), сообщал, что бастарны, будучи из рода германцев, разделяются на несколько колен; те из них, которые завладели Певкой, thn Peukhn, островом на Истре, называются певкинами (Geogr., VII, 3, 17). Птолемей, говоря о населении Нижней Мезии, подтверждает, что по устьям Дуная живут певкины (Ptol., III, 10, 4). Остров Певки засвидетельствован рядом авторов с довольно определенной локализацией: Страбон указывает, что близ впадения Истра есть большой остров Певка (Geogr., VII, 3, 15); Плиний отмечает (Plin., IV, 79), что первое устье, или гирло, Дуная называется Певкайским («primum ostium Peuces»), и сразу за ним лежит остров Певки; Птолемей (Ptol., III, 10, 2) при описании «порядка устьев» Истра сообщает, что река впервые разделяется на рукава около Новиодуна и южное устье охватывает остров, называемый Певкой; южное гирло впадает в Понт под названием «Священного» или «Певки»; ныне это — Георгиевское устье. По объяснению анонима (Скимн Хиосский?), составившего «Землеописание» (PerihghsiV) во II-I вв. до н. э., название Певки происходит от множества растущих на острове сосен (Peukh de legetai dia tou plhqouV wn ecei peukvn, — стихи 789-790), потому что «сосна» по-гречески peukh. Такова ли этимология названия острова, неясно; но было высказано предположение, исходящее из этой этимологии, что Певкой являлась северо-восточная оконечность Добруджи; она подходит к дельте Дуная с юга в виде гористого выступа, ныне называемого Бабадагом. Острова в самой дельте очень низменны и едва ли могли быть покрыты соснами, а на Бабадаге до сих пор заметны следы сосновых лесов (ср. статью Ф. Бруна «Остров Певки», стр. 48-59). Ср. прим. 248.

305. Аргаит и Гунтерих (Argaithus et Gunthericus). Из контекста, хотя и не с полной ясностью, вытекает, что эти вожди были поставлены во главе карпов. Несколько странно, что Иордан изображает готов племенем, «присоединенным» Остроготой к карпам («his ... addens» может относиться только к карпам), а не наоборот, поскольку карпы были союзниками готов. Экскурс о карпах, подчиненных цезарем Галерием, путает последовательность изложения Иордана. Надо скорее всего думать, что автор имел в виду такую цепь событий: Острогота включил в число своих союзников племя карпов, искусных в войне с римлянами. Карпы предоставили ему три тысячи воинов; затем король готов, чтобы лишить карпов самостоятельности в военных действиях, присоединил к ним некоторое количество воинов своего племени и племя певкинов и поставил во главе этого крупного отряда (из карпов, готов и певкинов) двух испытанных вождей — своих соплеменников («suae gentis doctores» — ductores, duces). От слов «вскоре они перешли вброд Данубий» («qui mox Danubium vadati», — § 92) Иордан возвращается к прерванному рассказу о короле Остроготе, его походе на Нижнюю Мезию, которую он опустошал силами готов, тайфалов, вандалов-асдингов, карпов, а также перешедших на его сторону римских солдат.

306. Маркианополь, нын. посел. Река Девня — город в Нижней Мезии, в 30 км к юго-западу от города Одисса или Одесса (Odessus, 'OdussoV, нын. Варна). Следует отметить, что Маркианополь был в течение недолгого времени (366-369 гг.) столицей империи, когда император Валент находился в Нижней Мезии.

307. Река Потам (Potami cognomento) — нын. Девненска река. Возможно, что Иордан слово Потам, употребляемое им как название реки, не сопоставил с греческим словом potamoV, — «река», «поток». Или же он привел это слово как иноязычное название реки, звучащее здесь подобно имени собственному (см. прим. 318 о реке Ауха).

308. О гепидах см. прим. 102.

309. В § 25.

310. Буквально: «к берегу ближайшего океана» («Oceani citerioris»), что означает для автора, смотрящего с юга, «по сю сторону», «на этом, ближайшем, берегу».

311. Название области Спезис в низовьях Вислы остается необъяснимым. «Spesis provincia» не упоминается ни в одном источнике. Разночтения — specis, speta, spreta — ничего не уясняют.

312. Gepedoios значит «ойум» гепидов (см. прим. 68 к слову «Ойум»).

313. Здесь, в § 96, Иордан снова говорит о видивариях, о которых он сообщил выше, в § 36. И в том и в другом случае он отмечает, что это племя сложное, составившееся из разных nationes: «ex diversis nationibus»; различные nationes образовали одно племя, gentem fecisse. Терминология Иордана в отношении понятия «племя» неустойчива и неотчетлива. В связи с двукратным упоминанием о сложном составе племени видивариев выясняется, что слово «gens» в представлении Иордана определяет более крупное этническое объединение, чем «natio». Готов вообще (в древнейшую эпоху) он называет «gens». У Аммиана Марцеллина обычно «gentes Gothorum» (Amm. Marc., XXXI, 3, 8). Когда Иордан говорит отдельно об остроготах и везеготах, он называет их также «gentes». Новый термин всплывает в § 42, где сообщается, что «populus» готов разделился на везеготов и остроготов, соответственно подчинившихся фамилиям Балтов и Амалов. По-видимому, выражения «gens» и «populus» равнозначны, что подтверждается в § 123: «род» — «natio» — гуннов вырос, размножился в «племя» — «populus» (в тексте дается множ. ч.: in populis). Таким образом, видиварии сложились из разных nationes и образовали gens; гунны выросли из natio и образовали populi. Отсюда следует, что более мелкая и менее организованная ячейка -natio — вырастает в gens или populus. Так можно приблизительно уяснить себе терминологию Иордана (natio, gens, populus), хотя она, надо думать, не представлялась отчетливой ни самому писателю, ни его современникам. В § 25 — в выражениях «officina gentium»...«vagina nationum» — термины «gens» и «natio» мыслятся, по-видимому, как равнозначные, чего нет в приведенных выше примерах из §§ 36, 42, 96, 123. В § 98 (ср. прим. 316) «populus» больше, чем «gens». В § 267, говоря о «малых готах», Иордан отмечает, что раньше они были «populus inmensus», а теперь представляют собой «gens multa». Ср. также прим. 595 об определении Одоакра (равно как и Теодериха): «rex gentium».

314. Бургундзоны (Burgundzones), бургунды, вернее — бургундии или бургундионы (на основании «Бургундской Правды», свода законов конца V-начала VI вв., т. е. времени, близкого к созданию «Getica»; в «Бургундской Правде»: «Si quis Burgundio» или «inter Burgundiones», и т. п.) В данном месте Иордан пишет о первых событиях в истории бургундов, одного из крупных германских племен, которые, так же как вандалы, готы, герулы, руги, двинулись на юг с берегов Скандинавии и с окружающих ее с юга островов (см. карту в кн.: Е. С. G. Oxenstierna, Die Urheimat der Goten, Abb. 147). Бургунды приплыли с острова Борнхольма и высадились около устья Одера; затем, по-видимому, вследствие нажима со стороны появившихся в этих местах ругов, бургунды передвинулись на восток, к берегам Вислы (примерно в область нынешних городов Быдгоща и Торуня). Здесь их теснили сначала готы, потом гепиды. Последнее и отмечено Иорданом, который привел также имя короля гепидов Фастиды (Get., § 97). По Иордану, Фастида почти уничтожил бургундов («репе usque ad internicionem delevit»). Однако это свидетельство, конечно, ошибочно, так как сам же Иордан сообщил, следуя Орозию (Oros., VII, 32, 10-12), что император Валентиниан незадолго до смерти (ум. в 375 г.) собирался воевать с саксами и бургундами, которые выставили против него на берегах Рейна более 80 тыс. воинов (Rom., § 309). В дальнейшем Иордан неоднократно упоминает бургундов, уже осевших в местах своего постоянного обитания, а именно в Лионской провинции, в бассейне Роны и Соны. Здесь бургунды стали соседями пришедших из Италии везеготов (Get., § 161); здесь же они вступили в число союзников Аэция перед Каталаунской битвой (§ 191). Впоследствии они были как союзниками, так и подданными везеготов (§§ 231, 238, 244). При описании пределов области свавов Иордан в общих чертах показал, что к западу от них были франки, к югу — бургунды, к северу — туринги, к востоку — байювары (baibari, baiovari, бавары), взяв для определения границ общеизвестные территории крупных племен (§ 280). Наконец, Иордан отметил, что Теодерих выдал замуж двух своих дочерей: одну за Алариха везеготского (485-507), другую за Сигизмунда бургундского (517-524) («aliam Sigismundo Burgundzonorum», — § 298).

Относительно племени бургундов в науке возник несколько запутанный вопрос: жили ли бургунды или какая-то их часть на берегах Азовского моря? Вопрос был вызван упоминанием о буругундах — Bourougoundoi — в сочинении Агафия (Agath., V, 11) и об уругундах — Ourougovndoi — у Зосима (Zos., I, 27, 1; 31, 1).

Плиний (Plin., IV, 99) и Птолемей (Ptol., II, 11, 18; III, 5, 20), называя бургундов (Burgodiones, BourgounteV), имели в виду это племя еще в период его северных передвижений (около Одера и Вислы). Позднее называл бургундов (бургундиев) — уже на Рейне — Аммиан Марцеллин (Burgundii; Amm. Marc., XVII, 2, 5; XXVIII, 5, 9), говоря о пограничных камнях между землями аламаннов и бургундов, о вражде между теми и другими из-за соляных варниц (salinae), о том, как император Валентиниан хотел натравить бургундов на аламаннов, о том, что бургунды были очень воинственны и их боялись все соседние племена. Орозий, сообщениями которого пользовался Иордан, рассказал о военных планах Валентиниана в отношении саксов и бургундов (Burgundiones, — Oros., VII, 32, 10-12). Прокопий равным образом имел в виду бургундов-германцев, говоря об их расселении к югу от турингов, где бургунды (BourgouziwneV; Bell. Goth., I, 12, 11) жили издревле, to anekaqen, и представляли вместе со свавами и аламаннами крупную силу, iscura eqnh. Наоборот, Зосим и Агафий ведут речь о южных, причерноморских племенах. Однако, если у Зосима «уругунды» сочетаются с готами (а также с карпами и боранами) в рассказе о морских набегах этих племен на прибрежные владения империи, то у Агафия совершенно ясно сказано, что «буругунды» принадлежат к общему «роду гуннов», который с древности жил на восточном побережье Мэотиды и распространялся к северу от Танаиса (oi Ounnoi to genoV? to menpalaion katwkoun thV MaiwtidoV limnhV ta proV aphliwthn anemon kai psan tou TanaidoV potamou arktikwteroi, — Agath., V, 11). Далее Агафий перечисляет отдельные, явно гуннские, племена, носящие разные названия «соответственно родам» — kata genh. Это известные по Прокопию утигуры и кутригуры (Outigouroi, Koutrigouroi, — Bell. Goth., IV, 4, 8; 5, 1-4); это названные Иорданом ультзинзуры (Ultzinzures, — Get., § 272; у Агафия — Oultizouroi). К ним-то и причислил Агафий то племя, название которого (может быть, автором, а может быть, и переписчиком его труда) снабжено начальным В, что особенно и побуждало рассматривать это (по всей видимости, гуннское) племя как германское, как бургундов. Нельзя не отметить, что непосредственно после упоминания о различных (гуннских) племенах Агафий приводит известную легенду об олене, указавшем путь через Киммерийский Боспор именно гуннам (ср. примеры из источников, собранные в прим. 379).

Едва ли можно согласиться с Л. Шмидтом, предполагавшим неточность у Агафия, который будто бы «ошибочно принял германское племя припонтийских бургундов за гуннское племя» (L. Schmidt, S. 131); вряд ли можно признать существование «понтийских бургундов» — германцев. Гораздо более вероятно, что «бургунды» Агафия были гуннами и что бургунды-германцы не заходили к Азовскому морю (тем более к его восточным берегам). Ввиду этого добавим следующее соображение: в сочинении Агафия наряду с только что упомянутыми «бургундами» на Мэотиде (Agath., V, 11) называются еще «бургудзионы» (BourgouziwneV), — (Ibid., I, 3); о них-то автор определенно говорит как о готах. Он рассказывает, что франкский король Хлодомер, сын Хлодвига, пошел войной на бургундов («бургудзионов») — «готское племя»: kata Bourgouziwnwn... genoV de touto Gotqikon — и был ими убит (недалеко от города Вьенны, в Бургундии). Об этом же пишет Григорий Турский (которому, конечно, нет надобности определять германское происхождение бургундов), называя противников Хлодомера «бургундионами», «Burgundiones» (Greg. Turon. Hist. Franc, III, 6).

Следовательно, Агафий в своем труде говорит о двух разных племенах: в одном месте он называет «бургундов» в числе гуннских племен у Мэотиды, в другом месте упоминает «бургудзионов» как «готское племя», участвовавшее в войне с франками. Интересно отметить разницу в наименовании этих двух племен у Агафия и некоторое сходство названия, которое он дает бургундам-германцам, с названием, которое дано у франкского историка.

315. Время правления короля Остроготы относится предположительно к первой половине III в. Моммсен во введении к изданию «Getica» указывает 218-250 гг. В монографии Дикулеску (С. С. Diculescu, Die Gepiden, S. 21 ff.) указан, хотя и без основания, 248-й год, как год столкновения между гепидами и бургундами, что предшествовало войне между гепидами и готами. (Ср. предыдущее примечание.)

316. Ср. прим. 313. В данном случае Иордан употребляет понятие «populus» как нечто, превышающее понятие «gens»; «utrique eiusdem gentes populi»: gentes — остроготы и везеготы — составляли один populus. Таким образом, в терминологии Иордана временами наблюдается такой ряд: наименьший коллектив — это natio; соединение nationes дает gens; несколько gentes составляют populus.

317. Гальтис (oppidum Galtis) — предположительно селение Гальт (Galt) на верхнем течении реки Олта в южной части Семиградья. Название города Гальтис встречается только у Иордана. Интересно отметить, что между Гальтом и противоположным берегом Олта был римский мост. Путь готов, двигавшихся с севера и сражавшихся с гепидами в Семиградье, неясен.

318. Река Ауха (fluvius Auha) определяется у Иордана городом Гальтис, возле которого она протекала («iuxta quod currit fluvius Auha»). Если Гальтис соответствует селению Гальт, то Ауха — Олт. Название Ауха, быть может, близко древневерхненемецкому слову Аа и его разновидностям: Aha, Aach, Ache, что значит «вода», «река» (подобно тому как кельтское alp значит, «гора», «вершина»). Словом Аа, Aha и т. п. назывались и называются многие речки и ручьи в Германии, на Балтийском побережье, в Швейцарии. В Голландии насчитывается свыше четырех десятков речек с таким названием. В первоначальном значении проточной, текучей воды это старое слово (6ыть может, связанное с латинским aqua) до сих пор употребляется в Ганновере, Шлезвиг-Гольштейне, Ольденбурге. Живет оно и в современном немецком языке: die Аи или die Aue, в значении долины или луга вдоль реки (в этом смысле оно звучит в старом названии плодородных земель, полосой тянущихся вдоль реки Хельмы в Тюрингии, южнее Гарца, и называемых «Goldene Aue»). В средневековом латинском языке Аа древневерхненемецкого языка передавалось словом aqua; так, например, город Aachen назывался по-латыни Aquae или Aquisgranum. Встречается слово Аа как название реки и в более восточных частях Европы. В Рижский залив, южнее и севернее устья Даугавы, впадают две реки, именуемые «Аа» (Гауя). Таким образом, это слово является общим, ныне почти забытым в своем основном смысле («вода», «река») термином для обозначения любого водного потока. Не в этом ли смысле отметил Иордан название реки «Ауха»? Эта река могла иметь, кроме того, особое собственное имя. (Ср. прим. 307 о реке «Потам».)

319. Правление Книвы предположительно относится к 251-283 гг.

320. Слова «разделив войско на две части» означают, что разделено было не войско, а племя, часто называемое именно этим словом, в смысле совокупности боеспособных мужчин, вслед за которыми двигались старики, женщины, дети, а также имущество.

321. Евсция (Euscia) или Новы (Novae), нын. Свиштов — город в Нижней Мезии на правом берегу Дуная, ниже впадения в него р. Олта. [Новы — совр. Стъклен ок. Свиштова, а не сам Свиштов (по рец. В. Велкова в «Исторически Преглед», № 5, 1961, стр. 108)]

322. Галл был военачальником при императоре Деции, а после гибели Деция (в 251 г. в сражении с готами) стал императором (251-253).

323. Никополь (Nicopolis) — название многих городов, основанных в память какой-либо победы. В данном случае имеется в виду древний Никополь (в Нижней Мезии) на берегу р. Россицы, впадающей в Янтру, правый приток Дуная, у подножия северных склонов горной цепи Тема (Балкан). Аммиан Марцеллин записал об этом Никополе: «город, который — как знак победы над даками — основал император Траян» (Amm. Marc, XXXI, 5, 16). Кроме древнего Никополя (на Янтре), был Никополь средневековый, основанный императором Ираклием (610-641) на правом берегу Дуная, на месте древней Секуриски, несколько ниже впадения в Дунай рек Олта — слева и Осмы — справа.

324. Река Ятр (Iaterus) — нын. река Янтра, правый приток Дуная; впадает в него несколько ниже города Свиштова.

325. Траян (98-117) вел войны с даками в 101-105 и в 105-107 гг. и присоединил к Римской империи провинцию Дакию, которую обычно называют Траяновой Дакией в отличие от возникших позднее двух Дакий на правом берегу Дуная (ср. прим. 241 о Дакии).

326. Император Деций (249-251).

327. Горный хребет Гем (Haemus, у Иордана Hemus и Emus) с окружающими областями иногда назывался Гемимонтом (Haemimontium, у Иордана Emimontium). Ср. прим. 672.

328. Филиппополь (нын. Пловдив) — город во Фракии, на верхнем течении р. Гебра (нын. Марица). Иордан дважды (Rom., §§ 221 и 283) сообщил, что Филиппополь в древности назывался Пульпудева. Это название упомянуто только Иорданом; Аммиан Марцеллин записал, что Филиппополь назывался Евмольпиадой (Amm. Marc., XXII, 2, 2; XXVI, 10, 4; XXVII, 4, 12).

329. Берея (Beroea, у Иордана Beroa, нын. Стара-Загора) — город во Фракии, у южных склонов Балкан, к северо-востоку от Филиппополя (нын. Пловдив). Другая, более известная, Берея (Berrhoea, у Иордана Bereu, нын. Верия или Веррия) — в Македонии. Ср. прим. 732.

330. Альпы названы здесь в значении гор, в данном случае применительно к Балканам. Война между императором Децием и готским вождем Книвою развертывалась, по Иордану, следующим образом: Книва появился около города Новы на правом берегу Дуная, затем продвинулся к городу Никополю на р. Россице, притоке Янтры. Избегая встречи с Децием, он отошел еще более к югу, перешел Балканы, спустился в долину Марицы и приблизился к Филиппополю. Вслед за ним Деций также перешел Балканы и оказался, как и его противник, в пределах Фракии. Однако он двинулся несколько восточнее и стал у южного склона Балкан близ города Береи (нын. Стара-Загора). Здесь и напал на него Книва с готами и разбил императорское войско. Деций отступил обратно в Мезию, опять перейдя Балканы («Альпы»).

331. У Иордана Uscus то же, что Oescus — река в Нижней Мезии (нын. Искыр), правый приток Дуная, впадающий в него выше Олта. Кроме того был римский город Oescus при устье р. Искыр, ок. сел. Гиген.

332. Абритт (нын. г. Разград) — город в Нижней Мезии, находился, по-видимому, в районе Никополя близ Янтры и Нов (Novae) на Дунае.

333. По мнению Орозия, правление императоров Требониана Галла (251-253) и сына его Волузиана (252-253) не ознаменовалось ничем, кроме страшной эпидемии чумы (Oros., VII, 21, 5-6). По словам автора, чума («pestis»), распространившаяся по империи, не пощадила «почти ни одной римской провинции, ни одного города, ни одного дома», — все было заражено и опустошено повсеместной общей болезнью («generali pestilentia»). Иордан (Get., § 106) не согласен с отрицательной оценкой правления Галла и Волузиана.

334. Здесь Иордан сделал несомненно самостоятельную вставку о чуме («pestilens morbus»), которая свирепствовала за девять лет до написания им «Getica» и которую, по-видимому, он сам наблюдал. Не был ли он тогда, в 542 г., в Константинополе? Чума (loimoV) начала 40-х годов VI в. ярко и подробно засвидетельствована Прокопием, очевидцем эпидемии в Константинополе. Она началась в Египте, перекинулась в Палестину и на второй год после этого, не утихая, поразила столицу империи, где продолжалась с особенной силой в течение четырех месяцев (Bell. Pers., II, 22-23). Дату — 542 г. — указал Евагрий (Evagr. Hist. eccl., VI, 29: peri tou loimikou paqouV). Об этой же эпидемии чумы писал сирийский историк Иоанн Эфесский в «Истории» (см. прим. 348). Обстоятельное описание чумы в 359 г., во время осады Амиды персами, дал Аммиан Марцеллин, бывший, как и Прокопий, очевидцем эпидемии (Amm. Marc, XIX, 4, 1-8).

335. Дионисий, епископ александрийский (ум. в 265 г.) Судя по тому, что те же указания на записи Дионисия и Киприана («De mortalitate») сделаны Иеронимом (под 269 г.), надо думать, что Иордан вообще пользовался его хроникой.

336. Киприан, епископ карфагенский, был казнен в 258 г. во время преследований христиан при императоре Валериане; один из популярнейших писателей своего времени, оставивший много сочинений.

337. Эмилиан (Emilianus) — Марк Эмилий Эмилиан, провозглашенный императором (в 253 г.) войсками в провинции Мезии. Спустя несколько месяцев на него двинулся император Валериан, и Эмилиан был убит своими солдатами.

338. Император Галлиен (254-268).

339. Только у Иордана приведены имена трех готских предводителей — Респы, Ведука и Тарвара (или Турвара), возглавлявших пиратские набеги готов на малоазийские города. К III в. в готской среде уже выделилась племенная аристократия — знатные роды, представители которых становились вождями племени как в набегах на земли империи, так и в межплеменных войнах. 50-е и 60-е годы III в. были порой морских грабительских походов, в которые готы отправлялись из разных пунктов на побережье Северного Причерноморья. У Зосима (Zos., I, 31) есть интересное сообщение о том, что бораны (по-видимому, примэотийское племя, негерманцы; ср. L. Schmidt, S. 210, 212) для переправы к Пицунде и к Трапезунду взяли корабли у жителей Боспора (примерно в 256 г.) Готы отплывали с более западных берегов, вероятно, от устьев Днепра и Буга, Днестра и Дуная. В 257-258 гг. ими было совершено крупное нападение на города Вифинии (Zos., I, 34-35). Тогда были разграблены Халкедон (о его развалинах упоминает Иордан в § 107), Никомедия, Никея, Кий (турецкий Гемлик), Апамея (турецкая Муданья), Пруса. Поход под предводительством Респы, Ведука и Турвара относится к 262 г. Готы переправились через Геллеспонт и дошли до Эфеса, в котором не пощадили знаменитого храма Артемиды. Вслед за этим был совершен поход вглубь Малой Азии: готы проникли в Каппадокию (в 264 г.), откуда, как предполагается, они вывели вместе с другими пленниками деда епископа Вульфилы.

Морские походы готов совершались и к западу, достигая Греции, где нападениям подвергались Коринф, Спарта, Аргос и даже Афины: Twn de Skuqvn thn Ellada kakista diaqentwn kai taV AqhnaV autaV ekpoliorkhsantwn (Zos., I, 39). Во время осады Афин проявил себя патриотом и организатором защиты города историк Дексипп (Dexipp., fr. 28; прим. 359). Готы побывали у берегов Афона, на островах Крите, Родосе, Кипре и других, пробовали захватить Фессалонику, причем применяли осадные машины (mhcanaV de toiV teicesi prosagagonteV, — Zos., I, 43). По Орозию (Oros., VII, 22, 7), Греция, Македония, Понт, Азия были разрушены наводнявшими их готами («Gothorum inundatione»). Численность готских кораблей указана, например, Аммианом Марцеллином; он пишет, что толпы скифских племен прорвались через Босфор и прошли мимо берегов Пропонтиды на двух тысячах кораблей («duobus navium milibus», Amm. Marc., XXXI, 5, 15). И Аммиан, и Зосим называли нередко готов скифами («Scythicarum gentium catervae», Skuqai??? ek pantoV eqnouV kai genouV eiV en sunelqonteV), что было, как правило, понятно читателю. Впрочем, Дексипп объяснил: Skuqoi... oi legomenoi Gotqoi (Dexipp., fr. 16 а).

Недавно было высказано мнение, что организаторами морских походов в III в. были не готы, а бораны (А. М. Ременников, Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III в., стр. 90-91). Автор, подобно предыдущим исследователям (см., например, L. Schmidt, S. 210), считает, что бораны были негерманским племенем, и определяет их как племя «...скифо-сармато-аланское или славянское». По поводу имен, приводимых Иорданом в § 107 (Respa, Veduc, Tharvar), A. M. Ременников высказывает мнение, что они славянские («среди их вождей встречаются иногда чисто славянские имена»). Присоединяясь к предположению, что племя боранов играло выдающуюся роль в морских походах середины III в. и что оно не было германским, нельзя не подчеркнуть следующего: Зосим, трижды назвавший боранов в кн. I своего сочинения (Zos., I, 27, 1; 31, 1; 34, 1), соединяет их с готами, уругундами и карпами и указывает, что все эти племена обитают близ Истра. О более ранних местах расселения боранов и связанных с ними племен можно, вероятно, судить по записи Зонары, который сохранил сообщения исчезнувшей части труда Диона Кассия. У Зонары сказано, что часть скифских племен приблизилась к Боспору, перешла Мэотиду и оказалась у Евксинского Понта (Zonar., 12, 21; ср. L. Schmidt, S. 210, Amn. 2). Л. Шмидт допускает, что эти скифы и включали в свой состав некоторые из племен, названных Зосимом, например боранов, бравших суда у боспорцев и плававших вдоль восточного побережья Черного моря (к Питиунту, к Трапезунду). Надо признать, что в морских грабительских набегах, описанных Зосимом, играли значительную роль не только бораны, но и готы. Весьма вероятно, что многие из подобных морских походов совершались отрядами, которые собирались из разных, живших по соседству друг от друга племен; предводителями отрядов являлись представители наиболее сильного племени. Однако трудно по имеющимся материалам источников допустить, что совместно с боранами и готами отправлялись в III в. в морские экспедиции и славяне.

340. Римская провинция Азия распространялась на западную половину полуострова Малой Азии. По новому делению государственной территории, произведенному при императоре Константине, провинция Азия стала Азийским диоцезом (diocesis Asiana). В V в. «Азией» называлась лишь узкая западная прибрежная полоса Малой Азии с островами.

341. Эфес — главный город провинции Азии.

342. Об основании эфесского храма Дианы амазонками Иордан рассказывает в § 51.

343. Халкедон (Chalcedona) — город в Вифинии, против Константинополя, у южной оконечности Босфора. При императоре Валериане (253-259) Халкедон подвергся нападению готов с моря.

344. Корнелий Абит (Cornelius Abitus) — по-видимому, префект провинции Азии. Его имя известно лишь по Иордану.

345. Так мог сказать очевидец событий.

346. Иордан воспринимает Трою и Илион как разные города.

347. Агамемнонова война, т. е. Троянская война.

348. Удивительно, что Иордан путает два Анхиала: а) фракийский (нын. Поморие), на западном побережье Черного моря, на северной дуге Бургасского залива, и б) киликийский, на южном побережье Малой Азии, близ города Тарса. Относительно киликийского Анхиала Страбон (Geogr., XIV, 6725 передал легенду об основании его ассирийским царем Сарданапалом, что, конечно, не имеет никакого отношения к Анхиалу фракийскому. Готы, по рассказу Иордана, разоряли Анхиал на Черном море, расположенный «у подножия Гемимонта» («ad radices Emimontis»), «близкий к морю» («mari vicinam»). Об этом Анхиале, совершенно точно определяя его, упомянул трижды Аммиан Марцеллин. Он сообщил, что по фракийскому побережью («litora Thraciarum») лежат города Истр, Томы, Аполлония, Анхиал, Одисс (Amm. Marc., XXII, 8, 43), в другом месте он указал, что во Фракии есть крупные города (amplae civitates): Филиппополь — древняя Евмолпиада и Берея, а в Гемимонте большие города (magnae civitates): Адрианополь, который прежде назывался Ускудама, и Анхиал (Ibid., XXVII, 4, 12). Попутно отметим, что только у Иордана сообщается еще об одном названии Филиппополя — Пульпудева (Pulpudeva, — Rom., §§ 221, 283). В третьем месте Аммиан Марцеллин записал, что готы, победив императора Деция (в 251 г.), убили его и его сына и захватили город Анхиал, а также основанный императором Траяном Никополь (Amm. Marc., XXXI, 5, 16). Ко второй половине VI в. относятся сведения об Анхиале, записанные в «Истории» сирийского автора Иоанна Эфесского (ум. в 586 г.), но эта часть его труда (а именно конец книги VI из части III) не сохранилась и известна только по оглавлению, в котором и упоминалось об Анхиале: «Сорок девятая [глава] об опустошении города Анхиалоса и о его термах» (см.: Н. В. Пигулевская, Сирийские источники по истории народов СССР, стр. 118). Однако рассказ об Анхиале, о его теплых источниках и о разорении города (в 585 г.) склавенами сохранился в «Хронике» Михаила Сирийца, составившего в середине XII в. свой труд на основе труда Иоанна Эфесского (там же, стр. 103-104). Позднее Иордана и Иоанна Эфесского об Анхиале несколько раз упомянул Феофилакт Симокатта (Theophyl. Sim., I, 4, 7 — о пребывании аварского кагана в Анхиале; I, 4, 5 — о теплых источниках в Анхиале; VI, 5, 2 — о храме Александра-мученика в Анхиале) в связи с войной между Византией и аварами.

349. 12 миль, т. е. 12 тысяч римских шагов (passus). (Ср. прим. 3, 4, 31, 101, 433.)

350. Император Максимиан Геркулий был соправителем Диоклетиана с 286 г. по год отречения их обоих от престола (305).

351. Максимин — правильнее Галерий Валерий Максимиан — был цезарем при императорах (августах) Диоклетиане и Максимиане Геркулии с 293 по 305 г. и августом в 305-311 гг. (Ср. прим. 303.)

352. Нарсей, Нарсес (Narseus) — персидский царь (293-302) из династии Сасанидов, сын (а не внук, как пишет Иордан) Шапура I (241-272). В 296 г. Нарсес напал на Армению, защищать которую Диоклетиан поручил цезарю Галерию (по Иордану, «Максимину»). Сначала война была тяжела для римского войска, и Нарсес выиграл одно серьезное сражение, но в 298 г. Галерий разбил войска Нарсеса, захватил его жен, детей и царские сокровища. Большая часть южной Армении была закреплена за Римом.

353. Диоклетиан в начале своего правления (284-305) боролся с узурпатором Ахиллом, который был провозглашен императором в Александрии под именем Люция Домиция Домициана в 296 г. Диоклетиан взял Александрию в 297 г. и уничтожил Ахилла.

354. Квинквегентанеями (Quinquegentanei или Quinquegentanae nationes) назывались племена, входившие в объединение пяти (quinque) северно-африканских («мавретанских») племен (gentes). Иначе их же называли Pentapolitani, т. е. жители области Пентаполя, Пятиградия. Эти племена, обитавшие в римской провинции Киренаике или в Ливии Пентаполитанской (Libya Pentapolis), к западу от пределов Египта, вокруг пяти городов: Береники, Арсинои, Птолемаиды, Кирены и Аполлонии-Созусы, неоднократно поднимали восстания против римского владычества. Одним из таких восстаний было движение местных племен в Нумидии в 260 г. Иордан упоминает о значительном восстании квинквегентанеев в 297-298 гг., которое усмирил император Максимиан, переправивший войска в Северную Африку из Испании. Следует отметить, что источник Иордана — Орозий (VII, 25) — сообщает как об опасностях, грозивших империи со всех сторон в конце III в. (в Александрии — от узурпатора Ахилла, в Африке — от восстания квинквегентанеев, на Востоке — от персидского царя Нарсеса), так и о ликвидации этих опасностей Диоклетианом, Галерием и Максимианом.

355. Лициний (император Licinianus Licinius) — соправитель сначала Галерия (с 308 по 311 г.), затем Константина (с 311 по 324 г.). С последним Лициний был в родстве: сестра Константина была женой Лициния. Вражда между августами Лицинием и Константином длилась многие годы и имела острый характер. Иордан коснулся лишь последнего ее эпизода, связанного с ролью готов в римском войске. После того как Лициний был разбит Константином под Адрианополем, он отступил сначала в Византий, затем, перейдя Босфор, — в Халкедон; снова был разбит при Хризополе и бежал в Никомидию. После осады города Никомидии Константин взял в плен Лициния, сохранил ему жизнь по просьбе своей сестры и отослал его в Фессалонику. Иордан, говоря, что в борьбе с Лицинием Константину помогали отряды готов, сообщает, что они «победили» Лициния и «заперли» его в Фессалонике, а затем убили. По другим источникам, Лициний вошел в переговоры с готами, чтобы, опираясь на их силы, снова получить власть, но замысел его был открыт, и Лициний был казнен в Фессалонике в 325 г.

356. Готские предводители (reges) Ариарих (Ariaricus) и Аорих (Aoricus) — называемые только Иорданом — вместе со своими отрядами служили федератами в войсках императора Константина; имеется предположение, что имя одного из упомянутых королей восстанавливается в надписи 320 г., возвещающей о победе Константина над готами на Дунае: «[cum rege Aria] rico victis superatisque Gothis».

357. Так как непосредственно перед этим Иордан говорит о федератах, которыми в основном были везеготы, то их вожди и являлись древнейшими представителями рода Балтов, правившего везеготами: сначала — Ариарих и Аорих, а затем исторически более отчетливые лица — от Нидады до его правнука Гебериха. В данном месте автор не упоминает Балтов, которых он называл в § 42, говоря об Амалах и Балтах как вождях остроготов и везеготов, и в § 146, говоря о втором по доблести и блеску месте Балтов после Амалов и о значении слова «балт» — дерзкий, отважный (audax); здесь же он перечисляет имена первых Балтов III-IV вв.: Нидаду, Овиду (не есть ли это король Книва, противник императора Деция, описанный Иорданом в §§ 101-103?), Гильдерита (или Гильдериха) и Гебериха. Последний был представителем уже прославившего себя рода, так как Иордан пишет, что его, Гебериха, подвиги соответствовали «славе его рода».

358. Король вандалов Визимар, упоминаемый только Иорданом, погиб в битве с готами на реке Маризии (нын. Марош) незадолго до смерти Константина I, т. е. до мая 337 г. Визимар принадлежал к роду Асдингов, из которого происходили все вандальские короли, вплоть до последнего из них, Гелимера, свергнутого с престола в сентябре 533 г. Имя Визимара — первое определенное имя короля династии Асдингов. Подробно рассматриваются сведения о всех представителях Асдингов в приложении к книге Хр. Куртуа (Chr. Courtois, Les Vandales et l'Afrique, Paris, 1955, p. 390-404).

359. Дексипп (Deuxippus storicus, DexippoV) — писатель III в., патриот Афин, организовавший в 267 г. защиту своего города от нападения на него варваров (герулов). Его сочинения дошли до нас только в выписках Фотия (IX в.) и Константина Порфирородного (X в.) Для истории Восточной Европы интересны отрывки из трудов Дексиппа, объединенные названием Skuqika; они содержат в себе сведения о варварах, о войнах и союзах с ними. Иордан включил сообщения Дексиппа о вандалах в свой текст, но в выписках Фотия упомянуто лишь о заключении союза между императором Аврелианом (270-275) и вандалами, по которому вандалы предоставили Аврелиану двухтысячную конницу — вспомогательное войско (summacia), a весь «остальной народ» (o de loipoV Bandhlwn omiloV — букв. «полчище», «толпа») отправился в свои земли за Истр. Сведения о короле вандалов Визимаре и о продвижении вандалов в течение одного года с берегов «Океана» (от Балтийского моря) к границам империи имеются (возможно, и заимствованные у Дексиппа) только в передаче Иордана.

360. Этот ряд рек дунайского бассейна или бассейна Тиссы может быть отождествлен лишь отчасти, а именно: названия Милиаре (Miliare) и Гильпиль (Gilpil) неясны и встречаются по одному разу только у Иордана; Маризия соответствует реке Марошу (левый приток Тиссы), а Гризия — реке Керешу (также левый приток Тиссы). В записи Константина Порфирородного (De adm. imp., 40) относительно рек Туркии, т. е. Венгрии, также названы реки: «первая река — TimhsiV (Темеш), вторая — TouthV (?), третья — MorhshV? (Marisia, Марош), четвертая — KrisoV (Crisia, Кереш), и еще одна река — Titza (Тисса)».

361. Иордан неоднократно, с подробными указаниями границ, останавливается на области, где в его время жили гепиды («ubi nunc Gepidas sedent»). В данном случае (§ 114) он упоминает эту область, чтобы определить, где именно остановились вандалы, дойдя в своем продвижении с севера на юг до обычного предела варваров — Дуная: с востока от них был «гот», с запада — «маркоманн», с севера — «гермундол», с юга — река Данубий. Эту территорию, как отметил автор, орошали четыре реки, из которых ясны Марош и Кереш.

362. Здесь имеется в виду Константин Великий (306—337). Переселение вандалов в Паннонию якобы по разрешению этого императора (так у одного только Иордана) подвергается сомнению рядом ученых (см. об этом: Chr. Courtois, Les Vandales et l'Afrique, p. 34-35). Однако нельзя не обратить внимания на то, что в связи с переходом вандалов в Паннонию Иордан говорит лишь об очень небольшом их количестве («perpauci Vandali»), а не о целом переселившемся на новую территорию племени. О пребывании вандалов между Тиссой и Дунаем в IV в. свидетельствуют определенные археологические данные: о пребывании же вандалов в Паннонии археологических данных нет. Это подчеркнул в своем крупном исследовании Куртуа (Ibid., р. 35), причем на приложенной им карте («Les Vandales en Europe jusqu'en 406», — Ibid., p. 30) он не провел линию пути вандалов, — когда они вместе с аланами двинулись вверх по левому берегу Дуная к Рейну через Паннонию, — считая, что в Паннонии вандалы не оседали и что свидетельство Иордана (Get., § 115) ошибочно.

363. Магистр армии (magister militum; в данном случае употребляется в отношении Стилихона, о котором см. прим. 449) — высшая военная должность в поздней империи. По реформе императора Константина (306-337) произведено было разделение гражданских и военных должностей. Соответственно четырем частям империи во главе гражданского управления стали четыре префекта претория («praefectus praetorio»), а военное дело было сосредоточено в ведении магистров армии: магистра конницы («magister equitum») и магистра пехоты («magister peditum»). Иногда командование обоими родами войск объединялось в руках одного лица — магистра обеих милиций («magister utriusque militiae»). Сохраняя принцип сосредоточения военных полномочий в руках крупнейших военных чинов империи, не касавшихся никаких гражданских функций, император Феодосий I (379-395) установил одно общее звание: «магистр армии» («magister militum»). Магистры армии — их в империи могло быть несколько — ведали войсками и охраной границ крупных территорий. Таковы были магистр армии «по Востоку» («per Orientem»; им был во время персидских войн Юстиниана его лучший полководец Велисарий; см. § 171), магистр армии «по Фракиям» («per Thracias»), магистр армии «по Иллирику» («per Illyricum», — например, Савиниан; см. § 300). В поздней империи, когда преобладающую часть войск составляли варвары, входившие либо в императорскую армию («milites romani»), либо во вспомогательные отряды («auxiliarii, auxilium ferentes», summacia) «федератов», магистрами армии часто бывали лица варварского происхождения. Таковы Гайна, Аларих, Стилихон, Рикимер, Аспар, Теодерих, сын Триария, Теодерих Амал и др. Из лиц неварварского происхождения, имевших звание магистра армии, Иордан называет Аэция, Ореста и, конечно, Велисария. Особо упомянут (§ 266) как магистр армии Гунтигис (племянник Кандака по матери, Амал по отцу), при котором Иордан состоял нотарием.

364. Иордан кратко упоминает (здесь, в § 115, и ниже, в § 162) о крупном событии в истории так называемого переселения народов, а именно: о переходе через Рейн и вторжении в Галлию ряда племен, из которых многочисленны и заметны были отмечаемые разными источниками вандалы, аланы и свавы (или свевы). Эти три названия племен приводятся в сочинениях Проспера Аквитанского, Зосима, Созомена, Кассиодора, Прокопия, Исидора Севильского и др. Орозий засвидетельствовал, что вместе с этими племенами шли «и многие другие» (Oros., VII, 40, 3; VII, 38, 3, — упомянуты еще бургундионы). Замечательно, что дата (вернее, начальная дата, первый день) перехода через Рейн устанавливается по современным событию источникам. Переправа произошла (или началась) 31 декабря 406 г. Если один из известнейших авторов начала V в., Орозий, вообще не очень точный в хронологии, не дает этого числа, а говорит, что варвары пересекли Рейн года за два до взятия Рима Аларихом, то у Проспера Аквитанского (ум. в 60-х годах V в.) и у его «Копенгагенского» продолжателя («Prosperi continuator Havniensis», названного так по месту хранения единственной рукописи) сведения гораздо полнее. У них отчетливо указан канун январских календ или II январские календы, т. е. 31 декабря, и, кроме того, названо консульство императора Аркадия (его шестое консульство) совместно с Аницием Петронием Пробом, падающее на 406 год (Prosp. Aquit. Chron., p. 465; Prosp. Havn. cont., p. 299). В «Новой истории» Зосима (Zos., VI, 3, 1) равным образом упоминаются эти консулы, т. е. фиксируется 406 год. Кассиодор (Cass. Chron., p. 154) отмечает год и консулов, а Исидор Севильский в «Истории готов, вандалов, свевов» (Isid. Hist., p. 295) дословно приводит данные Орозия.

Переход вандалов, аланов и свавов через Рейн совершился на определенном отрезке реки. Источники называют два пункта: Майнц и Вормс. Вероятнее же, что люди переправлялись во многих местах и, вступив на левый берег, подвергли разорению оба города, от которых двинулись далее на запад к Триру, Метцу и Реймсу, на юг к Страсбургу. О разрушении Майнца и Вормса упомянул Иероним (Hieron. Epist., 123, 15, 3), Майнца и Трира — Сальвиан (Salv. De gub. Dei. VI, 39). Естественно предположить, что толпы двигались по льду, хотя об этом обстоятельстве не говорит ни один из источников. С подробной аргументацией вопрос о переходе вандалов и сопровождавших их племен через Рейн рассмотрен в книге Куртуа (цит. выше, в прим. 358).

Иордан повторяет вслед за многими предшественниками: Иеронимом (Hieron. Epist., 123, 16, 2), Орозием (Oros., VII, 38, 1-4), Рутилием Наматианским (Rutil., II, 41-42), Марцеллином Комитом (Marcell. Comit., а. 408), что вандалы, аланы и свавы появились в Галлии, поддавшись уговорам Стилихона, магистра армии императора Гонория (Get., § 115; Rom., § 322). Слух об измене Стилихона пронесся, по-видимому, повсюду; Орозий пишет, что, «как передают многие» («sicut a plerisque traditur»), всемогущий полководец не ценил громадной власти, которой пользовался, замышлял посадить на престол своего сына Евхерия, поддерживал связь с Аларихом и готами, чтобы в нужный момент «истоптать и повергнуть в ужас империю» («ad terendam terrendamque rempublicam»), и, наконец, «возбудил» («suscitavit») к походу в Галлию варварские племена, «нестерпимые своей массой и силой» («copiis viribusque intolerabiles»). Эти подозрения, перешедшие в обвинение и объяснявшие многим причину казни (23 августа 408 г.) Стилихона, подкреплялись еще тем, что он был по происхождению вандалом (может быть, наполовину, так как Иероним называет его полуварваром, semibarbarus; см. Hieron. Epist., 123, 16, 2). Все же, по-видимому, Стилихон не призывал вандалов на территорию империи, как не призывал их впоследствии в Африку правитель ее Бонифаций (см. прим. 491).

Перешедшие Рейн племена рассеялись по Галлии, двинувшись в различных направлениях: к югу по Соне и Роне до Арля, к западу на Реймс и оттуда частично в сторону Амьена, Арраса и Турнэ, а главным образом — через Луару к Гаронне и к предгорьям Пиренеев. Иероним пишет, что, собственно, вся Галлия была разорена пришельцами: «Aquitaniae, Novemque populorum, Lugdunensis et Narbonnensis provinciae praeter paucas urbes cuncta populata sunt» (Epist., 123, 15, 3). Орозий констатирует распространение вандалов и их спутников по всем окружающим галльским провинциям, — причем эти «gentes quae per Gallias vagabantur», «безумствовали», «неистовствовали» в населенной и достаточно богатой стране: «his per Gallias bacchantibus» (Oros., VII, 40, 3-4, 9). Современник событий, поэт Ориенций, выразил свое впечатление от нашествия такими словами: «одним костром дымилась вся Галлия» («Uno fumavit Gallia tota rogo», — Orient, Common., II, 184). Как известно, бедствия Галлии продолжались 33 месяца, после чего вандалы, аланы и свевы, хотя и не полностью, прошли осенью 409 г. через Пиренеи и вторглись в Испанию. Карта с ясным начертанием основных направлений движения вандалов, аланов и свевов по Галлии дана в книге Куртуа (Chr. Courtois, Les Vandales et l'Afrique, p. 46). Ср. прим. 362.

365. Германарих (ум. в 375 или в 376 г.) — король остроготов из рода Амалов, возглавивший значительный союз племен, который условно иногда называют «готской державой», «державой Германариха». В двух местах «Getica» (§§ 28, 82) Иордан ссылается на сведения, полученные им от Аблавия, историка готского племени («Ablavius, descriptor Gothorum gentis»), который записал, что готы прошли с севера на юг в крайние пределы Скифии, соседящие с Понтом, и осели в причерноморских областях («super limbum Ponti»). Здесь во второй половине IV в. выросло недолговечное государство Германариха. Оно, несомненно, охватывало обширные территории в Причерноморье и включало в свой состав разные этнические элементы, причем подчинение их Германариху было далеко не одинаковым и едва ли прочным. Готов было не много по сравнению с многочисленными племенами, обитавшими на припонтийских землях, и «готской» держава Германариха называется лишь по признаку правивших ею готских вождей. В своем стремлении подчеркнуть могущество Германариха Иордан, сведя воедино различные отрывочные сведения, приписал остроготскому королю покорение ряда племен, которые ввиду своей отдаленности никак не могли быть завоеваны Германа-рихом. Это — а) северные племена, такие, как чудь, весь, меря, мордва, б) многочисленные венеты, оказавшие сильное сопротивление (что отметил и Иордан), в) эстии, населявшие берега «Океана» Ст. е. Балтийского моря). Некритическое отношение к тексту Иордана вызвало неправильное утверждение, что Германарих властвовал над областями между Черным и Балтийским морями и между Мэотидой и Карпатами.

366. У Иордана «majores» относится не к «предкам», а вообще к старшим, предшествующим писателям.

367. Иордан явно стремился подчеркнуть могущество Германариха, которого он выделяет как «благороднейшего из Амалов». Однако, чтобы точно и убедительно сообщить о его завоеваниях, Иордану не хватало сведений. Слишком краток и поверхностен его рассказ о Германарихе, который покорил ряд «северных племен» и этим якобы заставил сравнивать себя с Александром Македонским. Подозрительным кажется вклинившееся в латинский текст греческое слово «arctoi»; Иордан употребил его как прилагательное: arctoi gentes, хотя на самом деле здесь это — существительное жен. р. множ. ч. (ai arktoi — «северные медведи», переносно — «север»); оно указывает, что данное место откуда-то списано, но едва ли заимствовано у Кассиодора, отличавшегося своим отделанным стилем. Дальнейшее подкрепляет это предположение: Иордан приводит длинный список этнических названий, несомненно чуждых как его читателю, так и ему самому. Он, действительно, не делает ни малейшей попытки разъяснить их, а просто выписывает тринадцать слов в винительном падеже (часть из них, по-видимому, не склоняется): «Golthescytha Thiudos Inaunxis Vasinabroncas Merens Mordens Imniscaris Rogas Tadzans Athaul Navego Bubegenas Coldas». Среди названий: Thiudos «чудь», Vas «весь», Merens «меря», Mordens «мордва». Слово Inaunxis, будучи разделено (in Aunxis), свидетельствует о пребывании чуди на территории между Ладожским и Онежским озерами, на что указал Ф. А. Браун («Разыскания в области гото-славянских отношений», стр. 255, со ссылкой на Ю. Коскинена, К. Мюлленгоффа, В. Томашка и др.) Быть может, подобным же образом следовало бы разделить и другие непонятные слова в данном списке, начинающиеся на «in», а именно: Vas in Abroncas, Mordens in Niscaris, хотя объяснить такое местонахождение веси и мордвы затруднительно. Остальные названия в списке Иордана остаются неясными. Однако и четырех названий финских племен (относящихся к бассейнам Оки и Волги) достаточно, чтобы наметить линию торгового пути от Балтийского моря на восток — одного из «янтарных» путей, отходивших в разных направлениях от юго-восточных балтийских берегов. Вообще ряды этнических названий наводят на мысль об итинерариях, где области, по которым пролегал путь, нередко обозначались названиями населявших их племен. Так, например, разгадывая приводимые Иорданом названия племен Скандзы, исследователи высказали догадку, что они перечислены соответственно двум торговым путям: восточному — по Висле, на Готланд и в Скандинавию по ее юго-восточным районам, и западному — по Рейну через Каттегат и в Скандинавию, вдоль ее западного побережья к северу (см.: L. Weibull, Skandza und ihre Vbiker in der Darstellung des Iordanes, S. 232-233, со ссылкой на статью О. Фризена в сборнике в честь П. Перссона. Strena philologica upsaliensis..., Uppsala, 1922). To же можно предположить в отношении племен, указанных Иорданом в сообщении о завоеваниях Германариха.

Нагромождая этнические названия (по изданию Моммсена их 13, при топографическом толковании некоторых из них — их 10), автор, возможно, пользовался каким-нибудь дорожником, где отмечались как целые области, занятые разными племенами, так и отдельные станции и перекрестки, указывались остановки и перевалочные пункты, которые встречались на пути странствующих купцов или целых торговых караванов. Конечно, пользуясь краткими данными итинерария, Иордан не мог ничего сказать ни об одном из названных в нем племен. Механически приведенный перечень племенных наименований свидетельствует о направлении пути и о том, что в VI в., когда могли пользоваться тем дорожником, который служил источником Иордану, упоминаемые им чудь, весь, меря, мордва уже представляли собой определенные этнические группы.

368. Аларих (Halaricus) — предводитель герулов («gens Herulorum, quibus praeerat Halaricus»), или элуров, обитателей земель близ Мэотиды, покоренных, по Иордану, остроготским королем Германарихом в IV в. Неясно, почему Иордан приписывает предводителю этого племени широко известное германское имя Аларих. Возможно, что оно возникло в памяти писателя (если не появилось по ошибке переписчика) по ассоциации с названием герулов, которые участвовали в походах короля везеготов Алариха, взявшего в Рим в 410 г. В труде Иордана говорится о четырех разных Аларихах, которых не следует смешивать: 1) Аларих, вождь элуров, современник Германариха (§ 117); 2) Аларих, вождь свавов в середине V в. (§ 277); 3) Аларих, король везеготов, умерший в 410 г. после взятия им Рима (§§ 147, 156, 157, 173), и 4) Аларих II, король везеготов в южной Галлии, погибший в бою с франками в 507 г. (§ 297). О первых двух из перечисленных выше Аларихов сведения дает только Иордан.

369. Об Аблавии см. прим. 72.

370. to eloV, ta elhболото, поемные луга (лат. palus). От этого слова Иордан производит название племени, которое он несколькими строками выше определяет как «племя герулов» («gens Herulorum»), а затем, разъяснив слово «ele» (elh) как «местность стоячих вод», «заболоченные пространства» («loca stagnantia»), именует уже «элурами» («Eluri»). Кратко об элурах упоминается в этническом и географическом словаре Стефана Византийского (со ссылкой на XII книгу Дексиппа — III в. н. э.), писавшего, по-видимому, в V в.: «элуры — скифский народ» (Elouroi Skuqikon eqnoV). В связи с этой краткой справкой примечательно свидетельство Аблавия. Иордан сообщает, что, по данным Аблавия, элуры жили близ Мэотиды, т. е. к востоку от остроготов. В другом месте (§ 23), уже не обращаясь к данным Аблавия, Иордан причисляет герулов (не элуров) к племенам, явившимся из Скандии, т е. к готским племенам («Heruli... inter omnes Scandiae nationes»). Сведения Аблавия, знакомого с событиями и жизнью в Восточной Европе, наводят на мысль, что герулы-элуры не могли быть, как говорит Иордан, германским племенем, вышедшим из Скандии. Герулов-элуров Иордан противопоставляет готам Германариха; их быстрота и подвижность («velocitas eorum») — качества степняков-конников — должны были «уступить твердости и размерности готов» («Gothorum tamen stabilitate subiacuit et tarditati»). Из слов Иордана следует, что Германариху было нелегко покорить герулов-элуров: словами «Herulorum cedes» («побоище, поражение герулов») Иордан как бы показывает значительность победы. Нельзя не отметить здесь же, что к V в. относится ряд сведений о герулах, которые не имеют никакой связи с упомянутыми выше примэотийскими элурами и являются германским племенем. О герулах-германцах Иордан сообщает, что они: а) выступали в войсках Алариха; б) в войсках Одоакра (вместе со скирами и торкилингами); в) участвовали в междоусобных войнах после смерти Аттилы, сражаясь наряду с готами, ругами, свавами, гуннами, аланами.

371. Не совсем понятно, в чем выражалась «подвижность», «быстрота» элуров. Быть может, автор хотел отметить легкость передвижения кочевников с места на место или же подвижность каждого из них в отдельности (например, в бою) и всего племени в целом (например, при уходе, ускользании от врага).

372. При описании битвы, в которой племена выступали против гуннов после смерти Аттилы (Get., § 261), Иордан сообщает о «геруле с легким оружием». Трудно сказать, имел ли автор в виду представителя элуров или же германского племени герулов. Скорее — последнее.

373. Характеризуя готов, Иордан отмечает два их основных качества: «stabilitas» — твердость (в смысле устойчивости) и «tarditas» — размеренность (в смысле медлительности движений). И то и другое проявилось в бою. Иордан противопоставляет твердость и размеренность готов быстроте элуров, обнаружившейся именно в связи с военными действиями.

374. Геты (Getae) и готы (Gothi) в данном случае понимаются как синонимы (если позднейший переписчик рукописи не спутал букв o и e). Однако следует помнить, что Иордан, составляя свое сочинение во славу рода Амалов и племени готов (остроготов), искусственно «увеличивал» древность истории готов, относя именно к ним древнейшие события из истории гетов. Не существенно, был ли это прием Кассиодора — источника Иордана, или источника Кассиодора (а, быть может, также и Иордана) — Аблавия, но ясно, что в период написания «Getica» Иорданом такая тенденция была весьма важна и нужна для политики еще остававшихся в Италии остроготов.

Принимаясь за работу над историей готов, Иордан в предисловии — письме Касталию — уже называет их гетами. Опираясь, как он сам об этом сообщает (§ 58), на произведение (не дошедшее до нас) Диона Хризостома (конец I — начало II в. н. э.), «давшего своему труду заглавие "Getica"» («qui operi suo Getica titulum dedit»), Иордан употребляет — руководствуясь своей тенденцией — название геты в значении готы и дает этим понять, что оба имени относятся к одному племени. Он заявляет, что «доказал, что геты — это готы» («quos Getas... Gothos esse»). Доказательство же Иордана основывается на сообщении Диона Хризостома: бог войны Марс появился именно у гетов, и это засвидетельствовано Вергилием (Аеп., III, 35), а готы, говорит Иордан, ублажали бога войны человеческими жертвами и почитали его, как родителя (§ 41). Обращаясь к другому источнику, Орозию, Иордан находит у него поддержку: «недавно [считались] гетами те, которые теперь [считаются] готами» (Oros., I, 16, 2: «modo autem Getae illi qui et nunc Gothi»). В дальнейшем изложении Иордан вперемежку употребляет и то, и другое названия. Так, например (Get., § 62), когда геты с их царицей Томирой победили персов и захватили добычу, то готы впервые увидели шелковые шатры. Или (§ 94) в сообщении о том, каким образом геты и гепиды родственны друг другу, говорится, что гепиды еще при выходе со Скандзы были в составе готов, и отсюда несомненно, что они ведут свое происхождение от готов. Король Геберих (§ 116) был «Gothorum rex», а один из его преемников, Германарих, был «Getarum rex». Филимер, rex Gothorum (§ 121), правил гетами. То же самое в § 129 и в § 132. Наконец, в § 308 сказано, что Велисарий двинулся войной против готов (остроготов в Италии), но раньше, чем покорить народ гетов, он овладел Сицилией, где также сидели (в Сиракузах) готы. Юстиниан и его полководец Велисарий за победы над готами получили почетные прозвания Гетских (§ 316), а сам Иордан закончил свое сочинение указанием, что он рассмотрел «происхождение гетов» («origo getarum») и историю «благородных Амалов», виднейшего правящего рода готов — остроготов (§ 315). Интересно, что в «Повести временных лет» под 862 годом варьируют формы готы и геты: Лаврентьевский список XIV в. — «Гьте»; Троицкий список XIV-XV вв. — «Гъте»; списки Радзивиловский и Московской духовной академии (оба XV в.) — «Иготе». (См. прим. 128 и 187.)

375. Чрезвычайно важное место в сочинении Иордана. Оно свидетельствует, что в его время имелись отчетливые сведения относительно венетов, антов и склавенов.

376. Общо и неубедительно утверждение Иордана, что Германариху подчинилось чуть ли не все население Восточной и Центральной Европы, «все племена Скифии и Германии». Ср. описание пределов Скифии у самого Иордана (Get., §§ 30-33) и прим. 84.

377. Слово «labores» в данном случае имеет значение «praedia» — «имущество», «достояние», «собственность».

378. Появление гуннов на Северном Кавказе и близ Дона на территории, занятой аланами, относится примерно к 360-370 гг.

379. Современник появления гуннов в Европе, Аммиан Марцеллин начинает свою главу о них (Amm. Marc., XXXI, 2, 1) предупреждением, что «в древних сочинениях ("monumentis veteribus") племя гуннов ("Hunorum gens") было известно слабо ("leviter nota")». Орозий, ни на кого не ссылаясь, сразу вводит гуннов в свой рассказ о судьбах готов в IV в. (Oros., VII, 33, 10).

Иордан же указывает сначала на Орозия, потом на древнюю традицию («antiquitas»), донесшую до него легенды о гуннах (Get., § 121), а затем на записи Приска (Get., § 123). Аммиан, закончивший свое произведение на 378 г., и Орозий — на 417 г., пишут, что гунны обрушились на готов неожиданно; первый говорит о «внезапном натиске», «внезапной буре» («repentino impetu, subita procella», — Amm. Marc., XXXI, 3, 1-2) их нападения, второй — о «внезапной ярости» («repentina rabie»), которой они «воспламенились против готов» (Oros., VII, 33, 10). Слова «exarsit in Gothos» повторил за Орозием и Иордан. Эти авторы, таким образом, не касаются истории гуннов до их появления в Европе, не считая рассказа Иордана о происхождении гуннов от злых духов и ведьм (Get., § 121). Одиноким и едва ли истолкованным остается свидетельство о гуннах Птолемея (Ptol., III, 5, 10), который записал, что «между Бастернами и Роксоланами — Гунны» (Counoi или Counoi). Аммиан Марцеллин, конечно, без какого бы то ни было хронологического уточнения, сообщает, что гунны жили «по ту сторону Мэотийских болот у Ледовитого океана» («ultra paludes Maeoticas glacialem oceanum accolens», — Amm. Marc, XXXI, 2, 1). Орозий указывает, что гунны были «долго заключены в неприступных горах» («Gens Hunnorum diu inaccessis seclusa montibus», — Oros., VII, 33, 10). Это сообщение может быть воспринято как отзвук далеких событий, связанных с обитанием гуннов в горах Тянь-Шаня. Таковы смутные представления европейских авторов о местах, где расселялись гунны до своего вторжения на правобережье Танаиса. Решать трудные вопросы о происхождении гуннов, образовании крупной гуннской орды к северу и к северо-западу от Китая и ранней истории гуннов в Восточной Азии помогают китайские летописи и археологические памятники. Еще в конце IV в. до н. э. китайцы приступили к постройке «Великой Китайской стены» для защиты своих северных границ от кочевников. А в конце III в. до н. э. там создалось объединение восточных гуннов — первая гуннская «империя» кочевников-скотоводов, подчинявшаяся тюркскому роду шаньюев. Хотя часть гуннов и осталась в степях Монголии, в I в. н. э. началось движение гуннов на запад, в Среднюю Азию; затем они продвинулись на Нижнюю Волгу и во второй половине IV в. появились в южнорусских степях. О древнейшем периоде (до IV в. н. э.) истории гуннов и других дальневосточных и среднеазиатских племен существует значительная научная литература. Из новых работ советских ученых на эту тему можно назвать книгу С. В. Киселева («Древняя история Южной Сибири», М., 1949) и книгу А. Н. Бернштама («Очерк истории гуннов», Л., 1954). Несомненно, что натиск гуннов был настолько бурным и непредвиденным, а последствия его так грандиозны и тревожны, что внимание людей IV-VI вв. не останавливалось на «академическом» рассмотрении вопроса, откуда явилось грозное объединение племен, прославившее себя и своего знаменитого вождя Аттилу и за несколько лет прошедшее по Европе до ее западных пределов. Как в восточных, так и в западных владениях империи военные успехи гуннов производили потрясающее впечатление. Иероним, находясь в Палестине, писал в одном из писем (к Илиодору, от 396 г.), — в связи с движением гуннов, прорвавшихся через Дербент («Железные ворота» на побережье Каспийского моря) в Закавказье и посягавших на центр Сирии, Антиохию, — что «римское войско, победитель и владыка мира, теми побеждается, тех страшится, тех вида ужасается, которые не могут ступать и, лишь только коснутся земли, считают себя уже мертвыми». В этих словах отразилось смятение, охватившее солдат, не привыкших сражаться с бесчисленной конницей кочевников. Гунны приводили в трепет не только испытанную римскую пехоту, но и собратьев по образу жизни — других степняков-кочевников, составлявших крупный племенной союз под главенством аланов. Могущественный король готов Германарих, по словам Аммиана Марцеллина (Amm. Marc, XXXI, 3, 2), наложил на себя руки, видя, что готам не под силу сопротивление гуннам. Иордан передал другую версию о смерти Германариха (Get., § 130), но не отрицал бессилия остроготов перед гуннами. Результат победоносного напора гуннов на стоящие на их пути племена отчасти определил Аммиан Марцеллин: «По всему пространству, которое тянется к Понту, начиная от маркоманнов и квадов, шевелится [или блуждает, волнуется, — употреблен глагол «vagari»] варварская масса скрытых до сих пор племен, внезапной силой сорванная со своих мест» (Amm. Marc., XXXI, 4, 2). Таково было воздействие, по мнению писателя IV в., гуннских походов, которые, поднявшись, как «снеговой ураган в горах», произвели небывалое по силе и размерам площади передвижение племен в Европе.

Группа гуннов, ядро которой составляли гунны азиатского происхождения, при продвижении в южнорусские степи претерпела значительные изменения в своем этническом составе. Гунны стремительно прошли путь с Северного Кавказа, с Дона и Днепра на Балканский полуостров, к югу от Дуная до стен Константинополя; на запад в Потиссье и на венгерскую равнину; затем до Орлеана на Луаре, до Аквилейи и Милана в северной Италии. Этот путь в общих чертах отражен в сочинении Иордана.

Численность основного ядра гуннов этой группы по сравнению с количеством примыкавших к их союзу и следовавших за ними покоренных племен была незначительной. За время победоносного движения гуннов на Северном Кавказе и в Причерноморье и за период победоносных войн на Балканском полуострове гуннский союз вырос и сформировался. К началу V в. конгломерат племен под общим собирательным именем гуннов, первенствовавших в союзе, уже определился, и вскоре преимущественно гуннской территорией со ставкой вождя стала равнина между Тиссой и Дунаем. Говоря о гуннах при Аттиле, Иордан добавляет, что в Дакии и Паннонии они сидели вместе с различными подчиненными их владычеству племенами («cum diversis subditis nationibus insidebant», — Get., § 226). Первое отмеченное источниками крупное слияние племен произошло в конце 60-х — начале 70-х годов IV в., после того как гунны разгромили аланов, объединивших также ряд племен (Amm. Marc., XXXI, 2, 17). Непосредственно после подчинения аланов-танаитов (Ibid., XXXI, 3, 1), населявших области по Дону, гунны сокрушили близ Днепра так называемую «державу» Германариха, в повиновении которого было много «готских» (зависимых от готов) племен (Gothorum gentes; Ibid., XXXI, 3, 8). Перейдя Днестр, гунны появились на Дунае уже в виде сложного объединения племен; одни племена сопровождали гуннов в качестве военного подкрепления (так впоследствии шли за Аттилой остроготы и гепиды со своими королями), другие, оставаясь на своих местах, выплачивали дань гуннским вождям и снабжали гуннское кочевое войско продуктами земледельческого труда. Значительнейшую дань гунны — особенно при Аттиле — стали получать из казны империи. Несомненно, что в гуннский союз влились и славянские племена, по территории которых гунны проследовали. Видимо, воздействие славян на культуру гуннов было немалым, если даже та скудная традиция, которой мы располагаем в данном случае у Приска и Иордана, донесла до нас два, вероятно славянских в своей основе, слова, бытовавших у гуннов: одно из них — «мед» (у Приска) — указывает на заимствования в области повседневной жизни, а другое — «страва» (см. прим. 629, у Иордана) — на какую-то связь в формах погребального обряда. Следы славянства в среде гуннов ставят вопрос о пребывании славян на Тиссе и в Паннонии уже в V в. Соприкосновение гуннов с антами произошло в самом конце IV в. на Днепре (см. прим. 614 о реке Эрак). Когда Аттила двинулся с Тиссы на Рейн, то едва ли он увлекал за собой встречавшиеся именно на этом пути племена. В походе, который завершился Каталаунской (или Мавриакской) битвой, а затем разорением северной Италии, Аттила уже властвовал над сложившимся и в массе признававшим его союзом племен. После смерти Аттилы союз племен, создавшийся вокруг гуннов, распался и более не возродился.

380. Галиурунны (haliurunnae). Это готское, как замечает Иордан, слово соответствует древневерхненемецкому alruna от готского «runa» («тайна») и современному немецкому Alraune. Слово alruna обозначало некое демоническое существо — ведьму, колдунью, прорицательницу («maga mulier», по объяснению Иордана). Легенда о происхождении гуннов от галиурунн и злых духов, блуждавших в степях, создалась, конечно, в христианской среде, где хотели подчеркнуть «нечистую», «демоническую» природу гуннов. Иордан, не говоря о том, откуда он воспринял это сказание, все же вставил слово «как передает древность» («ut refert antiquitas»), т. е. либо древние книги, либо древняя молва. Легенду о происхождении гуннов повторяли в течение ряда веков. Например, она всплывает в XIII в. в сочинении «Dialogus miraculorum» известного писателя, монаха из прирейнских областей, Цезария Гейстербахского. Он пишет о безобразных женщинах («mulieres deformes»), изгнанных готами и блуждавших в лесах, о встрече этих женщин с демонами и о порождении ими могущественного племени гуннов («ex quibus processit fortissima gens Hunnorum»).

381. Приск (Priscus), фракиец родом, участник посольства 448 г. от императора Феодосия II (408-450) в ставку Аттилы и Паннонию. Приск оставил записи об этом посольстве, которые сохранились до нашего времени в значительных фрагментах; в них содержатся подробнейшие сведения о гуннах, об Аттиле, как о правителе и человеке, и о его окружении. Иордан включил в свое сочинение целые отрывки из Приска и таким образом сохранил ценнейшие части его записей, не вошедшие в имеющиеся у нас фрагменты. Иорданом у Приска взят — и, вероятно, в близком переводе — следующий материал: о Каталаунской битве 451 г. (Get., §§ 178-225); о смерти Аттилы и его погребении (§§ 254-259). Пользуясь записками Приска, Иордан неоднократно называет его имя («ut Priscus istoricus refert»), когда сообщает о гуннах и об Аттиле: в § 123 (о гуннах на Мэотийском озере); в § 178 (о посольстве от Феодосия II к Аттиле); в § 183 (о мече Марса — символе могущества Аттилы); в § 222 (об италийском походе Аттилы); в § 254 (о смерти Аттилы); в § 255 — «hoc Priscus istoricus vera se dicit adtestatione probare» (о вещем сне императора Маркиана). Византийский лексикограф середины X в., известный под именем Свиды, сохранил название всего произведения Приска; он сообщил, что Приск написал «Византийскую историю» и «Готскую историю» ('Istorian Buzantiakhn kai ta kata Atthlan) в 8-и книгах. Одна из частей сочинения имела заглавие «'Istoria Gotqikh».

382. Дальний берег Мэотиды означает восточный берег Азовского моря, наиболее удаленный от автора, находившегося на западе. (Ср. прим. 82 и 83.)

383. Здесь Иордан употребил три важных в его изложении термина: «natio», «populus» и «gens». О соотношении этих понятий см. прим. 315 и 316.

384. Внутренней Мэотидой автор называет ту часть, которая была ближайшей к обитателям восточных берегов, двинувшимся затем — вслед за легендарным оленем (см. прим. 386) — на запад, во «внешний» по отношению к ним мир. В данном случае автор определяет географическое положение не со своей, как обычно делает, позиции. Можно предположить и то, что «внутренней» Мэотида названа по причине ее расположения в глубине неведомых земель.

385. Слово cerva означает «олень». Переводить, как это часто делается, словом «лань» неправильно, так как лань не есть самка оленя. В греческом языке elajoV (либо мужского, либо женского рода) также означает «олень», а не лань. В славянском переводе хроники Симеона Логофета (X в.) сказано: «Готфи прешедше Меотское озеро елафомь водими» («Симеона Метафраста и Логофета описание мира...», слав. пер. хроники С. Логофета, П6., 1903, стр. 45), т. е. имеется в виду мужской род; у писателя V в. Созомена (Soz., Hist., eccl., VI, 37): elajowV diajugousa — «перебежавшая» — имеется в виду женский род. Прокопий также употребляет женский род: elajon de mian proV autvn jeugousan... th elajw epispesqai tauth... (Bell. Goth., IV, 5, 7-8).

386. Легенда об олене (o elajoV; иногда это бык или корова: o, h bouV), следуя за которым гуннские охотники перешли Мэотийское болото или Киммерийский Боспор, была широко распространена и повторялась у ряда писателей V-VI вв. (Евнапий, Созомен, Прокопий, Агафий, Иордан). Выделяется сообщение автора второй половины V в. Зосима, который пишет (Zos., IV, 20) о некоем «варварском племени, до того неизвестном и появившемся внезапно» (julon ti barbaron... proteron men ouk egnwsmenon... exaijnhV anajanen) под именем гуннов при императоре Валенте (369-378). «Я нашел и такое известие, — продолжает Зосим, — что Киммерийский Боспор, обмелевший от снесенного Танаисом ила, позволил им перейти пешком из Азии в Европу» (wV ek thV upo tou TanaidoV katajeroumenhV ilouV o KimmerioV apogaiwqeiV BosporoV enedwken autoiV ek thV AsiaV epi thn Eurwphn pezh diabhnai).

Стремление объяснить конкретными условиями обстановку и возможность перехода, — если не целым племенем, то значительной его частью, — через пролив (шириной в узком месте не менее 3-4 км) наблюдается и у других авторов V-VI вв. Они понимали, что легенда об олене — явная сказка, и в попутных замечаниях выражали скептическое отношение к ней. У Созомена говорится, что путь, указанный оленем, был «слегка прикрыт сверху водой» (thn odon ex epipolhV kaluptomenhn toiV udasi, — Soz., Hist., eccl., VI, 37). Прокопию представлялось, что гуннам удалось пересечь пролив вброд: oti dh tauth bata sjisi ta udata eih (Bell. Goth., IV, 5, 10), причем, вставляя слова: «если повествование это разумно», он подвергает сомнению всю легенду (Ibid., IV, 5, 7). Не менее подозрительно к рассказу об олене относится и Агафий, который сделал следующую вполне четкую оговорку: «либо в самом деле какой-то олень, как гласит молва, впервые провел их (гуннов), либо они воспользовались другим каким-то случаем...» (eite wV allhqvV elajou tinoV kata touto dh to qruloumenon ta prvta hghsamenhV, eite kai alloiia crhsamenoi tuch, — Agath., V, 11).

Особенно скептически к сказанию об олене отнесся наиболее древний из названных писателей начала V в. Евнапий (в его сочинении, судя по выпискам Фотия, сделанным в IX в., события доведены до 404 г.), продолживший в своей хронике сочинение Дексиппа. В тех фрагментах труда Евнапия, которые дошли до нас, нет рассказа об олене, перебежавшем Киммерийский Боспор, но в них отражены сомнения автора относительно правдивости сообщений о гуннах. По-видимому, эти сомнения и касаются легенды об олене. Евнапий подчеркивает, что, как он заметил, «никто не говорит ничего ясного» (oudenoV ouden sajeV legeiv econtoV, — Eunap., fr. 41) о том, откуда и каким именно образом гунны распространились по всей Европе (thn Eurwphn pasan epedramon. He Фотий ли в IX в. в своих выписках их хроники Евнапия добавил слова «по всей Европе»? Ведь при Евнапии гунны дошли только до Дуная).

Евнапий понимал, что в историческом предании и в исторических сочинениях подлинные факты не только объединяются, но даже смешиваются с вымыслом, с легендами; недаром писатель озабочен судьбой исторической истины (alhqeia), чувствуя, что далеко не во всех сообщениях историков передаются только ценные данные «истинного», to alhqeV, «ясного», to sajeV, «тщательно-точного», to akribeV, «убедительного», h piqanothV.

Не желая, чтобы его сочинение удалялось от достоверного и убедительного (wV an mh tou piqanou thn grajhn aparthsaimen), Евнапий решает придерживаться следующей системы: он согласен записывать то, что рассказывалось до него (ta proeirhmena gegrajqai sugcwrhsanteV), т. е. и неправдоподобные сведения, но вместе с тем он намерен показывать в своем сочинении и другое (eterwn aposteroumeqa palin), то, что «более соответствует истине» (talhqestera); первое — легенды — он собирается оставлять как некое «историческое предположение» (kakeina dia thn istorikhn doxan sugcwrhsanteV menein), а второе — правдоподобные сообщения — хочет привлечь, как «истину» (tauta dia thn alhqeian ejelkusamenoi kai parazeuxanteV — Eunap., fr. 41). К сожалению, для нас остается неизвестным, была ли включена легенда об олене в труд Евнапия (вероятно, была включена) и развил ли этот умный и критически настроенный писатель свои соображения о таком значительном историческом событии, как приход гуннов в Европу.

Иордан, наоборот, не только не испытывал особых сомнений относительно рассказа об олене, но даже нашел объяснение, почему он появился и почему привел гуннов в Скифию: «сделали это, из-за ненависти к скифам, те самые духи, от которых гунны ведут свое происхождение» (Get., § 125).

Примечательно, что ни у одного из цитированных раннесредневековых писателей нет речи о замерзшей поверхности пролива, о переходе гуннов по льду. Античные же авторы неоднократно говорили о зимних переездах на телегах по льду Киммерийского Боспора из Пантикапея в Фанагорию (см. у Геродота, Hist., IV, 28 или у Страбона, Geogr., VII, 307; XI, 494; ср.: А. А. Васильев, Готы в Крыму, гл. I, стр. 33-36).

Легенда об олене была, несомненно, широко известна. Этот сюжет о животном, послужившем чудесным проводником, был также широко распространен. В изобилующем жизненными, бытовыми чертами источнике, в «Житии св. Северина», составленном в начале VI в. и посвященном событиям второй половины V в., рассказывается о том, как путешественников, шедших по альпийским дорогам Норика, застала сильная метель и они потеряли верное направление; вдруг перед ними появился громадный медведь — «ingentis formae ursus» — и пошел впереди, указывая им путь. Это казалось удивительным потому, что зимой медведи обыкновенно забиваются в берлоги для спячки. Так «desperantibus iter bestia saeva monstraverit» (Eugipp. v Sev., p. 22).

Историческую ценность в легенде об олене представляет указание места, где совершился переход гуннов (вернее, некоторой части их) в Скифию; в большинстве версий говорится о переходе именно через Киммерийский Боспор. Прямо упоминает это название Зосим. Прокопий называет «устье» (ekroh) Мэотиды. Агафий также пишет об «устье» Мэотийского озера (ekroh thV limnhV), впадающем в Евксинский Понт.

387. Иордан заимствовал названия перечисленных им (Get., § 126) племен у Приска (Prisci fr. 1). Это несомненно, потому что у обоих авторов совпадают не только названия, но их число и порядок. У Иордана (сохраняем винительный падеж): Alpidzuros (разночтение: Alpildzuros), Alcildzuros (разночтения: Acil-, Alchi-, Alcidzuros), Itimaros, Tuncarsos, Boiscos. У Приска (сохраняет дательный падеж): 'AmilzouroiV, ItimaroiV, Tonwsoursi, BoiskoiV. Первые два названия у Иордана являются, по всей вероятности, удвоением одного имени. Сообщая об этих племенах, Приск пишет о почти современных ему событиях, так как намерение гуннского вождя Руа (или Ругилы) покарать упомянутые племена за их союз с империей относилось к 30-м годам V в. (после консульства Дионисия в 429 г.) У Иордана же эти имена появляются в связи с древней легендой, в которой события — переход гуннов через Киммерийский Боспор и встреча их с указанными выше племенами — относятся примерно к середине IV в. По Иордану, названные племена жили западнее Мэотиды, по Приску — уже на Истре. Быть может, всю этническую группу, называемую Иорданом, можно охватить одним общим названием «кутригуры» (или «кутургуры»), о которых Прокопий сообщает, что они жили «по сю сторону» (enqende) Мэотиды (Bell. Goth., IV, 18, 14); с его точки зрения это значит — по западную сто; рону. Надвинувшуюся же с востока группу племен, следовало бы, также по Прокопию, считать утигурами (или утургурами), жившими «по ту сторону» (epekeina) Мэотиды, т. е. с его точки зрения — по восточную сторону (Ibid., IV, 18, 18). Уже древние авторы отмечали восточных и западных гуннов: у Дионисия Периегета (Dion. Perieg., Descriptio orbis, v. 730), писавшего во II в. н.э., упомянуты «унны» (Ounnoi) между Аральским и Каспийским морями, а у Птолемея (Ptol., III, 5, 10) «хуны» (Counoi) помещены между роксоланами и бастарнами на Борисфене. В перипле Маркиана (II, 39), в начале V в., определяются особые, европейские гунны (oi en th Eurwph).

Вероятно, задолго до того, не менее чем за 150 лет, передовые, т. е. западные, части гуннских племен вышли к Азовскому морю, за Дон и в Крым, а позднее, в середине IV в., основная масса двинувшихся на запад гуннов встретилась с ними, перейдя Дон и Керченский пролив. Не осталась ли на Таврическом полуострове, именно близ Херсона, часть «западно»-гуннских племен в виде альциагиров, названных Иорданом в § 37? Не произошли ли имена двух сыновей Аттилы — Emnetzur и Ultzindur, упоминаемые Иорданом в § 266, от названий племен, которыми они предводительствовали, приведя их в Прибрежную Дакию после распада гуннской державы в 453 г.?

Несмотря на точное указание места перехода гуннов через Мэотиду (Зосим в V в. и Агафий в VI в. определенно называют Боспор Киммерийский), едва ли можно сомневаться в том, что в дальнейшем они продвигались по всем степям за Мэотидой, а не только по Таврике, на почву которой они вступили после переправы через пролив. Поэтому и записанные Иорданом племена являлись обитателями не только таврических, но и всех приазовских степей к западу от Мэотиды и Танаиса. Это была та «Скифская земля» («Scythica terra»), на которой задолго до того появились готы с королем Филимером и которая ко времени прихода гуннов определялась Иорданом — конечно, в весьма широком смысле — как «готские пределы» («Gothorum fines»).

388. Аланы (Alani, Halani). Иордан называет аланов впервые (не считая указания на аланское происхождение матери императора Максимина в § 83) в связи с движением гуннов из прикаспийских степей на запад в середине IV в. Первым, но быстро преодоленным препятствием на пути гуннов были многочисленные племена, населявшие степи Предкавказья и Приазовья (восточнее Дона) и известные западным авторам еще в начале нашей эры под общим наименованием «аланы». Правда, первые встречи римлян с аланами происходили в Закавказье, где их видели участники походов Помпея против Митридата (Lucan. Phars., VIII, 133); но к тому же времени относится свидетельство Иосифа Флавия, который в «Иудейской войне» сообщает, что аланы, принадлежащие к скифским племенам, живут около Танаиса и Мэотийского озера (to de tvn Alanwn eqnoV oti men eisi Skuqai peri ton Tanain kai thn Maiwtin limnhn katoikounteV, — Joseph., De bell. Jud., VII, 7, 4). Таким образом, в самом начале нашей эры аланы уже сидели к северу от Кавказа, вокруг Мэотиды и на левобережье Дона. Оттуда они совершали походы на юг по хорошо известным путям, искони соединявшим Закавказье с Предкавказьем. В большинстве случаев аланы, вероятно, пользовались перевалом на горной дороге, пролегающей по водоразделу между Тереком и Арагвой, на месте нынешней Военно-Грузинской дороги. Этот перевал иногда называли «Аланскими воротами». Но аланы могли проходить и по берегу Каспийского моря через Дербент. О «Каспийских воротах» (о том, что цари Иверии и Албании открыли их «скифам»: taV quraV taV KaspiaV anoixanteV) записал Иосиф Флавий в сочинении «Иудейские древности (Joseph. Antiquit. Jud., XVIII, 4, 97), рассказывая о походах скифов в Армению и Медию. Ценно указание автора II в. н. э. Лукиана: в диалоге «Токсарид» (№ 51) он отметил, что между аланами и скифами есть полное сходство в языке и в одежде («это и у аланов, и у скифов одинаково»), но разница в отношении длины волос. Однако, несмотря на столь малое различие, автор об аланах всегда говорит особо. Не обошел молчанием аланов и Птолемей в своем этническом перечне. На берегах Мэотиды он отмечает язигов и роксоланов, а за ними, в глубине страны, — амаксовиев и «аланов-скифов» (Ptol., III, 5, 7). Вторично Птолемей упоминает аланов среди племен, размещаемых им «у поворота реки Танаиса» (para thn epistrojhn tou TanaidoV potamou), тут же называя и танаитов, а это имя в IV в. определенно относилось к аланам (Amm. Marc, XXXI, 3, 1).

Богатейшим источником сведений об аналах справедливо считается сочинение Аммиана Марцеллина, современника гуннов в период их появления у северных пределов империи. В связи с этим событием он описал и аланов, через земли которых пронеслись гунны. У Аммиана также имеется указание на расселение аланов у Мэотиды, вокруг которой, как он говорит, «обитают многие племена» («plures habitant gentes»), непохожие друг на друга из-за различия в языке и в обычаях; среди них — язиги, роксоланы и аланы (Ibid., XXII, 3, 31). О том, что аланы связываются с Доном, свидетельствует сообщенное Аммианом иное их название: танаиты (Ibid., XXXI, 3, 1). Отражены у Аммиана Марцеллина и сведения о связях аланов с Закавказьем (Ibid., XXIII, 6, 61). В своих записях автор опирался на исторические и географические сочинения предшественников, и лишь в последних книгах своего труда он использовал современный ему материал — либо собственные наблюдения, либо рассказы очевидцев и близких к событиям людей. В характеристиках гуннов и аланов (Ibid., XXXI, 2) он дает ряд черт, отвечающих действительности IV столетия. Аммиан не мог, конечно, руководствоваться лишь книжными образцами описаний кочевников; его описания насыщены данными, которые предоставляла ему сама современность. Он рассказывает, что аланы населяют неизмеримо далеко раскинувшиеся пустыни (степи) Скифии («in immensum extentas Scythiae solitudines») по ту сторону Танаиса (буквально: «перейдя Танаис», «hoc transito», с точки зрения человека, находящегося западнее), и сообщает важные сведения о собирательном значении имени аланов, которые подтверждают предположение о существовании мощного племенного союза за Доном в III-IV вв.

Говоря о союзе племен, называвшихся общим именем «аланы», Аммиан коснулся процесса возникновения этого союза: «постепенно, ослабив соседние племена частыми над ними победами, они стянули их под одно родовое имя» («paulatim... nationes conterminas crebritate victoriarum adtritas ad gentilitatem sui vocabuli traxerunt», — Ibid., XXXI, 2, 13). Эти различные племена («gentes variae») жили «оторванные друг от друга обширными пространствами ("dirempti spatiis longis") и бродили по неизмеримым степям, как номады ("per pagos ut nomades vagantur inmensos")». Тем не менее «с ходом времени они объединились под одним названием и суммарно зовутся все аланами, так как и нравы, и образ жизни у них одни и те же, а также вооружение их одинаково» («aevi tamen progressu ad unum concessere vocabulum et summatim omnes Halani cognominantur ob mores et modum efferatum vivendi eandemque armaturam», — Ibid., XXXI, 2, 17).

Аммиан Марцеллин подчеркивает, что аланы вели исключительно кочевой образ жизни. Однако археологические исследования советских ученых покаг зали, что к востоку от нижнего Дона и Азовского моря, преимущественно на Северном Кавказе, были оседлые аланские поселения IV-V вв. (см.: Е. И. Крупнов, Археологические памятники верховьев р. Терека и бассейна р. Сунжи, — «Труды Государственного Исторического музея», вып. XVII, 1948). Таково поселение в Тамгацикской балке, а также поселения в районе города Грозного-Алхан-Кала и Алхан-Юрт (см.: «Очерки истории СССР III-IX вв.», М., 1958, гл. «Северо-кавказские аланы»; из отдельных статей: Е. П. Алексеева, Археологические раскопки у аула Жако в Черкесии, — КСИИМК, вып. 60, М., 1955; новейшие работы: В. А. Кузнецов, К вопросу о позднеаланской культуре Сев. Кавказа, — «Советская археология», 1952, № 2; «История Северо-Осетинской АССР», М., 1959).

В общественном строе аланского племенного союза, по описанию Аммиана Марцеллина, заметны черты военной демократии: аланы равны, так как «все происходят от благородного семени» («omnes generoso semine procreati»); старейшин же («iudices») до сих пор («etiam nunc») избирают («eligunt») по признаку длительных военных заслуг; о рабстве аланы никогда не имели понятия («servitus quid sit ignorabant», — Amm. Marc, XXXI, 2, 25). При описании образа жизни аланов автор говорит и об их внешности (Ibid., XXXI, 2, 21). Он называет аланов «pulchri» — «красивыми». Это говорит о том, что в глазах римского писателя, человека греко-римской культуры, они не были необычными (какими ему представлялись тюрки или монголы; это и отразилось в описании наружности гуннов, — Ibid., XXXI, 2, 2-3). Кроме того, у аланов отмечены светлые волосы («crinibus mediocriter flavis»), высокий рост («proceri»), быстрота и стремительность («veloces») и грозный, устрашающий вид («terribiles») из-за угрюмой, затаенной свирепости во взгляде («oculorum temperata torvitate»). Аммиан называет аланов «во всем почти подобными гуннам» («Hunisque per omnia suppares»), имея в виду не внешность, так как, по его же словам, аланы непохожи на гуннов, а образ жизни и род занятий, свойственные кочевникам. Единственным отличием аланов от гуннов является большая «мягкость» в жизненном укладе и нравах («verum victu mitiores et cultu»), а также разница в способах добывания средств к существованию. Аланы, как передает Аммиан, распространяются, «рассеиваются» («discurrentes») вплоть до Мэотийского озера и Киммерийского Боспора, равно как и до Армении и Медии, занимаясь грабежами и охотой («latrocinando et venando»).

Облик кочевника с его стадами и повозками на фоне безграничных степей, в суровом, с точки зрения средиземноморца, климате, среди скованных льдом рек и озер края был хорошо известен античным писателям (см. подбор источников, сделанный В. В. Латышевым в SC, I-II). Поэтому изображение кочевых племен у более поздних авторов может показаться трафаретным, подражательным. Тем не менее описание Аммианом Марцеллином (конечно, знакомого с произведениями древних писателей) как гуннов, так и аланов отнюдь не лишено ценности, — оно живо и достаточно полно. И если Овидий, закрепивший в своих стихах подлинные впечатления современника-очевидца, пользуется понятным доверием читателя, то заслуживает доверия и автор IV в., закрепивший в своем труде ряд сведений, которые он мог воспринять из подлинных рассказов очевидцев. Некоторые усматривают, между прочим, трафаретность у Аммиана Марцеллина в изображении как гуннов, так и аланов на том основании, что автор иллюстрирует кочевой образ жизни этих племен одним и тем же примером: отсутствием у них постоянных жилищ — крытых тростником или соломой шалашей, причем в обоих случаях автор употребляет одно и то же слово «tugurium» — «снабженное кровлей сооружение» (Amm. Marc., XXXI, 2,4 — у гуннов и XXXI, 2, 23 — у аланов). Подобная идентичность в изображении естественна, так как, действительно, и о тех и о других кочевниках писатель хотел по данному поводу сказать одно и то же. Если уж говорить о подражательности, то можно найти и более яркие примеры. Так, в трагедии Сенеки «Федра» героиня говорит Ипполиту: «На греческом челе является скифская суровость» («Scythicus rigor», стих 660). Аммиан же, будто бы вторя, пишет, что аланы устрашают скрытой, сдержанной свирепостью во взгляде (Amm. Marc., XXXI, 2, 21). Едва ли в этом можно видеть подражание, и едва ли здесь есть какое-то отступление от истины.

Иордан читал произведения Аммиана Марцеллина, и его сведения (Get., §§ 126-127) об аланах, подчинившихся гуннам, являются не чем иным, как отражением сведений, почерпнутых в труде Аммиана. Сообщение Иордана об аланах, хотя и равных гуннам в бою («suppares», — Amm. Marc, XXXI, 2, 21; «sibi pares», — Get., § 126), но отличных от них «человечностью, образом жизни и внешним видом» («humanitate, victu formaque dissimiles»), можно считать лишь вариантом соответствующего сообщения Аммиана.

Иордан говорит об аланах преимущественно в связи с событиями V в. Он констатирует (по-видимому, ошибочно, — ср. прим. 362) их пребывание вместе с вандалами в Паннонии (Get., §§ 115 и 161) до перехода через Рейн в 406 г. в Галлию, но при этом он (как, впрочем, и другие авторы) никак не разъясняет обстоятельств передвижения аланов от Мэотиды до среднего Дуная и не освещает момента их объединения с вандалами. Судя по событиям конца IV —начала V вв., движение аланов на запад было вызвано напором гуннов и быстрым их переходом из Причерноморья на нижний Дунай и за Тиссу. Аммиан Марцеллин, конечно, так и представлял себе это явление. Но стремительность, с которой во времена Аммиана аланы оказались уже на Балканском полуострове, заставила его, — ранее сообщившего об аланах на Мэотиде, — выделить особых «европейских аланов» («Europaei sunt Halani», — Amm. Marc., XXII, 8, 42), живущих около реки Тиры (Днестра), рядом с костобоками и «бесчисленными скифскими племенами». В одном из писем Иероним отметил происходившее в его время нашествие различных племен, среди которых названы и аланы. Варвары распространились, как пишет автор письма, между Константинополем и Юлийскими Альпами; всюду здесь «уже более двадцати лет ежедневно проливается римская кровь. Скифию [имеется в виду Малая Скифия, нын. Добруджа], Фракию, Македонию, Дарданию, Дакию, Фессалию, Ахайю, Эпиры, Далмацию и все Паннонии опустошают, присваивают, хищнически захватывают гот, сармат [язиг], квад, алан, гунны, вандалы, маркоманны» («Gothus, Sarmata, Quadus, Alanus, Hunni, Vandali, Marcomanni vastant, trahunt, rapiunt», — Hieron. Epist., 60,: 16). Но чаще источники называют только трех, наиболее опасных врагов империи: готов, гуннов, аланов. Краткие сведения Иордана подкрепляются рядом сообщений, устанавливающих присутствие аланов наряду с гуннами в придунайских провинциях непосредственно после битвы под Адрианополем (378 г.), в которой аланы и гунны принимали участие на стороне готов, в отрядах Алафея и Сафрака, и после которой готовились вместе с готами предпринять осаду Константинополя. Говоря о вторжении вандалов в Галлию, Иордан (Get., § 115) не упоминает аланов, хотя большинство авторов V-VI вв. называют обычно три племени: вандалы, аланы, свавы (ср. прим. 364). Ниже, в § 162, он пишет о вандалах и аланах, перешедших в Галлию. В §§ 194, 197, 205, 210 он называет их как часть варварского войска, которое Аэций противопоставил гуннам на Каталаунских полях. Аэций, уверенный в везеготах, не доверял аланам, так как подозревал их вождя Сангибана в желании перейти к Аттиле. Поэтому аланы были помещены в середине общего строя войск, выставленных против гуннов. Аланы Сангибана, равно как и отмеченные Григорием Турским аланы с их вождем Респендиалом (Greg. Turon., Hist. Franc, II, 9); аланы под предводительством Эохара (Гоара), направленные Аэцием в Арморику (Vita Germani. Acta SS, 31. Jul. VII, p. 216; MGH SS rer. meroving., VII, p. 271), и аланы Беорга, напавшие на северную Италию и отраженные, по словам Иордана (§§ 236-237), Рикимером при императоре Анфемии (467-472), — все они отделились от той группы, которая вместе с вандалами перешла Рейн в последний день 406 г., и рассеялись по Галлии. Некоторая часть их («Alanorum pars») осела где-то близ Луары (Иордан говорит: «trans flumen Ligeris», «по ту сторону Луары», смотря с юга, — Get., § 226); другая группа разместилась на Роне и по ее притоку Изеру; третья — остановилась около Гаронны (см. подробнее об аланах в Галлии в книге: Chr. Courtois, Les Vandales et l'Afrique, p. 47, n. 3). Все это рисует картину распространения аланов на крайний запад Европы и их смешения с населением Галлии. Тем не менее некоторая часть аланов продолжала сопровождать вандалов и перешла с ними в Испанию в 409 г. Гейзерих (428-477) перед переправой в Африку (429) распределил свое войско по отрядам, составившимся из вандалов и аланов; число вооруженных людей достигало 50 тысяч (muraidaV pente to tvn Bandilwn te kai Alanvn plhqoV, — Bell. Vand., I, 5, 19). Затем вся масса (poluanqrwpia) подчинявшихся Гейзериху племен, среди которых заметной частью были аланы, приняла общее название «вандалы» (ta de twn Alanvn kai twn allwn barbarwn onomata), кроме мавров (eV to tvn Bandilwn apanta apekriqh, — Bell. Vand., I, 5, 21-22). Возможно, что аланы слились с вандалами в Испании. Имеется сведение в «Хронике» Идация (ум. ок. 470 г.), что в 418 г. погиб последний аланский король Аддак и «уничтожилось» аланское королевство, так как много аланов было убито в войне с везеготами. После этого аланы всецело подчинились вандальскому королю Гунтариху, предшественнику Гейзериха (Idat., Chron., 68).

Как имя аланов в приазовских и предкавказских степях покрывало, по объяснению Аммиана Марцеллина (см. выше), ряд союзных племен, еще, по-видимому, в III в., так в V в. в Африке сами аланы влились в союз племен, носивший имя одного главенствующего племени — вандалов (и затем растаяли в нем). Отзвуком крупного значения аланов в этом союзе племен осталось их имя в титуле вандальских королей в Африке: как первого из них — Гейзериха (428-477) — «rex Vandalorum et Alanorum», так и последнего — Гелимера (530-533) — Bandilwn te kai Alanvn basileuV.

Коснувшись судеб аланов, заброшенных далеко на запад от первоначальных мест поселения на Северном Кавказе, в прикубанских и приазовских степях, Иордан говорит о них снова в связи с распадом гуннского союза племен. В битве на реке Недао сражался и «алан в тяжелом вооружении» (Get., § 261), завоевывая себе новую территорию во время общего перемещения племен после смерти Аттилы. Здесь выступала какая-то часть аланов, остававшихся на Балканском полуострове, или аланы, которые примкнули к гуннам, когда последние шли обратно из Галлии и Италии. Небольшая часть аланов вместе с Кандаком пришла тогда же (т. е. в 50-х годах V в.) в Малую Скифию и в Нижнюю Мезию, где и осела, очевидно, совместно с германцами-скирами и с гуннским племенем садагариев (§ 265). В аланской среде, по-видимому, вырос Иордан, ставший, по примеру деда, нотарием, но уже не при аланском вожде, а при Амале Гунтигисе, племяннике алана Кандака.

Имя аланов всплывает в позднейшие века в областях по нижнему Дунаю, в Таврике, на северо-западном побережье Черного моря. Это этническое название мелькает то в письмах патриарха Николая Мистика (начало X в.), то в хрисовуллах (например, в хрисовулле 1086 г.; G. Rouillard et P. Collomp, Actes de Lavra, I, Paris, 1937, № 41), то в сочинениях историков XIII-XV вв. (Пахимер, Никифор Григора, Дука), то в частных записях лиц, живших в Причерноморье уже в XV в. (Барбаро). В начале царствования Андроника II Старшего (1282-1328) аланы, обитавшие за Истром, просили императора предоставить им лучшее место для поселения десяти тысяч человек и обещали за это бороться с турками. Андроник приказал снабдить их оружием, лошадьми и деньгами и переправить через Геллеспонт, чтобы создать из них оборонительные отряды в западной части Малой Азии вокруг города Магнезии. Никифор Григора в своем рассказе называет аланов массагетами, но замечает, что «на общеупотребительном языке они зовутся аланами» ('AlanouV h koinh toutouV kalei dialektoV, — Niceph. Greg., VI, 10). Особенно интересны сведения о пребывании аланов в Таврике, прежде всего потому, что до сих пор нет ясности в вопросе, какое население было коренным и преобладающим на полуострове в течение средних веков. Имеются некоторые, но не снимающие всего вопроса, указания, что в местном таврическом населении известную часть составляли аланы: с их языком связаны названия Феодосии (Ардавда) и Судака (Сугдея). В анонимном перипле V в. (Anonym; periplus Ponti Euxim), в разъяснении значения имени города Ардавды — Феодосии, сказано, что слово Ардавда на аланском, или что то же — таврском языке, значит «семибожная» (nun de legetai h Qeodosia th Alanikh htoi th Taurikh dialektw Ardabda toutedtin eptaeoV. — Geographi graeci minores, ed. С Miiller, I, 1855, 415 (51). Ср. В. Ф. Миллер, Осетинские этюды, III, M. 1887, 76-77). При скудости источников, освещающих средневековую историю Крыма, ярким свидетельством об аланах можно считать сведения, содержащиеся в так называемом «Аланском послании епископа Феодора» от 1240 г. Феодор, посланный из Никеи, для того чтобы возглавить епископию в «Алании» (на Северном Кавказе), находясь в пути, побывал у аланов, живших поблизости от Херсона (paroikousi th Cersvna kai Alanoi) и составлявших как бы защиту города (perteicisma tauth kai perijrourhma). Эти аланы, пишет автор послания, принадлежат к племени, рассеянному, «рассеченному» на много отдельных частей (poluscideV gar tp eqnoV touto); древняя их граница простиралась от Кавказских гор до Иверии; они любят высылать от себя «переселенцев» очень незначительными группами (metoikesiaV... pempein), в результате чего «наполнили» чуть ли не всю Скифию и Сарматию (MPG, t. 69, р. 392-393). Рассеянные по многим местам на огромном протяжении от Предкавказья до Галлии, Испании и северного побережья Африки, аланы («ас» или «яссы» русской летописи) растворились в окружавших их племенах, и самое имя их исчезло. Выражается сомнение относительно того, что имя «аланы» содержится в некоторых географических названиях. Например, Каталония едва ли получилась из «Goth-alania». Только малая часть этого «любящего переселяться» (agapa metoikesiaV... pempein) племени сохранилась до наших дней в осетинах на Кавказе. Некоторые ученые умножают и без того многочисленные, рассыпанные в ряде источников сведения об аланах, уверяя, что название анты (в историческое для них время, в VI в., безусловно относимое к славянам) произошло от названия «ас» (аланы) и что анты с их вождем Божем (Get., § 247), воевавшие с готами после смерти Германариха, были аланами, ас, черкесами (см.: A. Olrik, Ragnarok, Die Sagen vom Weltuntergang, S. 464; L. Schmidt, S. 241, 256, 275; G. Vernadsky, Ancient Russia, p. 105-106, 156). Ср. прим. 610.

389. Розомоны, росомоны («Rosomonorum gens infida», в разночтении: Rosomanorum, Rosimanorum, Rosomorum). Это название записано только у Иордана и только один раз, в § 129. Тут же приведены три имени представителей племени росомонов: Sunilda, Sarus, Ammius — основные персонажи легенды о смерти Германариха. Интерес вызывает начало слова: «рос», подобное началу названия «роксоланы». Предполагается, что это осетинское (аланское) «рохс» — «светлый». Но было сделано много попыток связать «рос» в «роксоланах» и в «росомонах» с 'RwV, с «Русью».

Б. А. Рыбаковым (в тезисах его доклада «К вопросу об образовании древнерусской народности») придается большое значение племени росомонов: с этим племенем связывается «ядро будущей русской народности», ему приписывается область Среднего Поднепровья «в бассейне реки Роси, на южной окраине обширной территории распространения "полей погребений" антов»; его соседями с юго-востока признаются роксоланы; его имя предлагается толковать, как «росские мужи»; с его районом в VI в. связывается свидетельство Захарии Ритора о народе «рос» (см. «Тезисы докладов и выступлений сотрудников института истории материальной культуры АН СССР, подготовленных к совещанию по методологии этногенетических исследований», М., 1951, стр. 18). Широкого развития и полной разработки положения Б. А. Рыбакова пока не получили, и окончательного истолкования этнического имени «росомоны» еще нет. В указанных кратких тезисах не могло быть сообщено, откуда взяты те или иные сведения или соображения относительно племени росомонов. В связи с этим необходимо отметить труд Н. В. Пигулевской. Ее переводы и исследования сирийских источников VI века — хроник Иоанна Эфесского и Захарии Ритора («Псевдо-Захарии» в сирийской версии) — дали советским историкам интереснейшие сведения о славянах, о племенах южнорусских степей, Северного Кавказа. Для племени росомонов, о котором известно столь мало, весьма существенно свидетельство Захарии Ритора о «народе ерос» (hros-hrus). (См.: Н. В. Пигулевская, Сирийские источники по истории народов СССР, М.-Л., 1941, стр. 84 и 166, а также ее статью «Имя Рус в сирийском источнике VI в.», — «Академику Борису Дмитриевичу Грекову ко дню семидесятилетия». Сборник статей, М., 1952).

Л. Шмидт, как и некоторые другие исследователи, полагает, что росомоны существовали лишь в эпосе, что они придуманы: «это племя представляется эпически-фиктивным» («episch-fiktives», — L. Schmidt, S. 241). Он считает, что рассказ о судьбе Сунильды, о мести ее братьев Сара и Аммия и о смерти Германариха является сплошным вымыслом. Однако этот рассказ можно считать связанным с часто, вероятно, случавшимися восстаниями племен, подчиненных Германариху, и со смертью Германариха, наступившей в тот момент, когда готы особенно нуждались в авторитетном предводителе для борьбы с гуннами.

Сводить росомонов к исторически засвидетельствованным роксоланам (Страбон, Птолемей, Иордан) нет оснований. (О росомонах и древнейшей истории славян см.: М. И. Артамонов, Спорные вопросы древнейшей истории славян и Руси, — КСИИМК, вып. VI, М.-Л., 1940, стр. 13; о неславянском племени росомонов см.: Otto L. Jiriczek, Deutsche Heldensagen, I, Strassburg, 1898, S. 61.) Маркварт предлагает этимологию этнического названия «росомоны» от слова raus, «камыш», что связывает это название с берегами Мэотиды (J. Markwart, Osteuropaeische und ostasiatische Streifzuege, S. 353, 368. О составе слова «росомоны» также см.: Н. Я. Марр, Избранные работы, т. IV, Л., 1933, стр. 264-266). Интересно, что на сообщение Иордана о росомонах обратил внимание Ломоносов. Он называет их роксоланами и приводит рассказ о Сунильде, ее братьях Саре и Аммии и о смерти Германариха (см. гл. 9 «О происхождении и древности россов, о переселениях и делах их» в «Древней Российской истории», — М. В. Ломоносов, Полное собрание сочинений, т. 6, М.-Л., 1952, стр. 212).

390. Balamber, rex Hunnorum — предводитель гуннов, названный только у Иордана, который приписывает ему покорение готов или, быть может, первый удар по державе Германариха, когда гунны двинулись на него сначала мелкими отрядами, а не всей массой: dt oligwn de ta prvta katasthnai eiV peitran toiV GotqoiV читаем у Созомена (Soz., Hist. eccl., VI, 37). Еще раз упомянут тот же, по-видимому, Баламбер в рассказе Иордана (Get., §§ 248, 249) о попытке готов с их королем Винитарием освободиться от гуннского ига. Ввиду того что до нас дошла запись Аммиана Марцеллина, современника и заслуживающего доверия свидетеля событий, данные Иордана кажутся менее отвечающими действительности, так как они расходятся с рассказом Аммиана. Хотя Л. Шмидт и заявил, что Иордан, следуя изложению Приска (в пропавшей для нас части его труда), представил наиболее полное сообщение о вторжении гуннов в Европу (L. Schmidt, S. 251-252), тем не менее свидетельство Иордана во всех его интересных подробностях подвергается сомнению. Подозрительным кажется и имя Balamber (разночтения: Balamir, Balamur), так как оно слишком сходно с именем BalameroV у Приска (Prisci fr. 28), который относит его как будто к готу («скифу»), и с именем готского короля Амала Валамера (Rom., §§ 334, 347; Get., §§ 80, 199-200, 252-253, 268 и др.; Malchi fr. 11,13,15,16,18). Однако трудно допустить, чтобы фонетическая близость имен столь разных исторических лиц — гуннского вождя, связанного с крупнейшим событием конца IV в., и остроготского короля, участника Каталаунской битвы, брата отца Теодериха — повела бы, даже в легенде, к перестановке носителей имен и путанице.

391. Везеготы еще до основного удара гуннов по готам (так следует из слов Иордана, Get., § 130) ушла с Атанарихом к Днестру. Сообщение Иордана совпадает с сообщением Аммиана Марцеллина (Amm. Marc., XXVII, 5, 6-9), относящимся к 365-367 гг. Атанарих в то время был одним из сильнейших предводителей готов-тервингов («Athanaricum ea tempestate iudidem potentissimum... Athanaricus Thervingorum iudex»). Разделение же готов на остро(ост)готов и везе(вест)готов произошло раньше, независимо от гуннской опасности и от упоминаемого здесь отхода части племени на запад.

392. Германарих умер в 375 или в 376 г. Соответственно сообщению Иордана о смерти Германариха в 110-летнем возрасте надо считать, что он родился около 270 г.

393. Словом socii обычно обозначались союзники, в большинстве случаев — варвары, федераты Римской империи. Но в данном контексте этот термин, относящийся к везеготам в связи с остроготами, обозначает группу, принадлежавшую к объединению родственных племен, к их societas, как сказал Иордан несколько выше (Get., § 130), указывая на отделение везеготов от общей societas готов. Иногда в соответствии с контекстом socius значит «солдат» или просто «соратник», «товарищ» (ср. Get., § 136).

394. Император Валент (364-378).

395. Император Валентиниан I (364-375) назван Старшим («Senior») по сравнению с Валентинианом II (375-392) или даже Валентинианом III (425-455), которого Иордан упоминает несколько раз (Get., §§ 167, 185-191, 223, 235). Впрочем, называя императора Валентиниана «старшим», не имел ли Иордан намерения указать, что Валентиниан был старшим братом Валента? Иордан допускал в своем языке подобные неясности.

396. В последней четверти IV в., когда готы появились на территории империи, они были язычниками. Об этом свидетельствует Евнапий (Eunap., fr. 55): говоря о переходе готов через Дунай, он упоминает их жрецов (о которых знает и Амвросий, — Ambr. Epist., 10) и сообщает, что их святилища были переправлены через реку. У Созомена записано (Soz., Hist. eccl., VI, 37) о языческих священнодействиях варваров и в «Acta Sabae» (§§ 3, 6) о ритуальном вкушении мяса жертвенных животных. Готы, по-видимому, приносили своим богам человеческие жертвы. Орозий рассказывает, что Радагайс, приведя в Италию более двенадцати тысяч готов, дал обет — по обычаю варварских племен («ut mos est barbaris huiusmodi gentibus») — выпить (или пролить?) всю римскую кровь в честь своих богов («omnem Romani generis sanguinem dis suis propinare», — Oros., VII, 37, 5).

397. В данном случае название «геты» относится к везеготам.

398. Образное выражение, свидетельствующее о том, что автор считал себя пребывающим за этой стеной, на римской стороне. У многих писателей встречается сравнение с оградой, с крепостной стеной, когда они говорят об отрядах варваров, связанных договором с империей, согласно которому они должны были отражать нападения других, враждебных варваров. Например, в так называемом «Аланском послании» епископа Феодора (XIII в.) аланы были для Херсона как бы защитной крепостной стеной (periteicisma tauth kai perijrourhma. Ср. прим. 388).

399. Gentes — здесь только варварские племена.

400. Здесь говорится о церкви не арианской, а афанасианской, противной арианству. Из этих слов можно заключить, что Иордан (по крайней мере, ко времени написания своего труда) был не арианином, как почти все готы, а православным, ортодоксом, т. е. придерживающимся официального вероисповедания. Его «обращение», «conversio» (Get., § 266) вероятнее всего было переходом из арианства в православие. (См. вступительную статью.)