Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГИЛЬДА ПРЕМУДРЫЙ

О ПОГИБЕЛИ БРИТАНИИ

DE EXCIDIO BRITANNIAE

7. ТРЕТЬЕ ЖИТИЕ ГИЛЬДЫ (СОДЕРЖАНИЕ)

Третье житие Гильды, как с римской прямотой выразился Т. Моммзен, «еще хуже этих двух [Первого и Второго. — Н. Ч.] плохих» (duabus his поп bonis etiam deteriore), и оно в публикацию Моммзена не вошло. Содержится это житие, по его словам, в рукописи Paris. Lat. 5318, относящейся к XIII веку. Acta Sanctorum также отказались от публикации этого текста, который, по мнению издателя соответствующего тома этой серии, вышедшего в 1643 году, содержит «ни с чем не сообразные и страшные чудесные явления», о которых лучше умолчать. В своей статье издатель приводит только некоторые отрывки, в основном те, которые совпадают с информацией «монаха из Рюи». Он сообщает, что рукопись этого жития, с которой он ознакомился, находилась в Реймсе. Та ли это самая рукопись, которую видел Моммзен, мне неизвестно.

У. Ф Скин упоминает еще об одном житии Гильды, которое содержится в MS Egerton № 7457, хранящемся в Британском музее и оставшемся неопубликованным. В этом житии сказано, что Гильда «родился в Бретани, получил образование у святого Филиберта, аббата Турне; основал монастырь, который, судя по описанию, должен быть монастырем в Рюи и отправился на Остров, под которым, очевидно, однако, имеется в виду Ирландия. Здесь житие внезапно обрывается» 99. Этот пересказ в целом отвечает опубликованному содержанию Третьего жития Гильды.

Мне не известно о каких-либо публикациях текста Третьего жития вплоть до настоящего времени.

Перевод сделан по: Acta Sanctorum, Т. 3 Januarii. P. 371-372. Текст повторяет рубрикацию в этом издании: слова издателя Acta Sanctorum даны курсивом, текст жития — обычным шрифтом. Параграфы соответствуют нумерации параграфов предисловия. [408]


§ 35. Неисчислимые воинства святых, наученные Господним наставлением, счастливо воспитанные в высочайшем благочестии, озаряют все пространства земные, ибо пресверкающее слово Господа наполняет круг земной: и от него возрастают все святые, аки розы и лилии, возросшие на клумбе на травяной лужайке, очищенные в бане спасения, искупленные драгоценнейшей кровью тела Христова.

Из числа их был Гильдасий, происходивший из славного британского рода. Возрос он, рожденный в благородной семье, и был отвезен досточтимыми родителями на остров Уат к блаженному Филиберту из Турнэ 100, чтобы быть там очищенным святым крещением. Вышеуказанный же аббат вместе с блаженным Германом пересек море, дабы проповедовать племенам западного берега слово божественного красноречия. Приняв святое дитя, то есть Гильдасия, он очистил его, как он того желал, святым крещением и дал ему образование в Священном Писании. И видя, что он блестит изысканной телесной красотой и внимательнейшим образом занимается изучением свободных искусств, он горячо полюбил его и всегда давал ему свои святые и укрепляющие советы.

Стало быть, блаженный Гильдасий возрастал в учении наставника в школе Священного Писания и, презирая человеческие измышления и сословные различия, предпочел возвыситься в другом, подражая образу божественного созерцания, и скорее отбросить всю славу человеческого мнения, нежели следовать благородству сей преходящей знатности. И как борец Христов, суровейший воин, живущий в обители, воспринял сильнейшее орудие послушания, оставив прежние нравы и возраст цветущей юности обратил в образ старости.

§ 36. Потом о добродетелях его и занятиях смертных, стремящихся ко Христу, упоминает почти то же, что и монах из Рюи, а потом ход остальной его жизни (это не очень серьезно). Когда святая Бригита просит у него что-нибудь на память, то Гильда бросает в море отлитый им колокол, который прямо приплывает к Бригите, стоящей на берегу; та признает подарок и показывает его доверенным ее заботе девам. Потом Гильда отправляется в Рим, посещает [409] базилики апостолов, исцеляет елевом страдающего водянкой; святой повелевает дракону, чье дыхание было гибельным для Города, подняться на Тарпейскую скалу, чтобы его поглотила земля. В Равенне он возвращает слепому зрение, а немому — речь. Разбойники, готовившие ему погибель, связаны Божественной силой, смогли сдвинуться с места не ранее, чем он, вырвавшись из их рук, велел им. В городе Турне он повстречал святого Филиберта. Вернувшись на родину, ведет на острове Рюи отшельническую жизнь, и совершает множество чудес. Потом он соорудил себе крохотную часовню на берегу моря у некоей реки, под названием Блаве, на некоей выдающейся скале. В нижней ее части он построил мельницу, которая, когда он однажды засыпал в нее зерно, изобиловала мукой множество лет. Всем, кто приходил к нему, он щедро раздавал пищу и исцелял все их немощи.

§ 37. Потом, построив монастырь, сделал из скалы наилучшее стекло, обратил воду в вино. Четверо демонов, одетые в монашеские одежды, приглашают его на похороны святого Филиберта, и он входит на подготовленный ими корабль; они гребут чрезвычайно быстро, и он плывет к острову. Уат; но когда он, преклонив колена, начинает читать святые молитвы, и корабль и гребцы внезапно скрываются из глаз. Он прибывает на Уат на плаще, но шкатулка с Евангелием тонет в море 101. Святой Филиберт оказывается живым и невредимым. При возвращении домой противный ветер забрасывает его на побережье Ирландии, где он исцеляет паралитика. Потерянную им некогда шкатулку находят рыбаки в какой-то огромной рыбе, он узнает ее на алтаре вместе с другими святыми предметами и, поклявшись, что она принадлежит ему, получает ее и открывает на людях. Обращает многих к Богу в Ирландии, Англии и других местах. Поручается за тирана-женоубийцу. Дом того поглощает земля, когда он нарушает данную им клятву; Гильда воскрешает убитую жену, и крестит рожденного ею Гильду-младшего, обучает его грамоте и благочестию. [410]


8. ЖИТИЯ БРЕТОНСКИХ СВЯТЫХ (В ОТРЫВКАХ)

8а. УРДИСТЕН

Житие святого Винвалоэ

Святой Винвалоэ (в современном произношении Гвеноле), по легенде — основатель аббатства Ландевенек, одной из крупнейших обителей Бретани, был сыном бриттского князя. По преданию, он общался со святым Патриком и бежал в Арморику (ум. ок. 504). Память 3 марта. Житие, отчасти написанное в стихах, было создано аббатом Ландевенека Урдистеном в IX веке.

Перевод сделан по изданию: MGH АА XIII (Chronica minora, vol, III fasc. 1), Berolini, 1898, repr. 1961. P. 22 102.

Остров Британия, с которого, как известно, берет свое начало наше племя, славный своей красотой, украшенный стенами, башнями и другими великими строениями, как говорят, имеет огромное количество даров природы и превосходит все соседние с ним земли, принося во множестве и зерно, и мед, и молоко, но отнюдь не изобилует вином (ибо Вакх не любит холода), ибо его охватывает северный ветер.

Стало быть, она, таким добром одаренная, росла сперва, как травка весной; но вскоре, как посев, который не губит холод (ибо, когда пылает летняя жара, вылезает все, что пожирает посевы), породила плевелы и чумоносное семя тиранов. Плодородию почвы способствуют и реки — Сабрина и Тамен 103, разлившиеся по равнинам и удобно разделенные, увеличивают урожай.

Но для всей этой области, которая добром пользовалась по-злому, изобилие было причиной зол. Ведь из изобилия выросли роскошество, гнусные похоти, идолопоклонство, кощунство, воровство, прелюбодеяния, клятвопреступления, убийства и все прочее племя [411] пороков, которыми обычно связан весь человеческий род 104. И, чтобы не повторять далее мне древние преступления, тот, кто хочет больше об этом знать, пусть прочтет святого Гильду (Gyldam), который, рассуждая о ее местоположении и заселении, о ее чудесном обращении ко Христу, и — почти немедленно! — языческом отступничестве, и последовавшем страшном Божественном отмщении, и опять о милости [Божией], дабы не обратилась она совсем в золу и пепел, пишет много подобающего о ее деяниях, хорошо и безупречно.

Однако, она, отчизна циклопов, а ныне кормилица, как говорят, тиранов 105, не оставалась долго в покое без отмщения бичами Божьими, которые жестоко ее преследовали: то частые вторжения врагов, то междуусобные столкновения граждан, то голод, чума и болезни. Я, однако, полагаю, что от этих нравов недалеко отстояло его племя, которое некогда перевезли утлые суденышки на сию землю за морем Британским в то же самое время, когда варварское племя, ощетинившееся оружием, нравами же сходное, захватило родную землю. Тут дорогие сородичи заключились в этом укрытии, и здесь, устав от многих трудов и успокоившись от войны, поселились на берегу. Между тем массами, без числа и без погребения, простирались бедные тела тех несчастных, которые обитали в родных селениях, погибая от внезапной гнусной чумы, и это великое поветрие отчасти опустошило старую родину. Только немногие, и очень немногие, которые едва избежали обоюдоострого меча, устремились, ведомые жестокой нуждой, к ирландской (хотя и враждебной), или к белгской земле, оставив свою родную.


86. УРМОНОК

Житие святого Павла Аврелиана

Святой Павел Аврелиан, известный также в Бретани как святой Павел Леонский (Saint Paul de Leon), родился на территории современного Уэльса. Он создал несколько обителей в Уэльсе и Корнуолле, затем обосновался на севере Бретани. Скончался Павел [412] около 579 года якобы в возрасте 100 лет 106. Память Павла Аврелиана празднуется 12 марта.

Житие святого Павла Аврелиана было создано бретонским монахом Урмоноком из монастыря в Ландевенеке (Бретань). По упоминанию о набегах викингов датируется оно 884 годом. Как и рукопись Первого жития Гильды, древнейший (X век) манускрипт жития Урмонока, опубликованный Ш. Кюиссаром, происходит из монастыря во Флери.

Помимо переведенного нами пассажа об учениках Ильтуда, автор жития Павла передает легенду об увеличении территории монастыря. Однако у него это чудо — плод совместных усилий Ильтуда и четырех его учеников — «некий чудный знак, в котором прославились имена этих четырех учеников вместе со своим учителем» (quidem mirabile signum, in quo et isti quatuor quorum nomina effati sumus discipuli cum suo magistro). Они единодушно просят учителя помолиться о расширении острова, он соглашается и просит, чтобы каждый из них также тайно помолился об этом, «чтобы не только по его, но и по их заслугам соблаговолил Господь даровать молящим рабам сей дар». После того как чудо произошло, Ильтуд своим посохом очерчивает границу моря. В этой версии ни из чего не следует, что монастырь находится на острове. Сначала говорится, что море «врываясь отовсюду, разрушает границы» монастыря, потом же оно «отступает... на милю или несколько более», где Ильтуд и очерчивает ему предел.

Есть здесь и эпизод с птицами-вредителями. Как и в Первом житии Гильды (5), поле стережет Павел, но в своем собственном житии Павел никого не зовет на помощь и справляется с птицами один. Увидев запертых в овчарню птиц, Ильтуд благодарит Бога в латинских стихах. Павел просит отпустить птиц, и после долгого разговора о будущем предназначении Павла, во время которого Ильтуд предлагает Павлу свой монастырь, а Павел отвергает это предложение, птиц, наконец, отпускают. Сравни изложение тех же эпизодов в житии Ильтуда, приложение 96, § 13-14.

Перевод выполнен по изданию: Vie de Saint Paul de Leon en Bretagne. D'apres un manuscript de Fleury-sur-Loire conserve a la bibliotheque publique d'Orleans / Ed. С Cuisssard // RC. Vol. V. 1881-83. P. 421 и сл. [413]


[Ученики Ильтуда] III. Какие у него были школьные сотоварищи, и о чуде, которое через их посредство сотворил премудрый учитель.

У того же учителя Ильтуда, хотя, видимо, и было, милостью Божией, как но добродетели его и ученой премудрости, так и по истине и справедливости христианской религии (как мы уже сказали) множество благородных и прекрасных учеников, но мы, однако, озаботимся указанием имен только четырех наиболее выдающихся из всех (quatuor nomina assignare curabimus prae caeteris eminentiores), каковые как бы по повелению учителя имели превосходство или начальство над другими и, словно одинокие звезды, златым блеском горящие, просияли перлами чудес и знамений и явными свидетельствами трех родов мудрости 107:

Святой Павел, о жизни и чудесах которого, сотворенных им вплоть до кончины, кои он не перестает творить и после исхода из тела вплоть до нашего времени и до сего дня (в том числе и сей труд!) в том же месте, которое теперь называется его монастырем (или городом), в северной части Домнонии, установленным слева от моря, я говорю.

И святой Давид (Devium), которому из-за того, что он из-за строжайшей своей жизни во Христе и вернейшей надежды на воздаяние от Бога-Судьи, жил на хлебе и воде, дали прозвище «Водяной» (Aquaticus).

А также и Самсон, святой понтифик, достойный исповедник, о чьих деяниях и трудах (свидетельства которых имеются в книге, написанной о нем прозою, так что едва ли найдется кто-нибудь, кто бы сравнился с ним святыми нравами после Господа нашего Иисуса Христа, кроме святых апостолов) я предпочитаю умолчать, нежели писать немного.

И святой Гюльда (Gyldan), коего тонкость ума и усердие в чтении и знание книг Священных Писаний показывает та книга, составленная по искусному плану, которую именуют «Жалоба Британии» (Ormestam Britanniae). В ней он, описывая положение этого острова и его несчастия, и его нравы, пестрые, как у барса, приводит, там, где ему кажется нужным, весьма подходящие пророчества об их деяниях, и, ради порицания, или, скорее, указания, вводя между своих слов пророческие, с великим свидетельством, рассуждает хорошо и изящно. [414]


8. ЖИТИЯ ВАЛЛИЙСКИХ СВЯТЫХ (В ОТРЫВКАХ)

Жития валлийских святых, ряд которых также содержит упоминания о Гильде, дошли до нас только в весьма поздних редакциях. Пожалуй, наиболее ранним сборником валлийских житий является хранящаяся в Британском музее рукопись Cotton Vespasian A. XIV, датируемая XII веком. Жития из этой рукописи были изданы в 1853 году У. Д. Рисом 108, в 1944-м — Артуром У. Эвансом 109.

В рукописи имеется семнадцать житий. Помимо житий собственно валлийских святых — Кадока, Давида и других, здесь содержатся также жития ирландских святых — Медока из Фернса и святого Брендана. Таким образом, эти жития были составлены практически одновременно с житием Гильды. Помимо житий, рукопись содержит церковный календарь и глоссарий древнекорнских слов.

Нами подобраны отрывки из житий валлийских святых, которые представляют параллели к биографическим сведениям о Гильде, изложенным в Первом и Втором житиях. В круглых скобках в текстах жития приводятся надстрочные глоссы средневекового писца.

Перевод сделан по изданию Уэйд-Эванса: Vitae Sanctorum Britanniaeet Genealogiae1/ Ed. A. W. Wade-Evans. Cardiff, 1944 (далее сокращенно VSBG). [415]

9а. РИГИВАРХ

Житие святого Давида

Святой Давид — ныне небесный покровитель Уэльса — происходил из рода Кунедды, к которому принадлежал и король Маэлгун, упомянутый Гильдой. О его конфликте с Гильдой рассказывает ирландское житие святого Финниана (см. ниже). Дата смерти Давида является спорной; один из наиболее вероятных вариантов — 589 год. Память святого Давида празднуется 1 марта.

Житие святого Давида создано епископом основанного Давидом монастыря в Меневии по имени Ригиварх (Рицемарх), руководившего монастырем в 1088-1096 годах 110.

Перевод сделан по: VSBG. P. 152 111.


[Гильда благословляет святого Давида] § 5. Росло ее чрево, и мать по обычаю, чтобы принести дар — раздать милостыню за младенца, пришла в некую церковь послушать проповедь Евангелия, которое проповедовал святой Гильда, сын Кау во время короля Трифуна 112 и сыновей его. Когда же мать вошла, то Гильда, внезапно умолкнув, словно с заткнутым ртом, не произносил ни слова. Когда народ спросил его, почему, прервав проповедь, он замолчал, он ответил: «Обычной речью я могу говорить к вам, проповедовать же не могу; но выйдите наружу и оставьте меня одного — может быть, так смогу я проповедовать».

Когда народ вышел наружу, сама мать осталась и спряталась, скрывшись в углу, не то, что бы не повинуясь предписанию, но страстно желая услышать животворные наставления, дабы показать высокую честь сына. Потом и второй раз, отчаянно стараясь и выбиваясь из сил, он [Гильда] попробовал [проповедовать], но, быстро прерванный, ничего не смог. Испуганный этим, произнес он громким голосом: «Заклинаю тебя, — говорит, — если кто прячется от меня, покажись из своего укрытия!». Тогда та отвечает: «Я, — говорит, — здесь прячусь между створкой двери и стеной». Он же, полагаясь на Божественное провидение: «Ты, — говорит, — выходи наружу, а народ [416] пусть войдет обратно в церковь». Все пришли и как прежде, расселись по своим местам, и проповедовал Гильда, словно труба звенящая.

И спросил народ святого Гильду, и сказал: «Почему ты не мог в первый раз проповедовать нам Евангелие Христово, когда мы хотели слушать?» И ответил Гильда, и сказал: «Позовите ту святую женщину, которая вышла из церкви». Мать тогда спросили, и она призналась, что беременна, и сказала святая Ноннита: «Вот она я». И тот сказал: «Сын, который во чреве этой святой женщины, великую милость и силу молитвы имеет, поскольку Господь даровал ему честь, и царство, и брагминацию (власть или достоинство) над всеми святыми Британии вовек до и после Страшного суда. Прощайте, братья и сестры! Не могу я жить здесь дольше, из-за сына этой святой женщины, потому что ему передано царство над всеми людьми сего острова, и нужно идти мне на другой остров, и всю Британию оставить этому ребенку». По сему всем стало ясно, что надлежит родиться ныне тому, кто превзойдет честью, мудростью и красноречием всех ученых Британии.


96. ЖИТИЕ СВЯТОГО ИЛЬТУДА

Мы располагаем житием святого Ильтуда, достаточно поздним, находящимся в составе коллекции житий в MS Cotton Vespasian A. XIV 113. Житие Ильтуда в том виде, в котором мы его имеем, написано, очевидно, в начале XII века, так как в конце жития, в § 26 114, упоминается о посмертных чудесах святого Ильтуда, когда его монастырь при Вильгельме Завоевателе (то есть до 1087 года) чудесным образом спасся от валлийцев с Севера. Однако, судя по всему, в житии содержится, и определенное количество раннего материала, в частности, информация о том, что Ильтуд был женат на женщине по имени Тринихид, расстался с женой, дав обет целомудрия, и что она впоследствии навещала его 115. Дата кончины Ильтуда точно не известна: предполагают, что он умер между 527 и 537 годами 116. Память святого Ильтуда празднуется 6 ноября. [417]

Перевод выполнен по изданию: VSBG. Р. 208, 210-214, 220-222.


[Ученики Ильтуда]. § 11. Об учреждении сельскохозяйственных работ и о многочисленности братии.

Итак, досточтимый аббат, Элтут, поскольку никто ему теперь не препятствовал, остался в мире. Пашет и сеет, жнет и живет своим трудом. Распределил он сельскохозяйственных рабочих по полям. Семена умножаются, и воздают великой мздою за труды. Заботится он о нуждающихся покрывает нагих, посещает недужных и заключенных. Сто человек братии, столько же рабочих, клириков и бедняков по сотне ежедневно. Всегда он был готов оказать гостеприимство и никогда не отказывал в гостеприимстве просящим. Раздавал он щедрее, чем получал в руки, не доверяя [то, что получал] сторожить никаким сторожам. В щедрой его душе никакой не было погибельной гордыни, но лишь смирение, благоволение и незапятнанная вера. Стекались к нему многие ученые, из числа которых эти четверо — то есть Самсон, Паулин, Гильда и Деви (то есть Давид) учились, наученные мудрости, и множество других, таких как они.

[Чудо с увеличением острова] § 13. О том, как море, ворвавшись, прорвало дамбу, и об отступлении моря и появлении источника по молитве святого Ильтуда.

Помянутая приятность сих мест была мила жителю: поле отовсюду окружали равнины, и оно было разделено пополам нетронутым лесом. Однако оно страдало от частых разливов вод и затоплений, доходивших до кладбища. Посему, подвигнутый скорбью и страхом, дабы больше не заливало и не опустошало всю долину, сделал огромный ров из известки и камней, чтобы он задержал разливающиеся воды, которые обычно текли безмерно, оставив потоку только средний путь, чтобы идти к морю. Когда труд был завершен, сила воды разрушила ров. Восстановил он его вторично, и сломали волны второй труд. Повторил он третий раз, но не было от повторения пользы, но разрушился [ров]. Восскорбел святой Элтут, говоря так: «Здесь жить больше не желаю: хотел бы очень, но не могу, страдая от морского волнения. Разрушает строения, втекает в часовни, которые мы трудолюбиво соорудили». Призвал он и взмолился к небесному Защитнику о помощи, чтобы тот сказал, как ему не оставить то удобное место, которое он выбрал. Между тем, намереваясь на следующий день уйти, в ближайшую ночь, когда он беспокойно спал, голос ангельский заговорил со спящим такою речью: «Заповедаю тебе и воспрещаю, не отступай от того, от чего отступить намерен. Ибо не [418] хочет Бог, чтобы ты отступал от сей долины, ибо услышаны молитвы ваши Всевышним Слушателем, который освобождает всех, верящих в Него и молящихся. И тебя освободит от этого вредного и тревожного беспокойства. На следующий день, после того, как придешь с молитвы, держа посох, направься быстро к текущему морю, которое обратишь ты в бегство в силу Божьего чуда, угрожая посохом. Побежит от тебя и не возвратится наводнение, и вернется в места привычные, как беглец некий, страшась преследующего недруга».

Стало быть, ранним утром, как заповедал во сне ангел, направился он к водной глади текучей. Начал он так делать, начало море бежать, словно живое, разумное существо стало. Волны тихи стали и на берегу встали. Когда же берег весь осушился, и он вонзил свой посох [в землю], внезапно во мгновение явился чистейший родник, целебный для лечения болезней, который и теперь ключом бьет неизменно, и, что всего чудеснее, хотя он и близко к морю, вода в нем пресная.

Сотворив это, блаженнейший Ильтуд, преклонив колена, взмолился к Господу небес, говоря: «Прошу я тебя, о Всевышний Основатель и Податель всех благ, который подтверждает и увеличивает даяния, чтобы на сей границе стал предел водам и не возвращались они сюда, где избрал я постоянное обиталище. Пусть не вредит, пусть не тревожит, пусть здесь успокоится, пусть здесь пристают корабли». Вот и случилось, как он просил, так, что эта болотистая земля, когда ее осушили, стала плодородной весьма, а что нельзя было пахать, то тут есть множество для братии лугов и выпасов для скота. Потом, возвратившись, избранный служитель Божий, воздав хвалу Всевышнему Богу, и спокойно и в процветании стал жить, без наводнения, которое больше не приходило к нему, и не вредило, по чуду Божиему и безупречной молитве святейшего Элтута, и он сам сказал такие слова об этом чудесном воздействии: «Теперь могу жить; хотел уходить — теперь не хочу. Не будет море меня беспокоить; опустошив окрестности, отступает. Теперь ничего не боюсь, и причины бояться у меня нет. Хочу теперь строить, поскольку теперь я не страшусь» 117. [419]

[Зловредные птицы] § 14. О жалобах заключенных под стражу птиц, расхищавших посевы.

Осенней порою, когда зрел урожай, птицы начали расхищать посевы святого Ильтуда и оставили их почти лишенными колосьев. Узнав об этом, святой Элтут (или Ильтуд) восскорбел об ущербе и велел своим ученикам ежедневно по очереди охранять посевы, ревностно бросая камни из пращи целый день. И ученик Самсон, когда пришла его очередь, желая из благоволения (или послушания) исполнить предписание учителя, охранял [посевы] как только мог; однако целым и невредимым сохранить [урожай] не сумел. Попросил он Божественного совета и помощи, чтобы суметь ему запереть это множество пернатых, не зная, как еще избавиться от стаи вредителей.

Подумал он себе, вдохновенный Божественным советом, и, подумав, нашел, что делать. Бог дал ему отогнать птиц от посевов без полета. Пытаются лететь, но, как не стараются, не могут. Видя это, добрый Самсон заставил их идти перед собой, словно домашних четвероногих, по [их] собственной воле. Они были вынуждены войти в ворота, и когда ворота открылись, вошли в амбар, словно лошади или овцы, и шли они друг за другом, словно как овцы или лошади — как те укрощаются, привыкая идти. Остались хорошо запертые птицы, без сети захваченные — укротила Господня сила, которая держит и звезды, — слезно стенают, жаждут-голодают, песнь скорбную в заслуженной темнице изливают. Плачет стая сия, на волю просится, кается, что не будет никогда опустошать зерновые посевы, и освобождает Ильтуд вредоносное полчище. И после этого чуда они уже не вредили.

[Колокол Гильды] § 19. О пище небесной в пещере, и всеобщем плаче по Илътуду, и о колоколе, посланном ему святым Давидом, зазвонившим по Божественному повелению, и о возвращении его из пещеры в обитель.

[Из-за ссоры с королем Мерхионом Ильтуд вынужден прятаться в пещере].

Молился, стало быть, усердно блаженный Ильтуд, ежедневно постясь. И каждый девятый час посылался ему один небесный хлеб из ячменя, и один кусочек рыбы, которыми он и кормился. После скромной трапезы он шел к соседнему ручью и черпал себе ладонями воду, как Павел и Антоний, первые отшельники, себе черпали. Потом возвращался в пещеру, смотря, чтобы от входа никто его не увидел.

А его тщательно искали по рощам и лесам и по ущельям долин, и в старательных поисках не находили. И сколько он так прятался, [420] скорбели знатные, не зная, что будет, бедняки и вдовы жалостно плакали, говоря: «Кто же нас защитит? Кто же щедрой рукой отгонит от нас нужду? Давал он щедро, никому в своем не отказывал. С любовью подавал он помощь всем, кто его об этом просил, и вообще всем нуждающимся поддержкой был. Скорбел со скорбящими, радовался с радующимися. Беспрестанно распространял апостольские поучения, и семена эти воздавали стократно. Тем, кто должен был быть наказан и наказанным быстрой был помощью, выкупая их молитвой и постом, и щедрыми раздачами. Если живет он еще в веке сем, то держат его в тюрьме подземной! А если умер, то пусть будет ему, по нашему желанию, вечный покой».

Когда так они говорили это и многое другое, шел некий путник, который был послан историографом Гильдой, неся медный колокол, изготовленный тем же Гильдой, чтобы он принес его святому Деви (то есть Давиду) понтифику в подарок, в память о прежней дружбе и привязанности.

Когда он шел мимо той пещеры, которая была близко к проезжей дороге, зазвонил колокол, подвинутый без человеческого участия. Святой Ильтуд, услышав нежный звук, приблизился к тому, кто нес его, и потряс им три раза, испытывая его сладчайшее звучание и расспрашивая его, куда он направляется, или куда несет эту драгоценную вещь, прекрасней, чем золото. Тот, отвечая, глаголет: «Направляюсь и несу сей колокол святому Деви (или Давиду) по приказу славнейшего Гильды». Сказав это, отступил, и пришел в Меневийскую долину, предоставив сей дар понтифику. Тот, кому его даровали, потряс колокол; однако при движении он не издал никакого звука. Понтифик, дивясь этому чуду, просил у посланника, двигал ли кто-то [колокол] или звонил в него, когда тот шел по своему поручению. Тот, спрошенный, ответил, как случилось вышесказанное, и рассказанное ему святой отец счел верным, сказав: «Знаю, что учитель наш Ильтуд хотел владеть им, приятности звука ради, но не хо; тел просить, услышав, что он должен был быть мне подарен Гильдой. Не восхотел Бог, чтобы он был у меня. Возвратись без промедления к пещере и отдай святому Ильтуду предназначенную ему вещь, которой он желал».

Посланник вернулся к Ильтуду и выполнил предписание понтифика, оставив там жильца одного, если не считать частых ангельских явлений. Потом посланник рассказал в обители, что видел и что с ним случилось. Услышав это, братия радостно отправилась в указанное место, [421] где и обрела дражайшего аббата. Радуются братья, обретя благочестивейшего аббата, радуется и он сам, зная, что нельзя было его найти и нельзя было ему вернуться без Божьей на то воли. Пришли все соотечественники, воздавая хвалу за возвращение Господина, говоря так: «Раньше мы были скорбны, теперь веселы и в безопасности от всякой превратности и опасности. Ничего мы не боимся, кроме Господа, которого страшиться надлежит, при таком прибежище. Никто не посмеет нам противодействовать при таком господине! Короли и князья явятся перед добродетельным князем, и место это — главное над местами сей области. Наша радость пряталась в тайной пещере и не выходит за границы без прошедшей скорби. Пещера эта — не темна, но полна света, ибо там живет Ильтуд, и не перестает сиять ангельским сиянием!»


9в. ЛИВРИС

Житие святого Кадока

Имя Кадок — уменьшительное от Катмаэль (позднее Кадфаэль), что значит «князь битвы» 118. Святой Кадок был сыном короля Гвинллива и его супруги Глэдис. Весьма объемное житие святого Кадока было написано Ливрисом (или Леофриком), сыном епископа Лланкарвана (Нанткарвана) Хервальда, в период епископства последнего (ок. 1056-1104 гг.). Завершается житие загадочной историей о том, как Кадок стал епископом в Италии и принял там мученическую смерть. Память его празднуется 24 января. Даты жизни и время кончины Кадока точно неизвестны.

Перевод сделан по изданию: VSBG, 82-86; 94 119. [422]


§ 26. О путешествии святого Кадока в Шотландию и чудесах, там им сотворенных

[Прибыв в Шотландию, святой Кадок собрался строить монастырь в окрестностях горы Баннок 120].

Однажды, когда святой Кадок копал землю около строящегося монастыря, он обнаружил кость шейную (или шеи) некоего древнего героя, чудовищную и непомерной величины, через которую — о чудо! — мог беспрепятственно проехать на лошади могучий воин. Обнаружив это, святой Кадок, изумившись, сказал: «Не подойду я ни к воде, ни к питью, но молитва будет мне вместо хлеба, а слезы — вместо питья, покуда Господь не откроет нам, что это было за чудесное [существор. В ту же ночь дошло до него с неба ангельское речение, глаголюще: «Се, глас молитвы твоей принят и услышан Господом и то, что ты покорно просил у Бога, даст Он тебе. Воистину укрепи священнослужителей твоих и прочий народ словами, дабы не вострепетали они от того, что должно случиться с ними. Ибо завтра древний гигант здесь восстанет в первый час дня, и будет он твоим копателем, покуда будет жить». Услышав это и встав утром, он объявил народу ангельское речение.

И тут, когда он беседовал с народом, вот тогда явился им воскресший гигант, ужасный и огромный, чудовищного роста. Увидев это, все в селении, испуганные, сказали: «Вот, призрак, обратившийся в человеческий облик, явился искусить нас». А чудовищный сей герой бросился в ноги мужу Господню, говоря: «О святой Кадок, выдающийся раб божий, благословен будь Богом и людьми! Ибо я усердно прошу великой твоей милости, дабы ты никогда не позволил бедной моей душе, весьма мучимой доселе в страшных харибдах Коцита, вернуться туда снова». Святой же: «Кто же ты, — говорит Кадок, — и из какого рода произошел? Да и разъясни нам подробно, каков был образ твоей кончины». Гигант отвечает: «За горой Баннок царствовал я много лет. Случилось так, что по диавольскому наущению я, с войсками моих разбойников пришел на эти берега ради того, чтобы грабить и опустошать их. Король же, который в те времена царствовал над этой [423] областью, преследуя нас со своим отрядом, убил меня и мое войско, когда сошлись мы в бою. С того дня и доселе мучаемся мы в прожорливых огнях геенны, но мое наказание все мучения других превосходило огромностью наказаний, ибо я больше всех погрешил против Бога, как и в Писании говорится: "Сильным и муки сильные уготованы"». Человек же Божий расспросил, как он зовется. На это он отвечает: «Кау (по прозвищу) Придин (Pritdin) 121, или Каур, звался я доселе» 122. Ему человек Божий: «Возрадуйся, — говорит, — и будь бодр душою, ибо даровал мне Бог, чтобы ты еще пожил в веке сем, и после завершения здешней жизни, если выкажешь верное и благочестивое послушание Богу, и смиренно будешь повиноваться моим поучениям, и совершишь достойное покаяние за грехи твои, тогда из темницы сего злополучного тела душа твоя переселится к славе вечной, и будет там с Богом счастливо царствовать». На то гигант отвечал так: «Все, что ты мне предпишешь, легко мне покажется, и охотно послужу я к его исполнению». И с того дня до самой кончины сей копатель блаженного мужа исполнял посредством копания то, что ему было предписано (illic beati uiri fossor, quae ei precipiebantur, fodiendo effectus est) [...].

§ 27. О колоколе, который святой Гильда отказался дать человеку Божьему

[Проведя в Шотландии семь лет, Кадок возвращается в Лланкарван].

[Колокол Гильды] Нельзя умолчать о том, что некий бритт, выдающийся ученый, прекрасный писатель и умелый ремесленник, по имени Гильда (egregius scholasticus et scriptor optimus, callidus artifex), из ирландских земель придя сюда с неким прекраснейшим пестрым колоколом (uaria campanula), воспользовался на одну ночь его [Кадока] гостеприимством в Лланкарване. Тот, весьма изумившись сему колоколу, зазвонил в него. И поскольку красота, звук и цвет ему были приятны, то он попросил вышеупомянутого Гильду уступить ему сей инструмент. Тот отказался, говоря: «Не продам я его, но возложу на алтарь святого Петра в Риме». Блаженный же Кадок, настаивая на своей просьбе: «Наполню я его тебе, — говорит, — монетами». Но Гильда вторично отверг предложенную цену. А тот добавил: «Дам я тебе столько чистого золота, сколько он может вместить». Тот [424] отказался — не продаст, мол, колокол ни на каких условиях, утверждая, что принесет его по обету Богу и святому Петру и, милостью Божией, исполнит свой обет, хотя, как говорит Соломон: «Глупый и нечестивый обет неугоден Богу».

Потом отправился Гильда в паломничество в Рим с этим самым колоколом и представил его Римскому папе Александру 123, говоря: «Сей колокол, который я изготовил и принес сюда из Ирландии, возложу я Господу и святому Петру на его алтарь». Верховный понтифик апостольской церкви принял его. Внимательно осмотрев его, он попытался в него позвонить, чтобы послушать его звук, но он никакого звука не издал. Тогда папа, весьма удивленный, спросил клирика: «Почему же колокол твой, хотя он имеет железный язык, или било, не звонит? И почему же будто свинцовым стало то, что железное? Скажи, — говорит, — кто последний раз в него звонил».

А тот отвечает: «Господин мой, некий святой муж, по имени Кадок, проживающий в Британии, во время этого паломничества предложил мне свое гостеприимство, и когда он звонил в последний раз в этот колокол, тот производил нежный звон». Папа ему отвечает: «Муж, о котором ты говоришь, некогда был мне знаком, ибо сюда семь, а в Иерусалим три раза, приходил он молить о прощении душам своих родных и соплеменников». Папа снова взял колокол, и благословил его, и сказал: «Сей колокол, благословленный мною и освященный, отнеси обратно святому Кадоку, чтобы на нем совершались все важнейшие клятвы и чтобы был он твердым прибежищем всей Британии. И будет этот колокол почтен у бриттов по двум причинам — поскольку благословен он мною и потому что владеть им будет святой Кадок. Ибо я слышал о неверии и мятежном упрямстве сего племени, и поэтому посылаю я его им, чтобы на нем согласно заключали они соглашения и мирные договоры. Если же кто принесет на нем ложную клятву, то если не совершит достойного покаяния, то, без сомнения здесь и в будущей [жизни] будет анафема».

Когда муж апостольский произнес эти слова, блаженный Гильда, приняв упомянутый уже знак, отправился обратно и принес его Кадоку, пребывающему в Лланкарване, и все то, что было ему [425] сообщено мужем апостольским об этом знаке, передал. Поэтому тот еще более жадно, чем ранее, принял священный колокол и тут же собственным руками позвонил в него мелодичными звуками. Он же немедленно испустил нежно звучащую мелодию, которую раньше, в присутствии Папы, он отказывался [издавать].

Старые и ученые валлийцы (annosi Brittonum periti) свидетельствуют, что Господь, из любви ко святому Кадоку, посредством сего колокола дважды воскрешал мертвых и когда-нибудь воскресит третьего. И он дважды говорил человеческим голосом и должен когда-то заговорить в третий.

§ 33. О воре, который украл быка

Еще случилось, что некогда один управляющий святого Кадока, которого в то время звали в Лланкарване могильщиком, по повелению аббата и по нужде клириков, отправился ко двору некоего королька по имени Ридерх 124, неся с собой Евангелие Гильды. А в тот же день при этом дворе происходил судебный процесс о некоем крестьянине, который украл какого-то быка и всеми силами отговаривался от обвинения в преступлении. Тогда могильщик подошел к нему и внезапно, в виде шутки, обнажил свой ножичек (cultellum) немалой величины и, потрясая им дрожащей рукою, сказал: «Эй ты, глупец, вот нож святого Кадока: если ты поклянешься ложно, то тут же смертью умрешь, ибо он пройдет через твои внутренности». Тогда крестьянин в превеликом страхе бросился к ногам того клирика и, исповедуясь, сказал: «Ради любви к Господу и святому Кадоку прости меня, ибо я совершил преступление — украл быка и даже принес ложную клятву». Узнав об этом, король с присутствующими поклонился Евангелию Гильды и не замедлил одарить клирика, а вора отдал в вечное услужение обители святого Кадока.

§ 34. О Евангелии Гильды

Когда блаженный Гильда проживал на острове Эйхин 125, служа Богу, написал богослужебную книгу (missalem librum scripsit) и отдал ее святому Кадоку, который был его исповедником, и посему книга эта называется «Евангелием Гильды» [...]. [426]


10. ЖИТИЯ ИРЛАНДСКИХ СВЯТЫХ (В ОТРЫВКАХ)

10а. ЖИТИЕ СВЯТОГО ФИННИАНА

В истории ирландской церкви известны Два святых Финниана — Финниан, основавший монастырь Клонарда (Клуань Ирардь в верховьях реки Бойн) и Финниан из Мовилля (Маг Биле на севере Ирландии). Финниана (или Финтана) из Клонарда обычно отождествляют с адресатом переписки Гильды (см. Приложение 1), «Веннианом писателем», и именно его считают возможным автором ранне-ирландского «Пенетенциалия Финниана». Согласно данным ирландских анналов, Финниан из Клонарда (Финниан мокку Тельдув), умер в 548 или 549 году во время эпидемии «красной чумы» 126. Память его праздновалась ирландской церковью 12 декабря 127.

Сохранилось три жития Финниана из Клонарда — два латинских и одно ирландское. Предполагают, что ирландское житие представляет собой перевод утраченного полного варианта латинского жития. Ирландское житие Финниана сохранилось в «Книге Лисмора» 128.

Перевод сделан по изданию: Lives of saints from the Book of Lismore / Ed. with a transl. by W. Stokes. Oxford, 1890 (Anecdota Oxonensia, Mediaeval and Modern series, 5). P. 75-76.


Когда он достиг возраста тридцати лет, то отправился за море (...) 129.

После этого Финтан пошел в Килл Муйне 130. Там он нашел троих мудрецов (suithe) — их звали Давид, Гильда (Gillas) и [427] Катмаэль 131. Причина их собрания была такая: спор относительно главенства и аббатства острова Британии между двумя из них, то есть между Давидом и Гильдой. Братия монастыря решила, чтобы Катмаэль рассудил их.

Когда Катмаэль увидел святого Финтана, он тщательно расспросил его. «Почему ты уделяешь столь большое внимание, — спросил Давид Катмаэля, — этому молодому чужестранцу, который вошел в дом?» — «Я вижу на нем великую благодать», — сказал Катмаэль. «Если уж есть, — сказал Давид, — на нем благодать, то пусть он теперь заговорит с нами на бриттском языке и разрешит этот спор между нами». Финтан сделал крестное знамение над своими устами и заговорил по-бриттски, словно бы это был его родной язык, и присудил остров Давиду из-за его старшинства.

После этого Финтан, и Катмаэль, и Давид, и Гильда пошли поговорить с королем бриттов, чтобы попросить у него места для кельи. Тот сказал, что у него нет [места] 132.


106. ЖИТИЕ СВЯТОГО БРЕНДАНА

Святой Брендан мокку Алте, сын Финдлуга (ок. 484-577), происходил из племени Алтрайге на юго-востоке Ирландии, в Мунстере. Полное его имя было Бренандь (Brenaind): Брендан — уменьшительная форма. В 558 или 559 году он основал монастырь в Клонферте на западе Ирландии, в Коннахте. Несмотря на позднейшие фантастические легенды о нем, нет оснований сомневаться как в историчности личности Брендана, так и в том, что он предпринимал морские путешествия: в житии святого Колумбы (521-597), написанном в конце VII века Адамнаном, упоминается о встречах Брендана с Колумбой и его поездках к Колумбе в Шотландию. [428]

Пространный эпизод с участием Гильды содержится в достаточно позднем житии святого Брендана из Клонферта, написанном на ирландском языке.

Традиция о святом Брендане бытовала в двух видах: как «Плавание Брендана» (Navigatio Brendani) — весьма популярный в Средневековье текст, переводившийся на многие европейские языки, и собственно «Житие святого Брендана» (Vita Brendani). Данное житие является наиболее полной формой агиографической традиции о святом Брендане. Оно содержится в манускрипте, составленном францисканцем Майклом О'Клери в 1627-1635 годах. Имеются также несколько версий жития на латинском языке. Некоторые из них и послужили основой ирландской версии О'Клери, однако в ней содержатся и материалы, более нигде не встречающиеся, в частности, стихотворения в приводимых ниже эпизодах 133.

Согласно житию, Брендан решил отправиться в Британию по следующей причине: он хотел искать там суда над самим собой из-за трагического происшествия с одним из его монахов. Однажды Брендан оставил на берегу свою лодку, в которой сидел охранявший ее псаломщик (psalm-chettlaidh). Разыгралась буря, и брат псаломщика сказал Брендану: «Наверное, утонет мой брат в этой лодке, и лодка наверняка разобьется, и утонет он, и тела его не найдут». На что Брендан в страшном гневе ответил: «Если ты тут изображаешь, что тебе его жалко больше, чем мне, то встань сам на его место, и исполняй его обязанности». Брат псаломщика отправился по приказу Брендана и тут же утонул; сам же псаломщик остался невредим — волны моря расступились перед ним, как перед Моисеем 134. Через некоторое время Брендана стала мучить совесть из-за гибели брата псаломщика; он просил суда над собой у святых Ирландии; те безуспешно искали ответа в Писаниях. Святая Ита, воспитательница Брендана, посоветовала ему отправиться за решением за море 135.

После этого Брендан пошел в британские земли по требованию своей приемной матери 136, в место, где пребывал Гильда-британец [429] (Gillas Bretnach) с тринадцатью мужами; как сказал в своем стихотворении Мо Куа, сын Долкана 137:

Повернул Брендан посолонь 138

С тринадцатью мужами — долгое путешествие;

Было благородным 139 его хождение... 140

Ибо он крестил всех мужей Британии (fir Alban) 141.

После очень долгого и утомительного странствования он достиг земли бриттов, и после путешествия по грубой, странной, тупо-безумной земле бриттов Гильда-британец сказал своему народу приготовить им большой пир: «К нам сюда сейчас придут, — сказал он, — люди святые и работящие, глава веры и благочестия, апостол Павел, воскресший в человеческом облике, отец, утомленный землей и морем — Брендан, сын Финнлаэга».

Брендан достиг земли бриттов в зимнее время, пробыв в пути три года. Гильда велел поставить на двери града 142 семь железных замков, чтобы удостовериться в святости и вере чужестранцев. После этого Брендан пришел ко граду Гильды, чтобы поговорить с самим Гильдой; и в ту ночь, когда они отправились ко граду, выпал большой снег, так что вся земля была полна, и доходил он людям до пояса. Однако [430] снег не приблизился к ним, но был на большом расстоянии от них с каждой стороны.

Тогда привратник сказал им со стены града: «Идите, — сказал он, — и пусть ваши добрые дела откроют вам». Тогда Брендан сказал своему служке, то есть Талмаху: «Встань, — сказал он, — и открой нам дверь». Талмах протянул руку к двери, и эти семь замков тут же сразу разбились. Тут же открылся перед ними этот град, который был в безопасности, потому что казалось, что один он не откроет семь железных замков. И замки после этого уже не нашли.

После этого они пришли к храму, и на нем были три замка из закаленного 143 железа. Тут Брендан протянул руку к двум створкам дверей и сказал: «Откройся перед нами, о мать Христова, то есть церковь». После этого разбились эти три замка, так что их после этого уже не нашли. Тогда служка храма сказал Брендану, как научил его Гильда: «Сотвори литургию, о Брендан», — сказал он. И там был готов алтарь с принадлежностями на нем, и там была книга с греческими буквами (is fad urlamha о tribh litrib greccdaib fuirri) 144. Брендан открыл книгу и сказал: «Открой и просвети меня относительно твоих букв, о Всемогущий Боже». После этого Брендан стал сразу читать вслух греческую книгу.

После этого Гильда со своими людьми подошел к Телу Христову к руке Брендана. И тогда увидел Гильда человеческую [плоть] на дискосе и кровь в чаше. Тогда Гильда очень испугался, потому что он часто причинял Брендану неприятности. «Что случилось, о Брендан? — говорит он. — Готовится мне отмщение, за то, что я поступил несправедливо с тобой!» Тогда Брендан сказал: «Да спасешься ты от этого отмщения за то, что ты испытывал чужестранцев, и теперь время прощения — время подходить к Телу Христову». После этого Брендан снова благословил алтарь, и на дискосе оказалось Тело Христово, и в чаше было вино, смешанное с водой. После этого народ Гильды (popul Gillais) принял Тело Христово из рук Брендана, и Брендан со своими монахами провел там три дня и три ночи.

Тогда он сказал Гильде, в чем его нужда. Гильда тогда сказал: «Не буду я выносить суждение о тебе, если ты не сделаешь одну вещь. Есть в окрестностях этого града опасная долина, и там два льва, — то [431] есть лев и львица, и они опустошили эту землю. Пойди и разберись с ними во имя Господа, и освободи от них этот народ. И тогда Господь вынесет о тебе суждение».

Тогда Брендан тут же радостно отправился в путь и с ним его ученик Талмах.

Тогда львица спала в полдень. Брендан сказал Талмаху: «Быстро разбуди львицу». Он сошел к ней в долину и ударил ее своей рукой. Львица тут же встала и испустила очень громкий крик, так что пришли в ужас племена и области, которые находились по соседству. Тогда лев пошел на этот крик — яростно и свирепо. Брендан тогда сказал им: «Вставайте, — сказал он, — и возьмите с собой всех львов, которые только есть в долине, и охраняйте стада этого народа отныне и вовеки». И когда львы услышали голос Брендана, они тут же встали, словно благочестивые монахи, и взяли с собой своих детенышей.

Велико было чудо, которое там случилось: львы — свирепые, секущие, сильные — стали кроткими, как домашние собаки, так что они охраняли стада в той земле, как пастушьи овчарки 145. Тогда все думали, что львы убьют Брендана и Талмаха, а тут увидели, что они возвращаются целые и невредимые, а за ними идут львы, словно маленькие телята за своей матерью. И когда все увидели, что за Бренданом идут львы, они чрезвычайно перепугались, и тут же вскочили на своих лошадей, и разошлись по лесам и рощам той земли. Потом они вернулись, после того, как очень испугались, и львы не напали на них 146. [432]

Гильда очень устрашился и предложил себя Брендану в качестве послушного монаха до конца дней своих. И тогда сказал ему Гильда: «Бог, — говорит он, — тот, кто выносит о тебе суждение, поскольку ты его преданный и достойный сын. Но если я могу предложить тебе совет — оставайся в нашей земле, и весь этот народ будет всегда служить тебе, и твоей будет власть над этой страной и этой землей», и сказал:

Придет к тебе все это племя — без слабости —

Как оно есть, с их добром,

Мужи, дети, женщины — без упрека —

Всегда будут выполнять твою волю.

Тогда сказал Брендан: «Я исповедаюсь 147 перед Царем созвездий 148, — сказал он, — для меня творения этого мира не больше, чем песок морской, или листья в лесу», и сказал:

Вот, я исповедаюсь,

О Гильда (a Ghillais), — Царю созвездий —

Для меня этот краткий век

Не больше, чем речная вода.

После крещения и после того как он благословил град Гильды, и племена, которые жили по соседству, и оставив им свое благословение, он ушел. После этого народ и племена очень плакали, потому что они полюбили его, как будто он был им отец. [433]

11. УИЛЬЯМ МАЛЬМСБЕРИЙСКИЙ

«ДЕЯНИЯ АНГЛИЙСКИХ КОРОЛЕЙ» (ФРАГМЕНТ)

Уильям Мальмсберийский, уроженец юга Англии (ок. 1095-1143) 149 в своих «Деяниях английских королей» упоминает Гильду в связи с аббатством в Гластонбери 150 и характеризует его в первую очередь как историка.

Перевод выполнен по изданию: Willelmus Malmesbiriensis monachus. De gestis regum Anglorum libri quinque; Historiae novellae libri tres / Ed. by W. Stubbs. Vol. 1-2. London, 1887-1889. P. 24, § 20.


Гильда, историк остроумный и изящный, коему бритты обязаны своей славой среди других народов. [434]


12. РАДУЛЬФ ИЗ ДИЦЕТО

«СОКРАЩЕНИЯ ХРОНИК» (ФРАГМЕНТ)

Декан церкви святого Павла в Лондоне, историк Радульф из Дицето (р. в 1120-х гг. — ум. после 1201) 151 включил Гильду в число историков, которыми он пользовался при составлении своего «Сокращения хроник». Всего Радульф использовал сорок семь источников, от Помпея Трога до Роберта де Ториньи, которые он перечисляет в начале «Сокращения» в хронологическом порядке. Гильда помещен перед Григорием Турским.

Перевод сделан по изданию: Radulfus de Diceto, decanus Lundoniensis. Opera historica. The historical works of Master Ralph de Diceto, dean of London/ Ed. by W. Stubbs. Vol. 1-2. London, 1876. Vol. 1. P. 22.


Гильда описал деяния бриттов слезной речью (flebili sermone) в году от воплощения Господа 581 152. [435]


13. УИЛЬЯМ НЬЮБУРГСКИЙ

«АНГЛИЙСКАЯ ИСТОРИЯ» (ФРАГМЕНТ)

Оригинальная и нелицеприятная характеристика Гильды-историка содержится в «Английской истории» 153 йоркширца Уильяма из Ньюбурга (ок. 1136 — ок. 1196) 154. Уильям резко отрицательно относился к валлийцам; особенную неприязнь вызвало у него воспевание фантастических подвигов короля Артура у Гальфрида Монмутского. Опровержению Гальфрида посвящено предисловие к «Истории».

Перевод выполнен по изданию: Willelmus Neuburgensis. Historia anglicana (отрывки) // MGH SS, Vol. XXVII: Ex rerum anglicorum scriptoribus saeculi XII. et XIII / Ed. F. Liebermann, R. Pauli. Hannoverae, 1885. P. 224.


Историю нашего племени, то есть англов, составил достопочтенный пресвитер и монах Беда. И он был должным образом подготовлен к задуманному труду: ведь чтобы подступить к избранной им теме с большей осведомленностью, он с изящной краткостью сжато изложил даже и наиболее славные дела бриттов, которые были первыми обитателями нашего острова. Однако племя бриттов до нашего Беды имело своего собственного историка, Гильду, о чем свидетельствует и Беда, вводя в свои сочинения некоторые его слова, как я и сам убедился, когда несколько лет назад наткнулся на книгу этого Гильды и почитал ее 155. Ведь поскольку речь его весьма глупа и [436] неотесанна, мало кто озаботился тем, чтобы переписать или иметь его, и его редко можно найти. Тем не менее его свидетельство — честности немалой, поскольку дабы обнаружить правду собственного своего племени он не пощадил и, будучи весьма скуп на хорошие слова о своих [согражданах], оплакивает он многие их злодеяния. И, не страшась, чтобы не умолчать о том, что есть на самом деле, он, — бритт о бриттах! — написал, что они «ни в войне не сильны, ни в мире не верны». [437]


14. ГИРАЛЬД КАМБРИЙСКИЙ

ОПИСАНИЕ КАМБРИИ (ОТРЫВОК)

Английский историк и писатель Гиральд Камбрийский (Джеральд де Барри, ок. 1147 — ок. 1220) был сыном норманна Уильяма де Барри и Ангарет, потомка валлийской королевской семьи. Он избрал карьеру священнослужителя, был архидиаконом и епископом. Перу Гиральда принадлежит много сочинений, как исторически — «краеведческих» — «Описание Ирландии» (Descriptio Hiberniae), «Завоевание Ирландии» (Expugnatio Hiberniae, оба — ок. 1187), «Описание Камбрии» (Descriptio Cambriae, ок. 1204-1205), так и агиографических и автобиографических, например «Автобиография» (De rebus a se gestis).

Перевод сделан по изданию: Giraldus Cambrensis. Descriptio Cambriae // Giraldus Cambrensis. Itinerarium Cambriae et Descriptio Kambriae / Ed. J. F. Dimock. London, 1868 (Rolls series, 21, vol. 6). P. 207-209.


II. 1. О том, что [валлийцы] живут разбоем и соглашений и мирных договоров не соблюдают.

При этом они предаются грабежам и живут похищенным и украденным и считают обычным делом разбой не только по отношению к чужеземным и враждебным народам, но и между собой.

Соглашения же и мирные договоры, если предоставляется им возможность нанести вред, не соблюдают, предпочитая вере и религиозным таинствам грязную наживу. Некогда это заявил и Гильда в книге «О погибели бриттов» (De excidio Britonum) как историк, не утаив пороки своего народа из любви к истине, в таких словах: «ни в войне не сильны, ни в мире не верны».

Однако тогда, когда Юлий Цезарь, который был могущественен, как никто в мире, — [438] В страхе (...) тыл показал британцам, к которым стремился 156, — разве не были они тогда — под предводительством Кассивеллауна — сильны? А тогда, когда Белин 157 и Бренний 158 присоединили своими победами Римскую империю? А что же во время императора Константина, сына нашей Елены? 159 А в царствование Аврелия Амвросия, похвалы которому воздает даже Евтропий? 160 А каковы же они были во время славного нашего — не скажу легендарного — Артура?!

Но и наоборот, когда они были побеждены скоттами и пиктами, такими подлыми народами, и столько раз беспокоили вспомогательные римские легионы, говоря (как мы узнаем из Гильды): «варвары нас к морю, а море к варварам гонит; тут мы тонем, тут нас режут!» 161 — разве тогда они были сильны и достойны похвалы? И когда саксы, призванные на помощь, нанятые за плату наемники, завоевали и подчинили их, разве были они сильны? И (наиболее сильное из всех этих доказательство в пользу их малодушия) что Гильда, бывший человеком святым и из того же самого народа, во всех тех историях, которые он написал о деяниях их, ничего и никогда выдающегося о них не передал потомству [...] 162. [439]

О Гильде же, который настолько резко отзывался о своем народе, бритты говорят, что он написал это, оскорбленный, из-за своего брата, шотландского князя (Albaniae principem), которого убил король Артур. Потому и те многочисленные и прекрасные книги, которые написал он во славу короля Артура и своего народа, услышав об убийстве брата, все, которые были, он бросил в море. И по этой самой причине об этом великом государе ничего нельзя найти в подлинных документах.

Текст воспроизведен по изданию: Гильда Премудрый. О погибели Британии. Фрагменты посланий. Жития Гильды. М. Алетейя. 2003

© текст - Чехонадская Н. Ю. 2003
© сетевая версия - Тhietmar. 2008
© OCR - Николаева Е. В. 2008
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Алетейя. 2003