Комментарии

201. «Великую Скифию» Иордан описал очень тщательно (Get., §§ 30-37), причем он говорит не о Скифии, очерченной Геродотом (arcaih Skuqikh, старой Скифии, не заходившей восточнее Дона), а о Скифии гораздо более обширной, растянутой в северную Азию и чуть ли не доходившей до «Восточного Океана» (так по Страбону; Иордан же склонялся к мнению Птолемея, по которому за восточными пределами Скифии лежала еще страна серов — Серика). Малая Скифия была известной Иордану страной. Она называлась так и в его время (nunc); в ней он, по-видимому, жил, когда был нотарием Гунтигиса (Ibid., §§ 265-266). Однако, описания этой области он, к сожалению, не оставил, быть может, потому, что для него самого она была очень ясна и близка. Страбон наиболее подробно рассказал о Малой Скифии, которая, по его словам, не всегда находилась южнее низовьев Дуная. Именем mikra Skuqia назывались земли тавров (в Крыму), за исключением владений Боспорского царства, и земли западнее перешейка Таврического полуострова, вплоть до Борисфена (Geogr., VII, 311). Но когда скифы (примерно в V в, до н. э.) перешли реку Тиру (Днестр) и Истр и расселились на равнинах нынешней Добруджи, то эта область подобно той, из которой они пришли, стала называться «Малой Скифией». Ниже (Ibid., VII, 318) Страбон еще раз упоминает это название, говоря о болотах (ta elh) Малой Скифии, «той именно, которая находится по сю сторону Истра» (entoV Istrou). Область Малой Скифии (нын. Добруджа) входила в состав римской провинции Нижней Мезии; в первые годы правления Диоклетиана (284-305) в результате реформы административного деления империи она была выделена в особую провинцию с именем «Scythia minor» (Малая Скифия).

202. Город Томы («Thomes civitas») — около нын. Констанцы, на западном побережье Черного моря. Иордан употребляет это название города то в форме миож. ч. «Thomi» (Rom., § 221), то в несклоняемой форме «Thomes», получившейся, по-видимому, из творит, пад. множ. ч. «Thomis» и превратившейся затем в слово женск. рода ед. ч. На греческих надписях употребляется Tomoi; у Овидия — Tomis(-idis). Томы знамениты как место ссылки и смерти Овидия, который провел там в изгнании последние годы жизни (с 8 по 18 г. н. э.) Пустынная местность, непривычный для италийца климат, ледяной покров Дуная и морозы, опасность от набегов варваров, окружение из гетов, сарматов и бессов, звучание чуждой речи — все это нашло отражение в стихах Овидия («Tristia» и «Epistolae»). В них поэт говорит о «Томитанской области», о «Томитанской земле» на гетском берегу, на сарматском побережье, о «томитах», которых он любит, но места которых ненавидит («Tomitae, quos ego, cum loca sim vestra perosus, amo», — Ovid. Epist., IV, 14, 23-24). Писатель середины V в. Созомен так описал современный ему город Томис: «столица там [в Малой Скифии] Томис, большой город и богатый приморский порт по левой стороне для входящего в Евксинский Понт» (Soz. Hist. eccl, VI, 21).

203. Дарий I, сын Гистаспа из рода Ахеменидов (522-486), совершил грандиозный поход на скифов около 514 г. до н. э. Он перевел войско сначала через Босфор по мосту из тесно составленных кораблей, затем через Истр, также по наведенному из речных судов мосту. Во Фракии Дарий воевал с гетами, которые оказали персидскому завоевателю решительное сопротивление. Дальнейшие военные действия против скифов пресеклись из-за недостатка воды и из-за трудностей войны с неуловимой скифской конницей. В результате Дарий, несмотря на свое огромное войско, принужден был отступить к Истру, не добившись никаких побед; поход его не удался. Основным источником, который содержит повествование о скифском походе Дария, является, как известно, Геродот. Но Иордан, включивший экскурс о Дарии для того, чтобы показать, как готы (в изображении Иордана тождественные гетам) противостояли могущественному персидскому царю, пользовался сведениями либо непосредственно из труда Помпея Трога (это утверждает сам Иордан в рассказе о войне между Киром и царицей Томирой), либо из труда Орозия (Oros., II, 8), построенного на сочинении Юстина, эпитоматора Помпея Трога (ср. прим. 152).

204. Антир («Antyrus rex Gothorum»); у Орозия — «Antyro regi Scytharum» (Oros., II, 8, 4) — искаженное имя 'IdavqursoV (так у Геродота, — Hist., IV, 76, 6).

205. Халкедон (Chalcedona, Calkhdwn: правильнее Calchedon, Kalkhdwn) — город в малоазийской провинции Вифинии, на берегу Босфора, против Византия (впоследствии Константинополя).

206. Византий (Bizantium, Byzantium, Buzantion) — город в провинции Фракии, на берегу Босфора; на месте Византия возник в IV в. Константинополь.

207. Тапы, Тарае — может быть, древняя Сингидава, нын. Дева, на р. Муреш (Марош). Дева лежит на пути из венгерского города Арада в горную область Семиградья. В § 74 Иордан еще раз говорит о горном проходе в Тапах, через который, — и еще через один, именуемый Боуты (Boutae), — можно было проникнуть в древнюю Дакию. Очевидно, и Боуты, и Тапы были известными горными перевалами, которыми пользовались путники, шедшие с запада или с юга в область, охваченную, по выражению Иордана, венцом или «короной» гор.

208. Ксеркс I (486-465), сын Дария, перевел войска в 481 г. через Геллеспонт и направил к берегам Греции большой флот. Обычный источник Иордана, Орозий (Oros., II, 9-10), подробно сообщает о походе Ксеркса на Грецию, но Иордан, не смущаясь этим, пишет, — весь во власти своей тенденциозной идеи связать судьбы готов с самыми древними временами и выставить их удачливыми победителями самых сильных противников, — что Ксеркс «пошел на готов войной».

209. Филипп II Македонский (359-336). Иордан сразу же показывает, почему в его изложении ему нужен знаменитый македонский царь, отец Александра Македонского. Во-первых, Филипп породнился с гетским («готским») царем, взяв его дочь в жены (см. два следующих примечания); во-вторых, Филипп не сумел взять город Одесс или Одисс (нын. Варна), подчиненный гетам («готам»). И в этом случае Иордан подчеркивает древность истории готов, основываясь на якобы твердо установленном тождестве готов с гетами.

210. Медопа (Medopa, правильнее Meda) — дочь, конечно, не готского, а гетского (фракийского) царя Котеласа, на которой, по преданию, женился Филипп Македонский.

211. Гудила (Gudila) — искаженное имя гетского (фракийского) царя Котеласа (Kothelas, KoqhlaV). Иордану важно, раз уж он положил в основу истории готов историю гетов, подчеркнуть связь «готов» со знаменитым македонским царем.

212. О Дионе Хризостоме см. прим. 129.

213. Одисс, Одесс (Odyssitana civitas, Odessus) — город в Нижней Мезии, на западном берегу Черного моря (нын. Варна). Интересно, что название Варна встречается уже в «Хронографии» Феофана (см. изд. de Boor'a, стр. 359). Об истории одного из самых значительных городов морского побережья Балканского полуострова (Одесс—Варна, Томы, Гераклея-Перинф, Селимврия) см. доклад В. Велкова на XI Международном Конгрессе византинистов в 1958 г. (V. Velkov. Das Schicksal einer fruehbyzantinischen Stadt zur Zeit der Voelkerwanderung. — Akten des XI. Internationalen Byzantinisten kongresses, Muenchen, 1958. Hrsg. von Fr. Doelger und H.-G. Beck. Muenchen, 1960, S. 654-659).

214. О Томах см. прим. 202.

215. Ситалк (Sithalcus, SitalkhV) — один из первых вождей во Фракийском царстве одрисов, простиравшемся от Мраморного моря до Дуная, до границ со Скифией. Одрисы — фракийское племя, встречающееся в источниках впервые в связи с походом Дария на скифов в 514 г. до н. э. Геродот (Hist., IV, 80) отметил, что одрисы с царем Ситалком и скифы с царем Ариапейтом были в союзе, скрепленном браком скифского царя с сестрой царя фракийского. В 432 г., когда афиняне готовились к войне с царем македонским Пердиккой II, они заключили союз с Ситалком, который, собрав к 429 г. до н. э. огромное войско, повел его в Македонию, опустошил ее области и поверг в ужас даже греков, живших южнее Фермопил. Грозный поход не принес, однако, особых результатов, так как ближайший советник Ситалка и будущий его преемник Зевта, сын Спарадока (см. прим. 126), убедил его покинуть Македонию и примириться с Пердиккой. Весь рассказ о македонском походе фракийского царя Ситалка в 429 г. передан Фукидидом (кн. II), хорошо осведомленным о ходе фракийских событий. Иордан спутал сведения, полученные им, несомненно, косвенным путем: назвал Ситалка «славным вождем Готов» («egregius Gothorum ductor»), неправильно заявил, что Ситалк пошел войной на афинян (царем которых Иордан ошибочно считал Пердикку Македонского). Кроме того, во время похода царя Ситалка не было крупного сражения, о котором говорит Иордан исключительно для того, чтобы подчеркнуть победу «готов». Ситалк погиб в 424 г. до н. э. в борьбе с трибаллами.

216. Иордан спутал двух лиц по имени Пердикка: Пердикку II — македонского царя (455-413), противника фракийского царя Ситалка (ср. предыдущее примечание), и Пердикку — друга и сподвижника Александра Македонского. Этот Пердикка был убит восставшими солдатами в 321 г. до н. э. в Египте.

217. Александр Македонский скоропостижно умер в Вавилоне в 323 г. до и. э. Известно, что Александр перед кончиной вручил Пердикке перстень с государственной печатью, чем передал ему неограниченную власть. Некоторое время Пердикка и пользовался этой властью, несмотря на всевозможные осложнения, связанные с престолонаследием после смерти Александра.

218. Бурвиста — вождь гетов в I в. до н. э. Иордан мало осветил эту выдающуюся фигуру придунайского варварского мира; он говорит о Бурвисте, короле готов, только в связи с Дикинеем (см. прим. 127), чтобы остановиться на деятельности последнего. Наиболее подробные сведения о Бурвисте записал Страбон (Geogr., VII, 11). Он сообщает, что за немногие годы гет Бурвиста создал «великую державу» (megalhn archn katesthsato) и «покорил гетам большинство соседей». «Он был страшен даже римлянам, так как дерзко переходил Истр, ограбляя Фракию до Македонии и Иллирии; он разорил кельтов, смешанных с фракийцами и иллирийцами, бойев же до конца смел с земли». Иначе говоря, Бурвиста создал военно-племенной союз гето-дакийских племен, подчинив еще фракийцев и иллирийцев и объединив под своей властью огромные территории. Основу составили земли гетов (по нижнему Дунаю: «живущих у Понта, более к востоку», как указывает Страбон, — Ibid., VII, 3, 12) и даков (по среднему Дунаю: «в противоположной стороне, по направлению к Германии и истокам Истра», как считает тот же автор). Сфера влияния Бурвисты и связи его племенного объединения заходили гораздо дальше: они охватили области бастарнов к северу от даков и область бойев к северо-западу; они распространились на юг, за Дунай, во Фракию и на запад, в иллирийские земли. По современному определению, держава (arch) Бурвисты включала Молдавию, Румынию, Болгарию, часть Западной Украины, Буковину, Венгрию и Чехию (см.: М. А. Тиханова, Роль западного Причерноморья а сложении культуры Поднестровья, — КСИИМК, вып. 8, 1940, стр. 67). Союз Бурвисты существовал только при его жизни. По словам Страбона (Geogr., VII, 3, 11), Бурвиста «погиб низвергнутый, так как некоторые восстали против него», раньше даже чем римляне двинули против него свои войска. Преемники Бурвисты разделили подвластные ему земли, его «державу», на несколько частей, и союз распался. Подобным союзу Бурвисты был и позднейший военно-племенной союз в Дакии под предводительством Декебала. Сопротивление Декебала Риму было упорным; его ослабили войны с императором Домицианом (в 86-88 гг.) и сломили войны с императором Траяном, который перешел на левый берег Дуная, разрушил крупный дакийский город Сармицегетузу (к северу от ущелья «Железные ворота» на Дунае) и превратил в 107 г. Дакию в римскую провинцию.

219. Дикиней (Dicineus) — верховный жрец и помощник вождя гето-дакийского военно-племенного союза Бурвисты. (Подробнее о Дикинее см. прим. 127.)

220. Люций Корнелий Сулла, консул в 88 г. до н. э., полководец и диктатор (ум. в 78 г.), упомянут Иорданом лишь для определения времени Дикинея и Бурвисты.

221. Юлий Цезарь (102-44 гг.) упомянут Иорданом в связи с тем, что фракийцы принимали участие в борьбе между Цезарем и Помпеем на стороне последнего; об их вождях — Котисе и Расциполисе — Цезарь упоминает в своем произведении «О гражданской войне» (Bell, civ., III, 4).

222. Имеется в виду описанная Иорданом в начале его произведения Британия. (Ср. прим. 22.)

223. Тиберий — римский император (14-37 гг. н. э.).

224. Философия здесь понимается как весь известный круг знаний, наука вообще, опирающаяся во времена Иордана на дисциплины, разработанные Аристотелем и его последователями. Еще по Аристотелю философия в широком смысле обозначала науку. Обычно философия содержала три отдела: физику — учение о природе, этику — учение о морали, логику — учение о мышлении и о выражении мыслей. Иордан и перечисляет непосредственно за указанием на философию ее главнейшие отделы: 1) этику, посредством которой Дикиней «обуздал варварские нравы» гетов; 2) физику, относительно которой сказано лишь, что посредством ее Дикиней «заставил их жить naturaliter», т. е. в соответствии с природой; 3) логику, посредством которой он сообщил им искусство рассуждать, сделал их «сведущими в рассуждении».

225. Белагины («belagines») были, по Иордану, древними законами готов. Вызывает сомнение указание Иордана на «писаные» законы столь отдаленных времен. Либо он ошибается, так как запись обычаев впервые была произведена у везеготов только при короле Еврихе (466-485), либо он говорит о древней устной традиции этих обычаев, которые были позднее зафиксированы записью. Готское слово «белагины», belagines, которым в VI в. назывались записанные на готском языке древние законы, Як. Гримм переводит как «Satzung» — «постановление», «узаконение» (Jac. Grimm, Ueber Jornandes und die Geten, S. 228).

226. Практика (practica) — область познаний, относящихся к деятельности, а не к умозрению. Под «практикой», т. е. практической философией, надо подразумевать моральную философию. Иордан раскрывает содержание «практики» как уменье «жить в добродеянии» («in bonis actibus conversare»).

227. Теоретика (theoretica) — область познаний, относящихся к умозрению, к отвлеченным наукам. В теоретику входят, по тексту Иордана, всевозможные астрономические познания о знаках зодиака, о фазах Луны, о размерах Солнца, о движении звезд. Все относящееся к науке о небе в сочинениях авторов VI в. и предшествующих веков базировалось на обобщающих астрономических трудах Птолемея (ум. во второй половине II в. н. э.)

228. Двенадцать знаков — так называемые двенадцать знаков зодиака (от kukloV zwdiakoV — круг с изображениями животных, или круг с зодиями, от to zvon «животное» и to zwdion «зверек» или в общем смысле рисунок, узор), обозначающих созвездия, расположенные по кругу (эклиптике), проходимому Солнцем в течение года. Созвездий было двенадцать, и они приблизительно соответствовали двенадцати месяцам. Круг начинался с весеннего равноденствия, когда Солнце вступало в знак овна. Это знаменовало начало весны. Месяцы делились, как принято и теперь, на четыре группы: март (овен), апрель (телец), май (близнецы) соответствовали весне; июнь (рак), июль (лев), август (дева) — лету; сентябрь (весы), октябрь (скорпион), ноябрь (стрелец) — осени; декабрь (козерог), январь (водолей), февраль (рыбы) — зиме. Знание знаков зодиака считалось в средние века необходимым для сельскохозяйственных работ; схемой зодиака пользовались для обозначения времен года и всевозможных сроков.

229. «Бег планет» («planetarum cursus») относится в сочинении Иордана к пяти известным с глубокой древности планетам — Меркурию, Венере, Марсу, Юпитеру и Сатурну. В астрономических трудах Птолемея (объединенных в одном собрании, носящем название «Альмагест») рассматривались следующие явления, связанные с небесными телами: движение Солнца и Луны, сфера неподвижных звезд, движение пяти планет. Однако, словом «астрономия» Иордан определяет не науку, а звездное небо вообще, так как он говорит о созерцании «бега планет», а также о созерцании «всей астрономии».

230. Лунный диск (lunaris orbis). Здесь имеются в виду фазы Луны, т. е. последовательное увеличение («augmentum») видимой части лунного диска от новолуния к полнолунию и уменьшение («detrimentum») через последнюю четверть к новолунию. Птолемею было известно, что фазы Луны изменяются в зависимости от относительного расположения Луны, Солнца и Земли.

231. В словах Иордана о соотношении размеров «солнечного шара» («globus») и «земного круга» («orbis») намечена интересная для раннего средневековья мысль об относительных размерах Солнца и Земли и о большей величине Солнца (Земли?) по сравнению с Землей (Солнцем?). Как известно, шарообразность Земли была установлена еще Пифагором и доказана Аристотелем, а вопрос о величинах небесных тел рассматривался в III в. до н. э. греческими учеными александрийской школы Аристархом и Эратосфеном (см., например: В. В. Тарн, Эллинистическая цивилизация. М., 1949). Идеи и открытия античности могли дойти до людей V-VI вв. в Италии через ученых крупных культурных центров Восточной Римской империи, однако неясно, были ли они достаточно осознаны в италийской и особенно в готской среде времен Кассиодора и Иордана, если учесть, что вопрос об относительных размерах Земли и Солнца был глубоко разработан только через тысячу с лишним лет (Галилей, Кеплер, Тихо Браге). Следует отметить, что в своей примечательной для истории науки фразе о соотношении размеров Земли и Солнца Иордан, к сожалению, неясно распределил падежи обоих существительных: «globus» и «orbis». Является ли «solis globus», взятый Иорданом в винительном падеже, дополнением к глаголу «excedere», «превосходить», или же подлежащим всего предложения? (Во всем предложении нет слова в именительном падеже.) Изредка случается, что вместо именительного Иордан ставит винительный падеж (Get., § 114 «erat... illis... a meridie Histrum»; § 75 «quem costas... intexunt»; § 244 «orientalem imperium Ostrogothas, hesperium Vesegothae vastarent» и несколько других мест). Если это так и в предложении о Солнце и Земле, то «solis globus» (в винительном падеже!) есть подлежащее, и, следовательно, речь идет о превосходстве Солнца по величине над Землей. Нельзя не указать, что в некоторых рукописях (Оттобонианский список X в. и Бреславльский — XI в.) «solis globus igneus» стоит как раз в именительном падеже. Если принять «globus» за подлежащее, то «terreno orbe» приходится считать в дательном падеже (в трех рукописях стоит именно «terreno orbi», а в других трех — «terrenum orbem, terrae orbem», т. е. винительный падеж), неловко связанном с глаголом «excedere». Кроме только что изложенного понимания «падежей» Иордана, возможно — и это проще всего — предположить данный им глагол «excedat» в неопределенном наклонении и, получив таким образом accusativus cum infinitivo, счесть «solis globum» опять-таки за подлежащее. Тем не менее в обоих изложенных выше объяснениях грамматической стороны разбираемой фразы Иордана есть, конечно, некоторая натяжка, хотя известно, что автор зачастую как бы сжимает свои предложения, и потому они получаются неясными. Ввиду этого вопрос о размерах Солнца и Земли, быть может, решался и иначе — в смысле превосходства Земли по величине над Солнцем. Такой смысл подсказывается творительным падежом «terreno orbe», благодаря которому представляется, что автор хотел сказать, насколько «земным кругом» превзойден по величине солнечный шар, т. е. при данном толковании подлежащим надо считать «terrenus orbis», который в сознании автора из творительного падежа перешел в именительный, чтобы сочетаться с глаголом «excedat».

232. Выражение «polus coeli» в значении «небосвод» чаще употреблялось в поэтической речи. Обычно же и греч. o poloV и лат. «polus» понимались в значении оконечности земной оси, как полюс в современном смысле слова.

233. Число 346 звезд взято из знаменитого звездного каталога Птолемея, помещенного в VIII книге «Альмагеста»; причем разумеются 346 звезд в зодиакальных созвездиях северного полушария неба. Под именами («quibus nominibus») надо понимать не названия 346 звезд, а названия созвездий, входящих в полосу зодиака; под знаками («quibus signis») — знаки зодиака.

234. В последующем перечислении подтверждается, что под «философией» (см. прим. 244) понималась так называемая сумма знаний: о «положении неба» («coeli positio»), т. е. о расположении светил над горизонтом в разные времена года, о «природе трав и кустарников» («herbarum fruticumque natura»); о «приросте и ущербе луны» («lunae commoda incommodaque»); о «работе солнца» («solis labores»); о «вращении небосвода» («rotatus coeli»).

235. «Работа солнца» («solis labores») — видимое годичное движение Солнца по знакам зодиака и вся сопутствующая ему годичная смена климатических явлений, наблюдаемых на Земле.

236. Речь идет о суточном движении звезд, которые автор представляет себе как бы прикрепленными к сфере неподвижных.

237. Войлочный колпак, войлочная шапка (pilleus, pilleum) — головной убор в римском быту; надевался на празднествах, на пирах, на театральных представлениях людьми свободного состояния. Подобная шапка служила признаком свободы, поэтому ее носили и вольноотпущенники. Известно выражение «ad pileum vocare», «призывать к пилею», как символу свободы, призывать рабов к оружию, к восстанию за свободу. Замечательны слова Светония (в биографии Нерона, гл. 57) о том, как смерть Нерона вызвала столь необыкновенную радость, что народ (в знак освобождения от тирании) надел войлочные шапки («plebs pileata») и двигался в таком виде по всем улицам Рима. Интересно, что греческим словом o piloV обозначали (кроме войлока) войлочную шапку как головной убор варваров. Латинское слово «pilus» значит волос на теле человека или животного; в связи с этим находится противопоставление людей, одетых в войлочные шапки — шапки из шерсти, людям, головы которых покрыты лишь их волосами («capillus» — «волос на голове»; см. следующее примечание).

238. «Capillati» (от «capillus» — «волос на голове») — «люди с непокрытыми головами», «простоволосые», в противоположность пиллеатам, имеющим на голове войлочные, шерстяные шапки. Оба термина — «pilleati» и «capillati» — отмечают социальное различие: первый относится к представителям привилегированного класса, второй — к рядовым членам племени. Но в термине «capillatus» едва ли кроется значение «несвободный». В отношении варваров это определение указывает на их длинные, неподстриженные волосы. В VI в. термином «capillati» обозначались люди варварского происхождения в противоположность «римлянам» и «провинциалам» (т. е. римским администраторам, жившим вместе с варварами в провинциях). В таком смысле можно понимать обращение (adressum) одной из грамот Теодериха: «Universis provincialibus et capillatis, defensoribus et curialibus Siscia vel Savia consistentibus Theodericus rex» (Variae, IV, 49).

239. Комозик — преемник Дикинея. (См. прим. 127 о Дикинее.)

240. Корилл (Coryllos), по-видимому, то же, что и Scorylo. Скорилон был вождем даков («dux Dacorum»), т. е. гетов в I в. до н. э., но Иордан называет его «королем готов» («rex Gothorum»). Ввиду того что в I в. до н. э. наиболее крупным вождем гето-дакийского союза, охватывавшего и Дакию, был известный Бурвиста (см. прим. 218), Корилл (или Скорилон) являлся, по всей вероятности, вождем некоторых дакийских племен, входивших в состав союза племен, возглавленного Бурвистой. Впрочем, не удается определить, на какие именно годы падают указанные Иорданом сорок лет правления Корилла-Скорилона. Может быть, они предшествовали годам возвышения Бурвисты.

241. Под «древней Дакией» («Dacia antiqua») Иордан подразумевал римскую провинцию, расположенную к северу от нижнего Дуная. Ее западная граница проходила восточнее течения реки Тиссы, северная определялась Карпатами, восточная — течением Днестра и побережьем Черного моря, а южная — Дунаем, от впадения в него Тиссы и до его дельты. Завоеванная Траяном в 107 г. н. э. провинция Дакия была при Адриане разделена на две части — Верхнюю Дакию и Нижнюю Дакию (соответственно течению Дуная). В 271 г. император Аврелиан оставил Дакию готам и создал новую небольшую провинцию на правом берегу Дуная под названием «Прибрежная Дакия» («Dacia Ripensis»); она находилась между Нижней и Верхней Мезией и имела центром город Ратиарию. У биографа Аврелиана в серии «Писатели истории Августов» отмечено, что провинция, завоеванная в результате походов Траяна, была оставлена Аврелианом, затем им была создана новая провинция — правобережная Дакия (SHA Aur., 39): «Когда Аврелиан увидел, что Иллирик опустошен и Мезия разорена, он, сняв войско и провинциалов [т. е. римскую провинциальную администрацию], покинул Задунайскую Дакию («Transdanuvinam Daciam»), потеряв надежду удержать эту провинцию. Приведенных оттуда людей он поместил в Мезии и назвал «своей Дакией» («suam Daciam») то, что теперь разделяет обе Мезии. В конце IV в. эти же сведения привел в «Бревиарии римской истории» Евтропий (Eutrop., IX, 15, 1). Он тщательно определил новую Дакию, расположенную, как он писал, «in media Moesia»: «ту, что теперь разделяет обе Мезии и находится на правом берегу Дуная, соответственно его течению в море, тогда как раньше она находилась на левом берегу» («est dextra Danuvio in mare fluenti, cum antea fuerit in laeva»). В IV—V вв. различалась еще Внутренняя, или Средиземная, Дакия (Dacia interior или mediterranea) — между Верхней Мезией, Прибрежной Дакией, Нижней Мезией, Фракией и Дарданией. Орозий (V в.) уже не описывает особо Дакии в I книге «Историй»; он говорит только о землях, которые находятся между Дунаем — границей варварского мира — и «Нашим», т. е. Средиземным морем. К ним он относит Мезию, Фракию, Македонию, Ахайю, Далмацию и Паннонию с Нориком и Рэцией (Oros., I, 2, 54-60). О Дакии же, утерянной Римом в 271 г., он кратко сообщает: «Dacia ubi et Gothia» (Ibid., I, 2, 53). Таким образом, Орозий называет древнюю землю даков (гетов) «Готией» («Гетией») лишь по признаку смены населения. Не то делает Иордан. Не указав, что владения державы Бурвисты охватывали (или даже имели в центре) Дакию, Иордан называет ее в связи с именем Корилла, дакийского (гетского) вождя I в. до н. э. Поэтому ему и приходится объяснить, что собой представляла та Дакия, которую он называет «древней», а именно Дакия интересующих его гетов (якобы предков готов), ставшая затем, в начале II в. н. э., римской провинцией на левом берегу Дуная. Ниже он именует описанную им Дакию гетов (впоследствии римскую провинцию Дакию) «Готией» («haec Gothia, quern Daciam appellavere maiores») и делает это, как все, что касается гетов, тенденциозно, изображая их как непосредственных исторических предков готов. Поводом к созданию ложной последовательности: геты — готы послужил, быть может, факт обладания Дакией сначала гетами, а с середины III в. н. э. — готами, когда исконно гето-дакийскую землю можно было назвать «Готией». Дакия, занятая в V —VI вв. гепидами, названа Иорданом «Гепидией» («quae nunc Gepidia dictur»). Таким образом, область, очерченная Иорданом довольно четкими границами (вдоль Тиссы — по Карпатам — по Днестру — по берегу Черного моря), выступает у него последовательно, как 1) Дакия — Гетия (особенно во времена Бурвисты и Корилла, в I в. до н. э.); 2) Дакия — римская провинция (в 107-271 гг.); 3) Дакия — Готия (с 271 г. по V в.); 4) Дакия — Гепидия (в V-VI вв.) При описании Скифии первым племенем у западных ее предков Иордан называет гепидов, живших по рекам Тиссе, Данубию, Флутавзию; глубже за ними, говорит он, т. е. восточнее, лежит Дакия (Get., §§ 33-34). Здесь Иордан как бы выдвинул гепидов западнее Дакии, которую тем не менее называет Гепидией (§ 74).

242. О гепидах см. прим. 102.

243. Боуты (Boutae) — горный проход в Трансильвании или в Семиградье. (См. прим. 207.)

244. Тапы (Тарае). См. прим. 207 о горных перевалах, по которым проникали в древнюю Дакию или во времена Иордана в области, близкие к гепидам.

245. Готия (Gotia). Провинция Дакия, хотя и была оставлена в 271 г. римлянами готам, в данном случае соответствует стране гетов, «Гетии», потому что Иордан сделал историю гетов как бы древнейшей историей готов. Орозий, который приравнял гетов к готам (Oros., I, 16, 2), писал о римской провинции Дакии: «Dacia ubi et Gothia» (Ibid., I, 2, 53) в смысле: «Дакия, та именно, где находится Готия». Названия областей, созданные по именам народов, пребывавших на тех или иных территориях даже короткое время, иногда удерживались надолго. Примером могут служить: «Vandalisia», «Андалузия» (от вандалов), «Каталония» (собственно «Готоалания», от готов И аланов), «Ломбардия» (от лангобардов). Термин «Готия» искусственно связанный с Дакией, привился фактически в двух местах: 1) в южной Галлии, так называемой Септимании, между устьями Роны и восточными Пиренеями. Здесь, на местах пребывания везеготов, название «Готия» держалось до XI в.; и 2) на побережье Крыма, где название «Готия» носило условный характер, обозначая даже в XIV и XV вв. занятую местным населением прибрежную полосу между Судаком и Балаклавой; этот берег с названием «Готии» был уступлен татарами в 1381 г. генуэзцам.

246. Гепидия, Gepidia. Это место текста интересно тем, что автор в немногих словах отражает общие исторические перемены в столь удаленной и изолированной от империи области, какой было нынешнее Семиградье, окаймленное, по выражению Иордана, «венцом гор».

Эта область была некогда «Готией», т. е. «Гетией»; в древности же она была римской провинцией Дакией, а в V-VI вв. стала «Гепидией». Иордан показал здесь последовательную смену варварских племен в местах, достаточно ему известных: «haec Gotia quam Daciam appellavere maiores, quae nunc, ut diximus, Gepidia dicitur». (См. прим. 241 и 245.)

247. Ароксоланы (Aroxolani) — одно из причерноморских сарматских племен, роксоланы, отмеченные еще в конце II в. до н. э. Знаменитая надпись, найденная в Херсонесе и содержащая декрет в честь Диофанта, передает подробный рассказ о походах Диофанта, полководца понтийского царя Митридата VI Евпатора, в защиту Херсонеса против скифского государства в центре Таврики. Союзниками скифского царя Палака были «ревксиналы» (IosPE, I, изд. 2, 1916, № 352, стлб. 1, строка 23: ...tvn Reuxi nalvn eqnoV); «ревксиналы» отождествляются с роксоланами на основании свидетельства Страбона (Geogr., 3, 17: 'Rwxolanoi). Страбон подчеркнул многочисленность и силу роксоланов, пославших в помощь Палаку будто бы 50 тысяч человек. На карте, по Птолемею, это племя помещено у Мэотиды, восточнее язигов. («По всей стороне Мэотиды — язиги и роксоланы, а внутрь от них — амаксовии и аланы—скифы» — «paV olhn thn plVuran thV MaiwtidoV IaVugeV kai Rwxola noi kai endoterw toutwn oi te Amaxobioi kai oi Alanoi Skuqai» (Ptol., III, 5, 7). Последние постепенно двигались на запад и дошли к I в. н. э. до равнины между Тиссой и Дунаем. Роксоланы следовали за язигами и тоже перемещались к западу. Однако как перемещение, так и последовательные места расселения этих племен не могли быть отчетливо показаны в исторических и географических сочинениях. Например, Аммиан Марцеллин, приступая к повествованию о придунайских областях, в связи с рассказом о своем современнике, императоре Юлиане (ум. в 363 г.), сообщает заимствованные у античных авторов сведения. Он говорит о роксоланах только один раз (Amm. Marc., XXII, 8, 31), как об обитателях берегов Мэотиды, и ставит их в ряд не только с язигами (которые уже давно жили на Тиссе), но и со многими племенами времен путешествия Геродота в Ольвию и даже раньше — с мэотами, меланхленами, гелонами, агафирсами, включая и аланов. Писатели, освещавшие события V-VI вв., — Орозий, Прокопий, Агафий, Менандр, Феофилакт Симокатта, — вовсе не упоминают о роксоланах. Иордан дважды назвал «ароксоланов» в §§ 74-75, отмечая их расселение: а) к востоку от древней Дакии и б) к востоку от реки Алуты (нын. р. Олт, левый приток Дуная), где они соприкасались с язигами. Ясно, что и Иордан заимствовал данные из какого-то древнего источника, рисующего, однако, более позднюю картину, чем источник Аммиана Марцеллина. В названии «роксоланы», несомненно, присутствует этническое обозначение «аланы», ему же предшествует слово «рос» или «рокс». В. Ф. Миллер («Осетинские этюды», III, 86) предположил, что «рокс», «рукс» является иранским словом, означающим «светлый». По Миллеру, «роксоланы» — «светлые» или «русые» аланы. Быть может, роксоланов надо усматривать и в названии племени розомонов, росомонов («Rosomonorum gens»), упомянутых Иорданом один раз в § 129. Указанное выше толкование этнического имени «роксоланы» признается до последнего времени (ср., например: G. Vernadsky, Ancient Russia, p. 88, 107-108, 129). По-видимому, первая часть названия «роксоланы» всплыла как самостоятельное этническое имя в сообщении сирийской хроники Захарии Ритора («Псевдо-Захарии»), записавшего в середине VI в., что по соседству с амазонками, — а легенда всегда помещает их близ Мэотиды, — живет «народ ерос» (или «рос», если откинуть дополнительный алеф в сирийской транскрипции). (См. Н. В. Пигулевская, Сирийские источники по истории народов СССР, стр. 166.)

248. Бастарны (у Иордана, упомянувшего это название один раз, Basternae) — крупное племя (или союз племен), известное еще с конца III в. до н. э. (по Титу Ливию). Имя бастарны не германское, а кельтское (ср.: Е. Schoenefeld, Woerterbuch der altgermanischen Personen- und Voelkernamen, 1911, S 45). Бастарны появлялись на берегах нижнего Дуная, переходили реку по льду, нападали на Фракию, но обитали севернее: на северо-восточных склонах Карпат. Эти места их расселения и указаны в источнике Иордана; последний в данном случае говорит о каком-то (не современном ему, конечно) расположении племен («tunc ...a septentrione Sarmatae et Basterne»). В античных источниках Карпаты называются «Бастарнскими горами», «montes Bastarnici». Бастарны вступали в союз и с маркоманнами (II в. н. э.), своими соседями на северо-западе, и с готами (III в. н. э.), находившимися к тому времени близ Черного моря. При императоре Пробе (276-282) большое количество бастарнов было переселено на территорию империи, на, правый берег Дуная, после чего они уже не упоминаются как самостоятельное племя. У Прокопия в списке укрепленных пунктов по побережью Дуная в Мезии приводится название BasternaV где-то близ города Никополя, по-видимому, в районе рек Осмы и Янтры (Aed., IV, 11); это записанное автором VI в. название рядового придунайского укрепления осталось как яркий след пребывания здесь исчезнувшего племени. Тацит в гл. 46 «Германии» засвидетельствовал, что бастарны стали называться певкинами («Peucini quos quidam Bastarnas vocant»), последние же связываются с островом Певка, Peuce, в дельте Дуная; о певкинах и их острове Иордан упомянул в § 91. См. прим. 304.

249. Алута (Aluta) — нынешняя река Олт, левый приток Дуная, берет начало в восточных Карпатах, протекает по южной части Семиградья, пересекает Трансильванские Альпы и впадает в Дунай против города Никополя.

250. Аламаннские поля (Alamannica arva). Определяя истоки Дуная в области аламаннов, Иордан не делает ошибки, так как это племя населяло римские «Десятинные поля» («agri decumates»), очерченные верховьями Дуная и течением Рейна после выхода его из Констанцского озера. Дунай берет свое начало с юго-восточного склона Шварцвальда, с «горы Абноба» (Abnobae), как сообщает Тацит (Germ., I). Плиний (Plin., IV, 79) определил истоки Дуная подробнее; он пишет, что Дунай «рождается в Германии на хребтах горы Абнова (Abnovae), против города Раурика в Галлии». Позднее Аммиан Марцеллин указал, что «река Дунай рождается близ Рауриков на горе, рядом с границами Рэции» (Amm. Marc, XXII, 8, 44). Город Раурик соответствует римскому городу Augusta Rauricorum близ нын. города Базеля на правом берегу Рейна. Иордан не воспользовался этими данными об истоках Дуная.

251. 1200 римских миль равны примерно 1800 км. (Одна римская миля, т. е. одна тысяча шагов, равняется 1,5 км.) На самом деле длина Дуная равна 2860 км.

252. Дунай принимает в себя свыше 120 значительных по величине притоков. Цифра 60 относительно притоков Дуная шла по традиции от Плиния (Plin., IV, 79), который сообщает, что Данувий-Истр, «приняв в себя 60 рек, из числа которых почти половина судоходны», впадает в Понт. В собрании выдержек из «Естественной истории» Плиния, составленном, по-видимому, в III в. н. э. и связываемом с именем Солина (Solin., I, 3, 1), повторено: «Истр принимает в себя 60 рек, почти все судоходные». Как сочинение Плиния, так и Солина были широко известны. Сведения о 60 притоках Дуная Иордан мог внести в свой труд по памяти. У Аммиана Марцеллина говорится также о 60 судоходных притоках Дуная (Amm. Marc., XXII, 8, 44).

253. Можно предположить, что сравнение реки с позвоночником («spina») и с ребрами («costae»), создающими подобие решетки («crates»), возникло у Иордана при рассмотрении карты с изображением Дуная и его притоков.

254. Язык бессов (lingua Bessorum) — язык фракийцев.

255. Pes (pouV) — фут, стопа, равная около 30,5 см.

256. По-видимому, для наглядности было принято сравнивать Дунай с Нилом; знаменитой африканской реке отдавалось первое место, но Дунай, тем не менее, описывался, как почти не уступающий Нилу по величине. Геродот (Hist., IV, 50) называл Истр «величайшей из рек» (potamvn megistoV), но находил, что Нил превосходит его обилием своих вод. У Помпония Мелы сказано, что Истр-Данувий «огромен и из тех рек, что впадают в Наше (Средиземное) море, меньше только Нила» (Mela, II, 8). Ставшее привычным сравнение Дуная с Нилом проникло и в стихотворные произведения. Овидий в стихах, созданных в изгнании близ берегов Дуная, сопоставляет Истр с «папироносной» рекой, т. е. с Нилом, и считает, что Дунай не уже Нила (Ovid. Trist., III, 10). В одной из «Эпиграмм» Авзоний (ум. в конце IV в.) писал от лица Дуная: «Я, Данувий, второй по тебе, о Нил!» («tibi, Nile, secundus Danuvius», — Auson. Epigr., XXVII, III).

257. Тит Флавий Домициан — император в 81-96 гг.

258. Под «готами», которые победили двух полководцев императора Домициана, следует подразумевать гетов-даков. По свидетельству Светония (писал ок. 120 г. н. э.), в «Биографиях цезарей» (Suet., 8, 6), и за ним — Евтропия (IV в.), в «Бревиарии римской истории» (Eutrop., VII, 23, 4), Домициан дважды посылал войска против даков; в первом походе потерпел поражение и был убит консуляр провинции Оппий Сабин, во втором — та же участь постигла другого военачальника, префекта претория Корнелия Фуска, противником которого выступил вождь даков Диурпаней, или Дорпаней.

259. Оппий Сабин. См. предыдущее примечание.

260. Дорпаней (иначе Diurpaneus) — вождь «готов» по Иордану, на самом же деле — вождь даков, против которых направил два похода император Домициан. Орозий, ссылаясь на авторитет Тацита («Истории» Тацита в этой части не сохранилось до нашего времени), рассказывает о победе «короля даков Диурпанея» над Корнелием Фуском, предводителем римлян (Oros., VII, 10, 4).

261. Корнелий Фуск — префект претория при императоре Домициане (81-96); был убит в неблагоприятном для римлян сражении с даками (у Иордана «готами»).

262. Иордан поясняет, что «ансами» называют не просто людей («non puros homines»), а полубогов («semideos»). Из последующего текста видно, что готы называли «ансами» предков рода Амалов, которых также считали «героями» («...Ansis vocaverunt, quorum genealogia» — и далее дается генеалогия Амалов: «horum ergo heroum ... primus fuit Gapt...»). Моммсен в указателе («Index personarum») ссылается на Мюлленгоффа, который вместе с Як. Гриммом сближал термин «anseis» с норманнским названием богов «aesir» и англосаксонским «es».

263. Переходя к генеалогии тех «готов» (даков, гетов), о которых речь шла выше, Иордан приступает к рассказу о подлинных готах, отбросив их псевдоисторию (т. е. историю гетов-даков).

264. Первым именем Гапта Иордан начинает генеалогию рода Амалов, правителей остроготов. Этот перечень имен был с тщательностью перенесен Иорданом в его произведение со страниц «Истории готов» Кассиодора. В одном из писем собрания «Variae» король Аталарих объявляет сенату: Кассиодор «направил свои усилия на [разыскания] о древнем нашем роде, изведав путем чтения все то, что едва еще удержалось в седых записях предков. Он вывел из долгого забвения готских королей, скрытых в убежище старины. Он восстановил Амалов со всем блеском их рода, с очевидностью показав, что мы имеем королевские корни в семнадцатом поколении. Он сделал римским происхождение истории готов» (Variae, IX, 25).

265. В генеалогии готских королей четвертым представителем был Амал. Он дал начало Амалам — царственному роду предводителей остроготов; у везеготов таким же царственным родом их вождей были Балты. Первым историческим лицом из рода Амалов был Херменериг или Херменерих (обычно Германарих), поставленный Иорданом на десятом месте, считая от родоначальника Гапта.

266. Херменериг (Hermenerig), обычно Германарих, — король остроготов, значительно расширивший их державу, основная территория которой находилась на северо-западном побережье Черного моря. Германарих не был в силах отразить гуннское нашествие и даже не отвел своего народа, подобно везеготам, на запад. В 376 г. (или в 375 г.) он умер в глубокой старости (по одной версии — от раны, по другой — не перенеся надвигавшегося позора гуннского ига).

267. Теодерих, Theodericus (457-526) — первый король остроготов в Италии, где он правил с 493 по 526 г.

268. На событиях, связанных с Витигесом, который считался последним королем (536-540) остроготов в Италии, хотя он и не был Амалом по происхождению, а лишь женился на представительнице этого рода, Матасвинте (внучке Теодериха), Иордан заканчивает свой труд.

269. Витигес умер в 542/43 г.

270. Герман, племянник Юстиниана, — блестящий полководец и политик, предполагавшийся преемник Юстиниана. (См. прим. 617.)

271. Патриций (или, по греческим источникам, патрикий) — в позднеримской империи один из титулов, установленных императором Константином в начале IV в. Титул патриция, кроме лиц, исполнявших высшие гражданские и военные должности, давался правителям провинций (например, равеннским экзархам). Особенно почетным считалось дарование титула патриция варварским полководцам и королям. В 434 г. был консулом и патрицием военачальник Аспар из знаменитого и могущественного в Константинополе рода Аспаров-Ардавуриев, готского или аланского происхождения. В 476 г. император Зинон назвал патрицием Одоакра; в 488 г. он же даровал титул патриция Теодериху. Патрициями были Стилихон, Рикимер, Витигес. Император Анастасий прислал королю франков Хлодвигу (481-511) после его победы над везеготами титулы консула и патриция.

272. На Германе, сыне полководца Германа (племянника императора Юстиниана), Иордан кончает перечисление имен рода Амалов. Таким образом, генеалогическая линия рода Амалов — наиболее прославляемого рода готских племен — доходит до отпрыска Амалов (по матери Матасвинте) и императорской ветви Анициев (по отцу Герману). К роду Анициев едва ли принадлежал сам Юстиниан, полное имя которого читается в надписи (CIL, V, 8120, 3) как «Flavius Petrus Sabbatius Iustinianus». Но мысль и тенденция Иордана, писавшего после падения сильного некогда государства Теодериха, ясна: слиянием рода Амалов с царственным (по Юстиниану) родом Анициев символически осуществилась политическая программа Теодериха, направленная на сочетание готов и римлян. Выразительны слова Иордана в конце его труда (Get., § 314): «в нем [в Германе младшем] соединился род Анициев с поколением Амалов, и он [Герман младший], с божьей помощью, таит в себе надежду и того и другого рода». Доведение генеалогии Амалов до такого момента не могло еще интересовать Кассиодора, когда он перечислял главнейших представителей Амалов с целью показать блеск и древность готского рода Теодериха и его наследников. Он назвал в одной из грамот 533 г. (Variae, XI, 1) следующие имена: Hamalus (Кассиодор, по-видимому, не счел нужным начинать перечисление с его мифологического предшественника Гапта, как это сделал Иордан), Ostrogotha, Athala, Winitarius (интересно, что Кассиодор обошел имя Германариха, который не был прямым предком Теодериха), Unimundus, Thorismuth (Кассиодор назвал Гунимунда, сына Германариха, так как Гунимунд и его сын Торисмуд были предками Евтариха — мужа Амаласвинты и отца Аталариха, наследника короля Теодериха), Walamer, Theudimer (Кассиодор назвал только два имени из трех имен: Валамер, Тиудимер и Видимер, принадлежавших трем братьям — правителям остроготов в V в.; из них Тиудимер был отцом Теодериха). Кассиодор остановился в генеалогическом перечислении на отце короля Теодериха, Тиудимере, так как последующие события — грамота была составлена при Аталарихе (526-534) — пока не вызывали каких-либо тенденциозных приемов в связи с генеалогией рода Амалов, к которым прибег спустя около двух десятилетий Иордан (см. вводную статью).

273. Герман, племянник императора Юстиниана и муж Матасвинты, умер в 550 г. (См. прим. 617.)

274. Концом государства Амалов в Италии Иордан считает капитуляцию Витигеса перед Велисарием в 540 г. На этом событии Иордан заканчивает свой труд (§ 313-315).

275. Историк Аблавий, «Ablabius enim storicus». См. прим. 72.

276. О готах на берегах Понта Иордан сообщил в §§ 28 и 42, заимствуя эти сведения у Аблавия.

277. Примечательно, что уже Иордану в VI в. показалось маловозможным, чтобы племя получило свое название от имени отдельного лица, хотя бы и выдающегося. Несомненно, что Иордану бросилось в глаза имя Острогота в генеалогии готских предводителей, но, упомянув его, автор все же развивает мысль о другом происхождении названий остроготов и везеготов: они, по его предположению, назывались так «от места» («a loco»). О месте, которое могло побудить называть части готского племени восточной и западной, см. в примечании об «Ойум» (прим. 68). У Иордана нигде не заметно осмысления этих названий, как происходящих от слов «остр» (austr — «блестящий») и «вез» (weise-«мудрый»). Он придерживался объяснения названий обеих главнейших групп готов как восточных и западных. Однако сам он нигде не употребляет названий «остготы» и «вестготы».

278. Император Максимин (235-238).

279. Император Александр Север (222-235); у Иордана он назван Александром, сыном Мамеи («Alexander Mamaeae»).

280. Имя Симмаха носили два писателя, происходившие из одного римского рода. Древнейший из них — Квинт Аврелий Аниций Симмах (родился после 340 г., умер в 402 г.), оратор и государственный деятель Западной Римской империи, префект города (Рима) в 384-386 гг., консул в 391 г. Он был ревностным сторонником угасавшего в его времена язычества, за что и претерпел изгнание при императоре Феодосии I. До нас дошли фрагменты его речей и несколько сотен писем. Однако «История», не сохранившаяся до наших дней, на которую дважды ссылается Иордан (Get., §§ 83 и 88), принадлежала другому Симмаху, тоже Квинту Аврелию, дважды консулу (в 485 и 522 гг.), отмеченному в консульских списках наименованием «Младший» («Junior»). Симмах Младший, почти современник Иордана, был другом (и тестем) знаменитого философа и писателя Боэция (Anicius Manlius Severinus Boetius, консул в 487, 510 и 522 гг.), казненного Теодерихом в 524 г. За сочувствие Боэцию, по приказанию того же короля, в 525 г. был казнен в Риме и Симмах Младший — текст Иордана о Максимине является заимствованием через Симмаха из Scriptores Historiae Auqustae XIX iul. Cap. Maxim. 2-4.

281. 19 марта 235 г.

282. Император Септимий Север (193-211); у Иордана назван только Севером.

283. 8 стоп (футов), 8 pedes, равны приблизительно 2,5 м (1 pes, pouV?равен 30,5 см).

284. Собственно, не «сильным», а «свежим», «полным сил после отдыха»; утомленному бегом Максимину противопоставили «свежих» после отдыха людей («recentissimos militum»).

285. Обычные награды военных: «серебряные премии» («argentea praemia») — вероятно, запястья (ср. Amm. Marc., XXX, 8,8: «armillae») и золотое украшение («aurea torquis») — витая золотая цепь на шею или же витая золотая гривна. Ср. сообщение Прокопия о том, что перед решающим сражением с Тотилой византийским войскам показывали поднятые на копьях запястья (yellia), витые шейные цепи (streptouV) и позолоченные удила (calinouV crusouV) как награду за отвагу (Bell. Goth., IV, 31, 9).

286. Император Антонин Каракалла (211-217).

287. Император Макрин (217-218).

288. Гелиогабал — император (218-222), сын Каракаллы.

289. Могунтиак, Могонтиак (Mogontiacum, нын. Майнц) — центр римской провинции Верхней Германии на левом берегу Рейна, против впадения в него Майна. Могунтиак возник из основанного Агриппой (в 38 г. до н. э.) и укрепленного Друзом (в 9 г. до н. э.) римского лагеря.

290. Иордан ошибается: Филипп не правил непосредственно за Максимином; после Максимина, убитого в 238 г., были: Пупиен (238), Бальбин (238), Гордиан III (238-244) и уже затем Филипп (244-249).

291. О писателе Симмахе Младшем (казнен в 525 г.) см. прим. 280.

292. Иордан имеет в виду, конечно, не все племя (gens) готов, а его представителя (императора Максимина, сына гота и аланки).

293. Маркоманны и квады — германские племена, жившие к северу от среднего течения Дуная, вокруг верховьев рек Эльбы и Одера. Маркоманны и квады угрожали Римской империи с I в. н. э. Император Домициан отразил их нападение в 88 г. н. э. Особенно упорную войну (Маркоманнская война) с маркоманнами, квадами и другими присоединившимися к ним племенами вел император Марк Аврелий, начав ее в 165 г. и закончив в 180 г. Вскоре маркоманны и квады проникли все же в Паннонию, пересекли ее, дошли до Аквилейи, но там они были разбиты римским полководцем Патерном. Император Коммод, заключив с маркоманнами и квадами мир в 180 г., оставил их на Дунае. Он набирал из них вспомогательные отряды для римского войска. Император Аврелиан в 270 г. опять отбросил эти племена за Дунай, так как, перейдя реку, они появились даже под Анконой. Неясно, какие победы готов над маркоманнами и квадами имеет в виду Иордан, да еще тех времен, когда готы жили в припонтийских областях.

294. Квады — см. предыдущее примечание.

295. Император Филипп-отец правил с 244 по 249 г.; с 247 г. его соправителем стал Филипп-сын. Оба Филиппа были убиты в 249 г.

296. Тысячный год «от основания Рима» («ab urbe condita») исполнился в 247 г. христианской эры, так как годом основания Рима считается 753 г. до н. э. В «Getica» (§ 89) Иордан ошибочно отметил, что в тысячном году Рима шел «второй год» правления Филиппа-отца, но в «Romana» (§ 283) он точно указал «третий» год. Третий год правления Филиппа-отца приходится на 247 год. У Иеронима (под 262 г.), у которого Иордан мог заимствовать сведения, сказано только, что во время правления Филиппов исполнился тысячный год Рима. Орозий, ближайший источник Иордана, записал, что Филипп стал императором в 997 г. «ab urbe condita», т. е. в 244 г. н. э., и что «после третьего года его правления исполнился тысячный год с основания Рима» (Oros., VII, 20, 2).

297. Федератами (foederati) назывались солдаты вспомогательных войск («auxilia») в поздней империи, предоставленные ей тем или иным племенем — готами, гепидами, вандалами, герулами, гуннами — и его вождем по договору («foedus»). По этому договору император обязывался выплачивать федератам ежегодное жалованье («munera», «stipendia») или выдавать соответственное количество продовольствия («annonae», «victualia»); они же обязывались оборонять границы Римского государства. Федераты (особенно в IV-V вв.) являлись отдельным войском, которое не смешивалось с основным войском империи — войском римских солдат (milites, стратиотов — strativtai), — и которое имело своих военачальников. Это отдельное войско, — чаще всего целое племя, — находясь на территории империи, было свободно от налогов и сохраняло свой образ жизни. Прокопий (Bell. Vand., I, 3-4) поясняет, что федератами служили только те варвары, которые не были покорены, ни тем более обращены в рабов (osoi ouk epi tw douloi einai); они примкнули к империи на равных с римлянами началах, потому что joiderafoedera означает союз с (бывшими) врагами (joidera gar taV proV touV polemiouV spondaV kalousi Rwmaioi). Рассказывая о приготовлениях к походу против вандалов, Прокопий сообщает, что войско, посылаемое Юстинианом в Африку, составилось из «солдат и федератов» (ek te stratiwtvn kai joideratwn, — Ibid., I, 11, 2). Впервые термин «федераты» (joideratoi) в противопоставлении термину «стратиоты» (strativtai), римские солдаты, встречается у Олимпиодора в начале V в. В пояснение к первому термину автор говорит (Olymp., § 7), что он относится к «разрозненной и смешанной толпе» (конечно, варварской). Резкое разграничение между варварами-федератами и частями римского войска уже не могло соблюдаться в VI в.; об этом совершенно отчетливо свидетельствует Прокопий. Он констатировал, что если в войска федератов зачисляли первоначально (proteron) только одних варваров, то теперь (nun), т. е. при Юстиниане, хотя все продолжали употреблять слово «федераты», многое изменилось, и название потеряло свой первоначальный смысл (Bell. Vand., I, 11, 3-4); это подтверждается другим сообщением Прокопия (Bell. Goth., III, 33, 13-14): когда герулы получили земли около Сингидуна, то некоторые из герулов стали римскими солдатами, будучи зачислены в так называемые федераты. Таким образом, ясно, что при зарождении и в начале существования института федератов проводилось различие между их войском и войском, сформированным из римских солдат; в дальнейшем же это различие стерлось, что и отметил Прокопий. Он только не пояснил, чем было вызвано подобное явление, хотя, несомненно, знал, что в VI в. империя уже не обладала достаточно сильным войском («милицией»), укомплектованным римскими солдатами («milites»), и что главной военной опорой государства стали — в основе своей всегда ему враждебные — вспомогательные войска федератов. Неспаянность, больше того, постоянная вражда племен несметного варварского мира, неуклонно надвигавшегося на обе части империи, давала возможность последней использовать в борьбе с варварами варварские же силы. Многочисленное и нередко сокрушительное войско из федератов прекрасно справлялось с хорошо известным ему противником, поэтому империя впускала в свои пределы значительные группы людей, объединенных вокруг сильного вождя. Наиболее выдающиеся из «начальников федератов» (arconteV joideratwn) обычно делали блестящую карьеру; они получали высокие звания «комита доместиков» и магистра армии, иногда назначались консулами и даже становились патрициями. В то же время они захватывали такую власть и были настолько влиятельны благодаря находившемуся в их распоряжении войску, что оказывали давление на императоров и даже сменяли их по собственному желанию. Среди таких вождей были и выходцы из того же самого племени (Гайна, Рикимер, Теодерих, сын Триария, также Теодерих Амал, будущий король остроготов в Италии, и др.) и люди, специально поставленные во главе войск федератов, либо варвары по происхождению (например, Аспар, Стилихон), либо римляне, умевшие подчинять себе варварские отряды (например, Аэций). Отряды федератов размещались на границах, где и защищали империю от набегов враждебных варваров. Особенно многочисленные войска федератов (они составлялись почти исключительно из конницы) стояли на дунайской границе и вообще в провинциях на Балканском полуострове. Когда император Валент разрешил готам перейти Дунай и поселиться на территории империи, он этим актом, по словам Иордана, «поставил как бы стену государству своему против остальных [варварских] племен» (Get., § 132).

Сочинение Иордана наряду с сочинением Прокопия содержит немало сведений о федератах: федераты управлялись своими «королями», но за службу империи получали от нее ежегодное вознаграждение («annua munera»); они жили в отдалении (remoti), не на землях империи, а за Дунаем, откуда неожиданно напали на Мезию и Фракию (§§ 89-90). Упоминает Иордан и о федератах при Константине (306-337), пришедших ему на помощь в числе сорока тысяч человек; при этом автор замечает, что и до его времени («usque ad praesens») подобные вспомогательные войска назывались федератами (§ 112). «Возобновилось ополчение федератов» (§ 145) при императоре Феодосии (378—395), хотя в Западной империи, по словам Иордана, при Грациане (367-383) также заключались договоры с варварами за золото и за продовольствие (§ 141). Феодосии, ловким дипломатическим ходом расколов готов на два лагеря, обратил в своих федератов все войско их короля Айтанариха, которое после смерти последнего в 381 г. в Константинополе осталось на службе у императора. «И эти самые готы стали называться федератами» (§ 145). Через несколько лет после смерти Феодосия отряд готов-федератов («Gothorum foederatorum manus») под предводительством Гайны (§ 176) вошел в Константинополь, население которого восстало против засилья варварских войск и против чрезмерного влияния варваров в столице империи (см. прим. 503). Однако и позднее, в V в., когда во главе федератов стоял энергичный Теодерих, сын Триария, федераты угрожали Константинополю. Иордан отметил, как лавировал император между двумя группами федератов, то соперничавших, то сотрудничавших друг с другом; это были, с одной стороны, остроготы с королями Валамером, Тиудимером и Видимером, а затем с Теодерихом, с другой — получившие временный перевес отряды Теодериха, сына Триария, перетянувшие, так сказать, ежегодные взносы («annua solemnia», § 270) на свою сторону и оттеснившие остроготов. Но остроготы вновь заключили договор с правом расселения во Фракии и Мезии и окончательно восторжествовали после смерти Теодериха, сына Триария, и возвышения Теодериха Амала (§§ 287 и 290) при императоре Зиноне. Кроме готов, Иордан упоминает группу федератов-герулов, которые поселились в Дакии по договору с императором Юстинианом на основе «мира и ежегодных даров» («pax et annua colemnia»); герулы продолжали служить империи и при жизни Иордана, о чем он сообщает, подчеркивая, что «до сего дня племя это получает обычный дар от римского императора» («usque nunc consuetum donum gens ipsa a Romano suscipit principe», — Get., § 264). Об этом же вступлении герулов в число федератов империи упомянул, независимо от Иордана, и Прокопий (Bell. Goth., III, 33, 13). Ясно, что Иордан писал о федератах во всех указанных случаях на основе своих наблюдений и сведений, поэтому для освещения вопроса о федератах труд Иордана наряду с трудом Прокопия является важным источником.

298. Здесь отражено предание об одном из первых вторжений готов на земли империи в середине III в.

299. Тайфалы (Taifali) упомянуты Иорданом один раз (§ 91) в связи с нападением готов на придунайские области в середине III в. В 248 г., при императоре Филиппе (244-249), король готов Острогота организовал крупный поход за Дунай, в Нижнюю Мезию. К своему основному войску он присоединил тайфалов, вандалов-астрингов (асдингов), карпов и певкинов. Все они двинулись под предводительством Аргаита и Гунтериха к Маркианополю. Готы и их союзники не овладели еще техникой осады городов и потому не смогли взять Маркианополь. О тайфалах обильнее всего свидетельствуют источники IV в. Это племя неоднократно ставилось в ряд с наиболее крупными и могущественными племенами, угрожавшими тогда империи. У Аврелия Виктора говорится, что Фракией и Дакией, как «принадлежащими их роду землями» («tamquam genitales terras»), завладели готы, тайфалы, гунны и аланы (Aur. Vict. Epit, 47, 3). Епископ миланский Амвросий (ум. в 397 г.), сопоставляя племена, сталкивавшиеся в сражениях в его время, перечисляет: «гунны поднялись на аланов, аланы на готов, готы на тайфалов и сарматов» («Exposito evangelii sec. Lucam», 10). Автор, живший в Риме и в Милане, на основе слухов о варварах, нападавших на империю, вместе с общеизвестными племенами — готов, гуннов, аланов — называет и тайфалов. Для Аммиана Марцеллина тайфалы также являются вполне определенной силой среди варварских племен. Они помогали императору Констанцию в 358 г. в войне против сарматов-язигов, действуя со своей территории (близ Тиссы) совместно с римским войском (Amm. Marc, XVII, 13, 19-20); они не остались в стороне, когда волна готов, уходя от гуннов, надвинулась на берега Дуная. «Земли тайфалов» («Taifalorum terrae») находились поблизости от Серета (Ierasus), где пытался укрепиться Атанарих, обороняясь от гуннов (Ibid., XXXI, 3, 7); наконец, часть тайфалов, примкнувших к готским отрядам Фарнобия для грабительских набегов на правобережье Дуная, была захвачена римским военачальником Фригеридом и выселена, как указал Аммиан, в окрестности Модены, Реджо и Пармы. Позднее (вероятно, в течение V в.) часть племени тайфалов продвинулась на запад вплоть до Галлии. Григорий Турский (540-594) включил в «Историю франков» несколько упоминаний об этом племени: он сообщил о восстании тайфалов («seditio Theifalorum»), происшедшем около 564 г. при короле Хариберте в церковном диоцезе Пуату («in Pectava diocesis»), к югу от Луары; назвал тайфалом по происхождению аббата Сеноха, который родился в области «Theifalia» и жил близ Тура (Greg. Turon. Hist. Franc, IV, XII, [18]; V, 7; Vitae patrurn, XV, 1). Принадлежали ли тайфалы к группе готских племен (Gothorum gentes), к которым относит их Аммиан Марцеллин? (Amm. Marc, XXXI, 3, 8). Судя по указанным источникам, это племя хотя и упоминалось рядом с готами, тем не менее представлялось каким-то отличным от них. Но в начале V в. Зосим определяет и готов, и тайфалов, и другие племена на левом берегу Дуная собирательно как «скифов», считая их, быть может, родственными друг другу (Zos., II, 31, 3; IV, 25, 1). Не решаясь окончательно причислить тайфалов к готам, Л. Шмидт напоминает, что обычно лишь остроготы, везеготы и гепиды объединялись общим готским происхождением (L. Schmidt, S. 546).

300. В данном случае у Иордана (и так во всех рукописях) Astringi, тогда как в § 113 Asdingi, причем здесь с объяснением, что Асдинги — королевский род у вандалов. Контекст подсказывает, что в § 91 вместе с тайфалами и карпами названо племя, а не знатная фамилия. Предполагается, что астринги у Иордана соответствуют племени, носившему имя силингов и входившему в объединение вандальских племен. Силинги отмечены авторами, которые знали и наблюдали вандалов. Например, Идаций, современник вандалов в Испании, отметил, что при расселении вновь пришедших племен вандалы заняли Галлецию; те же, которые были прозваны силингами («Vandali cognomine Silingi»), заняли Бэтику (Idat. Chron., 49). Сообщив, что вандалы и аланы воевали с везеготами, Идаций записал, что король везеготов Валия уничтожил силингов (Ibid., 67). В одной из южногалльских хроник, отразившей события до 511 г., сказано, что силинги были лишь частью всех вандалов, «pars Vandalorum qui Silingi dicebatur» («Chronica gallica», 557, — MGH Auct. antiquiss., IX, 1892, p. 15, № 10). Поэтому можно не оспаривать известия, переданного Идацием, что силинги (а не все вандалы) были уничтожены Валией. Если астринги Иордана были, действительно, частью вандалов, известной по другим источникам под названием силингов, то именно они прошли огромный путь от низовьев Дуная (где они отмечены Иорданом в § 91) до Бэтики в Испании.

Однако, если астринги Иордана не равнозначны силингам, то остается рассматривать это название, как обозначающее род Асдингов, о котором Иордан упомянул в § 113. В таком случае надо думать, что с тайфалами и карпами, ставшими на сторону готов, пошли именно те вандалы, которых вели представители их знатнейшего рода Асдингов. Это имя (в значении племени) встречается в «Римской истории» Диона Кассия: Astiggoi (Dio Cass. Hist., Rom., LXX, 12, 1). Cp. Petri Patricii fr. 7.