Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГИЙОМ ТИРСКИЙ

СРЕДНЕВЕКОВАЯ АНГЛИЙСКАЯ ХРОНИКА О ПЕРВОМ КРЕСТОВОМ ПОХОДЕ

КНИГА ИРАКЛИЙЦЕВ

Здесь начинается книга, называемая «Ираклийцы», книга  деяниях Готфрида Буйонского. В ней речь пойдёт о покорении Святой земли Иерусалима, содержатся истории о различных войнах и благородных подвигах войск, достигших Иерусалима и соседних с ним мест, а также [о] многих невероятных вещах [которые] случились там и о том, что [другие] участники делали в это время. Кроме того, это рассказ о том, как храбрый Герцог Готфрид Буйонский силой оружия захватил Иерусалим и стал его королём.

Глава 1. Первая часть истории, рассказывающая о том, как Ираклий захватил Персию, убив Хосрова, и возвратил Истинный Крест в Иерусалим.

Древние историки повествуют об Ираклие, который был Истинным Христианином, [и] губернатором Римской Империи. Однако Магомет, этот посланец Сатаны, начал смущать разум людей, утверждая, что он является святым пророком, живущим в их дни. Во времена Ираклия, лжеучение Магомета было упрочнено и распространилось во многих странах Востока, особенно в Аравии. Однако же Принцы данной земли отвергали данную веру и иные злые секты, стараясь не попасть под влияние его проповедников и учителей. 14 Но с помощью насилия и силой оружия [принцы и] все люди, которые были в их повиновении, были подчинены законом лжепророка. В это время Ираклий покорил Персию,  и убил Хосрова, [который был] могущественным королём, [тогда же] Ираклий вернул в Иерусалим Истинный Крест, данная реликвия до того находилась в Персии. 15 [Он] после этого остановился и задержался в землях Сирии. Там он избрал и посвятил в духовный сан Патриарха невероятно мудрого человека по имени Модест, по чему совету он хотел восстановить церковь, призвать людей в святое место,  очистив его от того, что было разбито и уничтожено Хосровом Тираном Персии. Ираклий принял это решение и потратил много богатств, осуществляя его. И, пока он думал о том, как это осуществить, Омар, сын Хаттаба, который был Арабским принцем [и] третьим приемником Магомета, 16 достиг страны, называемой Палестина. Его силы были так велики, [что] он без сопротивления захватил очень сильный город под названием Гадара. 17  Оттуда он пошёл по направлению к Дамаску и взял его силой оружия, так как у него было много людей, которые никогда ему не противились. Император Ираклий, который пребывал в то время в той части страны, которую называют Киликия, 18 услышал вести о захватчиках. Он отослал хороших и лояльных шпионов, которым он невероятно доверял, с целью в последующем опросить этих людей,  так как он очень сильно хотел противостоять захватчикам на поле боя и победить [их, таким образом] прогнать их прочь от данной земли и городов, принадлежащих Христианам и Римской Империи. Когда же вернулись его посланники, они рассказали ему о том, что он не имеет достаточного количества войск, чтобы сопротивляться захватчикам, так как они имеют великую силу и уверены, что у него даже не возникнет мыслей сопротивляться им. Ираклий обдумал это, и сказал своим людям, что это не уменьшит позора отхода и отступления, что позволит отвлечь их внимание и [отступить] той дорогой, которую он впоследствии разрушит и не восстановит. Таким образом, он покинул Сирию. Король Аравии и его люди были очень могущественны и горды тем, что нашли страну, покинутую всеми, в скорости они стремительно захватили Сирию, вплоть до Египта. 19 ||| [Однако] один случай произошёл ранее, [так] в Сирии, что очень поддерживала Арабов, возросла их сила. Хосров, могущественный король Персии, о котором говорилось выше, пришёл в Сирию с огромной армией и разрушая крепости, сжигая города и церкви, и убивая множество людей. Он захватил в плен всех оставшихся в живых и силой оружия покорил город Иерусалим, и убил 36 000 человек в городе, и похитил Истинный Крест, на котором наш Господь Иисус Христос пострадал за нас. И он захватил патриарха Иерусалимского, по имени Захарий, и взял его в плен вместе с другими несчастными узниками. 20 ||| 21

Глава 2. Которая содержит сообщение об истории могущественного Короля Хосрова, который привёл к большим потерям Римскую Империю и справедливо отомстил за смерть своего тестя Императора Маврикия.

Сейчас, я расскажу Вам о том, что стало основанием для вышеизложенного. Как я уже рассказывал, Хосров был очень могущественным Королём. В это же самое время правил Император Рима по имени Маврикий [Маврикий Флавий Тиберий], который был очень хорошо знаком со святым папой Георгием [Первым] и он скрепил это товарищество таким образом, что Папа Георгий крестил его дочь Марию. Маврикий же отдал её в жёны Хосрову, и таким образом образовалась великая дружба и альянс между Персией и Римом, которая [сохранилась, что было не маловажно] на всё время долгой жизни Императоров. Из любви к своей жене и Риму, который был христианским, этот Император убедил Хосрова креститься. Однако позже случилось следующее, Фока [Никифор Фока] вследствие государственной измены убил Императора Маврикия, стал императором вместо него, и назвался Император Фока. И когда Хосров услышал об этом, он почувствовал ужасную печаль, огромное презрение, [и] большой позор, и большую ненависть к людям Рима, которые признали нового императора как своего Владыку, подчинились Императору Фоке, который был вероломным убийцей их бывшего Императора, и [который] остался покрытым кровью Императора. За это он сконцентрировался на силе своей обиды, и решил разрушить Римскую Империю, справедливо отомстив за смерть своего тестя, и в последствии его жена одобряла Хосрова в этом. Он вторгся в Сирию, которая в те годы была частью Римской Империи. [Он] опустошил и разрушил её, о чём я уже говорил выше, и истребил едва ли не всех людей, которые там жили. Итак, когда вышеупомянутый король Омар и его люди из Аравии достигли вышеупомянутой страны, они нашли её опустошённой, и [таким образом] очень обрадовались и воспользовались удачным случаем.

Глава 3. Повествующая о том, как  могущественный Король вступил в Иерусалим и начал спрашивать о Храме Христовом и восстановил его и назначил большие средства для его содержания. 22

Когда же они достигли Святого града Иерусалима, они нашли его разрушённым и опустошённым, за исключением нескольких Христиан, которые обитали там, и которым разрешили жить в христианстве и отстраивать свои церкви и даже иметь своего Патриарха. С того времени, как Король вступил в Иерусалим он начал с большой энергией  расспрашивать жителей о данном городе, и, как правило, [ставил этот вопрос] патриарху Сафронию, который был назначен вместо вышеуказанного Модеста, да упокоит Господь его душу. Из данных расспросов Король узнал о том, что на месте Храма Христовой, разрушенного ещё Принцем Титом, был [в течении долгого времени] целый город, кроме того, Сафроний показал Королю это святое место, на котором располагался Храм, на данном месте была обнаружена даже часть стены с фресками.  После этого Король приказал найти много камнетёсов и плотников, которые были найдены и приведены лично к нему, он велел набрать много мрамора и других камней, необходимых для строительства, 23 и кроме того у него было много других вещей и предметов, которые могут быть необходимыми, и [он] спланировал многие способы и меры, 24 и [планировал] расходы, необходимые для восстановления Храма. И, с тех пор, как он стал благородным Принцем, он спешил закончить [Храм] благородное дело, за которое он взялся, в результате Храм был благополучно восстановлен, по форме и эскизам, которые остались в наличии.  После этого Принц лично назначил большую, бесконечную ссуду и годовой доход, предназначенный для поддержания и постоянного ремонта строения Храма – освещения его светом, в течении дня и ночи, данные средства были переданы в руки тех, кого он лично назначил Хранителями Храма. В Храме, внутри и снаружи, были золотые письмена, 25 на Арабском языке, которые говорили, как мы полагаем, 26 о том, кем был восстановлен данный Храм, и как долго он восстанавливался, и сколько средств было истрачено на его восстановление.

Глава 4. 27 Повествующая о том, как великодушие Карла Великого  [добилось] дружбы с языческим принцем, выгодной для Христиан [живущих] в языческих землях. 28

Всё вышеуказанное повлекло за собой то, что Святой Град Иерусалим находился в рабстве и в опасности от язычников [в течении] длительного времени, а точнее в течении 434 лет, 29 что являлось большим грехом для Христиан. Но Христианам не всегда было плохо, было иногда лучше, а иногда хуже, воинственный характер и положение Властителей города менялось. Но Христиане всегда оставались порабощёнными. То, о чём я хочу рассказать, произошло, когда один Великий мусульманский властитель с его силами завоевал весь Восток вплоть до Индии. 30 Этот принц носил имя Аарон Рессит [Гарун аль-Рашид]. Это был муж очень учтивый, милосердный, сильный, видный и этичный, что до сих пор мусульмане говорят о нём так же, как французы о Карле Великом. Кроме того, Гарун аль-Рашид и Карл Великий жили в одно и то же время. В это время Христиане Иерусалима находились в наиболее лучшем положении, чем под властью других мусульманских правителей до этого. [Это произошло] потому, что добрый император Карл Великий много сделал и испытал для нашего Господа и во многом увеличил веру в Иисуса Христа, поэтому Христиане Сирии могли быть лучше и намного больше взлелеяны и долго наслаждались любовью и дружбой вышеупомянутого Гаруна, что очевидно из послания, которое ему прислал Карл Великий. Гарун аль-Рашид был большой радостью для Христиан, он был очень уважаем Калом Великим и принцами запада, а также очень уважаем Христианами, находившимися под властью Карла Великого. Он приказал, чтобы  все святые места, находящиеся под его властью, были постоянно поддержаны, сохранены и хорошо украшены, как просил о том Карл Великий. Карл Великий после этого послал ему своё слово, в [послании] он высказался о том, что нашим людям, находящимся под его властью, живётся так же хорошо, как Христианам, находящимся под властью Карла Великого. Когда же Гарун аль-Рашид встретил посланцев Карла Великого, он наградил их всеми сокровищами Востока – шёлковыми одеждами, специями, многими изящными дорогими украшениями и многими богатыми драгоценными камнями, которые он посла своему другу Карлу Великому и собственноручно наградил послов. И, среди многих других вещей, он послал во Францию слона! Таким образом, Карл Великий добился облегчения доли Христиан, находящихся в плену у Гаруна аль-Рашида. В свою очередь Гарун аль-Рашид добился облегчения доли Христиан, находившихся в языческих землях под властью других воинственных правителей, в том числе находящихся в Египте и Африке, в частности в Александрии и Карфагене, 31  так Гарун аль-Рашид преподнес большой подарок и сделал большое добро, поддержав бедных Христиан, 32 и послал большие дары  и любезные письма их Властителям, которые были неверными, так он подкупил всех правителей любовью и знакомством, и так они вели себя более вежливо относительно Христиан, находящихся под их властью. Таким образом, благородный Карл Великий  действиями в отношении языческих властителей, находящихся вдали от него,  добился больших благ для Христиан, хотя думается, что он не сделал бы для Людей Господа больше, даже находясь рядом с ними другим способом, так он действовал во многих других местах. 33

Глава 5. 34 Повествующая о беспокойстве, которое причинили религиозные противоречия язычников, и о том, как Египтяне вышли  [далее] из своей земли и какое зло они причинили этим.

В то время имело место большая дискуссия, возникшая между еретиками из Египта и Персии, в которой они снова и снова пытались найти правду. Данная большая ненависть и злоба между ними была основана и возникла на взаимных аргументах и касалась определённых положений их закона, так что они имели различные названия для своей формы поклонения исламу. Персидская секта на их языке называлась «Сун»  [сунниты] и Египетская секта называлась «Шии» [шииты]. Хотя Египтяне не были далеки от истины, Христианская религия была другой. И вот случилось так, что внезапно египтяне покинули свою страну и захватили всю территорию, вплоть до Антиохии. Среди множества других городов, Святой Град Иерусалим попал под их власть и подчинение. До того, как это произошло, с Христианами в плену хорошо обращались, у них был добрый Властитель, так что они не были подвержены наказанию. И вот пришёл предательский и жестокий Властелин, Халиф Египта по имени Хаким. Он превосходил все своих предшественников злобой и жестокостью, так своим единоверцам он внушал маниакальное чувство гордости, гнева и вероломства. 35 Среди прочего тиранства, он отдал приказ о том, [чтобы]  Храм Святого Гроба Господа нашего Иисуса Христа был повержен наземь. Следует отметить, что данный Храм был впервые воздвигнут при благородном Патриархе Иерусалимском Максиме в царствование Императора Константина, 36 и впоследствии отстроен Модестом. Во время упомянутого выше Ираклия, Халиф Хаким послал к нему вероломного Халифа, одного из [его] управляющих по имени Хайард, который был властелином Рамы [Рамлы]. 37 Он дал волю своим подчинённым властелинам и поверг наземь Храм Гроба Господнего. В это время Патриархом данной церкви был очень мудрый человек по имени Орест. Он был дядей этого предательского Короля Египта, родным братом его матери. И следует отметить о том, что очень понятна злоба Хакима на Христиан, дело в том, что подчинённым ему язычникам сказали о том, что Халиф Хаким никогда не будет рассматриваться как Мусульманин, так как его мать Христианка. Итак, чтобы снять с себя все подозрения, он разрушил эту святыню Храм Гроба господнего, который был им найден и начал навязывать нам свою веру. 

Глава 6. Повествующая о том, как возросли горе, раны и мучения Христиан во времена правления Халифа Хакима.

В это время сложилась весьма неблагоприятная обстановка для Христиан 38 в Иерусалиме, так как они испытали много горя и печали, с одной стороны потому что Христиане были приведены в большое уныние когда увидели Храм Воскрешения нашего Господа разрушенным, и с другой стороны [потому, что] они были обложены ужасной данью, урочными работами и большим различием между обычаями и правлением, дарованным им языческими принцами. В том числе язычники запрещали Христианам праздновать их священные дни, вместо этого силой и гневом их заставляли работать в эти дни, либо же им было приказано не покидать в эти дни своих домов и жилищ, однако всё равно Христиане оставались спокойными, они не забывали отмечать свои праздники в закрытых помещениях. И даже, оставаясь в своих домах, Христиане не могли быть в безопасности и покое, Мусульмане бросали к ним в окна  большие камни, навоз, стрелы и глупые шутки. И когда Христиане отвечали на это кроткими словами, это очень не нравилось язычникам, они немедленно тащили их в тюрьму, словно убийц, и [там] они кулаками или ногами избивали их, или же приводили их на крепостную стену и вешали на воротах города, и всё имущество Христиан переходило к Халифу. Иногда же, Мусульмане забирали христианских детей, как сыновей, так и дочерей, приводили их в свои дома и обращали детей в свою веру. Они просили молодых людей отказаться от своей веры, иногда избиением, а в других случаях при помощи лжи или лести они добивались своей цели и таким образом они невероятно позорили и печалили наших людей. Но, несмотря на это, добрый Христианский Патриарх 39 нас не покинул, кроме того, он предостерегал и утешал людей, претерпевая все их муки своим добрым сердцем, как истинно кающийся грешник и увеличивал веру в Иисуса Христа, и он обещал им [что они получат] на земле большую радость, честь и славу на небесах, если будут терпеть, опять [перенося] этот стыд. Добрые Христиане согласились остаться и хранить Христианскую веру ещё твёрже, чем ранее, так как Мусульмане причиняли им много обид. Это будет очень длительный процесс, если я  стану здесь излагать Вам все религиозные тревоги, опасности и беды, которые в это время претерпели Христиане. Но я опишу небольшой случай, чтобы Вы могли понять многое обо всём [что происходило с Христианами в руках Мусульман]. Итак, в те времена был один язычник, который отличался крайней злобой и неверием, к тому же он очень жестоко ненавидел Христиан. Однажды он обдумывал и рассуждал о том, как он может истязать Христиан. Он, конечно же, знал, что все горожане очень чтят и поклоняются Храму, который был восстановлен и назван Храм Христов, 40 [для того] чтобы обмануть людей, и [что его] хранитель заботился о содержании его в чистоте и порядке. Сейчас это место, находящиеся около Храма, называется Театр Храма, в то же время Мусульмане очистили его от Христианских святынь и воздвигли свои церкви и алтари. И вот, этот неверный муж, под покровом темноты, взял прогнившую и зловонную собачью тушу, положил её на замкнутый дворик около Храма. 41 Утром, когда горожане пришли к Храму, они нашли собаку. Поднялся большой крик. И в городе поднялось большое беспокойство и шум.  Ни о чём другом не говорили только лишь об этой собаке. Они собрались и решили что, вне всяких сомнений, это сделали и положили здесь Христиане. Все язычники согласились, что  всех Христиан необходимо предать смерти при помощи меча. Немедленно их мечи были вынуты из ножен, и они рубили головы Христианам. 42 Среди Христиан был один юноша, с большой смелостью и большой жалостью он сказал им. Он сказал так: «Славьте Господа, искренне я не упрекаю Вас за это, я один, а Вас много. Но это будет ужасная трагедия, когда мы умрём, Христианство в этой земле потухнет. Так вот я представляю, как я освобожу всех Вас, при помощи нашего Господа. Две вещи я прошу у Вас, во имя Любви к Богу. Во-первых, чтобы вы молились за меня в своих молитвах, а во-вторых. Чтобы вы обращались с моей бедной семьёй со всем вниманием и честью. Я беру всю вину на себя и  скажу, что это я положил труп, в чём обвиняют нас всех.». 43 Они, те которые боялись смерти, получили большую радость, когда услышали это, и так исполнили его просьбы и [за] него оказали большую честь его семье, [и] члены его семьи всегда носили оливковые ветки, что знаменовало собой прибытие Христа в Иерусалим в вербное воскресение. Итак, этот муж предстал перед судьями и сказал, что все остальные Христиане невиновны и, сказав это, он пошёл на смерть. Когда Мусульмане услышали об этом, они пожалели всех других Христиан, и только ему отрубили голову.

Глава 7. 44 Повествующая о том, как Христиане получили разрешение отстроить Храм Святого Гроба Господнего благодаря просьбе Императора Константинополя

Как уже говорилось выше, люди нашего Господа испытали определённые бедствия в течении всего этого времени, однако Иисус Христос всегда был им лекарством от этих ужасных вещей, правдивым судьёй и утешением, после предательский Халиф Хаким умер, и его сын по имени Дагер правил после него. Дагер возобновил союз с Императором Константинополя, Роман по имени Гелиополитан. 45 Гелиополитан попросил передать Дагеру, которого он очень уважал, позволить Христианам отстроить Храм Гроба Господнего,  который его отец [Хаким] заставил разрушить. Дагер предоставил его из любви к Императору. В скорости после этого Император умер, и после него воцарился Константин Мономах, имя которого по-гречески означало «муж, который сражается в одиночку». Несчастные Христиане Иерусалима имели разрешение отстроить Храм, однако они были не способны сделать это, что можно понять, взяв во внимание их бедность. Они решили увидеть Императора, и попросит его, ради Господа Бога,  помочь и поддержать в трудную минуту святого дела восстановления Храма. В те времена в Иерусалиме жил один добрый человек, носивший имя Иоанн Караинтес, который был рождён в Константинополе и  был Византийским дворянином с очень знатной родословной. Кроме того, он был очень благороден сердцем и поведением [так же как и его родословная]. Этот муж пошёл пилигримом в Храм Гроба Господнего, и [он] оставил мирские величие и славу, взяв в привычку [истинно] следовать Господу нашему Иисусу Христу в бедности и в месте, где он страдал и претерпел лишения за нас. Все Христиане просили Иоанна прийти к Императору с их посланием, из любви к Господу и им всем. Он же выполнил поручение, и ушёл, и достиг Константинополя, и говорил с Императором. Иоанн выполнил всё, что просили его сделать, так как Император пообещал, что он возьмёт на себя все расходы, связанные со строительством этого Святого Храма и построит его за свой счёт. Иоанн очень обрадовался, когда он благополучно завершил своё посольство, и он покинул Императора и вернулся в Иерусалим. Когда он рассказал людям хорошие новости, которые он принёс, они очень обрадовались и многие рыдали от счастья, достойны радости эти слёзы, так как они верили, что наш Господь не всегда забывает о них и он даровал им облегчение страданий. В это время Патриархом Иерусалимским был святой человек по имени Никифор. Император сдержал своё обещание, так как он лично послал большую часть своих сокровищ и сделал Храм Гроба Господнего славным по положению и способу, благодаря которым он остался. Он был окончательно отстроен в год 1048 от Рождества Господа Нашего, и находился разрушенным в течении тридцати восьми лет. 46 Это был, кроме того, год в течении которого наши люди полностью восстановили город. 47  Когда Христиане заново воздвигли Храм, они искренне возрадовались и также утешились от этого [вознаграждения] за всё множество неудобств и запретов которые они перенесли, не только в Иерусалиме но также и в других городах, будь то город Вифлеем, или же город под названием Фекуи, где родился пророк Амос.  Однако, в это время Халиф прислал им нового судебного пристава, что повлекло за собой новые дани и, причём,  такие непомерно высокие, что они не смогли их платить, кроме того, если они не платили их, Сарацины грозили немедленно разрушить до основания Храм, говоря, что Император разрешил им это. 48 Так Христиане испытывали большую печаль пока они находились под [властью] Египтян, другое же время под властью Персов, но это даже не являлось частью тех печалей, которые они перенесли под властью Турок. Турки завоевали Персию, и после Египет, и таким образом Святая Земля попала под их власть. Они унижали и  притесняли Христиан со всей жестокостью, большей, чем та, когда они были свободными или находились под властью Египтян и Персов. Так Турки подчинили Христиан на восемь лет. 49

Глава 8. 50 Повествующая о Турках: откуда они пришли, как они получили великую силу и избирали королей ведя свои войны.

Так как мы говорили, и далее в этой книге будем говорить о Турках, считаю правильным рассказать Вам о том, где они зародились и как они достигли великой славы. Итак, Турки или Туркоманы произошли из рода, распространившегося по дорогам и странам Востока, который происходил из Сирии. 51 Они вначале были очень невежественными и сварливыми людьми, [и] не имели своей страны и постоянного жилища, но перемещались из страны в страну в поисках пастбищ для своих стад, никогда не живя не в крепостях, ни в городах. И в то время, когда они двигались с одного места на другое, тогда каждая семья путешествовала сама, и в каждом клане или же в семье был свой Принц, которому они все подчинялись. Все их преступления и правонарушения компенсировались и иступлялись их Принцем. Все они подчинялись и делали то, что прикажет их Принц. Во время своих странствий они возили с собой все свои вещи, прислугу и домочадцев, их рогатый скот, коров, овец и другие стада; и это было всё их богатство. Они не работали на земле, ни один из них не сеял, не убирал зерно, но они также не торговали, так как не имели денег, но у них были стада, сыр и молоко. [Их] они меняли на другие вещи, которые были им необходимы. Когда же они оседали на одном месте и не хотели путешествовать на другое, они посылали мудрейших из своих людей к Принцу данной страны, так они получали грамоту, которая давала им находиться на землях этой страны и на её пастбищах за дань, которую они соглашались платить. Однако, случилось так, что большая группа этих людей покинула остальных и вступила в Персию, найдя эту землю богатой пастбищами и всем другим, что им было необходимо, и дали обещание платить дань Королю Персии, и остались там на неопределённое время. Турки стали расти и множиться, так что достигли такой численности, что Король и остальные Персы стали сомневаться и бояться их и их быстрорастущей силы. Так Персы решили силой изгнать и отогнать Турок от своей земли, но в последствии Персы изменили своё решение и решили, что они гораздо быстрее изгонят Турков в случае, если повысят размер платы, которую они должны платить и если это не решиться по взаимному согласию, Турки точно должны уйти. Персы осуществили это, но Турки терпели эту обиду долгое время, но, в конце концов, они стали очень страдать от этого, меж собой они решили, что не будут больше платить дань [Персидскому] Королю. Когда же Король узнал об этом, он объявил на всю страну, что Турки обязаны покинуть его страну в течении одного дня, и что они должны перейти реку Кабер что находилась в самом отдалённом регионе Персидского Королевства, в его самой дальнеё части. Когда Турки уехали и собрались на равнине, они увидели свою численность и поняли, что они так многочисленны, что ни одна страна не сможет их сдержать или сопротивляться им, если они соберутся вместе. Прежде же, когда они пребывали в Персии, они были врозь и не знали о своей силе. Сейчас же, когда они увидели, как они многочисленны, они приняли последнее решение, отомстить за то, что они с гордостью и печалью претерпели от Принца [то есть Персидского Короля]. Они совещались и увидели, что никто не сможет им сопротивляться, будет лучше, если они сами захватят все земли вокруг. Но одна вещь их беспокоила, как же это произойдёт [если] у них нет Короля, и они решили сделать следующее. Они насчитали среди них сотню семейных групп, каждая из которых имела свою родословную, и каждая группа принесла стрелу, сделанную так, чтобы можно было отличить, какой группе она принадлежит, и когда все стрелы были собраны вместе, одни позвали маленького ребёнка и приказали ему выбрать одну стрелу. Они условились, что выберут Короля из представителей той семейной групп, стрелу которой выберет ребёнок. Ребёнок же выбрал семейную группу, что впоследствии будет названа Сельджуки. Потом же, из этой семейной группы необходимо было выбрать Короля, и они сошлись на том, что все представители этой семьи должны были принести стрелу, на которой будет указано его имя,  и после этого они опять зовут ребёнка и просят его вытащить одну стрелу, и они согласились, что тот, стрелу кого вытащит ребёнок  будет их Королём. Ребёнок же вытащил ту из них, на которой было написано Сельдук. Этот Сельдук был очень хорошим мужем, и самым славным из своего рода, он был большим и сильным, хорошим рыцарем и с хорошей родословной, и истинно избран был достойный человек на достойную должность. Он все признали этого мужа своим Королём, как и обещали, и оказали ему почёт и присягнули в верности, и повиновались ему и чтили его, когда он стал новым Королём. 52 Первое что он сделал, получив власть, этот Король произнёс и огласил всем, боль покинет их жизни, они должны будут опять перейти реку Кабур и вернуться в Персию, они долго будут искать места, на котором смогут осесть, завоёвывая эту землю, а также другие земли, и удерживать эти земли под своей властью. Так он сказал и скомандовал сделать это, его люди быстро захватили силой не только Персию, но и Аравию и другие страны Востока и удерживали их под своей властью. И так случилось, что эти люди, которые недавно были невежественны и жили со стадами, в течении 40 лет захватили такие большие области, [о которых] мы сейчас говорим. 53 И они росли очень дерзко, так что они в скорости включили в себя много племён [в том числе] других, но, в общем, они известны под именем Турок, и те [из этих людей], которые не оставили [предшествующего] способа их жизни стали называться Туркоманами. Так Турки, однажды захватив все Восточные страны, вторглись в Египет, так как имели огромную силу. Они произошли из Сирии и захватили государства, и среди множества других городов они захватили Святой Град Иерусалим, а также людей находившихся в нём, они считали [что] терпят беды, и [когда пришли Турки] они принесли им муки и горе, которые были больше [притеснений] до этого, о чём я изложу подробнее.

Глава 9. 54 Повествующая о страшном грехе очень распространённом во всём Христианском мире.

Вы уже слышали о том, как Христиане пришли в состояние упадка в этой части Востока. Сейчас же я расскажу Вам о том, как Христианство было презираемо и порабощаемо [на Западе и во всех других] частях земли. 55 Наверняка известно, что в это время нашлось бы только несколько людей, которые бы в сердцах страшились нашего Господа. Вся добрая мудрость, вся истина, и вся жалость была в упадке. Казалось даже, что вера в Иисуса Христа угасла, и люди перестали обращаться к церкви. Дискуссии, разногласия и войны царили повсюду, так что казалось, был близок конец света, таким образом, символизируя то, что наш Господь указал в Евангелие: Великие чума и голод будут на Земле, такие, что ужаснётся небо, землетрясения будут во многих местах, и многие другие вещи что могут сотворить боязнь в сердце людском и стать причиной его отлучения от зла и признания им Господа, но они глухи и немы, не считали нужным спасти свои души. Принцы и бароны раздирали и уничтожали земли своих соседей. Если же люди хотели сохранить что то для себя, Властители хватали их и заключали в тюрьму, и жестоко пытали с целью получить всё то, что они имеют, так можно было увидеть как дети богачей [очень похудевшие] ходили от порога к порогу, прося хлеба, и некоторые умирали от голода и оставленные на произвол судьбы. Церкви действительно, перестали быть религиозными домами и приютом для пилигримов, [и]  всё что в них можно было найти и поклониться, были [их] трещины, и остальные вещи были отняты у них [их Властителями]. 56 Эти Властители отнимали кресты, оклады икон и кадильницы из церквей и переплавляли их для последующей продажи. Если же человек бежал в Церковь чтобы найти убежище, 57 он был схвачен и вытащен оттуда как обычно из таверны или другого места. Этим Властители наносили вред и стыдили монахов и клириков. Для них не существовало закона, и они не могли получить по заслугам. 58 Земли были полны ворами и мародерами, люди не были в безопасности нигде ни в поселениях, ни в больших городах. Они выпивали, вели развратную жизнь, и играли в кости, и воровали как [все] обычно. Они не чтили брачных уз, и духовные лица подавали пример дурного способа жизни и даже хуже. Ни один епископ или прелат не смел ни порицать, ни карать [их] за эти смертные грехи. Они [никогда] не отдавали должное своей церкви, но получали приходы. И, наконец, я хочу сказать Вам о том, что всем [этим] злым деяниям было подвержено  всё христианство, и это выглядело так [будто] каждое из этих деяний ставит своей целью служение Дьяволу.

Глава 10. 59 Касающаяся битвы между Императором Константинополя Романом 60 и могущественным восточным Принцем по имени Белфет.

Наш Господь, которого повергают в жалость страдания [людей] в этом мире в последующем пожалеет их, и [который может] хорошенько поколотить своих детей, которых он любит, с целью их спасения, [он] позволяет великому пороку вселиться в земли и в частности подвергнуть наказанию его людей, о чём мы сейчас и поговорит, итак, во времена правления Императора Романа властителя Константинопольского, могущественный Принц по имени Белфет пришёл с Востока, приведя с собой так много Персов и Сирийцев, что они своей численностью покрывали целые страны. Толпа была очень велика, можно сказать, что даже бесчисленна.  Они привели с собой множество телег, колесниц, лошадей, верблюдов, волов, коров и других небольших зверей, так что это выглядело потрясающе. И он привёл множество осадных машин, он с этой огромной толпой вошёл на территорию Константинопольской Империи, и начал наносить ущерб всему, что он обнаружит. И когда Турки находили крепости, города или замки, они брали их штурмом. Никто не мог сопротивляться им, когда они уничтожали землю. Люди бежали перед ними. Зловещая новость достигла слуха Императора, когда этот Великий Властелин хотел поразить всю его страну. Он быстро объявил [послание] всей Империи, и призвал всю свою армию и собрал множество людей, так как он хотел, и в этом ужасном напряжении [собрал] надёжных людей, сколько он смог. Когда же его люди прибыли, он отправился с большим количеством тяжеловооружённых всадников на множестве военных кораблей, которые он подготовил, и пошёл к той части королевства, которую грабил этот Белфет. В скорости он нашёл его там же, где и ожидал, в то время как Белфет хотел проникнуть дальше в его страну. Когда каждый знал, что он близок к своим, они приготовили свои армии к бою и бились так жестоко и так гневно, словно люди, которые держали глубокую ненависть друг к другу. Язычники бились во славу Ислама и их силы возрастали, а Христиан защищала их вера и любовь к Иисусу Христу, и бились они за спасение своей жизни и правды, и жён, [и] детей, [и] своей Родины. Битва была невероятно великая и жестокая, множество людей были убиты, и множество крови пролилось вокруг. В конце концов, Греки не могли больше противостоять в битве 61 многочисленным язычникам, и они были на неверном пути, но не повернули. Вместо этого они в суматохе отступили, так как таким образом думали они будет лучше спастись, от чего их преследователи получили невероятное удовольствие. Турки убили многих и многих захватили живыми и среди [других пленных] они захватили самого Императора. Когда эта ужасная новость разнеслась по стране битва была уже закончена и Император находился в плену, что было очень печально для стариков, женщин и детей, которые не находились там. Белфет, языческий Принц, сказал, что он заявляет, что это победа над всеми Христианами, так как он был полностью уверен в том, что в Империи не найдётся других препятствий его деяниям. Когда же он расположил свою армию лагерем около себя, он скомандовал, чтобы Императора тоже привели к нему. И он попирал Императора, и он делал это позже, когда взбирался на лошадь и слезал с неё, ясно показав стыд и умаление веры в Господа и в Христиан. Когда же он таким образом постыдил, обидел и унизил Императора, он позволил ему уйти и освободил его и нескольких его баронов, которые [находились] в плену. И когда Император вернулся в Константинополь, бароны его земель отреклись от него, начав унижать и говорить, что он позорно вёл битву. 62 [Они] так сказали ему и исчезли с его глаз и оставили его доживать свою жизнь в печали и стыде. 63 Принц же Белфет начал провозглашать на всю страну, 64 что этого мало и он хочет завоевать Ворота Сирии 65 на море, называемые Пролив Святого Георга [Дарданеллы], которые были в длину  тридцать дней быстрым шагом, и десять в некоторых местах пятнадцать в ширину [600 миль в длину и 200 либо 300 миль в ширину]. 66 И однажды он подошёл к проливу, он хотел двигаться к Константинополю и другим частям поморю, однако он не смог найти достаточного количества судов. Таким образом, Христиане в этих землях за свои грехи оказались под властью злых людей.  Среди других благородных и уважаемых городов, захваченных и находившихся под властью Турок, была и Антиохия, город, откуда происходил Святой Пётр первый лидер Христиан. Итак, Белфет владел землями под названием Нижняя Сирия, две Киликии [Киликия и Изаурия, сейчас Адана регион Турции], Памфилия [расположена в Южной Турции], Лиция, Ликоника, Кападокия, Галатия [все в Анатолии], Вифиния [в Северной Турции] и часть Малой Азии находились под его властью и подчинением. Все эти стран были очень плодородны и многочисленны. Язычники сразу же начали разрушать церкви и глубоко огорчать Христиан, что доставляло им удовольствие. 67 Так как были такие несметные разрушения и был страх в сердцах Христиан, они все сбежали на расстояние шести дневных переходов [120 миль] от владений Белфета. Это скорбное событие огорчило Святой Град Иерусалим и жителей этой земли, так как пока Император Константинополя имел добрый мир и великую силу он предоставлял им большую помощь, очень утешал богатыми дарами, и люди из Сирии приходили [к нему] за огромной милостыней, и так же в землях Антиохии. С этих же пор они покинуты всеми и не надеются, что какая-либо помощь прейдет к ним. Так они допускали, что всегда будут порабощены Турками, без спасения.

Глава 11. 68 Повествующая о том, [какие] многочисленные мучения претерпели Христиане в эту эпоху за свои грехи.

Несмотря на то, что власть Халифов сделала [земли] опасными в это время, Греки и Латиняне часто посещали Иерусалим в качестве пилигримов, для того чтобы помолиться нашему Господу и просить его о милости, которую он не оказывал своим людям. Кроме того, многие приходили в Иерусалим, несмотря на ужасную опасность, так как все земли, через которые они должны были пройти, были полны их врагами. Их часто грабили и убивали, и если же они смогли убежать и всё-таки достигали Святого Города, они не могли войти в него, так как каждое лицо при входе в город должно было платить дань в один [золотой] византин [или 12 серебряных шиллингов]. 69 Но даже в случае, если случалось, что они были ограблены по дороге и не могли платить дань, они не могли войти в город и впоследствии страдали от холода, голода и ужасного неудобства, и многие из них умирали. Христиане в городе чрезвычайно огорчались от этого, поэтому они поддерживали живых и хоронили мертвецов, а также делали много других вещей, необходимых им самим и других Христианам. 70 Те же, кто смог войти в город, были также в великом горе, и много стыда и унижения было причинено им публично. Одни бросали в их лица грязь, иные же плевали в средину их лиц, и многие избивали их, но, однако Христиане в этом городе были обычно защищены язычниками [в основном эти гарантии предоставляли Турецкие благодетели], которые руководили и вели пилигримов, предоставляя им свою силу. 71 Около Иерусалима был Храм, названный в честь Святой Марии Римской, жившей в селении Амалфи, городу в Апулии. Сейчас же там находилась больница для бедных, там где раньше была часовня во имя Святого Иоанна Милосердного. Этот Иоанн был [однажды] Патриархом Александрии. 72 Настоятель Храма этой Девы 73 всегда брал больницу в своё попечение и поставлял, и покупал им всё необходимое. Таким образом, все бедные пилигримы, которые ничего не имели, и которым негде было жить, получали это, и этот дом был очень щедр на благотворительность. Так Христиане терпели большие неудобства за городом. Однако же, ничто не было так неприятно чем то, что оказывая великую преданность Святым Местах в городе и будучи охраняемы нашим Господом после расходования большого труда и больших средств пилигримы приходили в Иерусалим, язычники же приносили им Великую печаль и сидели на алтарях, сбрасывали на землю иконы, разбивали лампады и канделябры, и злились на Христиан ещё больше, так они схватили Патриарха Иерусалимского за бороду и волосы и бросили его на землю, и попирали его своими ногами, от этого Христиане получали глубочайшие печаль и страдание.  Сирийские Христиане жили в этой печали и страданиях, о которых я уже говорил, в течении 490 лет, 74 и они бесконечно обращались к нашему Господу в свои молитвах и жалобах, и платили ему благочестием за то, чтобы он не покидал их. Но добрый Господь, так после бури и тьмы всегда посылает нам ясную погоду и прекрасный сезон. Он видел все страдания своих людей и послал им утешение, и избавил их от страданий, которые они долго терпели.

Глава 12. 75 Повествующая о том, как наш Господь освободил Христиан после того как они были в плену у язычников [в течении]  490 лет.

Я уже говорил Вам о том, что пилигримы из различных земель приходили в Иерусалим. Среди всех других был один муж, который родился во французском королевстве, в епископстве Амьен, это был Пётр, он был пустынником в лесу и за это его называли Пётр Пустынник. Он был человеком с маленьким туловище 76 и как личность считался малозначительным, однако у него было поистине большое сердце и огромная отвага, большое разумение, и он мог очень красиво говорить. Когда он достиг Иерусалима, он заплатил дань в размере одного византина и вошёл в город и нашёл приют в доме добрых Христиан. Пётр постоянно опрашивал и вопрошал их о правителях области и города, и о том, как Христианам живётся под властью язычников, и как Властители унижают и правят ими. Те лица, которые долго жили в городе, откровенно рассказали ему целую историю о том, как Христиане были опозорены и святые места были осквернены, что было очень печально слышать. И сам Пётр, будучи в городе некоторое время, осуществляя своё паломничество, познал большую часть несчастий, среди которых [жили] Христиане. Он узнал о том, что Патриархом в то время был Симеон, добрый, мудрый, благочестивый и очень религиозный человек. Пётр думал, что не уедет отсюда пока не поговорит с ним и не услышит рассказ о состоянии церкви, духовенства и простых людей. Пётр пошёл к Патриарху и [расспросил его] о том, о чём намеревался. Патриарх же, при появлении Петра и услышав его слова, воспринял его как человека очень богобоязненного, и [так как был] очень мудр и понятлив, он начал подробно рассказывать Петру о проблемах Христиан, когда же Пётр услышал об этих несчастиях из уст этого невероятно доброго человека, которому он, несомненно, верил, Пётр не стал сдерживаться от вздохов и пролил много слёз жалости. И спросил Патриарха, что он посоветует в данной ситуации и что может стать средством к избавлению от неё. Святой и благочестивый Патриарх ответил ему так: «Мы часто молимся и просим нашего Господа проявить к нам свою милость и благоволение, но мы всегда видим, что нашими молитвами не искупить нашей вины. Мы, конечно же, очень сильно виноваты перед нашим Господом, который своей мудростью оставляет нас в плену. Однако же слава стран по ту сторону гор невероятно велика репутация людей там и в частности Французов [таких же, как и ты] как хороших Христиан и очень твёрдых воинов разнеслась по свету, и за это наш Господь предоставил им сейчас великий мир и благородную силу. Если бы случилось так, чтобы они попросили нашего Господа, чтобы он сжалился над нами, или же сами приняли решение спасти нас, [тогда] мы смогли бы надеяться на то, что Господь спасёт нас, завершив Вашу работу.  Так как вы сами можете прекрасно видеть, что Греки и Император Константинополя, которые являются нашими соседями и словно братьями 77 не могут ни спасти нас, ни дать нам совет, они говорят, что сами разрушены и неспособны защитить свою страну».

Когда же Пётр услышал это, он ответил так: « Милостивый Отец, как ты и говорил, я из той страны. Благодаря Господу наши Властители с большим вниманием относятся к Вере и хранят ее, так же как и везде на земле, во время своего путешествия я посетил многие части своей страны. И я искренне верю в то, [что они знают о] страданиях и плене, в котором язычники содержат всех Вас, они не могут выбрать общего плана, который сможет лучше помочь в этом, в вашей большой нужде и работе. Однако же я посоветую тебе одну вещь: Если ты найдёшь хорошим и приемлемым [что я] отнесу письмо  Святому Отцу Римскому Папе, и Королям, Принцам и Баронам Запада. В этом [письме] подробно опишите Вашу ситуацию для правильного её понимания, и взывайте к их милости, прося чтобы они содействовали Вам из любви к Господу и для их Веры, и таким образом путь который они изберут будет иметь честь в этом мире и спасение прейдет к Вам за Ваши молитвы, так как вы несчастные, которые не подозревают, что получат огромную помощь для своего спасения. Если же ты посчитаешь меня достойным посланцем для этого великого письма, тогда с любовью к Иисусу Христу и во искупление своих грехов я предприму это путешествие, а также всё от меня зависящее чтобы забрать у Вас эту боль, и я искренне обещаю тебе, что я передам им все новости о Вашем положении, если Господь окажет мне благоволение достичь этого».

Когда же Патриарх услышал эти слова, он был счастлив и он немедленно осла за самыми мудрыми и благоразумными людьми из Христиан, как за духовными лицами, так и за мирянами и оказал своё благословение доброму человеку [Петру], пожертвовавшему всем ради них. Они были очень счастливы и постоянно благодарили его. Они написали письмо и запечатали его и отдали Петру для вручения. 78

Глава 13. 79 Повествующая о том, как Пётр Пустынник укрепился в своём признании с помощью видения, которое явилось ему во сне.

Истинно, что наш Господь сладостен, жалобен и милосерден, так как он не позволил тем, кто силён и прочен в Надежде на Него быть обиженными или покинутыми. И когда люди нуждаются в помощи, Господь стремится оказать им эту помощь, и эта истина будет ясно видна на данном примере. Этот бедный, маленький и презренный человечек, который был очень изнурён и изранен в этом дальнем путешествии, который же несмотря на это отважился на такое великое дело и поручение – как он мог знать о том, что наш Господь тоже трудится над этим же делом, намереваясь защитить его во время выполнения поручения с целью освобождения Его людей от страданий и несчастий, которые они испытывали в течении 500 лет? Но смелость Петра, обусловленная его безграничным милосердием и вера, вызванная любовью которую он питал к своим братьям. Однако же должно было произойти какое–либо событие, для того чтобы побудить сердце Петра последовать за этим тяжёлым предприятием. Этот добрый человек, после того как он получил письмо и указание позаботиться о нём, отправился в святые места города, для которого он сделает очень много, и однажды вечером он достиг Храма Гроба Господнего и искренне молился, пролив немало слёз. После этого же он уснул на паперти, и услышал Пётр что. Наш Спаситель Иисус Христос подошёл к нему и вверил ему некоторые указания: 80 «Пётр, быстрее встань и безопасно иди в Рим, как ты и обещал, я всегда буду с тобой. Сейчас же, и впредь, пусть мой Святой Город будет очищен и мои люди спасутся». 81

В этот момент Пётр очнулся и с этого времени начал совершать своё великое путешествие. Кроме того, он должен быть уверен в том, что это поручение будет выполнено, так он начал подготовку и устройство своего отъезда с поручением.  И он получил разрешение на это и благословение Патриарха. Он пошёл вниз к морю и нашёл купеческое судно, уходящее в Аппулию. Он сел на этот корабль. Он встретил добрый ветер и вскоре прибыл в Бари. Пётр высадился с корабля и пешком отправился в Рим. Он нашёл Папу Урбана, и приветствовал его от имени Патриарха и Сирийских Христиан. Пётр доставил ему письмо ему адресованное, и очень правдиво и мудро рассказал ему [о] больших печалях, страданиях и обидах, которые испытывают Христиане всё это время. Так как из первых уст знал об этом и рассказал все факты Папе. 

Глава 14. 82 Повествующая о современном гонении Христиан и о том, как Папа Урбан был сослан со Святого Престола в Архиепископство Равеннское.

В это самое время Император Священной Римской Империи Генрих [IV]  имел большую полемику с Папой Григорием VII, который предшествовал Урбану. Спор возник по поводу кольца и посоха некоторых Германских Епископов, так как в то время было привычным, что когда прелаты умирали их кольца и посохи 83 отдавались Императору, который отдавал их прелатам и священникам или кому бы то ни было. [Когда он] получал [сообщение] от церкви [касающиеся освободившийся должности] он посылал им епископа, которого они должны были почитать как своего епископа или архиепископа без [согласования] либо какого–нибудь другого избрания или другой выборной процедуры. Церковь же была очень обижена этим, так как он назначал лиц, не соответствующих данной должности. Папа Григорий увидим, что этот обычай на самом деле был всегда и написал [письмо] церкви, а также нашёл разумным вновь просить Императора отказаться от этого [обычая] из Любви к Господу, Святой Церкви, и во спасение его души, так как это не его прерогатива. Император же не прекратил этот [обычай] как просил его Папа, так Папа отлучил его от церкви. Император же вступил в этот спор и свысока смотрел на это его [деяние], так он дерзко начал войну против церкви и против Папы. Причиной растущей враждебности между ними был Архиепископ Равенны, благородный и богатый муж по имени Гилберт. Этот Епископ надеялся на поддержку Императора и в избытке получал богатства Императора, так он  пришёл в Рим и с помощью расположения и силы он сверг и изгнал Папу со Святого Престола. [Он] поступил так предательски и высокомерно, что, в конце концов, забыл свой ум и благодушие, которые были нужны ему для управления его клиром. [Он] сам сел на Святой Престол и надел на себя облачение и назвался Папой [Климентом III]. Он надеялся, что этого будет достаточно. Я рассказываю Вам всё этот только потому, чтобы показать, что Христиане были в большой опасности во всём мире и Евангелистские заповеди, и даже Святая Церковь была многими забыта. Многие люди гнались за богатством и подчинялись словам Дьявола и занимались всеми злыми вещами. Когда эти разногласия и раскол был велик, тогда казалось, что истина исчезла и вера в Нашего Спасителя совершенно умерла. Епископы, аббаты и прелаты 84 были избиваемы и лишались свободы и их вещи отнимались у них сообщниками Императора. 85 Папа дозволял в виде своих аргументов все виды позора и насилия. В конце концов, Святой Отец осуществил то, что ему не позволено было делать, и что было смертельно опасно, так это то, что он бежал в Апулию, для того чтобы помочь и дать совет Роберту Гвискару, 86 который был правителем той страны. Роберт же  сделал много славного и служил и предоставил много средств нашему Святому отцу и его семье, так много, сколько они могли попросить и даже больше. 87 В конце концов, Святой Отец поехал к нему [Роберту] в Салерно, и он заболел, и слёг наземь, и так [он] умер и был похоронен. Кардиналы 88 избрали нового [Папу] по имени Виктор [III], который прожил приблизительно один месяц. 89 После этого они избрали Урбана [II], о котором я уже упоминал ранее. Урбан же увидел, что Император  остался злонамеренным и злобным, он посмел не вверять себя Императору, за что он был заточён в крепости вместе с  несколькими баронами, которые ради Господа приютили его, несмотря на опасность. Пока же он находился в этом положении Пётр Пустынник пришёл к нему и вручил ему послание от Христиан из Святой Земли. Наш Святой Отец Папа очень хорошо знал  о щедрости, разуме и религиозности Петра. Урбан мило ответил Петру и сказал, чтобы он срочно отправлялся и сказал французским Принцам и баронам об их трудностях, так как [как только] Урбан сможет сбежать от заточения Императора, [тогда] он лично сможет двинуться [через] горы 90 и посетить указанные районы с целью лично продвигать это дело, если это станет возможным. Пётр же был действительно счастлив, услышав этот добрый ответ Святого Отца. Он пересёк Ломбардию и горы и таким образом он достиг Франции. Он усердно начал искать баронов, так как хотел спешно увидеться с ними, и рассказать им о стыде и обидах, 91 которые язычники совершают над Христианским населением Святой Земли. Таким же образом он рассказывал обычным мирянам новости [со Святой Земли]. Кроме того, он часто собирал собрания и рассказывал им о плачевном состоянии земли и города Иерусалима, что в результате становилось причиной обильных слёз. Каждый раз он добивался многих успехов в своей проповеди и убеждении. Также как Святой Иоанн Креститель проповедовал прежде, создавая путь для Иисуса Христа, так и на том же пути Пётр был предвестником прихода Святого Отца. И так поучал Пётр, когда пришёл Папа, он был лучшим слушателем и верил и таким образом совершил намного больше в этом деле. 92

Глава 15. 93 Повествующая о Вселенском соборе, который созвал Папа Урбан с целью реформации Святой Церкви и исправления людей.

Это произошло в год от Рождества Христова 1095 [когда] правитель Генрих IV был уже восемнадцать лет Королём Германии и двенадцать лет Императором Священной Римской Империи. И Филипп [Филипп I], сын Гарри [Генриха] был правителем Франции. В это время  наш Святой отец, Папа Урбан, увидел, что люди слишком ослаблены и подвержены злу, и [так] он созвал собор, происходивший в городе Пьяченца, [включающий] Прелатов из Италии, которые были собраны там, он издал эдикт приказывающий изменить нравы клира и простых мирян. Позже он узнал, что он находится в большой опасности от Императора, и пересёк горы и вопреки опасностям двинулся во Францию, где нашёл людей [которые были] плохо обучены и склонны к греху. Милосердие было в упадке, и богатые люди считали войну лучшим аргументом друг против друга. Урбан мыслил в случае необходимости воспользоваться своей силой и могуществом, приказав исправить Христианство, так он созвал Вселенский собор всех прелатов живущих между гор и Ла-Маншем. Этот собор впервые был созван в Клюни, впоследствии в Пьюин-Нотра-Дам [в Оверни] и третий был созван в Клермоне в Оверни. Этот [последний] был в Ноябре. Множество  архиепископов, епископов, аббатов, и прелатов и лиц Святой Церкви приняли участие в этом Соборе. Множество решений было принято на этом Вселенским Соборе относительно исправления клира и мирян с целью отпущения грехов и обретения вновь добрых обычаев. Так Святая Церковь совершенно реформировалась, в них [реформах] она очень нуждалась. Среди всех иных [присутствующих] там был и Пётр Пустынник и он не забыл задание, которым он был обременён, но он в личной беседе увещевал прелатов и очень открыто и мудро просил всех людей [помочь Святой Земле]. Когда же наш Святой Отец предоставил слово Петру то по всему Собору разнеслось о том, что  все Христиане подвергаемы позору и что [наша] Вера таким образом скоро разрушится и ослабеет именно там, откуда она началась, и это будет очень ужасно и отвратительно так как это будет потеря её источника, [после этого же] реки Христианства, текущий через весь мир, засохнут. И он красноречиво говорил о том, что истинные Христиане будут пристыжены, если они будут лишены этого наследия по упущению, и [имея] страну Христа, вверенную в руки врагов. И Папа в свою очередь пообещал, что если они отправятся в эту путешествие [тогда] он сменить епитимью на это путешествие и если они не побояться найти смерть на пути исповеди и раскаяния тогда он возьмёт их в своё воинство и таким образом они вместе с их друзьями получат совершенную радость на Небесах и так долго как они будут служить нашему Господу [и] опекать и хранить Святую Церковь. Каждый же, кто причиним им какой либо вред будет проклят. Урбан высказал всё это, поощряя прелатов, присутствовавших на Соборе. Сделав это, он дал разрешение многим людям и приказал им проповедовать этот поход и индульгенции, и сказал им, что всем людям, которые ничем не заняты, и имеющие длительное перемирие и мир в [их] войнах [будет лучше] совершить и выполнить это путешествие.    

Глава 16. Повествующая о том, как много благородных и высоких людей во Французском королевстве приняли знак креста и отправились за море. 

Наш Господь одарил своим благословением Святого Отца Папу Урбана во время проповедования им Слова Божьего, которое было опубликовано так что это было закреплено и пустило корни в сердцах слушателей, и не только слушателей но также и всех остальных для которых оно было увековечено и тех кому это было рассказано, так как епископы пошли в свои страны и проповедовали их народу так как им было сказано. Было очень странно и мучительно думать 94 об этом муже, который покидает свою страну, свою жену, своих детей и свою семью и [таким образом] покидает всё то, что он истинно любит! Но когда же [этот славный муж] думает, что за награду он получит за это от Нашего Господа, сделав так, он пылко жаждет душёй заслужить милость Нашего Господа, и он отказывается о того, что он по настоящему любит своей плотью и тем самым спасает свою душу. И это понятно так как французы – равно как великие бароны так и другие менее значимые люди, которые были склонны к греху и приучены к дурным деяниям, как я уже говорил ранее – однажды услышав про эту проповедь, они сразу строили планы как лучшим образом послужить Нашему Господу и поклялись предпринять 95 это паломничество, о котором Вы уже слышали, это выглядело так будто каждый муж обязан был смело, предприняв всё для мести злу и пристыдив язычников вместе опекать Нашего Господа и его людей в земле Иерусалимской. Вы уже слышали о том, что мужья уезжали от своих жён, отцы от детей, дети от отцов. 96 Это выглядело так, что каждый муж должен был покинуть всё самое любимое на земле, с целью достижения радости в другом мире. Это также было связано с большой суетой и, кроме того, с огромным перемещением народа повсюду в этой земле, где нельзя было найти дома, в котором кто-либо не принял знак креста.  Я, конечно, не утверждаю о том, что все они ушли с мудрым и непорочным намерением отразить беду от Нашего Господа, некоторые монахи воспользовались этим случаем чтобы уйти из своих монастырей от своих аббатов и приоров, и отшельники покинули из мест где они служили Богу и отправились 97 вместе со всеми.  Некоторые ушли из любви к своим друзьям, составив им компанию,  некоторые ушли за покоем от мыслей, в надежде, что они не будут искушаемы совершить что-либо злое 98 и не доброе, и некоторые сбежали от своих кредиторов и [таким образом] освободились от своих долгов. Но ясно одно, каким бы ни было стремление их сердец, это выглядело прекрасно, так как все вместе они предприняли удивительную вещь. Паломничество необходимо было избрать только потому, что в это время, когда было множество грехов оно смогло повернуть людей к Нашему Богу. Они отправлялись в надежде, что Господь пошлёт им много способов с помощью которых они могут подняться на Небеса и он предоставил им это дело словно бы Чистилище до их смерти. На Соборе, о котором я уже говорил ранее, добрый Епископ Пюи, по имени Адемар, также присягнул в верности походу, в последствии же он стал Легатом воинства [Крестоносцев] и поведёт себя очень умно и искренне. Также [Вильям] Епископ Оранжа, который 99 был святым, богобоязненным мужем открыто призвал к путешествию. И таким образом было много других, даже тех которые не присутствовали на Соборе, и которые впоследствии присягнули. Наш Святой Отец приказал и дал право своим епископам поощрять выполнение его приказа, чтобы все те которые, поклянутся осуществить это паломничество, поместили знак Креста на своём правом плече в честь того, что тот который носит этот знак, сохранит нас и осуществиться то, что сказано в Евангелие: « Если кто хочет идти за мной, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за мной». 100 Личная любовь и жизненная гармония плоти может сделать больше чем самоотрицание, что сохранит праведной душу. Когда один из Великих баронов страны, взяв знак креста, отправился в путь, [тогда] все другие люди этой страны, которые были Христианами, пошли с ним и избрали его своим капитаном, присягнув ему в верности с целью иметь его помощь и защиту во время паломничества.

Глава 17. Повествующая об именах правителей Франции и Германии, которые приняли знак Креста. 101

С огромнейшим войском из Франции и Германии [отправились]: Гион [Ги Великий], 102 младший брат [Филиппа I] короля Франции; Роберт [II], Граф Фландрии; Роберт [Куртуа], Герцог Нормандский, сын короля Вильгельма [Завоевателя] Английского; Стефан [Этьен – Генри II], Граф Шартра и Блуа, который был отцом Тибо Великого, похороненного в Лайни; 103 Раймонд [III де Сент – Жиль], Граф Тулузский и многие другие правители с этих земель, храбрый муж Готфрид Буйонский, Герцог Лотарингии, вместе со своими двумя братьями Болдуином и Евстафием и одним кузеном Болдуином [де Бургоном], сыном Ги де Рифеля, Граф Гарнье де Грез, Болдуин Граф Жиан; Изардом, Графом Ди; Римбольд, Граф Оранский; Вильям [III], Граф Форе; Стивен, Граф Омаль; Ротроу, Граф Перш; [и] Ги, Граф Сент-Поль. 104  Но многие бароны и правители не были перечислены: Рауль де Бюжен; Евеард де Пуинсе; Сенешаль Гийом [Ги де Герланд], который был сенешалем Франции; Томас де ля Фер [Томас, сер де Мерль]; Ги де Поссесс; Гилен де Шамо; Жерар [I, лорд] до Кьюерс; Рожер [Роджер] де Бернаваль; Генри Дескуи [Генри, смотритель замка де Эст], Гастон [IV, виконт] де Беарн; Вильям де Арнаньи [виконт Безари и Безансона, владыка Албрета]; Гастон де Безмент; Вильям [V, владыка] Монпелье; и Жерар де Россилон. 105 Вы должны хорошо запомнить эти имена [в дальнейшем] эти люди среди многих короле и правителей примут знак Креста, [ведя за собой] огромные массы народа, который Пётр Пустынник соберёт во Франции и Германской Империи. И по другую сторону гор среди людей, принявших знак Креста, выделим: Боймонда [Боэмонда], Принца Таранто, сына Роберта Гвискара, Графа Аппулии, а также его племянника, который [был] сыном его сестры, а также множество других баронов этой земли, ни один из которых не был ни таким прославленным, ни таким известным как все, перечисленные выше.  Они собрались, вооружились и отправились в паломничество. Великие люди решили так, что пока зима не закончится, они не отправятся в путь. За это время простые люди, рыцари и бароны познакомились друг с другом, они писали письма и сообщения друг другу и условились,  что отправятся все вместе, и определили время отправления и маршрут, которым они двинуться. Когда же наступил Март, вы не могли бы даже представить себе собравшееся количество боевых коней вместе с вьючными лошадьми, 106 а также верховыми лошадьми и лошадками, палатками и шатрами которые были собраны там. 107 Вы, может быть, уже знаете, как много было сделано, в конце концов, бароны согласились, что они не двинуться все вместе, так как ни [одна] страна не могла обеспечить их тем, что им требовалось, и поэтому все войска Крестоносцев не могли собраться [вместе] до города Никеи, о чём я расскажу в дальнейшем. Простые же люди не имели палаток и шатров для себя, но, однако же, они и не перевозили их [весь свой путь, пройдя пешком] и конечно каждый взял с собой немного денег, так как они предполагали что деньги могут им понадобиться [во время паломничества]. 108 День отправления привёл к большой печали, слезам и причитаниям об отправке паломников так как едва из дома кто-либо отправлялся к Крестоносцам и многие домочадцы шли простится с ним, и взяли их жён и несли их детей к ним. Это была невероятно замечательная вещь видеть всю эту массу в тот момент, так как никто прежде не видал такого как во Франции, так и в Христианских странах вокруг неё.

Глава 18. Повествующая о приключениях отряда Христиан совершавших путешествие под руководством мужа по имени Вальтер Безумный (Вальтер Безрошёвый). 109

В год от Рождества Христова 1096, а именно 8 марта, [туда] отправился добрый и очень храбрый муж по имени Вальтер [Безгрошёвый] – его же фамилия так и осталась неизвестной. Вместе с ним отправилось удивительное количество людей затеявших этот путь, среди них было несколько конников. Они пересекли Германию и достигли Венгрии. Следует отметить, что Венгерское Королевство окаймлено большими реками, обширными болотами и глубокими озёрами, так что ни один не мог ни войти, ни покинуть её за исключением специальных мест, и эти объекты использовались как стены страны. В это время правил Король Венгрии, очень храбрый муж по имени Кальман и к тому же [он] был добрым Христианином. Он знал, что Вальтер вместе с другими людьми достиг его земли, и [Кальман] был очень счастлив по этому поводу и, учитывая выгоды паломничества вместе с Вальтером, присягнул ему в верности. Он принял пилигримов в своей земле и  приказал через своих людей, чтобы они получили все виды пищи и чтобы её им поставили за умеренную цену. Пилигримы двинулись через Венгрию совершенно спокойно, до того момента как они достигли преграды, которую они нашли [походу] в виде реки  Муреш. Это была восточная граница Венгрии. 110 Они пересекли реку и спокойно вступили в Болгарию. 111 Однако некоторые люди, без позволения Вальтера остались на венгерской стороне реки и двинулись к крепости под названием Семлин с целью приобретения необходимых припасов. Болгары же так как [основания] армия уже прошла, [проследили, куда эта группа двинется дальше] и догнали и побили их, и позорно обращались с ними. 112 Пилигримы же, которые опять пересекли реку, двинулись к Вальтеру и рассказали ему о том, как они были безжалостно избиты. Пилигримы очень огорчились и опечалились, увидев это, хотели сначала вновь пересечь реку, если это не будет так опасно и разрушительно для них, и, однако, [вместо] своих прежних намерений они продолжили путь дальше и оставили мщение за этот инцидент [на дальнейшее]. Так они двинулись дальше, пока не достигли Белграда, который был первым Болгарским городом на западной стороне [реки]. Вальтер встретился с правителем данного города и потребовал от него разрешения на то, чтобы они купили себе продовольствия. Правитель же не позволил продавать им, что бы то ни было. Армия испытывала большие неудобства от недостатка еды и оттого, что было невозможно предотвратить тот факт, что огромные группы фуражиров сами добывали пищу себе и своему скоту. Они нашли большое изобилие домашнего скота в этой земле, так они сами взяли и увели его в свой лагерь. Когда же местные жители увидели это, они вооружились и собрались большими группами, и совершили набег на пилигримов, когда они везли награбленное, и бились с пилигримами, и отняли у них свой скот, и они убили многих пилигримов и прогнали прочь остальных. Примерно около 140 наших пилигримов закрылись в монастыре и тем самым думали спастись, однако же, Болгары окружили монастырь и подожгли его. Вальтер в свою очередь явно понимал, что он своими приказами не может ни контролировать, ни сдерживать безрассудство его людей, и он сам покинул буйных пилигримов, и взял с собой тех из них, которые были ему подконтрольны и [всегда] подчинялись ему, и [все они] пошли через болгарские леса, в том месте, где [леса] были большими и дремучими, и [Вальтер] двинулся [через леса] так осторожно и так быстро, как это было возможно, до того момента, как они достигли города Софии [в] стране под названием Дакия в бассейне Средиземного моря [Нижняя Мёзия].  Они встретили там доброго мужа который был Правителем данной страны, 113 и когда же Правитель узнал о том, что пилигримы здесь и куда держат они свой путь, он очень радушно принял их, и конечно же дал им продукты питания и другие необходимые вещи за приемлемые цены, и [он] дал им дары и снабдил их всем иным, [загладив] тем самым вину за насилие, которое было совершено над ними в городе Белграде. И он возместил и отчасти возвратил им некоторые [их] вещи, которые он мог получить обратно, и даже, больше того, он снабдил их надёжной охраной до Константинополя.  Когда же они достигли Константинополя, Император послал за Вальтером. Вальтер пришёл к Императору и Императору о причине его путешествия, и о том, что он намеревается пойти к Петру Пустыннику, так по завету Петра он начал это паломничество. Когда же Император услышал это, он очень хорошо и ласково принял их и предназначил Вальтеру прекрасное место для лагеря за городом.  Туда и направился Вальтер со своими людьми. Император же распорядился о том, чтобы пилигримам была предоставлена пища и всё необходимое за приемлемую плату. И они расположились там на некоторое время.

Глава 19. Повествующая о том, как Пётр Пустынник возглавил огромное воинство, осуществляя своё путешествие в Святую Землю.

В скором времени после этого Пётр Пустынник двинулся из своей страны с огромным числом народа – приблизительно 40 000 человек – и достиг Лотарингии, пройдя через Франконию, 114 Баварию, Австрию и приблизился к Венгрии. Пётр отправил посланца к Королю Венгерскому с целью получить разрешение на продвижение через земли его царства. Кальман же ответил ему слова о том, что он получает разрешение так долго, сколько надо пилигримам,  спокойно продвигаться, без вмешательства и насилия. Они ответили, что они пилигримы Нашего Господа и не желают причинять неприятности миру. Таким образом, они вошли в Венгерское Королевство и прошли через его земли без споров. Они получили пищу и всё другое необходимое за умеренную плату. И, в конце концов, они подошли к крепости, о которой я уже говорил ранее, под названием Семлин. Там они услышали о том как были разбиты люди Вальтера и как совершенно без причины им было причинено грубое оскорбление, и  увидели оружие и вся добыча, награбленная у их товарищей, была повешена ими на крепостной стене. 115 И наши пилигримы, увидев это, были повергнуты в бешенство и срочно побежали вооружаться, и каждый муж спешил делать это лучше. 116 Они взяли город силой оружия, и отрубили головы всем горожанам, спастись же удалось только тем, кто побежал к реке и утонул. Утонувших и убитых противников числом было около 4 000, и [только] 100 людей Петра были убиты. Когда же это закончилось, воинство Петра нашло в крепости немного еды и [пилигримы] задержались там на несколько дней. Герцог Болгарии, по имени Никита, 117 ясно полагая, что так пилигримы отомстили за их товарищей жителям Семлина, и это было ужасно, так как он препятствовал снабжению пищей наших людей и так как он подверг смерти многих наших людей. И ему показалось, что город Белград не достаточно силён, следовательно, он оставил город и уехал в более защищённую крепость. Таким образом, все жители Белграда ушли вместе со своим скарбом, и нашли убежище в глухих лесах. Пётр же, оставаясь в Семлине, узнал о том, что Король Венгрии был подвергнут смерти его людьми, узнав эту новость, он был очень зол, и [так] он  призвал и собрал все свои силы, что отомстить его убийцам. И поэтому было не удивительно, что Пётр приказал всем судам, которые были найдены им по обе сторонах реки [Муреш] собраться около него, и заставил всех его людей, переправит свои повозки, и колесницы, и скот [через реку] так быстро, как это было возможно. Они нашли удивительное количество награбленного добра и забрали большое богатство из крепости Семлин, которую они захватили, когда вступили в Болгарию. Они подошли к Белграду, и нашли город чрезвычайно пустым, так как жители города спаслись бегством. В своём странствии они прошли шесть длинных переходов [160 миль] через множество дремучих лесов, в конечном итоге они подошли к городу под названием Ниш. Они обнаружили, что этот город был чрезвычайно силён, и обнесён высокой и крепкой стеной. Внутри он был богато украшен, и там были лучшие корабли со всего мира, и город был хорошо снабжаем вооружением и пищей. Пётр Пустынник и его люди нашли каменный мост, по которому они перешли реку недалеко от города. Они пересекли его и стали лагерем у стен города. И так как они не имели пищи Пётр отправил своего посланца к  Правителю города, и просил его – ради него, его Христиан и пилигримов, которые отправились с ним служить Нашему Господу – позволить им купить пищи в городе за приемлемую плату. В ответ на это Правитель отправил Петру ответ о том, что он не позволит им войти в город, однако, если Пётр отдаст ему большой залог [который застрахует его от того], что наши пилигримы не нанесут вреда, ни оскорбят людей и купцов в городе, то он сможет рискнуть продать им пищу, [таким образом] он предоставит пилигримам достаточное [снабжение] за приемлемую плату. Когда же Пётр и его люди услышали об этом, они были достаточно удовлетворены. Они быстро передали хороший залог, и горожане в скорости вышли к ним с большим запасом еды и иного, необходимого для армии.

Глава 20. Повествующая о том, как несколько людей Петра, без его ведения, придали огню пригороды Ниша, оставшиеся слева.

Армия пилигримов этой ночью провела в городе столько, сколько им было нужно, так как они очень долго были [вдали] от добрых городов, и горожане были очень благородны и имели хорошие манеры. На следующее утро пилигримы потребовали [вернуть] свой залог и они с удовольствием доставили его, и так армия отправилась с миром. Но сейчас Вы услышите о том, как Дьявол причинил большую боль, мешая и расстраивая добрые дела. У этой группы среди ночи был спор с одним купцом из города. И когда [многие люди] из армии ушли, небольшая группа – состоящая из 100 Германцев – собралась и они встретились за семь миль на мосту около города, и  тогда, с целью отомстить противнику в споре, они решили предать его огню и сжечь. И это было бы ничего. Однако, там был маленький пригород и они тоже предали его огню и спалили дотла. 118 И только тогда, они пошли своей дорогой к другим пилигримам, которые не знали об этом. Правитель города, который, увидав огромный пожар, был очень рассержен, и ополоумел от злобы. За преступление небольшой группы покарание должно было постичь всю армию, которая была бедственна и жалостлива. Он стал причиной того, что весь город вооружился и вышел вперёд с конниками и пешими, [Правитель же] сам возглавил народ, поддерживая своих людей дать волю мщению, которое должно было пасть на головы лживых грабителей и воров, нарушивших закон. Когда же жители Ниша приблизились к армии, первыми они нашли злодеев Германцев, 119 которые ещё не достигли их товарищей [пилигримов] и [жители Ниша] устремились за ними и отрубили им головы. Они нашли колесницы, вьючных лошадей, имущество, 120 слуг, женщин и детей, которые не могли двигаться так же быстро, как и все. 121 Они многих убили и многих похитили, и [они] увели имущество. И так [они] вернулись в свой город без ущерба [себе самим] и пролили кровь пилигримов.

Текст переведен по изданию: A Middle English chronicle of the First Crusade: the Caxton Eracles / [William of Tyre]. Ed. and with an introd. by Dana Cushing. Vol. 1. 2001

© перевод - Ахременко Д. В. 2010
© сетевая версия - Strori. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001