Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГИЛЬДА ПРЕМУДРЫЙ

О ПОГИБЕЛИ БРИТАНИИ

DE EXCIDIO BRITANNIAE

ГИЛЬДА В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ТРАДИЦИИ УЭЛЬСА, БРЕТАНИ, ИРЛАНДИИ И АНГЛИИ

Попытка собрать средневековые свидетельства о Гильде была предпринята Моммзеном в его издании Гильды 5. Моммзен как дословно приводил цитаты, так и отмечал, что у данного писателя упоминается в таком-то контексте Гильда. Таким образом, в его подборку вошли свидетельства святого Колумбана, Ненния (упомянут), Беды, Алкуина, бретонских церковных писателей Урдистена и Урмонок, отрывок из жития святого Тейло, из сочинений Гальфрида Монмутского (цитата, разбор его данных о Гильде), Уильяма Ньюбургского, Радульфа из Дицето, Гиральда Камбрийского. Кроме того, в издании Моммзена приводятся полностью два жития Гильды 6.

Настоящая подборка средневековых свидетельств о Гильде ни в коей мере не претендует на полноту. Сюда включены в первую очередь самые ранние упоминания о Гильде (у святого Колумбана, Беды, Алкуина); бретонское (Первое) и валлийское (Второе) жития Гильды, краткое содержание неопубликованного Третьего жития, а также параллельные места к ним из житий других бриттских (валлийских и бретонских) святых.

Сюда не включены упоминания о Гильде у Ненния и Гальфрида Монмутского, поскольку перевод этих памятников на русский язык уже имеется 7. Необходимо учитывать, что значительное число ссылок на Гильду у Гальфрида является мнимыми, в чем читатель сам [366] сможет убедиться, сравнив подлинный текст Гильды с произведением Гальфрида.

Материал расположен по времени составления — от более древнего к более новому. По этому критерию жития Гильды, возможно, следовало бы поместить после других валлийских житий, но предложенный порядок изложения представляется нам более логичным и удобным для восприятия. [367]

1. СВЯТОЙ КОЛУМБАН

ИЗ ПЕРВОГО ПОСЛАНИЯ

Послания святого Колумбана содержат наиболее раннее из дошедших до нас упоминаний о Гильде.

Святой Колумбан (ок. 543-615) 8 был видным деятелем ирландской и европейской церкви, основателем ряда монастырей на территории франкских королевств и на севере Италии. До нас дошло несколько его посланий на латинском языке, адресованных различным римским папам (в том числе Григорию Великому), и другим клирикам 9.

Основной темой переписки Колумбана являются его взаимоотношения с меровингскими клириками и проблема только что возникшего тогда конфликта между церквами бриттского происхождения — ирландской, валлийской, бретонской, отчасти англосаксонской — и континентальной церковью по поводу даты празднования Пасхи и другим вопросам церковного обихода.

Два упоминания о Гильде содержатся в Первом послании святого Колумбана, адресованном папе Римскому Григорию Великому. В послании Колумбан затрагивает ряд вопросов, относящихся к нормам церковной жизни: проблему даты празднования Пасхи, вопрос о епископах, впавших в грех симонии (поставления священнослужителей за деньги), и вопрос о монахах, оставляющих монастыри самовольно. По двум последним вопросам Колумбан счел нужным сослаться на авторитет Гильды.

Ранние рукописи посланий Колумбана до нас не дошли. Что касается Первого послания, то оно известно по двум источникам. Первый — это копия, сделанная в XVII веке Й. Метцлером со старинной рукописи, хранившейся в основанном Колумбаном монастыре Боббио [368] (MS St Gall 1346). Она обозначена в издании Уокера как М. Второй источник — это первое издание посланий Колумбана, осуществленное П. Флемингом в 1667 году. Флеминг пользовался также каким-то старинным манускриптом из Боббио, содержавшим пять посланий Колумбана. Был ли это тот же манускрипт, каким пользовался Метцлер, и если это были две разные рукописи, то в каком отношении они находились друг к другу — неизвестно 10. Первое послание имело особую судьбу: в рукописи, которую взял за основу для издания Флеминг, текст первого послания был в очень плохом состоянии, и он сам не смог его переписать. Уже после кончины Флеминга Первое послание было добавлено в «Collectanea Sacra» его сотрудником Т. Шеерином, однако остается неясным, смогли Шеерин разобрать нечитаемую рукопись или копию с нее Флеминга, или воспользовался другим источником 11. В издании Уокера публикация Шеерина обозначена буквой S.

Перевод сделан по изданию: Sancti Columbani opera. Ed. by G. S. M. Walker. Dublin, 1970 (Scriptores Latini Hiberniae, Vol. II). P. 8-9.


[...] 6. Кроме того, спрашиваю, как ты рассудишь о тех епископах, которые поставляются против церковных правил, то есть ради прибыли; ведь и Гильда писатель (Gildas auctor) 12 писал, что они симониты и зараза. Неужели следует быть в общении с такими? [...]

7. Третий вопрос у меня такой: ответь, прошу, если тебя не затруднит, что нужно делать с теми монахами, которые ради созерцания Бога и воспламененные жаждой совершенствования жизни, идя противу обета, оставляют места первого своего обращения и, вопреки желаниям аббатов, побуждаемые монашеской горячкой, или ослабевают, или бегут в пустыни. Финниан писатель (Vennianus auctor) 13 спросил о таковых Гильду (Gildam) 14, и тот изящнейшим образом отписал (elegantissime ille rescripsit); однако от желания учиться постоянно возрастает беспокойство. [369]


2. БЕДА ДОСТОЧТИМЫЙ

ИЗ «ЦЕРКОВНОЙ ИСТОРИИ НАРОДА АНГЛОВ»

Прославленный англосаксонский историк и проповедник Беда Досточтимый (ок. 673-735) широко использовал «О погибели Британии» в своих работах — как в «Церковной истории народа англов» 15, так и в своей хронике, составляющей последнюю часть его сочинения «Об исчислении времен» (De temporum ratione) 16. В «Церковной истории» цитируется упомянутое у Гильды число британских городов (I, 1), в основном на Гильде основан рассказ об арианской ереси (I, 8), о постройке римлянами стен (12), посольстве к Аэцию (13), призыве саксов (14) 17. Однако имя самого Гильды у Беды упоминается лишь раз.

Перевод сделан по: Beda Venerabilis. Bede's Ecclesiastical history of the English people / Ed. by B. Colgrave and R. A. B. Mynors. Oxford, 1969.


1,22. [Беда пересказывает пассаж из «О погибели Британии» (26), где Гильда говорит о том, что бритты развратились, забыв о прошлых страданиях, и прибавляет]:

Они [бритты] к другим невыразимым преступлениям, совершенным ими, которые описал их историк Гильда (historicus eorum Gildas), добавили еще и то, что никогда не занимались проповеданием слова веры племени саксов или англов, которое с ними вместе населяло Британию. [370]


3. АЛКУИН

ИЗ ПИСЕМ

Алкуин (ок. 730-804), англосаксонский ученый, живший при дворе Карла Великого, воспринимал сочинение Гильды как страшное предупреждение современникам. Нападения викингов внушали ему опасения: вдруг, так счастливо завладев прекрасным островом, англосаксы потеряют его, как некогда бритты? Об этом он писал в послании к епископу Этельварду (793) и в послании к жителям Кента.

Перевод выполнен по изданию: Alcuinus. В. Flacci Albini seu Alcuini abbatis et Caroli Magni imperatoris magistri opera omnia// PL, C. Paris, 1851. Ep. X. Col. 154. P. 250.


ПОСЛАНИЕ К ЕПИСКОПУ ЭТЕЛЬВАРДУ (ФРАГМЕНТ)

Ведь отцы наши по попущению Божьему (Deo dispensante), хоть и были язычники, завладели этой страной (hanc patriam) с помощью воинской доблести. Какой же это будет позор, если мы, христиане, потеряем то, что приобрели они, язычники?! Я говорю это из-за того бича, который теперь поражает части нашего острова, который уже почти триста пятьдесят лет тому заселили наши праотцы. В книге Гильды, мудрейшего из бриттов, написано, что эти же самые бритты из-за грабительства и жадности князей, из-за нечестия и несправедливости судей, из-за слабости и редкого проповедания епископов, из-за роскоши и дурных нравов народа, потеряли родину. Так остережемся же и в наше время предаваться порокам, дабы благословение Божье сохранило нам в добром благополучии родину, которую соблаговолил [Бог] даровать нам в милости Своей. [371]

ПОСЛАНИЕ К ЖИТЕЛЯМ КЕНТА (ФРАГМЕНТ)

Послушайте Гильду, мудрейшего из бриттов, и посмотрите, из-за каких, похожих, причин бритты потеряли царство и родину. Посмотрите на себя, и в вас самих найдете много подобного. [372]


4. ВУЛЬФСТАН, АРХИЕПИСКОП ЙОРКСКИЙ

ИЗ «ОБРАЩЕНИЯ К НАРОДУ»

Вульфстан, епископ Лондонский, позднее архиепископ Йоркский и епископ Вустерский, также обратился к наследию Гильды в трудное для английского народа время — на рубеже X-XI веков, когда английской государственности угрожали нападения датчан. Ему принадлежит проповедь, традиционно именуемая «Обращение Волка (Sermo Lupi) к англичанам, когда их очень преследовали датчане, что было в дни короля Этельреда» 18 (по принятому тогда обычаю, Вульфстан перевел первую часть своего имени — Wulf — «волк» на латынь, и получилось Lupus). Скорее всего, «Обращение» было написано в 1014 году.

Издатель «Обращения» Д. Уайтлок полагает, что информацию о Гильде Вульфстан черпал из приведенного выше послания Алкуина, которое сохранилось в одном из принадлежавших Вульфстану манускриптов 19. Однако Вульфстан был широко образованным человеком, хорошо знакомым с произведениями более ранних английских авторов — Беды, Альдхельма, святого Бонифация и поэтому не исключено, что он был знаком с сочинением Гильды непосредственно, а Алкуин лишь подсказал ему мысль о его использовании.

Перевод выполнен по изданию: Sermo Lupi ad Anglos / Ed. by D. Whitelock. London, 1939, 2nd ed, 1952. P. 51-52 20. [373]


Один великий мудрец (Фeodwita) 21 во время бриттов, называвшийся Гильда, написал об их злодеяниях, как они своими грехами так — очень и весьма! — разгневали Бога, что он позволил войску англов совсем захватить их землю и полностью уничтожить власть бриттов. И случилось это, как он говорил, из-за грабительства сильных, и жадности до неправедной наживы, из-за беззакония народа, и из-за несправедливых приговоров, из-за лености епископов, из-за низкой трусости служителей Божьих, которые зачастую совершенно замалчивали истину, и шамкали челюстями о том, о чем должны были бы кричать. И из-за греховной роскоши народа, из-за обжорства и множества других грехов землю свою они потеряли, да и сами пропали. И давайте поступать так, как нам должно, и поостережемся от того, чтобы быть таковыми... [374]


5. МОНАХ ИЗ РЮИ

ПЕРВОЕ ЖИТИЕ ГИЛЬДЫ

Так называемое Первое житие Гильды принадлежит некоему анонимному монаху из монастыря в Рюи (Бретань), по преданию, основанного Гильдой. Первая его публикация принадлежала Иоанну а Боско (Жан Дюбуа), который пользовался рукописью из библиотеки бенедиктинского монастыря в Флери-сюр-Луар (1605) 22. Жан Мабийон и Люк д'Ашери имели в своем распоряжении рукопись, происходившую из самого монастыря в Рюи (1668) 23. Рукопись из Рюи была более полной: в первом издании недоставало глав 13-15. Первое житие было включено в публикацию Моммзена. Моммзену не удалось ознакомиться с какой-либо рукописью Первого жития. Он издал его, используя две вышеупомянутые публикации.

По предположению Ф. Ло, это житие могло быть написано в 1060-1067 годах Виталисом, который был аббатом Рюи с 1038 года. Первое житие отчетливо распадается на две части: первая рассказывает собственно историю жизни Гильды, вторая посвящена событиям истории монастыря в Рюи и посмертным чудесам святого Гильды с конца IX века. Таким образом, можно считать (как это и делали некоторые), [375] что основная часть жития, рассказывающая о Гильде, могла существовать в том виде, в котором мы ее имеем, уже в IX веке 24.

Однако ряд соображений, высказанных как Ф. Ло, так и Ж. Лотом, позволяет в этом усомниться. Во-первых, нет достоверных свидетельств о существовании самого монастыря в Рюи до его «восстановления, или, я бы даже хотел сказать, постройки», как выразился Ж. Лот, в 30-х годах XI столетия 25. Бретонский историк Р. Ларжильер тщательно исследовал посвящения Гильде (церкви, часовни, другие церковные объекты) в Бретани. Результат его работы позволил установить, что ни одно из них не предшествует реконструкции монастыря в XI веке 26. В главе 33 жития рассказывается, как Дайок, который был аббатом монастыря в Рюи в начале X века во время нашествий норманнов, спрятал от них под алтарем монастыря в Локменех (Локмине) кости святого Гильды, которые были обретены «в наше время» (tempore nostra) — то есть в середине XI столетия. Эту главу как Т. Моммзен, так и Ж. Лот сочли интерполяцией. В этой же главе упоминается аббат Локмине по имени Танет. Он известен по другим источникам, к примеру, по картулярию аббатства Святого Спасителя в Редоне, грамоты которого относятся в основном к IX — началу X века. Однако об аббате Дайоке или его монахах нигде более, в том числе в записях Редонского картулярия, нет никаких сведений. В картулярии, грамоты которого в основном перечисляют дарения земель монастырю от великих герцогов Бретани, упоминаются некоторые земли, находившиеся в непосредственном соседстве с нынешним монастырем в Рюи, однако никаких намеков на наличие здесь монастыря или монахов в картулярии нет 27. Ж. Лот также обращает внимание на то, что в главе 16, где речь идет об основании монастыря Гильдой, его название приведено автором жития в поздней, современной ему форме: in monte Reuvisii, в то время как в Редонском [376] картулярии (то есть в документах IX века) это название фигурирует в более древнем варианте: Rouuis 28. Это также говорит против того, что первые главы жития были составлены в IX веке. Ж. Лот заключает, что само пребывание Гильды в Бретани вообще сомнительно. Монахи монастыря в Рюи, видимо, уже в XI столетии отождествили известного святого Гильду, автора «О погибели Британии», с неким местным святым, чье имя звучало, как «Гвелтас».

Таким образом, неизбежен вывод, что, по всей вероятности, в Рюи не было собственной традиции о святом и что при основании (или даже реконструкции) монастыря, когда возникла необходимость в написании жития его основателя, сведения черпались из самых разных источников.

Главы 32-45 (Р. 101-106), где содержатся истории о посмертных чудесах Гильды и чудесах в монастыре Рюи вообще, зачастую совершенно не связанных с именем Гильды (например, рассказ в главе 42 о волосатой лапе, двигавшей подсвечник), оставлены нами без перевода.

Перевод выполнен по изданию Моммзена: Vita Gildae auctore monacho Ruiensi // MGH AA XIII (Chronica minora, vol, HI fasc. 1), Berolini, 1898, repr. 1961. P. 91-101.


1. Блаженный Гильда происходил из плодороднейшей области Ареклута 29 и родился от отца Кавна 30 (patre Cauno) 31, мужа [377] благороднейшего и православного, и с самого детского возраста всей душою стремился последовать Христу. Область Ареклуты является частью Британии и берет своей название от некоей реки под названием Клут, которой по большей части она и орошается. Между прочим, то, что сам святой Гильда написал о несчастьях, и прегрешениях, и погибели Британии, он предваряет следующим [...] 32.

Показав, таким образом, расположение и преимущества места и области, откуда был родом вышеупомянутый досточтимый и святой муж, дальше описывается, с Божьей помощью, его житие.

2. Родитель же его Кавн, как говорят, имел и других четырех сыновей, а именно, Куилла 33, мужа весьма сильного в сражениях, который после отца унаследовал его царство, еще Майлока 34, которого [378] отец наставил в Священном Писании. Хорошо ему обучившись, он оставил отца и, отрекшись от имущества отцовского, пришел в Ливхес, в области Элмал 35, где воздвиг монастырь, и там, в гимнах и молитвах, постах и бдениях, служа постоянно Богу, прославленный добродетелями и чудесами, упокоился в мире.

Эгрей же с братом Аллеком и сестрой Петеовой 36, посвященной Богу девою, таким же образом и сами, оставив имущество отцовское и построив на близком друг от друга расстоянии свои часовни, в середине расположили сестрину. Поочередно в свой день один из них служил с сестрою дневные часы и, воздав хвалу Богу, до захода солнца возвращался в свою часовню: поскольку каждый из них служил вечерню отдельно в своей часовне. И вот, как мы уже сказали, упомянутые нами блаженные и святые мужи, а именно, Майлок, Аллек и Эгрей с блаженной сестрою все вместе, как уже было сказано, стремились к Небесному отечеству, в постах и молитвах жизнь свою окончив, когда Бог их призвал, приняли плату за труды свои и в собственных, построенных ими часовнях они и похоронены, просветленные и прославленные многими чудесами и чающие воскресения во славе.

3. Блаженный же Гильда, то есть Гильдасий 37, будущая честь и краса своего рода, был передан своими родителями для обучения блаженному Ильдуту 38, который, приняв святое дитя, начал учить его Священному Писанию и, видя, что он блистает внешним видом и чрезвычайно усердно занимается свободными искусствами, полюбил его от всего сердца и вдумчиво заботился о его обучении. А блаженный Гильда, помещенный под воспитание учителя в школе Божественного писания и свободных искусств, блистал и из двух [предметов] заботился больше об обучении учению божественному, нежели [379] риторическому, желая подражать виду божественного созерцания, оставив совершенно славу человеческого мнения и не желая следовать благородству своей знатности. Таким образом, борец Христов и отважнейший воин, живя в монастыре, принял сильнейшее оружие послушания и, оставив мальчишеские нравы, возраст цветущей юности перенес в форму старости. И как только он стал новобранцем в войске Вечного Царя, оставив юношеские обычаи, показал множество свидетельств вечного спасения как старым, так и молодым, сочетая нравы обоих возрастов, он был прославлен своей мудростью, усерден в чтении священных книг, всегда предан бдениям и молитвам, с неутомимым милосердием благочестив, в действии мягок, с красивым лицом и прекрасный всем телом, — он, кто был распят для мира — и мир для него.

В школе вышеупомянутого ученого Ильдута учились многие сыновья благородных, между которыми весьма славны были как благородством рода, так и честностью нрава Самсон и Павел 39, но и этих дивной проницательностью и мудростью превосходил блаженный Гильда: из этих святейших Самсон 40 потом стал архиепископом бриттов, а Павел был епископом церкви озисмиев 41.

4. Вышеупомянутый Ильдут обитал со своими учениками на некоем узком и тесном острове, шероховатом от сухой почвы. Однажды блаженный мальчик Гильда обратился к нему и сказал: «Господин ученый, я слышал, как недавно ты из Евангелия проповедовал слова нашего Спасителя, где Он объяснял своим ученикам, что если с верою попросят у Бога то, что может быть им полезно, и то, что с верою попросят, то получат, сказав: "потому говорю вам: все, чего вы будете просить в молитве, верьте, что получите, и будет вам" 42. Значит, о наилучший ученый, почему не попросить Самого Господа нашего Иисуса Христа, Который может дать все, что с верою просимо у Него, чтобы расширил пределы и сделал плодородной почву этого острова?» [380]

Когда блаженный Ильдут это услышал, восхитившись верой его, созвав в одно место учеников, зашел с ними в часовню и, встав на колени на землю и простря руки к небу, стал молить со слезами, говоря: «Господь Иисус Христос, Сын Бога Всемогущего, который с Отцом и Духом Святым небо и землю, моря, и все, что в них, сотворил, потому что их не было, как Ты наставлял своих верных, что Бога Отца во имя Твое попросят, что им понадобится и прошение их осуществится; и так же Твоего милосердия, во имя Всемогущего Бога, просим, чтобы ради Тебя приказал расшириться пределам сего острова, и даровал плодородие его почве, чтобы нам, рабам Твоим и наследникам нашим он дал, благодаря Твоей щедрости, пропитание в изобилии, чтобы мы, насытившись Твоими дарами, воздали славу имени Твоему, [Тебе], Кто с Отцом и Святым Духом живет и царствует в бесконечные веки веков».

И когда все сказали «аминь» и вышли из часовни, то увидели, что остров со всех сторон расширился и кругом цветет весенними цветочками разнообразных овощей. Тогда старец снова вернулся в часовню и, излив в слезах радость в один голос с многочисленной паствой учеников, воспел гимны и высшие хвалы Творцу всех вещей, Который быстро помогает всем в истине взывающим.

5. Стало быть, расширив остров своим восхитительным чудом, старец начал возделывать его и, чтобы поле стало плодородным, посеял семена пшеницы. Когда же обильные всходы посева начали прорастать, птицы морские, собравшись, стали их разорять. Увидев это, отец Ильдут повелел своим ученикам отпугивать их и отгонять и одному из них в свой день охранять хлеба. Когда пришел день, в который охранять посевы должен был блаженный Павел, прилетела стая птиц гораздо более многочисленная, чем обычно, и они, ощипывая, уничтожили всю жатву. И несмотря на удивительное старание мальчика Павла, который с ужасным шумом носился туда-сюда, пытаясь их изгнать, у него ничего не вышло.

Тогда, уже устав, он призвал товарищей, а именно блаженной памяти Гильду и досточтимого Самсона, подгоняя их такими речами: «Бегите сюда, братья, бегите, дорогие мои и отомстите вместе со мною за ущерб, нанесенный нашему наставнику. Ведь вот, множество наших врагов обильно потребляют и потравляют хлеба учителя». На его голос прибежали товарищи и, призвав имя Христово, собрав перед собой множество укрощенных птиц, святейшие мальчики, наполненные силой Божией, погнали их, словно стадо робких овечек. И когда они пришли к хижине старца и стали запирать пленных и [381] укрощенных птиц, те подняли свои голоса к небу. Услышав их крики и верещание, старец, выйдя из часовни, увидел силу Божию, и, немало восхитясь такою верой в сердцах мальчиков, сказал им: «Отпустите, дети мои, отпустите птиц лететь на свободу; достаточно уже, что вы наказали их и так. Пусть летят на волю и больше, во имя Божие, не осмеливаются вредить нашим полям». И вот, не осмеливаясь ослушаться приказа старца, отпущенные птицы улетели далеко и в дальнейшем не осмеливались опустошать посевы на этом острове. Этот остров и до сего дня называется Ланн Ильтуда.

6. Святой же Гильда в течение нескольких лет оставался в учении у блаженного Ильтуда и как светским (насколько дело того требовало), так и божественным Писанием от него превосходно, что ему было доверено от божественной доброты, выучился, и, попрощавшись с благочестивым преподавателем и достопочтенными соучениками, прибыл в Ирландию, чтобы изучить, как любопытствующий исследователь, мнения других ученых как в философских, так и в божественных науках. Там он, объездив школы многих ученых и, словно прилежная пчелка, собрав нектар различных цветов, отнес его в улей матери-Церкви, чтобы в надлежащее время он мог излить сладчайшие слова Евангелия народам, собравшимся для высшей радости, и, как добрый раб, доверенный ему талант вернуть своему Господину с прибылью. Следуя, таким образом, суждению апостола, чтобы, проповедуя другим, не оказаться при этом дурным самому, наказывал свое тело постом и бдениями, проводя ночи в молитвах и стоя без поддержки какой-либо опоры.

7. С пятнадцатого года своего возраста во все время своей земной жизни, которую он прожил в этом мире до самого последнего дня своего призвания к Богу, как мы можем утверждать на основании достоверного сообщения, три раза в неделю потреблял очень небольшое количество телесной пищи. Всякий разумный человек может утверждать о том без сомнения, что, хотя и не было меча гонителя, венца мученика он, однако, не упустил. Ибо, когда он терзал свое тело частыми постами и длительными бдениями, когда ночью и днем он сопротивлялся порокам и упорствовал в молитвах, когда он отвергал все дьявольские искушения и, отвергая все наслаждения для своего тела, распинал себя самого, что другое можно было об этом сказать, как не то, что это было долго тянувшееся мученичество? Ибо он и сам себе был преследователем, и преследования, на себя наложенные, ради Христа терпеливо переносил. [382]

8. Таким образом, когда он был посвящен в священнический чин и исполнял обязанности пресвитера, услышав, что племена, которые населяют северный берег Британии, до сих пор остаются в языческом заблуждении и что даже те среди них, которые казались христианскими, кафоликами не являются, но уловлены в сети обманов еретиков, и, приняв по слову апостола, «всеоружие Божие» 43, чтобы «противостать в день злой и все преодолев, устоять», уверенный в помощи Христовой, отправился к ним. И став, «препоясавши чресла истиною» среди язычников и еретиков, «облекшись в броню праведности и обув ноги в готовность благовествовать мир» во всех опасностях брал «щит веры», которым он «возмог угасить все раскаленные стрелы лукавого, и шлем спасения, и меч духовный, который есть Слово Божие».

Вооружившись своим оружием, Гильда, славный воин Христов, проповедовал имя Христово язычникам и, представляя многие доказательства из Божественного закона, что ничтожно то, что они почитали. Еретикам же противопоставив Слово Спасения, привел на путь истины, оторвав их от всех их ошибок. И такую исцеляющую силу и милость даровал ему Господь наш Иисус Христос, что молитвами его слепые прозревали, к глухим возвращался слух, хромые и параличные ходили, одержимые излечивались, прокаженные очищались и больные исцелялись. Таким образом, блаженнейший Гильда прошел, проповедуя Евангелие Христово, уча истинной вере, по всем провинциям и свое племя к истинной кафолической вере обращал.

9. Притом что божественный Гильда действовал таким и тому подобным образом, весь народ северного берега начал собираться ото всюду на его проповедь учения; и раз оставив языческое заблуждение и приняв, по его указанию, веру в Святую Троицу, собрался в лоно святой матери-Церкви, которая называется Невестой Христовой и таковой и является. Они разрушили сооруженные ими же идолы с их храмами и в приличных местах воздвигли церкви. Крестились люди благородные со своими женами, сыновьями и домочадцами. Когда узнал блаженный Гильда, что плодоносное потомство христианства и святой религии прорастает повсюду, исполнился несказанной радости и так сказал Господу: «Благодарю Тебя, Господь Иисус Христос, что народ, долго заблуждавшийся, милостью святого твоего имени милосердно соблаговолил просветить и привел их к тому, что они познали Тебя. До сих пор мы, несчастные и [383] глупые, блуждали в области смертной тени, теперь же свет Твоей справедливости осветил нас, и мир вечный воцарился в нас».

10. Блаженная Бригита 44, которая в то время была очень известна, живя на острове Ирландия и являясь аббатисой женского монастыря, услышав о славе блаженного Гильды, послала к нему вестника с просительными словами, говоря: «Радуйся, святой отец и всегда здравствуй в Боге. Молю тебя, соблаговоли передать мне какой-нибудь признак твоей святости, чтобы намять о тебе жила среди нас вечно». Тогда святой Гильда, ознакомившись с посланием святой монахини, сделал своими руками форму для литья и отлил колокол по ее просьбе и передал ей через того вестника, которого она послала; она приняла колокол с радостью и взяла с охотой словно небесную милость, переданную ей от него.

11. В то время царствовал во всей Ирландии король Айнмере (Ainmericus) 45, который и сам послал к блаженному Гильде, прося, чтобы тот приехал к нему, обещая во всем повиноваться его заповедям, если тот по прибытии восстановит церковный порядок в его царстве, поскольку все на этом острове почти что оставили кафолическую веру. Услышав это, Гильда, блаженнейший воин Христов, вооружившись оружием небесным, отправился в Ирландию, дабы проповедовать Христа. Случилось так, что в тот день, когда он отправился в королевский дворец, то встретился ему некий паралитик, которого его родные возили туда-сюда, прося милостыни у жителей той земли. Увидев это, блаженный Гильда пожалел его, преклонил колена и излил Господу молитву за него и, приблизившись к повозке несчастного, сказал: «Во имя Господа нашего Иисуса Христа встань прямо на ноги твои и прими от Господа прежнее здоровье». Он же, сразу восприняв телесные силы, стал здоров. И, восклицая громким голосом, начал восхвалять имя Божье и, возвеличивая святого мужа, приносить ему хвалы, говоря, что пойдет с ним, куда он захочет. Чего святой, не вынеся, сказал ему: «Слушай, не ходи за мной, но возвращайся домой и не переставай восхвалять милосердие Бога, который возвратил тебе здоровье». А тот очень-очень рассыпался в хвалах ему и всех, кого встречал по дороге, подзывал, говоря: «Прохожие, идите [384] сюда все и посмотрите на святого человека Божьего, который возвратил мне здоровье душевное и телесное». Тогда святой Гильда, не желая выносить такого восхищения и одобрения народа, немедленно отошел от них и тайком ушел, чтобы его не узнали, и скрылся.

12. Через несколько дней он был обнаружен некоторыми знатными мужами, с которыми он когда-то был знаком, и представлен королю Айнмере, который, увидев его, просил его многими мольбами и, предлагая множество даров, уговаривал, чтобы тот остался у него, и, как он ему раньше поручал, восстановил бы церковный порядок в этой области, поскольку все от малых до великих совершенно оставили кафолическую веру. Тогда святой Гильда, вооружившись щитом веры и шлемом спасения, объехал все концы Ирландии и восстановил церкви, наставил весь клир в кафолической вере, чтобы они почитали святую Троицу; народы, тяжело покусанные укусами еретиков, исцелил и еретические обманы вместе с их творцами от них далеко отогнал. И тотчас взошел урожай верующих в лоне матери-Церкви, и когда был вырван терновник еретиков, то земля, в течение долгого времени бесплодная, оплодотворенная росой небесной благодати, принесла плод милости к познанию божественного призвания и, прирастая в кафолической вере, вся эта область радовалась, что снискала себе такого покровителя. Тогда блаженный муж построил многие монастыри на том же острове и в них он вскармливал немало сыновей знатных людей, обучая их нормам монашеской дисциплины, и чтобы он мог предложить Господу больше питомцев, стал уже монахом, собирал к себе монахов как из знатных, так и из бедных, девочек и мальчиков-сирот; таким же образом он милосердно освобождал пленников, связанных в тираническом рабстве язычников, подобно тому, как добрый пастырь доверенные ему от Бога таланты позаботился, ликуя сам, вернуть в удвоенном размере. Таким образом, всю область ирландцев и англов и также иноземные народы просветил своим примером и обучил своей проповедью, каковые племена и народы и до сегодняшнего дня почетным образом почитают повсюду его дела и добродетели.

13. Оставив после этого Ирландию и Британию и оставив всех близких, блаженный Гильда отправился поехать в Рим, намереваясь заслуженно помолиться святым апостолам Петру и Павлу, так как по их вмешательству мог бы добиться от Бога прощения грешников и в служении Богу тверже упорствовать и чтобы заслужить присоединиться ко всем святым в небесном Отечестве. [385]

Однажды, когда кончилась всенощная и заутреня на рассвете, он вышел из храма святого Петра, желая пойти обычным образом и обойти часовни прочих святых во граде Ромула и попросить их заступничества, встретился ему некий больной водянкой, раздутый от жидкости ужасной болезни, и попросил у него милостыню. Блаженный Гильда сказал ему: «У меня с собой нет никаких денег, чтобы дать тебе; но во имя Господа нашего Иисуса Христа и заслуг блаженных апостолов Петра и Павла будь здоров от этой болезни, и если кто спросит тебя, кто тебя вылечил, то скажи, что Господь Иисус Христос, по заслугам апостолов Своих, во мне сделал Свою милость». Больной тут же выздоровел и вошел в базилику святого Петра, хваля и благословляя Бога.

Святой же Гильда продолжал начатый путь, в течение нескольких дней обходил храмы святых и тогда услышал, что римские граждане тяжело страдают из-за тлетворного дыхания дракона, который прятался в пещере какой-то горы, который убивал чумным дыханием многих римлян и других, живущих в окрестностях. Услышав это, блаженный Гильда тайно вышел из гостиницы, едва начало светать, и взошел на гору, неся в руке посох, и, помолившись, подошел к устью пещеры и, увидев дракона, призвав бесстрашно имя Христово, сказал: «Во имя Господа нашего Иисуса Христа, говорю тебе: немедленно издохни, чтобы народ христианский больше не погибал от тебя». Тот же вскоре, упав на землю, умер, и чума его отступила от народа.

14. Тогда блаженный Гильда уехал в Равенну ради молитв блаженного Аполлинария 46. Когда он подходил к воротам города, встретился ему некто слепой и немой, которого поводырь вел за руку, а сам он ударял в дощечку молоточком в знак того, что просит милостыню. Увидев это, блаженный Гильда, подвигнутый милосердием, начал плакать и, попросив принести себе воду, благословил ее и побрызгал на лицо слепого. Бог дал, что он увидел свет, и взял соль, [святой] благословил ее и вложил ему в уста. Тот, немедленно заговорив, благословил Бога и восхвалил блаженного мужа, который принес ему такое избавление.

15. Произошло то, что когда он возвращался оттуда, случилось ему встретиться с разбойниками. Они, увидев человека, блистающего [386] красотой и изяществом, одни пытались захватить его, а другие убить. Когда он увидел, что они приближаются к нему, призвав имя Христово тут же, по воле Божией сделал так, что их ноги приросли к земле и сами они оцепенели, словно камни, и, отойдя от них, продолжал начатый путь. Когда он уже далеко отошел от них, то, обернувшись, поднял руку и отпустил их. Освободившись, они обратились в бегство и больше никогда не разбойничали в этих местах.

16. Потом, когда он решил вернуться к себе на родину, ему не позволил Господь, Который хотел восславить с нами свое милосердие. Ибо, когда по велению Божию он прибыл в Арморику, некогда область Галлии, которая тогда еще бриттами, которые ее населяли, именовалась Летавия, и он был принят ими с почетом и большой радостью. Он же, избегая преходящих мирских почестей, более желал вести жизнь созерцательную.

Тогда это было маленькое государство королей и царства франкского. Хильдерик же в то время, сын Меровея 47, преданный языческому заблуждению, правил франками, как разумный читатель может узнать из древней истории.

Святой же Гильда, будучи тридцати лет от роду, пришел на некий остров, который расположен в виду области Рюи (Reuvensii pagi) и там в течение некоторого времени вел отшельническую жизнь. Однако спустя недолгое время, ибо ведь зажженная свеча не может оставаться под сосудом, но на подсвечнике 48, так что некоторые соседи и знакомые его так близко, так и далеко, пользовались светом его [387] светильника, начали приходить к нему из разных мест и доверять его учению и учености своих сыновей для воспитания; каковых всех он охотно принимал и учил их духовной ученостью. Придя, стало быть, к некоей крепости на горе Рюи (in monte Reuvisii) в виду моря, соорудил себе для монастыря здание из лучшего материала и в нем соорудил кельи по монашескому обычаю. И тут так житие его воссияло, что многие недужные и расслабленные, и прокаженные, которые отовсюду приходили к нему, становились исцеленными его делами и заслугами, что и до сего времени не перестает производить в том же месте его заслугами всемогущий Господь.

17. Тогда, наконец, он построил маленькую часовню на берегу реки Блаве (Blaveti) на некоей выдающейся скале от запада, в востоке ее он вырыл скалу и к правой стороне ее воздвигнув стену, подобающую сделал часовню, под которой сделал так, что из скалы выливался светлейший источник 49. Поскольку восточное окно этой часовни блаженный Гильда хотел закрыть стеклом, а стекла у него не было, распростершись на земле, стал молить Бога. Встав с молитвы, он пошел на некую скалу и из самой щедрости Господней принес наилучшее стекло. Сделал себе здесь и мельницу, куда нес пшеницу и крутил рукой, которая и до сего времени служит в этой же месте и, заслугами святого мужа, от недужных христиан, работающих с Христом, болезни близ нее изгоняются.

Не следует обходить молчанием и то чудо, которое через него совершил Господь. Ибо, когда он однажды был в келье с братьями, пришли к нему гости, которых он охотно приняв, привел на молитву и потом отнесся к ним со всей любезностью и, омыв их ноги своими руками и все, что имел, с добротой дал им. Но так как у него не было вина, чтобы подать им, помолившись, приказал наполнить винные сосуды и, когда он произнес над водой благословение, по Божественному повелению она превратилась в наилучшее вино. Каковому чуду дивясь, все присутствующие вознесли хвалу всемогущему Богу, который в Евангелии своим верным обещал, говоря: «дела, которые творю я, и он сотворит, и больше сих сотворит» 50. [388]

18. И хотя он был такой и толикий, что Бог через него сотворил столько чудес, однако он ничем не отличался, казался смиреннее всех, хотя он занимал место аббата, однако, дабы показать своим подчиненным пример смирения согласно Божественному предписанию — ибо сказано: «Больший из вас да будет вам слуга» 51, — и сам старался всем служить. И он не был глухим слушателем Господа Иисуса, сказавшего: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» 52, и сам он довольствовался и в этом повиноваться предписаниям Господа Спасителя; ведь так и о Моисее написано: что он «был человек кротчайший из всех людей на земле» 53. Ведь он был мудр как в учении, так и в действии, правдив в беседе, усерден в молитвах, целыми ночами предавался бдениям, истощал тело постами, был терпелив к оскорблениям, любезен в беседе, щедр в раздаче милостыни и был выдающимся во всех хороших качествах. И он учил избегать еретиков после первого и второго внушения, проповедовал, что надо искупать грехи раздачей милостыни, кормить голодных, поить жаждущих, одевать нагих, посещать недужных и посаженных в тюрьму, никогда не воздавать злом за зло, любить пост и всегда предаваться бдениям и молитвам. Так этот выдающийся ученый наставлял клириков, монахов и даже мирян и не проповедовал ничего другого, как то, что он сам делал. И делал для всех все — с неимущими плакал, с веселящимися веселился. Был он отцом бедняков и сирот, утешителем плачущих. Тяжущихся призывал к соглашению и даже убийц, прелюбодеев, святотатцев, воров, разбойников, каково бы ни было их общественное положение, уличал, невзирая на лица. Сначала, припугнув их чем-нибудь из того, что сказано в Евангелиях, или апостолами, или пророками, потом призывал к покаянию, с уверенностью обещая, что они заслужат милость Божию, если, однако, достойным образом покаются.

19. Когда святого мужа еще раз попросили его религиозные братия, которые прибывали к нему из Британии, через десять лет после того, как он туда удалился, написал книгу-послание, в которой изобличал пятерых королей этого острова, запутавшихся в различных злодеяниях и преступлениях. Поскольку он изящно и точно перечислил их слабости и, назвав каждого по имени, упрекнул его в его нечестиях, то кажется уместным добавить здесь эту страничку [следует текст из De Excidio, 27]. [389]

И все, что следует за этим в упомянутом послании. Теперь, стало быть, с Божией помощью, вернемся к тому, от чего мы отступили.

20. Был, значит, в те дни некий тиран по имени Кономер 54 в верхней вышеупомянутой части этого региона. Обольщенный извращенным суеверием и диавольским обманом, он имел такую привычку, что сколько раз ни узнавал, что супруга его зачала во чреве своем, немедленно убивал ее. И когда он убил многих женщин, происходивших из благородных родов, их родители начали очень печалиться об этом и подальше от него переезжать. Таким образом, никакой сколько-нибудь порядочный человек не желал ни разговаривать с ним, ни ради какого-либо дела связываться с ним и не делал того, что тот ему поручал, чтобы не стать соучастником его злых дел.

Видя, таким образом, что все его презирают, он послал за святым Гильдой, чтобы он прислушался к словам его прошения. Святой муж, воистину поняв его хитрое коварство, не выказал никакого отклика ему, но далеко удалился от него, чтобы никоим образом через беседу с ним знатные люди и князья этой области не были им обмануты. Вышеназванный тиран, не будучи в силах добиться того, о чем просил, послал к некоему князю, который, как говорят многие верные свидетельства, именовался Верок 55, требуя, чтобы немедленно дал [390] ему в супружество свою дочь. Что когда Верок, граф венетов, услышал, немедленно передал ему ответ, сказав: «Как же я могу дать мою дочь, чтобы она была убита мечом вашего нечестивого господина? Кто же не слышал, какую резню женщин, которые пошли за него, он устроил? Я такого не сделаю: дочь моя со смертью не встретится, покуда я могу ее от нее отдалить».

21. Вестники ушли и принесли вышеназванному злодею то, что сказал им Верок. Он же, не отступив от своего намерения, опять и опять посылал к Вероку, говоря: «Я дам тебе заложников или поручителей, каких захочешь, только сделай то, что я прошу», Верок же ему: «Тщетно ты просишь и, прося, по-пустому стараешься. Даже если бы ты дал мне в поручители блаженного мужа Гильду, то никоим образом бы не добился того, что ты просишь, поскольку даже через руку его самого я тебе ее не передам».

И тот тут же послал вестников к блаженному Гильде, прося его, чтобы прибыл как можно скорее и своим поручительством принял девушку из рук отца и передал ему в супруги для законного брака. Святой же муж, выслушав их, ответил, сказав: «Вы знаете, что ваш хозяин — человек весьма ловкий и испорченный тиранической свирепостью; если я соглашусь и он сделает меня поручителем, а потом убьет девушку, то я впаду в тяжкий грех перед Господом и ее родителями, которых я заставлю внезапно лишиться дитяти и заставлю тяжко стонать от невыносимого горя. Однако я поеду с вами и обсужу желание обоих, а именно родителей, и того, кто послал вас ко мне».

Тогда, поехав вместе с ними, он нашел обоих князей вместе, беседующими о том же деле. И когда они говорили об этом деле между собою, отец девушки сказал блаженному Гильде: «Если ты собственными руками примешь мою дочь, тебе я поверю, тебе я ее отдам. А если ты не захочешь ее взять, то и этот никогда ее не получит». Ему блаженный Гильда сказал: «Передай ее мне, и я, защищенный силой Господней, верну ее целой и невредимой». Вышеупомянутый же тиран принял ее из рук святого Гильды для совершения брака. Блаженный же Гильда вернулся в свой монастырь, излучая сияние добродетели. [391]

22. Сыграв же свадьбу, тиран начал ласкать любимую супругу, и когда узнал, что она зачала во чреве своем, попытался убить ее обычным образом. Но, побоявшись клятвы, которая была дана при посредничестве блаженного Гильды, сказал себе, что нельзя обмануть святого мужа. Ибо он боялся обратить на себя гнев Божий, если он женщину, которую принял из рук блаженного Гильды, нечестивым мечом попытается убить. Но диавол и против удобного случая ему служил, уверяя, что не подобает ему так бояться святости блаженного Гильды, что он то, что решил сделать, и привести к завершению то, что он, словно робкий и лишенный отваги человек, откладывает из-за какого-то монаха. Между тем женщина, по многим признакам поняв, что дух его в бешенстве против нее из-за того, что она беременна, запуганная страхом, тайно обратилась в бегство. Когда ее муж-злодей об этом узнал, воздвигнутый ужасным гневом, стал преследовать ее.

Когда он нашел ее у дороги, скрывшуюся под листвой, поскольку она устала с дороги, вынув меч, отсек ей голову и лишь после этого вернулся к себе домой.

23. Отец ее, услышав то, что случилось с его дочерью, потрясенный великой скорбью, с большой поспешностью послал к блаженному Гильде, говоря: «Верни мне мою дочь, потому что я потерял ее из-за твоего вмешательства. Ибо знай, что тот, кто принял ее в супружество из твоей руки, собственным мечом ее убил».

После этого святой, очень взволнованный, быстро пришел к некоей крепостце, где обитал вышеназванный тиран, желая услышать от него, действительно ли он, как идет слух, сам убил свою супругу. Воистину же, тиран, когда узнал, что подходит святой Гильда, велел привратнику ни под каким видом не позволять святому мужу войти к себе: ибо он знал, что согрешил перед Богом и блаженным Гильдой тем, что убил свою жену. Однако хотя он и знал это, не пожелал, чтобы святой муж молился, чтобы добиться своими мольбами у Бога даровать ему сердце сокрушенное и смиренное для свершения покаяния о зле, которое он совершил. Когда же святой Гильда долго колотил в дверь тирана и никто ему не открыл, но скорее те, кто был внутри, смеялись над ним, взмолился Богу, что если жизнь их не меняется к лучшему, то пусть соблаговолит положить конец злодейству их.

Итак, совершив молитву, он обошел все укрепление, в котором сидел негодный тиран, взял полную горсть земли и бросил в это строение, которое немедленно по воле Божией все рухнуло. [392]

24. Потом он пошел к тому месту, где лежал бездыханный труп убитой женщины, имевшей дитя в лоне, и взмолился таким образом:

«Господи Боже, Который сотворил человека из праха земного и ради освобождения его из власти диавола, во владение которого он вверг себя по собственной свободной воле, тем самым преступив Твою заповедь, сына Твоего, которого Ты породил из вечности прежде всех век, пожелал, чтобы Он умер, взываю я к Тебе, чтобы Ты выслушал меня. Внемли, говорю, Господи, ибо молю Тебя во имя единородного с Тобою Господа нашего. Ибо Твой Сын, Учитель наш Иисус Христос соблаговолил обещать верующим в Него, что будут тебя просить во имя Его, что ухо твоего милосердия не отвратишь от их мольбы» 56. И, сотворив молитву, взял голову и приставил ее к туловищу, сказав: «Во имя Господа нашего, Иисуса Христа, Трифина 57, тебе говорю, поднимись и встань на ноги твои, и скажи мне, что видела».

И та немедленно встала целая и невредимая безо всякого ущерба и, отвечая святому мужу, сказала: «Как только я была убита, то поднялась на ангельской колеснице словно для несения и присоединения к хору мучеников, но на призыв твой воротилась к тебе». Тогда блаженный Гильда привел ее к ее отцу и, взяв ее правую руку, вернул ему, говоря: «Вот, я возвращаю то, что ты вверил мне; храни ее, как дочь, и потомство, которое она носит в своем чреве, вскорми тщательно, когда он родится, пока не дорастет до разумных лет». И она, клянясь, сказала, что «никогда тебя не оставлю, отец». Блаженный Гильда отвечал ей: «Не подобает женщине следовать за монахом, каким бы то ни было образом, но оставайся между тем в доме отца своего, покуда не родишь, а когда родишь, мы введем тебя в женский монастырь, чтобы с прочими девами ты могла вести целомудренную жизнь». Эти слова мужа Божьего ей полюбились, и на несколько дней она осталась в доме отца.

25. Прошло немного времени, когда женщина родила сына; об этом сообщили блаженному Гильде, который повелел крестить младенца и назвать его своим именем, и когда его отняли от груди, отдал его в учение свободным наукам, а мать его поместил в женский монастырь, где она и осталась с другими служанками Божьими. Которая потом, [393] служа Богу в целомудрии, проведя жизнь в постах и молитвах, когда призвал ее Господь, блаженно окончила свою жизнь. Сын же ее, и сам славный добродетелями и чудесами, блаженную жизнь, которую он вел, блаженным концом завершил. Этого же бретонцы для различения от другого блаженного Гильды называли не Гильда, а Трехмор 58.

26. И поскольку посредством чудес святых, которые рассказываются в уши верных, Творец всех вещей прославляется и почитается, Который, пребывая в святых, совершает через них чудеса, мы считаем достойным описать эту силу, которую Бог соблаговолил проявить через раба своего Гильду в приходе святого Деметрия 59. В вышеупомянутом приходе было озеро, в гавани которого засели разбойники, которые приходивших туда отпускали голыми и избитыми, и часто даже полуживыми. Нечестием этих людей жившие в округе были сильно взволнованы, и поскольку своими силами они не могли выгнать их оттуда, попросили защиты у святого, который, прибыв к устью озера, взмолился к Богу, чтобы он запер проход к этому озеру. Когда он закончил молитву, из песка воздвигся большой холм, где раньше было то место, где засели злодеи. Увидев это чудо, те, кто пришел туда со святым мужем, восславили Бога, и с тех пор держали Гильду в большом почтении.

27. В той же области есть часовня, которую жители называют «Гора Коэтланн», что в переводе звучит как «Лесной монастырь» 60. [394]

При этом люди, которые стали наследниками этой земли, служителям божьим, ведущим здесь жизнь созерцательную, наносили часто оскорбления, утверждая, что они из той земли, которая лежит вокруг часовни святого Гильды, обрабатывают больше, чем им было предоставлено; а человек же Божий, желая, чтобы все вели спокойную жизнь, пришел на берег моря и с сопровождавшими его святыми, преклонив колена, благочестиво молил о милосердии Бога, который творит на небе и на земле все, что желает и, вставая с молитвы, святейший муж посох, который нес в руке, вдавил в землю и так очертил границу обиталища своей часовни.

И, по воле Господней, поднялся святейший источник из того места, где молился святой, и, дабы указать вернейшую границу обиталища, последовал по следам святого. О каковом чуде услышав, верные, даже до сегодняшнего дня познающие всемогущего Бога, который творит чудеса через своих святых, воздают немалые хвалы.

28. И когда решил милосердный Господь и блаженного Гильду от трудов сего мира и мучений увести и привести к радости вечной, которую он обещал старательным, соблаговолил оповестить его об этом через ангельское видение, и однажды ночью, когда он находился, как утверждают древние, на своем любимом острове Орате, где некогда вел отшельническую жизнь, и явился ему во сне ангел Господень, говоря: «Слушай и внемли, о друг Господа Иисуса Христа, ибо услышал Бог молитвы твои и увидел слезы твои. И вот на восьмой от сегодняшнего день, освободившись от бремени плоти, увидят духовные очи твои то, чего всегда с детства ты желал. Ведь ты увидишь в своем величии желанное лицо Господа Бога твоего. Утвердив, следовательно, учеников твоих в страхе Божием и любви, и наставь их обычным образом, чтобы повиновались Его предписаниям и трудами своими старались их исполнять, чтобы они могли дойти к вечной радости, которую Он обещал».

29. Когда настало утро, собрав вместе учеников, сказал им: «Поскольку я, дорогие мои дети, вступаю на путь ко всеобщей земле, надлежит меня разрешить, чтобы я мог увидеть Бога. Вы же будьте подражателями Христа, как любимейшие сыновья и ходите в любви к Богу и всегда помните слова Его. И не любите мир и то, что в мире: мир ведь преходит и вожделение его, а Господа Иисуса Христа и речи Его всем сердцем любите, поскольку и сам Он сказал: "Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое и Отец мой возлюбит его, и Мы [395] придем к нему" 61. Смотрите же, дражайшие мои, какую великую награду и какую желанную прибыль обещала нам Сама Истина, которая есть Христос. И Он сам, как сказал "Я есмь Путь, и истина и жизнь" 62, Самого Себя, таким образом, собираясь отдать нам. Не будем же пренебрегать тем, чтобы иметь Его. Имейте же и внутри вас постоянную любовь, поскольку "Бог есть любовь", и "всякий любящий рожден от Бога и знает Бога" 63. Старайтесь также иметь смирение и будьте кротки, так как Господь в Евангелии говорит: "научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем" 64. И помните, чтобы всегда иметь смирение, ибо и Он Сам в Евангелии говорит: "и найдете покой душам вашим" 65. Будьте же покорны, как и Христос покорен был до самой смерти. "Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд" 66; высокомерия же избегайте, поскольку "Бог гордым противится, а смиренным дает благодать" 67. Скупости же избегайте, которую апостол называет идолослужением 68. Роскошь отвергайте, и пьянства с прелюбодеянием бегите, поскольку, как говорит апостол, ни пьяницы, ни прелюбодеи царства Божия не наследуют 69. И все пороки, которые отделяют человека от Царства Божия, всеми способами бегите от них. "Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить; противостойте ему твердою верою" 70. Ненависть же и зависть, и печаль старайтесь выкорчевывать из ваших сердец и ради Него помните иметь великодушие, доброту, благоволение. Ибо четыре добродетели, без которых ни один разумный человек существовать не может, а именно — благоразумие, справедливость, силу и умеренность, — старайтесь всегда иметь».

30. Такими и подобными словами в продолжение семи дней подряд, хотя нездоровье его и усиливалось, и казалось уже, что святой муж угасает, не переставал, однако, укреплять своих учеников. [396]

На восьмой же день приказал привести себя в церковь, где, помолившись, принял последнее причастие Тела Господня. Потом он сделал торжественное заявление своим ученикам, сказав:

«Христом молю вас, дети мои, не спорьте за прах моего тела, но как только я испущу дух, принесите меня и, положив в корабль, подложите мне под плечи тот камень, на котором я привык спать: и пусть никто из вас не остается со мной на том корабле, но, подтолкнув его, позвольте ему идти в море, куда восхочет Бог. Ибо Бог обеспечит мне место для погребения, где Ему будет угодно. Ибо я полагаюсь на Бога, потому что в дни воскресения он воскресит меня вместе с остальными. Пусть Бог мира им любви всегда пребудет с вами».

И когда все ответили «аминь», он испустил дух в четвертый день до февральских календ 71, старый и исполненный дней. Ученики же его, неся тело его, сделали, как он предписал им. Но те, которые были из Корнугаллии 72, которых было больше, попытались его унести и перенести к себе на родину. Пока они, таким образом, толковали между собой и собирались это сделать, по воле Божией корабль со святым телом затонул в глубине морской; они же много дней искали его там и сям, и так как никоим образом не могли найти его, вернулись к своим делам.

31. Ученики же его, которые были из монастыря в Рюи, поскольку и сами в течение трех месяцев не могли найти его, тогда, посоветовавшись, решили провести трехдневный пост. Когда они совершили это, некоему из них открылось, когда и где можно его найти. И вот когда были дни молений и сами они пришли для молитв в некую часовенку, которая была сооружена в честь Святого Креста, обнаружили корабль в устье, которое называется Эроэст, то есть Дом Святого Креста, со святым телом, целым и невредимым, как они сами положили его в корабль. Увидев, они обрадовались великой радостью и тот камень положили на алтарь в том же месте во свидетельство, а тело святого мужа с гимнами и хвалами отнесли в свой монастырь, [397] причем за ними следовала огромная толпа людей с ликованием и огромной радостью, ибо они обрели великого покровителя и защитника своей родины и молителя у Господа. И этот день, а именно пятый день ид мая 73, с этого времени и до настоящего времени считается самым праздничным и отмечается среди жителей Венетской области. Многие даже и в этот день обычно Бог проявляет чудеса при его гробнице, как и мы сами видим собственными глазами. Тело святого мужа положено в церкви, которую он сам соорудил в старинной крепости в Рюи, та же самая, о которой мы уже упоминали, где служили в течение многих круговоротов годов, и почитается всем племенем бретонцев (Brittonum) с почтением, поскольку тут Господом были сотворены многочисленные чудеса. [398]


6. КАРАДОК ИЗ НАНТКАРВАНА 74

ВТОРОЕ ЖИТИЕ ГИЛЬДЫ

Автором Второго жития, как признано, является валлийский автор — Карадок из Лланкарвана (ум. ок. 1150). Карадок принадлежал к плеяде валлийских писателей XII века, яркими представителями которых явились Гиральд Камбрийский и Гальфрид Монмутский; как и у них, одной из главных тем Карадока было прославление Гластонберийского аббатства и развитие легенды об Артуре.

Собственно о Карадоке известно мало. Во-первых, имя Карадока называется в конце самого жития:

«Это писание Карадока из Наикарбана.

Кто прочтет, пусть улучшит, ибо это угодно сочинителю» (14).

Во-вторых, Карадока упоминает Гальфрид Монмутский в конце своей «Истории бриттов». «Об их [валлийцев] королях, которые с этого времени властвовали в Валлии, я предоставляю написать Карадоку Ланкарбанскому 75, моему современнику, о королях саксов — Вильгельму Мальмсберийскому и Генриху Хунтендонскому» 76. Из этого следует, что Карадок, очевидно, был жив на момент написания «Истории бриттов», то есть в 1130-х годах 77. Д. Тэтлок считает, что [399] обращение к Карадоку как к «моему современнику» со стороны Гальфрида предполагает некоторое личное знакомство, так как все упомянутые авторы (умерший около 1143 года Вильгельм Мальмсберийский, скончавшийся в 1155 году Генрих Хунтендонский и сам Гальфрид, умерший в 1154 или 1155 году) все, так или иначе, были современниками 78.

Остальные данные о Карадоке почти исключительно косвенные. Из текста следует, что автор был валлийцем — он знает валлийский, как свидетельствует его этимология названия Гластонбери, и прославляет национального валлийского святого Давида 79. Кроме того, его интересует и покровитель Лланкарвана — или, правильнее, Нанткарвана 80 — святой Кадок.

Монастырь в Лланкарване (Нанткарване) был, по легенде, основан святым Кадоком в VI веке. В ходе норманнского завоевания Уэльса доходы и земли ряда валлийских монастырей были переданы английским монастырям; в частности, Лланкарван перешел под юрисдикцию монастыря Святого Петра в Глостере. Это произошло между 1072 и 1086 годом 81. Скорее всего, именно после 1086 года Карадок был вынужден искать себе другой монастырь. Поскольку в Лланкарване в XI веке засвидетельствовано существование школы, Карадок, очевидно, был образованным человеком, которого с радостью приняли в Гластонбери, где уже зарождался интерес к антикварным изысканиям 82. По мнению Д. Тэтлока, житие Гильды было написано вскоре после переселения Карадока в Гластонбери в конце XI века и, таким образом, явилось первым продуктом гластонберийской «фабрики лжи» 83.

Д. А. Робинсон отметил ряд параллелей между стилем Второго жития Гильды и жития святого Кунгара (Докко) 84 и предполагает, что они могут быть произведением одного автора.

Произведение Карадока сохранилось в ряде рукописей, из которых древнейшими являются Кембриджская № 139, относящаяся к XII веку, [400] и Дархэмская, датируемая 1166 годом, который, таким образом, является terminus post quem для написания жития. Существует ряд других рукописей, которые не имеют столь существенного значения для истории текста 85. В XIV веке Джоном Тайнемаутским был сделан конспект жития, который вошел в состав разработанного им сборника Nova Legenda Anglie и был издан в 1516 году. Само житие было впервые опубликовано Джозефом Стивенсоном в составе его издания Гильды 86.

Перевод сделан по изданию: MGH АА XIII (Chronica minora, vol, HI fasc. 1), Berolini, 1898, repr. 1961. P. 107-110.


1. Hay 87 был королем Шотландии, благороднейшим из королей Севера, который имел двадцать четыре сына, воинственных победителей; из них один, которого родители отдали учиться наукам, именовался Гильда. Мальчик цвел хорошей одаренностью и усердным талантом и все, что слышал от учителя, тщательнейшим образом запоминал и не портил забвением. Учился усердно и упорно между своими в семи искусствах, пока не достиг юношеского возраста, и когда стал юношей, быстро оставил ту область.

2. Переплыл море Галльское, в городах Галлии остался, изучая наилучшим образом в течение семи лет и в конце семи лет с большим грузом различных книг возвратился в большую Британию. Услышав славу, знаменитейшие иностранные ученые стекались к нему многие отовсюду, слушали у него семь дисциплин науки тщательнейшим образом, так что к чести учителя делались из учеников учителями.

3. Религия ученейшего доктора возвеличивалась настолько и восхвалялась постоянно всеми бриттами, что ни подобного ему не находилось, ни найтись не могло из-за его великолепных заслуг. Он постился, как отшельник Антоний, молился муж набожнейший, одетый во власяницу; что бы ему ни давали, постоянно раздавал бедным. Воздерживался от молочной сладости и от меда, мясо ненавидел, а любил больше всего водяные травы, ячменный хлеб поедал, смешанный с пеплом, дождевую воду пил ежедневно. В баню не входил, [401] которую его племя чрезвычайно любило. Лицом был худ и почти что казался в тяжелой лихорадке. Имел обыкновение в полночь входить в проточную воду, где оставался стоя, пока не скажет три раза «Отче наш». Сделав это, возвращался в свою церковь, где молился до света дня, преклонив колена, о Божественной милости. Спал умеренно, лежал на камне, одетый в одну рубашку. Ел без насыщения, удовлетворенный лишь пожинанием небесной награды, небесные награды были у него в желании.

4. Предписывал отвергать, увещевал презирать то, что во мгновение ока проходит; был славнейший проповедник по трем королевствам Британии. Короли боялись того, кого нужно было бояться, которому повиновались, услышав и приняв его проповедь.

Он проповедовал каждое воскресенье в морской церкви, которая стоит в области Пепидиаук 88 во время короля Трифина 89; бесчисленное множество народу слушало его, и когда он начал проповедовать, задержался глас проповеди в проповедующем, отчего народ сильно удивлялся удивительной задержке. Святой Гильдас, поняв это, повелел всем присутствующим выйти, чтобы он мог узнать, не через кого-нибудь ли из них сделалось воспрепятствование священной проповеди; но и после их ухода не мог проповедовать. Спросил потом, нет ли кого-нибудь в церкви спрятавшегося. Ему ответила беременная Ноннита, будущая мать святейшего младенца Давида 90: «Я, Ноннита, сижу тут между стеной и дверью, не желая входить в толпу». Услышав это, он попросил ее выйти и потом вышел, созвал народ, который, позванный, пришел, чтобы послушать благочестивую проповедь. После окончания проповеди спросил ангела Божьего о вышеупомянутом предмете, а именно: по какой причине начал проповедовать и не мог довести до конца. Он ему открыл и [святой] сказал такое: «Ноннита оставалась в церкви, святая женщина, которая теперь беременна и должна родить мальчика, одаренного огромной [402] благодатью, из-за чего я не мог проповедовать, и Божественной властью речь удержалась. Большой благодати будет будущий мальчик; никто с ним не сравнится в ваших краях. А я оставлю ему эту область, а он быстро прорастет и зацветет из возраста в возраст. Ибо ангел — вестник Божий — объявил мне это истинное предназначение».

5. Поэтому случилось, что святейший проповедник Гильда переехал в Ирландию и бессчетное количество людей обратил в кафолическую веру. Святейший муж Гильда был современником Артура, короля всей большой Британии, которого, достойного любви, он любил и которому всегда желал повиноваться. Однако его двадцать три брата сопротивлялись вышеупомянутому королю как мятежники и не хотели терпеть господина, но часто бежали и изгоняли от затруднительного положения и от войны. Старший из них, Юэль, был усердным и воинственным, и знаменитейшим воином, и ни одному королю не повиновался, даже Артуру. Он нападал на него, и они сражались друг с другом с величайшей яростью. Он очень часто приходил из Шотландии, устраивал пожары и уносил добычу с победой и славой. Поэтому король всей Британии, услыхав, что отважный юноша делал такое и такое же и делает, преследовал победоносного юношу и наилучшего, как говорили и надеялись местные, будущего короля. В преследовании же враждебном и военном столкновении на острове Мэн он убил юношу-расхитителя. После этого убийства Артур остался победителем, сильно радуясь, что одолел своего сильнейшего врага 91. Гильда, историограф бриттов, тогда жил в Ирландии, [403] направляя учебу и проповедуя в городе Арма 92, услышал, что брат его убит королем Артуром, от услышанного огорчился и плакал со стенаниями, как любящий брат о любящем брате; молился за душу своего брата, молился сверх того и за Артура, брата своего преследователя и убийцу, исполняя апостольское предписание, которое говорит: «Любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас» 93.

6. Между тем святейший Гильда, достопочтенный историограф, приехал в Британию, везя один прекраснейший и сладкозвучнейший колокол, который он дал обет принести апостолической римской церкви в подарок. Переночевал, с почетом принятый почтенным аббатом Кадоком в долине Карбана 94, которому показал этот достохвальный колокол и показанный он взял, а взятый захотел купить за большую цену, а владелец продавать его не хотел. Услышав о приезде премудрого Гильды, от короля Артура и главных всей Британии епископов и аббатов сошлись бесчисленные представители клириков и мирян, чтобы примирить его с Артуром по поводу вышеупомянутого убийства. И он, как он и сделал сразу, услышав слух о смерти брата, простил своему врагу и просящему прощения дал поцелуй, и с кротчайшей душой благословил целующего. Совершив это, король Артур, скорбя и плача, принял от присутствующих епископов покаяние и улучшил свое поведение, насколько мог, пока не закончил жизнь.

7. Оттуда выдающийся Гильда, муж миротворящий и кафолический, пришел в Рим и апостольской римской церкви преподнес вышеупомянутый колокол, который, подвиганный апостольскими руками, не издавал никакого звука. И поэтому тот 95, увидев это, сказал такое: «О муж, любимый Богом и человеком, открой мне, что у тебя случилось в пути с этим подарком». И тот открыл, что святейший Кадок из Нанкарбанской церкви аббат, хотел его купить, но поскольку он дал обет его посвятить святому апостолу Петру, то не хотел продавать. Апостольский муж, услышав это, сказал: «Я знаю достопочтенного Кадока, аббата, который семь раз приходил в этот город [404] и три раза в Иерусалим среди огромных опасностей и усердных трудов; я уступаю, чтобы ты, вернувшись, дал иметь желающему. Ведь он предназначен ему, чтобы он его имел, из-за этого чуда». И так Гильда благословенный колокол принял и, вернувшись и принеся его, отдал его святому Кадоку бесплатно. Приняв его в руки, аббат зазвонил в него, потрясая им, к удивлению присутствующих. И отсюда он остался приходящим из всего Уэльса, и кто поклянется им ложно или лишится употребления языка, или злодей будет постоянно признаваться в своих преступлениях.

8. Кадок, аббат Нанкарбанской церкви, попросил ученого Гильду, чтобы он направлял учебу учеников на протяжении года и, попрошенный, он направлял ее полезнейшим образом, не принимая никакой платы от учеников, кроме молитв клира и учеников, где он сам написал рукопись четырех Евангелий, которая до сего дня остается в церкви святого Кадока, со всех сторон одетая в золото и серебро к чести Божией и священных писаний и Евангелий. Местные валлийцы имеют сей драгоценнейший том в своих клятвах и не осмеливаются открывать его, чтобы смотреть, и не заключают мира и дружбы между врагами, если сначала не был положен перед ними этот том.

9. Когда год кончился и ученики отступили от учебы, святой аббат Кадок и Гильда, наилучший ученый, по общему решению отправились на два острова, а именно Ронэх и Эйхин 96. Кадок поехал на тот, который был ближе к Уэльсу, а Гильда — прилежащий к Англии. Они не хотели, чтобы в церковном служении им мешало множество людей, поэтому они не могли принять лучшего решения, как оставить долину Корбана и тайно отправиться на острова. Гильда основал в честь святой и неделимой Троицы церковь и около нее свою келью, но в ней у него даже не было своей постели, но, расположившись на высокой скале, он лежал там до полуночи в бдении и молился на камне всемогущему Богу. Потом он шел в церковь, нисколько не испытывая холода, поскольку холод ему был сладок и переносим ради Бога. Он вытаскивал рыбок из сетей и яйца из птичьих гнезд и этим жил, и этого ему хватало для питания. Они посещали один другого, и так они оставались в течение семи лет.

10. Высший творец, увидев своего любимого прислужника Гильду страдающим от нехватки воды, за исключением дождевых капель, которые падали на камни и которые, упав, там оставались, заставил реку течь из высокой скалы, которая вытекла и вытекает и остается [405] без недостатка воды. И пока так усердно упорствовал святой Гильда в постах и молитвах, пришли пираты с Оркадских островов, которые его опечалили, похитив у него служивших ему рабов и уведя их в изгнание с добычей и всей обстановкой его обиталища. Поэтому немало огорченный, он не мог там больше жить, оставил остров, взошел на кораблик и прибыл к Гластонию с величайшей скорбью, причем в южной области царствовал король Мелв 97. Принятый гластонским аббатом муж, которого следовало принять, учил собратьев и различным народам сеял семя, которое надо было сеять, небесного учения. И здесь он написал истории о королях Британии.

Гластония, то есть стеклянный город, который взял свое имя от стекла, есть город по имени первый в британской речи, и он был осажден Артуром тираном с бесчисленным множеством из-за его супруги Гвеннувар, поруганной и похищенной вышеупомянутым нечестивым королем и сюда привезенной, по причине нерушимости места убежища из-за укреплений камышовых чащ и рек и из-за защиты болот. Потребовал король у мятежников королеву на один год, услышал, однако, что она останется. Поэтому он собрал войско всего Корнуолла и Девона; война между врагами была подготовлена.

11. Увидев это, аббат Гластонии собрал клир, и Гильда премудрый вошел между оружия и посоветовал Мелву, королю своему, в мирном духе чтобы он вернул похищенную. Стало быть, она была возвращена, та, которую следовало вернуть, посредством мира и доброжелательности. Совершив это, два короля пожертвовали аббату большие территории и пошли к храму Святой Марии, чтобы посетить его и помолиться, подтвердив аббату свою любовь и дружбу, которую они имеют для мира и для благодеяний, которые они уже сделали и больших, которые они должны сделать. Отсюда вернулись усмиренные короли, обещав с почтением повиноваться почтеннейшему аббату гластонскому и никогда не осквернять это святейшее место и даже подчиненные ему монастыри. [406]

12. Получив разрешение гластонского аббата, клира и народа, пожелал благочестивейший Гильда опять начать отшельническую жизнь на берегу реки, близкой к Гластонии, и желание свое воплотил в труде. Здесь он построил церковь во имя святой и неделимой Троицы, в которой постился и молился усердно, одетый во власяницу, подавая всем пример безупречно хорошей религиозной жизни. И посещали святого мужа, достойного посещения, из отдаленных частей Британии и, наставленные, возвращались, и с ликованием исполняли услышанные побуждения и советы.

13. Когда он заболел и болезнь его усилилась, позвал аббата Гластонии, которого попросил с большим благочестием, чтобы, когда он закончит свой жизненный путь, тело его было перенесено в Гластонское аббатство, которое он очень любил. Аббат обещал, попрошенный, сделать все, что нужно, и святейший Гильда испустил дух, болея, и слышавшие скорбели и немало плакали и очень многим виделись вокруг тела ангельское благоуханное сияние и ангелы, сопровождающие душу. После завершения этого скорбного события легчайшее тело было перенесено собратьями в аббатство и с великим рыданием и почестями достойнейшим образом погребено в центре пола церкви Святой Марии, а душа его покоилась и покоится в небесном покое. Аминь 98.

14. В древности Гластония именовалась «Инисгутрин», и до сего дня так именуется местными бриттами; «инис» в британском языке по-латыни остров, а «гутрин» — это стеклянный. Однако после прихода племени англов и изгнания бриттов, то есть валлийцев, она стала называться Гластинбери, по порядку первоначальных слов, а именно: «глас» по-английски — по-латыни стекло, а «бери» — город, отсюда Гластиберия, то есть «стеклянный город».

Это писание Карадока из Нанкарбана.

Кто прочтет, пусть улучшит, ибо это угодно сочинителю.

Текст воспроизведен по изданию: Гильда Премудрый. О погибели Британии. Фрагменты посланий. Жития Гильды. М. Алетейя. 2003

© текст - Чехонадская Н. Ю. 2003
© сетевая версия - Тhietmar. 2008
© OCR - Николаева Е. В. 2008
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Алетейя. 2003