Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ХРОНИКА АЛЬФОНСО ИМПЕРАТОРА

CHRONICA ADEFONSI IMPERATORIS

КНИГА II

Нападения на Толедо Али и Тешуфина [1109]

(96) На мгновение мы отвлечемся от погодного изложения событий и поговорим о неистовых войнах, которые христианам приходилось вести в прошлом. После кончины короля Альфонсо VI, отца королевы Урраки, к мавританскому правителю Али перешла власть над Альморавидами. Он также правил над испанскими мусульманами с этой стороны моря. Его внушительное господство простиралось и над другими народами. Он царствовал словно змея, чья жажда усиливается с жарой. Он надменно поднял голову, неизменно уверенный в победе после смерти Альфонсо VI, непревзойденного мужа. Али созвал все имевшиеся войска Альморавидов и всех наемных арабов. Под его началом состояла армия из тысяч всадников, лучников и пехоты. Было их без числа, словно песку на морском берегу. Али сначала совещался с несколькими усердными советниками. Затем он созвал все свое войско, пересек море и прибыл в Севилью. Его сопровождал сын, Тешуфин. Он велел всем вождям Альморавидов, которые управляли испанскими мусульманами, выставить их отряды конницы, лучников и пехоты. Он велел им запастись лестницами и прочими военными машинами, как деревянными, так и железными. Все это готовилось с намерением овладеть городом Толедо, к которому Али направился в великой спешке. Он также собирался уничтожить другие города и городки, расположенные с другой стороны гор 1. Он снялся с лагеря из Севильи и несколько дней спустя достиг Кордовы. Там к нему присоединились все войска с этой части мусульманских земель. Они снялись с лагеря и прошли сквозь землю, которая принадлежала Альвару Фаньесу 2. Они продолжали захватывать крепкие города и замки. Некоторые из них подверглись уничтожению, а некоторые были укреплены ими. Наконец, они пришли в область близ Толедо и уничтожили Сан-Сервандо и Алеку. Затем, приблизившись к самому городу, они установили свои военные машины в нужных местах. Какое-то время они целились в город и обстреливали его стрелами, камнями, копьями и зажигательными снарядами. Но в то время в городе находился Альвар Фаньес, один из самых вдохновляющих из всех христианских предводителей. С ним было немало рыцарей, лучников, пехотинцев и крепких юных воинов. Они стояли на стенах, в башнях и у ворот города. Они продолжали храбро сражаться с маврами, многие тысячи которых пали у городских стен. Так неверные были обращены в бегство мужеством христиан. Они стали слишком далеко от городских башен, чтобы причинить вред или городу, или стоявшим на стенах.

(98) Когда король Али увидел положение дел, он приказал пехоте собрать большое количество дров по рощам и виноградникам. Али велел сложить их украдкой ночью в основании мощной башни у предмостного укрепления, обращенного к Сан-Сервандо. В полночь мавры стали поджигать дерево, с помощью катапульт метая стрелы в качестве головешек. Они, конечно, делали это с целью сжечь дотла башню. Но христиане в башне быстро ответили, вылив великое множество уксуса на дерево. Огонь тут же погас. В городе с Альваром Фаньесом было также много здравомыслящих пожилых людей. Они были весьма предусмотрительны, и король Альфонсо VI оставил их там до тех пор, пока его правящий потомок не сможет освободить Толедо от угрозы неверных.

(99) И вновь когда король Али осознал неудачу своего замысла, он страшно разгневался. Уже утром следующего дня он приказал своим начальникам конницы собрать большие отряды из отборнейших пехотинцев, подкрепленных всеми видами военных машин. Он указал прочим войскам Альморавидов и арабов поступить так же. Они должны были подвести машины к основанию городских стен и поставить их в нужных местах. Так то несколько катапульт установили близ ворот Алькара. С этого места они могли метать головни в город. Были также военные приспособления, которые бросали камни и дротики. Они подвели стрелявшие стрелами скорпионы, мантелеты и тараны для разрушения стен и лестницы, которых ставили на башни.

(100) Христиане противостояли со своими машинами машинам мавров. Схватка длилась семь дней. За это время враг не смог нанести никакого вреда городу. На седьмой день христиане вывалили из города наружу через ворота на западной стороне. Обратив мавров в беспорядочное бегство, они подожгли все военные машины, которые те бросили, и прочие устройства, которыми король Али и его военачальники замышляли уничтожить городские стены.

(101) Когда происходили эти сражения, Бернардо 3, архиепископ Толедо, простирался с клириками, стариками и беднотой на полу церкви Святой Марии. Они умоляли Господа и Марию не поминать грехи ни королей, ни народа. Они молились о том, чтобы никто не погиб и не попал в плен, и чтобы женщины не стали посмешищем неверных. Не желали они и того, чтобы их дети стали военной добычей. Они молились, чтобы Господь сохранил их град от гибели, а его священство от позора, бесчестья или презрения. Господь услышал их молитвы и пожалел свой народ. Он отправил Архангела Михаила оберегать град Толедо и укрепить его стены, дабы они не были разрушены. Он явился на утешение сердцам воинов и на защиту христиан. Всего этого не случилось бы, не реши Господь оберечь город, ибо, как сказал Давид, «Если не защитит Господь город, то тщетно охранять его» [Псалом 126:1].

Разграбление Мадрида и прочих пограничных местечек

(102) Тогда увидел король Али, что чаша весов склонилась в бою не в пользу сарацин. Их вожди пали, а их народ погибал без числа, поэтому он и все его войско отступило от города. Они ушли и захватили города и замки в области Транс-Сьерры. По грехам нашим, удалось ему уничтожить стены Мадрида, Олмоса, каналеса и многих других мест. Он взял большое количество пленных, унес большую добычу и оставил за собой путь разрушения. Однако, более серьезно укрепленные башни этих городов не были захвачены, и многие христиане остались в безопасности внутри их. Гвадалахара и другие города и замки не понесли урона. Их стены не были уничтожены, ибо Господь отомстил сарацинам. В самом деле, сей отвратительный народ начал гибнуть все чаще и чаще от меча христиан.

Али покидает Испанию; его двор.

(103) При таких обстоятельствах Али спешно возвратился в Кордову. Там он призвал свое сына Тушуфина и сказал ему: «Бери под свое начало все сарацинские царства и будь королем над всеми мусульманами от берегов Средиземного моря до христианского города Толедо. Владей землями до Сантарена, а на другой стороне полуострова – до Сарагосы и Барселоны. В первую очередь, сын мой, я повелеваю тебе уничтожить Толедо мечом. Уничтожь все его города и замки до реки Дуэро, ибо жители Толедо открыто не повиновались мне и вели против меня войну. Присылай всех твоих пленных-христиан за море к моему двору». После чего король Али прошествовал к Севилье. Он пересек Средиземное море и отправился в свой город Марокко, бывший столицей Альморавидов. Он увез с собой всех пленников-христиан, которых смог захватить. Он также доставил в Марокко всех пленников, которых он захватил в земле испанских мусульман.

(104) При дворе короля Али был человек, которого звали Алименон 4. Был он храбрым и умным моряком, который командовал флотом Альморавидов. Когда видел он, что погода подходит для плавания, он брал флот кораблей и плыл вдоль галисийского берега полуострова, а затем через Ла-Манш. Или же он плыл через Средиземное море на Сицилию, Константинополь или против Аскалона на берегу Палестины. Он нападал на Бари в Адриатике и другие порты в этой области. Алименон атаковал область Барселоны, а также франкские королевства. Он оставлял повсюду развалины и жестоко убивал и резал христиан. Всех своих пленников он привозил ко двору короля Али, своего господина. Вследствие чего при его дворе было большое количество христианской знати и простолюдинов.

(105) Случилось так, что в то время Господь покровительствовал пленникам-христианам, а также их неверному господину. Король Али начал хорошо обращаться с христианами. В самом деле, он возлюбил многих из них еще больше, чем представителей его собственного восточного народа. Он даже назначил некоторых из них слугами в своих личных покоях. Других он сделал военачальниками в своем войске. Некоторые начальники-христиане управляли военными отрядами, которые насчитывали не менее тысячи воинов. Те же начальники возглавляли его гвардию. Он жаловал им золото и серебро и города и замки. Он покровительствовал им с тем, чтобы они были в более выгодном положении для войны с Альмохадами 5. Король особенно желал от них, (чтобы они) сражались с предводителем Альмохадов, Абд аль-Мумином 6. Этот правитель победоносно мчался по всей Северной Африке (и никто не оказывал ему) сопротивление.

(106) Среди пленников короля Али был знатный христианин из Барселоны, чье имя было Ревертер 7. Он был человек справедливый, скромный и богобоязненный. Король поставил его во главе рыцарей-христиан, а также сделал его военачальником в своем войске. Этот человек никогда не терпел поражений в боях. Все войны короля Али велись со стратегической помощью и военными знаниями Ревертера. Однако по прошествии лет Али очень состарился и в конце концов умер [1143]. Его сын Тешуфин сменил его на престоле. Он тоже обращался с христианами-пленниками благожелательно, как и его отец.

Альморавиды отвоевали Ореху, Сориту, Сорию и Альбалат [1113]

(107) Следующие события произошли в правление королевы Урраки. Король Севильи и король Кордовы, и все прочие Альморавидские правители на юге собрали большое войско конницы, пехоты и лучников. Они пришли на земли Толедо и начали штурмовать замок в Орехе. Они перебили там христиан и взяли многих в плен. Они захватили другой замок в Сорите и сильно укрепили его. Там они оставили свою конницу, пехоту, сьестные припасы и много оружия и военных машин. Вслед за тем они вернулись на юг.

(108) Примерно тогда же Сорию сдали сарацинам некие злокозненные люди, которые притворялись христианами, но на самом деле были неверными. Сарацины также взяли другой замок в Эстремадуре, именуемый Албалат. Они усилили его и замок в Сории многочисленной конницей и пешими воинами. Эти войска с каждым днем продвигались вперед по Эстремадуре до реки Дуэро. Войска в Орехе делали то же самое против Толедо и против других городов в районе Транс-Сьерры. Они зверски убили многих и увезли множество добычи.

Нападение на Толедо; уничтожение Асеки [1130]

(109) Через несколько лет король Тешуфин собрал всю свою рать и пошел на Толедо. Но христиане услышали о его приближении и укрепили свой город. Тешуфин со всем своим войском пересек реку Тахо и двинулся на замок Асеку. Это укрепление недавно заселил Тельо Фернандес, дукс Сальданьи, а также другие христиане. Альморавиды штурмовали с полуночи до заката следующего дня. Наконец, они пробились и захватили замок. Совершив это, они сравняли его с землей. Почти триста христианских воинов пали в бою. Тельо Фернандес, военачальник там, вместе со многими другими, попал в плен и был отведен в Кордову. Из Кордовы его перевезли через Средиземное море во дворец короля Али. Он так и не вернулся в Испанию.

Поражение наместников Толедо и Моры [1131]

(110) В те времена был в Калатраве предводитель испанских мусульман, чье имя было Фарас 8. Он был ратоборцем среди испанских неверных. В Сан-Эстебане был тогда влиятельный вождь Альморавидов по имени Али. Эти двое предприняли неудержимый поход и зверски убили великое множество (народу) на землях кругом Толедо. Они собрали всех Альморавидов и испанских мусульман в Орехе. Они также привели войска из областей южнее реки Гвадалквивир. Они украдкой вошли в толедские владения ночью. Они устроили засаду на скрытом участке земли. Все их действия остались незамеченными Гутьерре Армильдесом, наместником Толедо, который тогда пребывал в Аламине.

(111) Ранним утром следующего дня несколько альморавидских всадников, гонющих скот, появились на близлежащей равнине. Они сымитировали бегство. Гутьерре Армильдес с 40 рыцарями преследовал их. Когда они дошли до места засады, враг внезапно появился и начал бой. Битва была необычайно жестокой, и Армильдес был убит. Большинство других рыцарей, сопровождавших его, тоже погибли.

(112) Одним из уцелевших был Муньо Альфонсо 9. Он родился в Галисии, но был теперь наместником Моры. Он был взят в плен вместе с другими христианскими рыцарями, и всех их отвезли в Кордову. Их бросили в тюрьму. Мавры истязали Муньо Альфонсо, не давая ему ни пищи, ни питья. Через несколько дней он выкупился за большое количество золота, серебра, скота и оружия. Он отправился в Толедо, а затем в свой замок в Море. Впоследствии он сражался во многих битвах, (выходя) из этого замка, и поразил и убил многих могучих мавританских вождей. Эти битвы описаны ниже.

Поражение наместников Эскалоны и Иты

(113) Упомянутые ниже вожди неверных вернулись вновь на границу близ Толедо. Там они сражались с двумя братьями, Доминго и Диего Альваресами 10. Эти двое совместно держали титул наместника Эскалоны. Фарас и Али также сражались со многими христианскими рыцарями из других городов. По грехам их христиане были разбиты, и наместники Эскалоны были убиты, вместе со многими другими. Мавры также поразили в бою Фернандо Фернандеса 11. Он был наместником Иты. Войска неверных одолели его и многих из его воинов.

Причины, по которым Альфонсо VII пренебрегал границей

(114) Пока гремели вышеназванные сражения, Альфонсо I, король Арагона, совершил весьма враждебный поход против Кастилии и Леона. Он занял следующие города: Кастрохерис, Эррера, Кастрильо, замок в Бургосе, Сан-Эстебан де Гормас, Вильяфранка, Белорадо, Граньон, Нахеру и многие другие замки 12. Император и его верные подданные находились в состоянии войны со всеми этими городами. Альфонсо VII не пользовался искренней поддержкой ни графа Педро де Лара, ни его брата графа Родриго Гонсалеса, ни графа Гонсало Пелаеса из Овьедо [1132]. Более того, Педро Диас восстал в Валье, и Химено Иньигес поступил так же в Койянсе. Они вместе сеяли смуту и объединились в заговоре с арагонским королем. Из-за этой измены всех их ждал жалкий конец, как об том написано в этой книге.

(115) Когда закончилась война с королем Арагона, началась другая война в Кастилии с королем Гарсией Памплонским и королем Альфонсо Португальским 13. Мы уже написали о военных нападениях последнего на Галисию [1137]. Из-за этих войн Император не предпринимал походов на юг в земли мавров. По этой причине те добились большого могущества в христианских владениях. Их власть длилась до тех пор, пока император не отправился в Херес [1133] и не захватил Ореху [1139] и Сорию. И хотя неверные наступали до таких пределов, каждый год христиане, живущие в области Транс-Сьерры и в Эстремадуре, собирали свои силы и замышляли военные походы. Их было от тысячи до пяти тысяч воинов, а иногда и до десяти тысяч 14. Они отправлялись в земли Альморавидов и испанских мусульман и убивали их и брали великое множество пленных. Немало добычи уносили они и оставляли землю в огне. Также они убили нескольких мусульманских вождей и уничтожили многие их замки и города. В конечном итоге христиане нанесли больше вреда неверным, нежели неверные – им.

Победа над Тешуфином при Лусене [1132?]

(116) Тем временем король Тешуфин, Асубель Кордовский, Абенсета Севильский и прочие альморавидские предводители собрали огромное войско 15. Они замышляли внезапно подойти к окрестностям Толедо и полностью уничтожить там города. Таким образом они надеялись заслужить себе великую славу среди арабов. Они вышли из Кордовы и через несколько дней стали лагерем на равнине у Лусены.

(117) В тот же день тысяча отборных хорошо вооруженных рыцарей шла от Авилы и Сеговии в сопровождении большого отряда пехоты. Они двигались по дороге, которая в итоге привела их на равнины Кордовы. Таким образом, когда они шли, им стало известно, что король Тешуфин и его рать стоит лагерем на равнине Лусены. Немедленно они призвали на помощь в защите Владыку Небесного и Земного, Святую Марию и Святого Иакова. И божественным вдохновлением сказано было им остановиться там, где они есть, и ставить палатки в этом месте. Они разделили пехоту на две части. Половину оставили в лагере охранять обоз и припасы. После полудня другая половина пехоты и все хорошо вооруженные рыцари выступили. Примерно в пятом часу ночи они обрушили шатры короля Ташуфина и принесли ужас и ад кромешный в его лагерь.

(118) Сбежалась огромная толпа Альморавидов и сарацин, дабы схватить свое оружие и начать бой. Битва была ожесточенной, и большая часть сарацинского отряда была перебита, тогда как другие бежали из лагеря во все стороны. Король Тешуфин был ранен в бедро копьями. Все же, он вскочил на неоседланную лошадь и бежал. Христиане захватили весь лагерь с королевскими знаменами мавров, всех их мулов и верблюдов, золото, серебро и другие богатства. Затем они возвратились в свой лагерь. Каждый воин отправился домой в Эстремадуру, восхваляя и благославляя Господа. Тешуфин с позором вернулся в Кордову. Там о нем позаботились его врачи и его раны зажили после нескольких дней выздоровления. Однако он хромал до самой смерти.

Кавальгада на Севилью Родриго Гонсалеса де Лара16 [1130 или 1132]

(119) После смерти Гутьерре Армильдеса, консул [т.е. наместник Толедо] Родриго Гонсалес снискал расположение императора. Он был назначен командующим всех войск в Толедо и предводителем Эстремадуры. Он собрал большое войско, как в Кастилии, так и в Эстремадуре. Было оно намного больше всей вместе взятой конницы и пехоты Толедо и прочих городов, подчиняющихся Толедо. Родриго Гонсалес повел эту рать в земли вокруг Севильи и опустошил всю область. Он срубил фруктовые деревья и взял большое количество добычи, несметное число пленников из тех земель, золота, серебра, дорогих одежд, табуны коней, кобыл, ослов, стада быков, коров и многих других пород скота.

(120) Король Севильи [Умар] увидел все это и тут же созвал многие тысячи Альморавидов, арабов и испанских мусульман. Они прибыли с морских островов, а также от приморских народов, и были средь них многие влиятельные арабские вожди. Король выступил против лагеря Родриго Гонсалеса. Консул узнал об этом маневре и вывел войско из лагеря, заняв позиции, чтобы встретить неверных. Пехота христиан была поделена на два отряда, лучники и пращники.

Всех храбрейших воинов поставили в передних рядах. Затем шли ряды рыцарей из Авилы. Вторую линию составили воины Сеговии. Родриго остался в тылу с воинами Толедо, области Транс-Сьерры и Кастилии в качестве резерва с тем, чтобы укрепить слабых и помочь раненым.

(121) Битва началась с кличей и грома медных труб и барабанов сарацинов. Они кричали и призывали Мухаммеда. Христиане воззвали всем сердцем к Господу, деве Марии и Святому Иакову. Они молились о том, чтобы они смилостивились над ними и забыли о грехах короля и их предков. Недавно начался бой, но многие с обеих сторон уже получили ранения. Понял Родриго, что войско короля Севильи сильнее. Поэтому все храбрейшие воины присоединились к Родриго, и они устремились вперед. Король Севильи пал на поле и умер, как и многие из его военачальников. Родриго Гонсалес преследовал уцелевших на всем протяжении их пути до врат Севильи. Собрав добычу, он начал отходить к лагерю.

Поражение консехо Саламанки17

(122) В то же время знать Саламанки вступила в земли близ Бадахоса. Когда они узнали о том, что Родриго Гонсалес замышляет поход на Севилью, они сказали: «Давайте отправимся в области вокруг Бадахоса и прославим свое имя. Мы не будем делиться нашей новой славой или бесчестьем с кем-либо другим». Они собрали необычайно большое войско и вышли по дороге, которая ведет к Бадахосу. Они опустошили всю область, оставляя за собой одни развалины. Они также взяли в плен многих врагов. Добыча их состояла из домашней обстановки вместе с множеством золота и серебра. Они забрали всех лошадей, мулов, верблюдов, ослов, быков и многих других пород скота.

(123) Когда все это происходило, король Тешуфин собрал огромное войско, чтобы сразиться с консулом Родриго. Когда услышал он от некого испанского мусульманина, бежавшего из лагеря Родриго, что король Севильи и все знатные люди убиты, он побоялся направить туда свой поход. Но от того же беженца узнал он, что христианские войска стоят лагерем в районе Бадахоса. Тешуфин последовал за христианами и разбил свой лагерь напротив их стана. Однако он не стал тут же завязывать бой с ними, поскольку уже наступал вечер.

Христиане тщательно разведали положение дел. Они перебили всех пленников-неверных в своем лагере. Так поступили они, дабы избежать возможности того, что эти пленники смогли навести беспорядок в лагере, захватив оружие во время битвы. Через своих переводчиков король Тешуфин повелел, чтобы христиан спросили, кто их возглавляет. Они ответили: «Мы сами себе предводители». Когда Тешуфин услышал ответ, он сразу же понял, что все они глупцы и безрассудны. Это, конечно, весьма обрадовало его, и сказал он окружавшим его: «Да будет известно, что их Бог оставил этих глупцов». Многие дворяне Саламанки, поняв, каким будет исход сражения, тайно бежали из лагеря. На рассвете начался бой, и христианам сразу же пришлось отступать. Все рыцари и пехотинцы были убиты, и лишь немногие, кто бежал верхом, спаслись. Все укрепления лагеря были взяты, и то было большое несчастье для христианских ратей. Король Тешуфин увез всю добычу и с победой вернулся в Кордову.

(124) Одной неудачи было мало, чтобы научить саламанкских военачальников уму-разуму. Еще трижды случалась та же беда в этом году и следующим летом. Причиной этих бедствий было лишь то, что они излишне положились на собственную мощь и недостаточно – на силу Господа. После этого они раскаялись в своих грехах и отмолили большую часть их. Они предложили десятину и первые плоды Господу, и он покровительствовал им. Они обрели дар мужества и благоразумия, начав войну. По этой причине, благодаря молитвам своим, были они постоянной угрозой для мавров в их земле под началом графа Понсио 18 и прочих полководцев Императора. Они сражались в нескольких битвах и одержали великие победы, захватив большую добычу. Город Саламанка прославился своими рыцарями и пешими. Город также очень разбогател благодаря военной добыче.

Паломничество Родриго Гонсалеса; победы Родриго Фернандеса в Альмонте, Серпе и Сильвии

(125) Консул Родриго вернулся в Толедо без особых трудностей, со всем его войском. Они молились Господу и славили его на обратном пути, ибо Он спас тех, кто верил в него. Прочие битвы, в которых консул Родриго сражался с королем Альморавидов, не описаны в этой книге. Когда его войны завершились, консул стал паломником и, в духе набожности, отправился через море в град Иерусалим.

(126) Наконец Император доверил Толедо Родриго Фернандесу. Он дал ему многие города и городки в Эстремадуре. Родриго был назначен главой всего войска Толедо. Вслед за назначением, он собрал все войско из Толедо и со всей Кастилии, и конницу, и пехоту. Он повел их на юг, в землю неверных. Там он убил многих и нанес много разрушений. Он взял множество пленных, огромное количество золота и серебра и много прекрасных одежд. Он также захватил тот скот, что нашел там на полях. Куда бы они ни шли на юге, они оставляли за собой одни разрушения.

(127) Когда об этом разорении донесли Тешуфину, он очень разгневался. Он созвал всех своих друзей, всех военачальников, а также его командиров конницы. Более того, наемники были набраны в других царствах, на морских островах и на побережье. Также огромная рать Альморавидов переправилась через Средиземное море на юг Испании. Это войско было столь велико, что невозможно было счесть его отряды. Затем король выступил с войском навстречу христианам в Альмонте.

(128) Как только наместник Толедо увидел приближающиеся полки, он сказал христианам: «Не страшитесь их числа и не тревожьтесь при мысли об их нападении. Помните, как король Альфонсо VI и наши отцы захватили Толедо и отодвинули границу к реке Дуэро. Теперь давайте помолимся Господу о Его сострадании, и Он сокрушит их перед нашими глазами». Затем выстроились в боевые порядки. Конница, пехота и лучники с обеих сторон собрались для боя. Начался бой, и, видит Господь, пали несколько тысяч врагов. В результате разбит был король Тешуфин и вынужден бежать с поля боя со всем его войском. Христиане захватили множество золота, серебра, коней, мулов, верблюдов и многую другую ценную добычу. Они вернулись в Толедо, распевая гимны и восхваляя Господа, ибо добр Он и милость Его всетерпима. 19

(129) Родриго Фернандес, наместник Толедо, собрал войско во второй раз и двинулся на юг в землю мавров. Их короли пришли на него у Серпы. В этом столкновении победил наместник Толедо и взял большую добычу у врага. Он с большой радостью вернулся в Эстремадуру. Наконец, в третий раз он собрал свои войска и пошел во вражеские земли и нанес им много вреда. Он убил многих Альморавидов и испанских мусульман. Неверные короли собрали большое войско из конницы и пехоты и встретили его в Сильвии [Сильвеше?]. Когда началась битва, они отступили и погибли многие тысячи их воинов. Оставшиеся разбежались во все стороны. Вновь наместник Толедо завоевал победу, и христиане захватили большое количество добычи у врага. Вернувшись в Толедо, все они ликовали. На обратном пути они пели весь Te Deum.

Восстановление Асеки

(130) Жил в то время в Эстремадуре некий рыцарь по имени Госельмо де Ривас. 20 Был то человек, склонный к воинственности, а также очень богатый. Он владел серебром, хлебом, вином и всеми богатствами мира в большом количестве. Он отправился к Императору и попросил назначить его для восстановления замка Асеки. Прошение весьма угодило Альфонсо. Поэтому Госельмо и вся его фамилия отправились в Асеку. Наместник Толедо сопровождал их с большим войском. Они разбили шатры у основания замка, который был уничтожен королем Тешуфином, когда он захватил его у Тельо Фернандеса. Замок был вновь выстроен с высокими стенами и прочными башнями, окружающими его, чтобы не дать врагу вновь уничтожить его. Госельмо де Ривас со многими энергичными рыцарями и хорошо вооруженными пехотинцами должен был охранять крепость. Гонцы из Толедо снабдили его продовольствием, так что сам Толедо мог получить кое-что от крепости напротив Орехи. Используя этот город как базу, многие из врагов вели войну, как в окрестностях Толедо, так и в Эстремадуре. Ожесточенные бои произошли при Калатраве и Орехе. Иногда христиане были победителями в этой войне, а иногда они были вынуждены бежать.

Поход Императора через земли Хаэна [1138]

(131) В мае 1176 года Испанской эры Император объединился с Родриго Фернандесом, главой толедского воинства. Этот человек добился больших успехов во всех его походах. Император также привел графа Родриго из Леона, своих придворных советников и большое войско из Эстремадуры. Они выступили и, преодолев определенное расстояние, разбили лагерь близ реки Гвадалквивир. Многие отряды на несколько дней удалились из главного лагеря в поисках добычи. Они разграбили все земли в окрестностях Хаэна, Баэсы, Убеды и Андухара. Они поджигали все города, которые встретили на пути. Они также рубили виноградники, оливковые рощи и все прочие деревья. Позади они оставляли всюду одни развалины. Спустя несколько дней они вернулись к Императору, который пребывал в главном лагере. Они привели большое число пленников, и мужчин, и женщин, а также детей. Они привезли с собой много золота и серебра и много изысканных и дорогих одежд. Также в лагерь доставили много другого добра, включая прекрасную мебель и большие табуны коней и кобыл, стада быков, коров, овец и коз.

(132) В ходе этого похода некий отряд из Эстремадуры пересек реку Гвадалквивир без дозволения Императора. Они вступили на вражеские земли, поджигая и уничтожая там все. Собрав добычу, они вернулись туда, где перешли реку. Из-за отсутствия планов на будущее и из-за большого количества добра, которое они везли, они не стали переходить реку, и остались на другом берегу. В полночь случился необычайно сильный дождь, и река разлилась как в наводнение. Утром люди на том берегу оказались в западне. Они не могли переплыть реку, не могли и придумать какой-либо иной способ достичь другого берега.

(133) Император предвидел надвигающееся несчастье, и он ушел со своей особой стражей, чтобы не быть свидетелем неизбежной гибели своих подданных. Примерно в третий час дня попавшие в ловушку на том берегу реки подняли глаза и увидали конные отряды Альморавидов и испанских мусульман, намеревающихся сразиться с ними. Они настолько перепугались, что паника охватила всех их. В результате они лишились всего воинского искусства в бою. Они кричали через реку начальнику Толедо и графу Родриго, умоляя сжалиться над ними. Но эти военачальники отвечали им: «Вода поднялась так высоко, что перейти реку теперь совершенно невозможно. Исповедуйтесь в своих грехах, молитесь и приобщайтесь святых тайн. Господь да смилостивится над вашими душами».

(134) Христиане теперь были надежно защищены верой. Они подняли свое оружие и перебили всех пленников-неверных. Они убили даже женщин, детей и животных. Тотчас же приближающиеся рати обрушились на них и все христиане погибли. Уцелел один из них, и был он христианским рыцарем, который бросился в реку и был вынесен течением на берег. Все, кто лицезрел это чудо, и христиане, и мавры, были крайне поражены. Враги отрезали много голов у христиан. Затем они собрали добычу и ушли. Когда все закончилось, консулы снялись с лагеря и отправились к Императору. Они сообщили обо всем, что произошло, и в итоге он убыл в очень мрачном настроении. Он отправился в Толедо, а каждый из его воинов убыл в свои земли.

Провал нападения на Сорию; смерть графа Родриго Мартинеса

(135) В июле того же [1138] года Император вновь собрал свою придворную стражу, графа Родриго Леонского и саламанкцев, и они выступили на Сорию. Альфонсо намеревался захватить город. Сначала он устроил засаду на некотором расстоянии от стен. Затем он отправил в набег к городу отряды, чтобы захватить людей, женщин и весь домашний скот на полях. Когда враги внутри увидели это, они отважно вышли через городские врата, преследуя христиан, которые сделали вид, что бегут. На самом же деле они хотели увести их подальше от города. Когда они прошли место, где скрывались христиане, Император появился на поле. Те, кто был в засаде, внезапно набросились на мавров и их вождей и убили их всех. Никто не выжил.

(136) Когда жители города Сории увидели происходящее за пределами стен, они быстро закрыли ворота и укрепили их тяжелыми балками. Император велел передвинуть лагерь как можно ближе к городу. Он разослал гонцов по всей Эстремадуре и Леону с приказаниями отправить всю конницу и пехоту для блокады Сории. Если кто-либо отказывался прийти, Император был очень недоволен этим человеком и вся его собственность конфисковывалась. Христианские военачальники соорудили высокие деревянные башни, которые и впрямь превышали в высоту городские стены. Все это вылилось в такую отличную блокаду, что никто из врагов не мог ни войти в город, ни покинуть его. Христианские войска также привезли машины и мантелеты, которыми намеревались покорить город.

(137) Император созвал военачальников и велел им подготовить военные машины для штурма города. Сам он отправился с охотниками в горы, в поисках оленей, вепрей и медведей. 21 Утром начался штурм. Консул Родриго Мартинес сам забрался на одну из деревянных башен. Многие рыцари, лучники и пращники вошли с ним на башню. Тогда один из врагов по чистой случайности выстрелили из лука в ту башню, где находился консул. По грехам нашим, стрела нашла свою цель с другой стороны плетенки. Наконечник стрелы нашел шею консула. Он пронзил его шлем и броню и ранил его.

(138) Тем не менее, консул, поняв, что он ранен, быстро ухватился за наконечник стрелы и вытащил его. Тотчас же ему стало хуже. Ни заклинатели, ни врачи не смогли остановить кровотечение. В конце концов, Родриго сказал окружавшим его: «Унесите мое оружие, ибо я крайне пал духом». Тут же они забрали его оружие и унесли его в его шатер. Весь день они пытались залечить его рану. Но медицина оказалась бессильна, и примерно во время захода солнца он умер. Когда новости о его смерти разнеслись по лагерю, каждый пережил ужасное утро – более страшное, чем кто-либо может вообразить. Когда Император возвратился с гор, ему сообщили о смерти консула. Он узнал об этом, когда въезжал в лагерь. Альфонсо собрал всех советников и в их присутствии назначил консулом на его место Осорио, брата Родриго.

(139) На следующий день Император осознал свои многочисленные неудачи в этом походе. Итак, покорившись судьбе, он отступил от осажденного города. Его знать отправилась вместе с ним. Он прибыл в Саламанку, а другие благополучно вернулись каждый к себе домой. Граф Осорио, новый консул, отвез тело брата в Леон. Его сопровождал как его собственный военный отряд, так и дружина его брата. В каждом городе оплакивали смерть Родриго Мартинеса. В Леоне его похоронили с почестями в склепе его отца близ базилики Св. Марии. Могила находилась вблизи от епископского престола.

Тешуфин возвращается в Морокко

(140) После этих событий король Тешуфин пересек Средиземное море и прибыл в город Морокко в дом своего отца, короля Али. С собой он забрал многих христиан. Их называли мосарабами, и были то христиане, что веками жили на юге Испании под владычеством мусульман. Он увез с собой всех пленников, которых он захватил, пребывая на полуострове, и разместил их по городам и замкам вместе с прочими пленниками-христианами. Они должны были противостоять Альмохадам, которые нападали на все владения Альморавидов в Северной Африке.

Грабежи на границе; потеря Моры

(141) Через несколько лет король Кордовы Асуэль и король Севильи Абенсета и прочие вожди неверных на юге собрали большое воинство. Они вернулись к городам, что лежали на толедской границе. Они убили многих и нанесли большой ущерб в Эскалоне и в Аламине. Они захватили замок Мора из-за беспечности Муньо Альфонсо. Я говорю о беспечности, поелику он не был ни должным образом защищен, ни снабжен припасами, чтобы выдержать крупномасштабные атаки. По этой причине враги захватили его. Они укрепили его отважными людьми и снабдили его припасами.

(142) Надо отметить, что, когда войско Альморавидов и испанских мавров пришло на земли окрест Толедо и его городов, оно не осталось там надолго. Скорее оно пробыло там весь день и ночь, после чего сразу же вернулось домой. Это войско наступало на юг так быстро потому, что боялось Императора и его рыцарей, что жили в Авиле, Сеговии и в Эстремадуре.

Отмщение за захват Моры; набеги Муньо Альфонсо

(143) Когда Император узнал, что Мора захвачена врагами, он отправился туда и выстроил другой замок напротив ее. Этот замок (назвали) Пенья Негра [Черный Утес] и он был крепче, нежели замок Мора. Он укрепил его очень энергичными рыцарями и пехотинцами и снабдил его многими припасами. Он поручил этот замок Мартину Фернандесу. 22 Впоследствии он ежедневно нападал на обитателей замка Мора, пока Император не отбил его. Лишившись Моры, Муньо Альфонсо стыдился предстать перед Императором. Однако, он предпринял довольно опасный поход со своими соратниками из Толедо, Гвадалахары, Талаверы, Мадрида, Авилы, Сеговии и иных городов. Он продвигался в походах против Альморавидов и испанских мусульман все дальше на юг. Он наносил великий урон и опустошения и увозил огромную добычу. Он сражался со многими мусульманскими вождями, и он поразил и убил многих из них.

(144) Поняв, что Муньо Альфонсо славный воин, Император повелел ему прибыть к его двору, где он получит награду за свои отважные деяния. Он назначил его помощником наместника Толедо и приказал всей коннице и пехоте в районе Транс-Сьерры подчиняться ему. Они уже знали о его выдающихся подвигах и военном умении, благодаря многим битвам, в которых они сражались с ним на юге. Но Альморавиды и испанские мусульмане в Орехе все еще служили причиной немалых бедствий в окрестностях Толедо и всех его городов.

Император приказывает наместнику Толедо, Родриго Фернандесу, и его брату Гутьерре блокировать Ореху

(145) В тринадцатый год своего правления [1139] осознал Император Альфонсо, что Господь дал ему немногую передышку от его врагов. Он совещался со своими советниками, и велел своим двум наместникам, Гутьерре Фернандесу и его брату, Родриго Фернандесу, напасть на замок Ореху. Они должны были сделать это в апреле. Каждый должен был привести свое войско, а также всех рыцарей и пехотинцев из Толедо и из городов в области Транс-Сьерры. Также должны были явиться и войска из Эстремадуры.

(146) Тогда Император собрал всех воинов из Галисии, Леона и Кастилии. Их сопровождало большое число пехотинцев. Все они присоединились к нему и отправились под Ореху. В крепости пребывал знаменитый предводитель неверных Али. Он был печально известен убийствами христиан и их вождей в области Транс-Сьерры. Его сопровождало большое количество лучников, всадников и немало пехотинцев. Средь них были как Альморавиды, так и испанские мусульмане. Замок в Орехе был крайне прочным и хорошо защищен всякого рода оружием. Особое значение придавалось катапультам, метавшим большие камни. Император приказал своим ремесленникам выстроить несколько военных машин для штурма замка. Кроме того, он повелел выставить вдоль берега реки стражу, чтобы отрезать врагов от воды. Особый мантелет поставили на реке в особом месте, где мавры привыкли тайно брать воду.

Попытки врагов помочь замку; оборона Толедо императрицей

(147) Когда короли на юге услышали об осаде, они были крайне встревожены. Особенно гневались Асуэль Кордовский и Абенсета Севильский. Абенгания, возглавлявший войско Валенсии, также был обеспокоен. Они призвали других королей и военных предводителей юга и собрали всю имевшуюся в наличии конницу и пехоту. Они даже получили военную помощь с морских островов. Король Тешуфин выслал большое войско Альморавидов из Марокко. Наконец, к ним присоединился арьергард из пехотинцев, за которым следовало множество верблюдов, нагруженных мукой и всевозможными съестными припасами. Было их примерно тридцать тысяч всадников. Пехоты же и лучников было без счету.

(148) Они вышли из Кордовы и начали путь вдоль главной дороги, что ведет к Толедо. Они стали лагерем, достигнув истоков реки Альходор. Там Абенгания со своей конной гвардией стал в засаде. Если бы Император пришел дать им бой, им было велено идти прямо к его лагерю. Там они должны были поджечь его и перебить всех его воинов. Они должны были усилить замок в Орехе конницей и пехотой. Также они должны были снабдить его провиантом, который несли с собой, и пополнить их запасы воды. Затем они должны были следовать до условленного места и объединиться с остальными. Отсюда они собирались отправиться к Толедо и ждать Императора, чтобы сразиться с ним.

(149) Однако, разведчики Альфонсо явились в его лагерь и, в присутствии его знати и советников, сообщили ему о передвижениях и замыслах врагов. Словно вдохновленные свыше, все они решили не сражаться с маврами, но ждать их в лагере, даже если они потеряют замок. Огромное войско Альморавидов и испанских мусульман приблизилось к Толедо и направило острие своей атаки на Сан-Сервандо. Высокие башни не были разрушены, хотя они снесли одну из них, поменьше, расположенную напротив замка. То была сторожевая башня, и погибли только четверо христиан. Многие из врагов тогда отправились в Асеку. Однако, они не причинили там никакого ущерба.

(150) В конце концов, вражеское войско начало уничтожать виноградники и сады. Однако, в Толедо пребывала Императрица Беренгария, со многими рыцарями, лучниками и пехотинцами, которые охраняли ворота и стены города. Увидев, что делают мавры, она выслала гонцов к их королям с таким посланием: «Ваша Императрица, супруга Императора, спрашивает: знаете ли вы, что ведете войну с женщиной и что невелика честь для вас [воевать против меня]? Если уж вы хотите битвы, то идите к Орехе и сражайтесь с Императором, который ждет вас с оружием в руках и урядив полки». Когда вражеские правители услышали это послание, они подняли глаза и увидели Императрицу, восседавшую на королевском троне на высокой башне алькасара. И украшения, и свита ее, всё было, как подобает Императрице. Ее окружали многочисленные знатные дамы, певшие под звуки цитр, лютней, цимбал и псалтерионов. Увидев ее, мавры не только были совершенно изумлены, но также и пристыжены. Они склонили головы перед Императрицей, отступили и более не причиняли вреда землям. Они собрали свои войска, которые находились в засаде, и вернулись в свои земли без победы и без чести.

Завершение осады; заключение договора

(151) Тем временем Император повелел поставить вдоль реки стражу, так что враги не могли пополнять свои истощавшиеся запасы воды. Эти стражники поставили особый мантелет в месте, где тайно брали воду. Мавры вышли из замка и подожгли его, поскольку его никто не охранял. Находившимся внутри замка людям не удалось покинуть его после этих событий, и они ужасно страдали от голода. Многие из них умерли из-за отсутствия пищи и воды. Водохранилища полностью высохли, и воды негде было достать. Мастера Императора выставили против замка осадные машины и военные приспособления и начали рушить его башни.

(152) Али увидел это и посоветовался со своими советниками, после чего он отправил Альфонсо следующее послание: «Позволь нам прийти к соглашению благодаря мирному договору. Дай нам времени один месяц, чтобы мы могли вновь отправить гонца через море королю Тешуфину и всем испанским мусульманам с этой стороны моря. Если никто не пожелает прийти нам на помощь, мы выйдем и возвратим твой замок тебе. Тогда ты позволишь нам мирно уйти, взяв все наше добро, в наш город Калатраву». Император ответил: «Я заключу с вами следующее соглашение: дайте мне пятнадцать ваших знатных людей в заложники, за исключением Али. Если никто не придет к вам на защиту, мы передадите мой замок мне. Ваши катапульты и все ваше оружие и богатства останутся в замке. Вам будет дозволено взять с собою только свое личное имущество. Христианские пленники в ваших темницах останутся в замке, их будут кормить мои люди за мой счет». Хотя и нехотя, но Али и его люди приняли условия договора и отдали заложников Императору. Их немедленно отправили под стражей в Толедо. Али поклялся, что выполнит каждое условие договора. Император также дал согласие.

Сдача замка

(154) Ранним утром последнего дня месяца замок сдался. Башни заполонили христианские рыцари, и королевские знамена поднялись на самой высокой из них. Державшие знамена кричали так громко, как только могли, «Да здравствует Альфонсо, Император Леона и Толедо!». Когда епископы и весь клир увидели это, они подняли руки к небу и сказали: «Хвала тебе, Господи, признаем величие Твое».

(155) Али и его воины вышли из замка, забрав только то, что принадлежало им лично. Они оставили там всех христианских пленников, и с ними – все свои богатства. Они прошествовали к Императору, который мирно принял их. Несколько дней они были его гостями в лагере. Тем временем заложники возвратились к ним. После этого Император позволил им вернуться в Калатраву. Граф Родриго сопровождал их, чтобы защитить от жителей области Толедо, желавших убить их.

(156) Осада сего замка началась в апреле месяце, и сдался он Альфонсо в октябре 1177 года Испанской эры [=1139 г. от Р.Х.]. Так было забыто всякое бесчестье, что было связано с потерей замка. То была крупнейшая кампания, которая велась на землях и Толедо, и Эстремадуры. Впоследствии Император велел укрепить замок отрядом рыцарей и пехотинцев, военными машинами и всякого рода оружием. Запасы воды, как и продовольствия, были пополнены. Все войско со всеми его знатными людьми и военачальниками разошлось по домам, воспевая и восхваляя Господа, ибо великая победа досталась через слуг Его, Альфонсо Императора.

Встреча Императора в Толедо по его возвращении из Орехи

(157) После этих событий, Император решил вернуться в Толедо. Когда было объявлено о его прибытии, все главы христиан, мавров и иудеев и все простолюдины города вышли ему навстречу с тамбуринами, лютнями, псалтерионами и многими другими музыкальными инструментами. Каждый на своем языке восхвалял и прославлял Господа, который помог всем начинаниям Императора. Они говорили: «Да благословен будет он, кто пришел во имя Господа, и да благословлен ты и твоя жена и твои дети и королевство твоих отцов, и да благословлены будут твои сострадание и терпение».23

(158) В стенах города Раймундо, архиепископ Толедо, 24 возглавил долгий ход клириков и монахов на рыночную площадь города и приветствовал Императора. Они отправились в церковь Св. Марии, и в течение этого времени епископ распевал «Из страха перед Всевышним следуем его заповедям». После молитвы архиепископа, Альфонсо убыл в алькасар в королевском дворце и оставался там несколько дней. Затем он посетил города и замки в области Толедо. Во время этого посещения он предпринял поход, чтобы укрепить правосудие в империи, принеся смерть всем преступникам. В результате, по всей Эстремадуре преследовали и карали злодеев. Благодаря Императору, правосудие, мир и добродетель разнеслись повсюду, и все граждане его королевства были обрадованы столь благоприятным положением дел.

Отвоевание Сории [июнь 1142]

(159) После захвата Орехи прошли два года и шесть месяцев, когда Император обратил свое внимание на Сорию. Он разбил лагерь вокруг города и повелел своим мастерам соорудить деревянную башню, которая высотой превзошла бы стены города. Затем они начали подкапываться под стены и рушить башни военными машинами и мантелетами. Альморавиды и испанские мавры в Сории были совершенно запуганы этими действиями. Первоначально они укрепили ворота прочной дополнительной стеной, тем самым воспрепятствовав и входу, и выходу. Наконец, ужасный голод овладел городом, и многие из врагов погибли от истощения.

(160) Когда Альморавиды поняли, что нет никакой возможности выжить, они попросили у Императора мира на следующих условиях: Им предоставят времени тридцать дней на то, чтобы убедиться, могут ли они получить помощь извне и быть освобождены. Если они не получат помощи, они мирно сдадут город, выдав всех пленников и богатства. Альфонсо и все его советники приняли предложение. По соглашению, Альморавиды отправили гонцов Тешуфину, Абенсете и Асуэлю. Посланники изложили события, предшествующие мирному договору, а также условия соглашения между Императором и Альморавидами из замка. Поелику король Тешуфин и прочие правители не могли оказать им никакой помощи, они велел им сдаваться и спасать свои жизни. Это очень опечалило Тешуфина. Они велели им исполнить все требования Императора в договоре. Что и было сделано, и весьма своевременно.

(161) Когда город был передан Альфонсо, он был очищен от всякой магометанской скверны. Город и храм были омыты от всякого загрязнения их неверными. Церковь посвятили Св. Марии и всем святым. Посвятили в сан епископа благочестивого человека, чье имя было Наварро 25 Так город вернулся к своему прежнему состоянию, когда епископская кафедра пребывала там во времена архиепископа Ильдефонса и короля Рекареда.26 В то время все земли от берегов Средиземного моря до Атлантического океана на севере были христианскими. Город Сория был отвоеван в 1181 году Испанской эры [на самом деле, 1180 год = 1142 г. от Р.Х.]. После того, как Императору достались Божьей помощью столь потрясающие победы, он с почетом и в мире вернулся в Саламанку со всем своим воинством, восхваляя Господа, милость коего вечна.

Устрашенные Альморавиды покидают замок Альбалате, оставляя его пустым; победа Муньо Альфонсо при Монтиеле

(162) Когда Альморавиды и испанские мавры в Альбалате услышали, что Сория пала, они были объяты ужасом и оставили свой замок. Они ушли, оставив его совершенно пустым. Христиане из Авилы и из Саламанки пришли и сравняли его с землей. В течение следующего года Муньо Альфонсо, наместник Толедо, отобрал девятьсот рыцарей и тысячу храбрейших пехотинцев из Толедо, Авилы, Сеговии и соседних городов. Этот знатный человек был очень деятельным вождем, посвятившим себя войне. По своему обычаю, он повел свое войско на центральную равнину Кордовы и стал там лагерем.27 Пребывая в этой области, он захватил большое количество золота, серебра и прочих богатств. Также ему досталось немало пленных. Во время этого похода многие погибли на равнине в окрестностях Кордовы. Однако одному пленнику удалось бежать к королю Асуэлю Кордовскому и королю Севильи Абенсете. Оба этих правителя в то время были вместе. Они замышляли поход в земли христиан, намереваясь в первую очередь поразить Толедо. Однако, они еще не приняли окончательного решения, как вдруг внезапно появился пленник, спасшийся от христиан. Он сообщил им обо всем, относящемся к последним христианским победам в окрестностях Кордовы.

(163) Узнав об этом, они немедленно подняли тревогу по всей равнине Кордовы, Кармоны и Севильи. За сим извещением последовал общий призыв ополчения. Звуки барабанов и труб раздавались по всем городам, замкам и деревням. В итоге, тысячи всадников, пехотинцев и лучников пустились в погоню за христианскими воинами. Однако, Муньо Альфонсо, всегда бывший настороже, увидел большой отряд неприятелей, готовый к бою. Их королевские знамена были подняты для битвы и прочие войска присоединились к ним, включая арьергард.

(164) Муньо Альфонсо тут же опознал в них рати королей Асуэля Кордовского и Абенсеты Севильского. Он обратился к своим воинам с такими словами: «Короли Альморавидов преследуют нас с большой силой конницы и пехоты. Мы же выдвинем наше войско во фруктовые сады округ Монтиеля. Там мы соберем все наши силы в боевой порядок и будем ждать врага». Христианское войско проследовало до того места и разбило там лагерь. Все воины преклонили колени и помолились следующим образом: «О, Иисус из Назарета, кто висел на кресте и проливал кровь ради нас, рати неверных объединились, чтобы погубить нас. Смилуйся над нами и избави нас, о, могущественная Дева Мария. Заступись за нас перед сыном Твоим, Господом нашим, Иисусом Христом. Спаси нас, и мы честно отдадим твоей церкви в Толедо десятину со всего того, что ты дала или отдашь нам. Святой Иаков, апостол Христов, оборони нас в битве, чтобы мы не могли пасть в этой страшной сече».

(165) Закончив молиться, Муньо Альфонсо выстроил их сомкнутым строем против мавров. Вновь Муньо обратился к своему войску: «О, чада христиан, мужайтесь и сражайтесь смело и решительно с Абенсетой, королем Севильи, который известен как храбрейший среди врагов. Если Абенсета будет разбит или убит, все они потерпят поражение. Я убежден, что никто из вас не погибнет в бегстве, ибо для нас лучше пасть вместе в бою, чем умереть, разбежавшись в беспорядке. Соратники мои, помните, что шестьдесят два рыцаря и я (одни из них здесь со мной, другие остались дома) сражались с королем Тешуфином и со всем войском Кордовы на поле Альмодавар де Тендас. Господь отдал их в десницы наши, и были они разбиты. Тешуфин бежал, многие из его вождей и воинов были убиты, остатки войска отступили, но лишь один из нас пал в бою. Мы взяли у них бесчисленную добычу и с миром вернулись в свои города. Помните, что Господь столь же легко отдает многих в руки немногих, как и немногих в руки многих. Так да исполнится воля Господня». Затем они причастились на мессе, отправляемой клириками, сопровождавшими их.

(166) Полки Альморавидов и испанских мавров, над которыми развевались королевские знамена, приблизились и выстроились грозными порядками против христиан. Король Абенсета понял, что мало христиан. В их рядах не было видно знамен магнатов, и только флаг Муньо Альфонсо, наместника Толедо, веял над ними. Тогда Абенсета обратился к окружающим, отметив обратное в своих войсках: «О, глупцы христиане, собачьи дети, как это вы пришли лишиться своих голов?». Но в это самое время начался бой. На Абенсету тут же напали два толедских рыцаря, Педро Альгвасил и Роберто Монхомарис. Он был убит и обезглавлен.

(167) Король Асуэль увидел этот и внезапно развернулся [и бежал]. Остальные вражеские предводители и их воины отступали через горы. Они бежали туда и скрывались в пещерах или среди скал. Но их преследовали Муньо Альфонсо и его христианская дружина. Спасаясь бегством, Асуэль был сброшен на землю и обезглавлен Муньо Альфонсо. Было почти что невозможно счесть тела павших. Кроме того, многие из неприятельских вождей были взяты в плен. Христиане захватили стольких пехотинцев, скольких они могли удержать.

(168) Среди добычи оказалось много золота и серебра, королевские знамена и многие драгоценные одежды, великолепное оружие, мулы и верблюды, загруженные многими другими сокровищами. Головы королей поместили на древки королевских знамен. Головы вражеских магнатов и вождей сажали на копья. Муньо Альфонсо велел завернуть тела королей в тончайшие шелковые одеяния и положить на зеленеющем поле и оставить там стражу из врагов, пока их не заберут оттуда. Христиане вернулись в свой лагерь, распевая молитвы и благословляя Господа, ибо милость его вечна.

Триумфальный въезд Муньо Альфонсо в Толедо

(169) Утром следующего дня Муньо Альфонсо и его соратники свернули лагерь и выступили в Толедо. Они вошли в город через Алькантарские врата. Впереди их развевались [трофейные] королевские знамена с головами королей на навершиях. Затем шли благородные мавританские рыцари в цепях; затем мавры-простолюдины со связанными сзади руками. За ним следовали христианские пехотинцы, ведущие королевских коней и мулов магнатов и военачальников. На всех их были седла, роскошно отделанные золотом и серебром. В конце [процессии] двигались верблюды и мулы, нагруженные трофейным оружием и всей добычей.

(170) Вся победоносная процессия остановилась у врат церкви Св. Марии. Там их поджидали Императрица Беренгария, Раймундо, архиепископ Толедо, весь клир, рыцари города и весь люд. Они пришли посмотреть на плоды столь чудесной победы. Они были поражены, увидев головы неверных королей, водруженные на королевские знамена. Все они вступили в церковь, распевая радостно Te Deum. Архиепископ благословил их, и все они разошлись по домам.

(171) На следующий день рано утром Императрица, Муньо Альфонсо и его сотоварищи отправили Императору, пребывавшему в Сеговии, послание: «Скачи без промедления в твой дом в Толедо. Здесь ты увидишь плоды великой победы, которой Господь свершил для тебя и всего твоего королевства». Услышав об этом, Император был весьма обрадован и тут же пустился в путь.

(172) Когда Муньо Альфонсо и его победоносные воины услышали, что Император приближается, они вышли навстречу ему на некотором расстоянии от города. Первыми несли королевские знамена с водруженными наверх их древок головами королей. За ними шествовали победители. Потом появились головы знатных людей и вождей на копьях. Вражеские рыцари шагали позади всех в цепях. Вослед рыцарям шли мавры-пленники. У всех у них руки были связаны сзади. Затем двигались королевские кони, мулы прочих военачальников и все захваченное оружие. Вьючные животные и верблюды, загруженные добычей, завершали шествие. Когда Император узрел все это, особенно головы королей на верху знамен, он был крайне удивлен. Немедля он возблагодарил Господа: «Да благословлен будет Господь Бог, Творец всего сущего, грозный и могущественный, справедливый и милостивый, и Он один предвечен. Он тот, кто спас всех вас от меча сих королей, И Он всегда избавит меня и всех верных ему от всякого зла».

(173) Тогда они вернулись в город и прибыли в королевский дворец. Сначала, как и было обещано, все отдали Господу и церкви Св. Марии десятину. По обычаю, они отдали Императору пятину от всего того, что принадлежало неприятельским королям. Они также вручили ему королевские знамена, несколько лошадей и многочисленные иные дары. Из общей добычи они отложили драгоценные вещи, которые отослали церкви Св. Иакова в Компостелу. Остальная добыча была поделена согласно обычаю между Муньо Альфонсо и его соратниками.

(174) Муньо Альфонсо велел подвесить на верху алькасара Толедо головы королей и головы магнатов и предводителей. Так и сделали, чтобы показать христианам, Альморавидам и испанским маврам божественную помощь, отдавшую им победу. Однако, через несколько дней Императрица из сострадания приказала снять головы. Она повелела иудейским и магометанским врачам смазать их миррисом и алоэ, обернуть в тончайшие ткани и отправить в ящиках из серебра и золота на юг. Их с почетом отвезли в Кордову, где отдали супругам этих королей. Эта победа была одержана в марте месяце, в 1181 году Испанской эры [=1143 от Р.Х.].

Абенгания назначен правителем магометанской Испании

(175) Когда Тешуфин услышал, что правители южной Испании убиты, он и все его королевство были очень удручены. Новости также вызвали немалое политическое замешательство. Тешуфин созвал всех знатных людей христиан, что были при его дворе, а также Альморавидских и арабских нобилей, которые были его советниками. Он спросил у них, что они думают относительно оставшейся без правителя южной Испании. Они единогласно посоветовали ему назначить правителем этой области Абенганию. Они настаивали на том, что нет более опытного человека для этой должности назначения, будь то в Северной Африке, или в южной Испании. Абенгания был верным другом Тешуфина, и находился тогда при его дворе. Поэтому король поручил ему наместничать в Кордове, Кармоне, Севилье, Гранаде и править всей страной, принадлежащей испанским мусульманам. Тешуфин велел Абенгании взять из его казны побольше золота и серебра. Он должен был употребить эти средства на поход в земли христиан с тем, чтобы отомстить за смерть мавританских королей, недавно убитых там. Абенгании велено было не щадить ни одну из христианских земель и привести каждый укрепленный христианский город под власть короля Тешуфина.

Поход Императора на Кордову и Севилью

(176) В том же самом году, в котором случились вышепомянутые битвы, Император созвал большое войско рыцарей, пехоты и лучников, и под его началом все они стали лагерем близ реки Тахо в Толедо. Он призвал двух военачальников, Муньо Альфонсо, правителя Толедо, и Мартина Фернандеса, наместника Иты. Он велел им заботиться о землях и населении и пребывать самим в Пенья Негра (город, прозванный Пенья Кристиана [Христианский Утес]). Они должны были особенно печься о том, чтобы Альморавиды не пришли и не укрепили замок в Море.

(177) Король Альфонсо и его войско выступили в окрестности Толедо. Было время жатвы, поэтому они подпалили все поля и срубили все фруктовые деревья. Действительно, они предали огню все области близ Кордовы, Кармоны и Севильи, и вся земля была опустошена. Они сожгли виноградники, оливковые рощи и фиговые деревья, и ничего там не оставили [после себя], кроме крепких городов. Император убил многих и увез множество пленников и большую добычу.

Поражение и гибель Муньо Альфонсо

(178) Пока Император был на юге, вождь Фарас, наместник Калатравы, замыслил напасть на окрестности Толедо. Все военачальники неверных, которые сидели в землях до реки Гвадалквивир, объединились с Фарасом. Они намеревались укрепить замок Мору и заманить Муньо Альфонсо в засаду, и убить его и всех его соратников, что были в замке Пенья Негра.

(179) Незадолго до рассвета в первый день августа Муньо Альфонсо покинул замок Пенья Негра. Сорок рыцарей из Толедо сопровождали его. 28 Для обороны замка он оставил своего соратника, Мартина Фернандеса. Муньо Альфонсо и его рыцари двинулись в горы близ Калатравы, чтобы разведать передвижения неприятеля в этой области. Выполняя эту задачу, они заметили молодого мавра, скрывавшегося в пещере в горах. Они тут же схватили его. Его доставили к Муньо Альфонсо, который спросил [пленника], кто его военачальник, откуда он и что он здесь делает. Пленник ответил, что он магометанин, служащий Фарасу, главе Калатравы. Он был отправлен шпионить за христианами. Когда же его спросили о действиях Фараса, он ответил, что его вождь неподалеку с большим войском и многочисленными животными, везущими продовольствие для снабжения замка Мора. Он указал, что Фарас действительно сопровождает войско с припасами, и что под его началом около четырех тысяч воинов. Пленник рассказал Муньо Альфонсо, что их цель – убить его и его товарищей. Он еще говорил, когда внезапно появился авангард неприятеля. Муньо Альфонсо и его рыцари немедленно вступили с ним в бой. Мавры скоро были разбиты и отступили. Многие из них пали там, а прочие рассеялись во время отступления, оставив немало добычи на поле брани.

(180) После этого Муньо Альфонсо вернулся в Пенья Негра и сообщил Мартину Фернандесу о событиях. Он также предупредил, что Фарас приближается с большим войском, чтобы воевать с ними. Немного поразмыслив, они вместе вкусили хлеба и выпили вина. Затем Муньо Альфонсо, Мартин Фернандес и все их рыцари оставили лагерь и собрали свои войска, чтобы встретить неверных в битве. Они нашли врагов готовыми к бою у истоков реки Альходор. Начался бой, и многие пали с обеих сторон, и Мартин Фернандес был ранен. Тогда оба войска разошлись, и их разделяло большое открытое пространство.

(181) Поняв, что на сей раз превосходство не на их стороне, Муньо Альфонсо молвил Мартину Фернандесу: «Дон Мартин, ты и твои воины немедленно отправятся в Пенья Негра. Усердно защищайте ее, если Альморавиды появятся с другого направления и займут замок. Это крайне расстроит нашего Императора. Мои соратники и я будем сражаться и предоставим остальных воле Господней». Мартин Фернандес и его воины вернулись в замок, чтобы оборонять его. Муньо Альфонсо тогда обратился к своему пасынку, которого он посвятил в начале этого года в рыцари: «Уходи в Толедо в дом своей матери и защищай ее, других моих сыновей и твоих братьев. Я молюсь, чтобы твоя мать не лишилась нас обоих в один и тот же день». Но пасынок отказался уйти и настаивал, что он лучше погибнет на стороне Муньо Альфонсо. Тогда разгневанный Муньо ударил его древком копья и, хотя и неохотно, пасынок в слезах отправился в Толедо.

(182) В это время Альморавиды вернулись, чтобы атаковать Муньо Альфонсо и его соратников. Многие были ранены с обеих сторон в этой второй брани. Когда Муньо убедился в том, что противник сильно теснит на поле его и его людей, они взобрались на некую скалу, именуемую Пенья дель Куэрво [Вороний Утес]. Вражеские лучники настигли Муньо и напали на него, он был ранен и умер. Все его воины пали рядом с ним. Большинство неприятельских военачальников тоже погибли.

(183) Фарас, предводитель мавров, прибыл и обезглавил Муньо Альфонсо. Он также отрезал его правую руку с плечом и его правую ступню с ногой. Он снял с него все оружие и обернул его тело в чистые одеяния. Многие другие христианские рыцари были тоже обезглавлены. Голова Муньо Альфонсо была отослана в Кордову в дом вдовы короля Асуэля, а потом в Севилью, в дом короля Абенсеты. После этого ее отвезли в Северную Африку королю Тешуфину, так что о смерти Муньо Альфонсо узнали во всей земле неверных. Рука и ступня и головы других рыцарей были вывешены на самых высоких башнях Калатравы.

Прославление Муньо Альфонсо

(184) Когда горожане Толедо получили вести о вражеском успехе, они возвратили обратно тело Муньо Альфонсо и тела его соратников. Они погребли их на кладбище Св. Марии в Толедо. Несколько дней вдовы погибших навещали кладбище. Они громко рыдали и выражали свое горе так: «О, Муньо Альфонсо, мы скорбим по тебе. Как женщина любит своего мужа, так и город Толедо любил тебя. В бою твой щит никогда не отворачивался, а твое копье никогда не обращалось назад. Твой меч всегда достигал великих побед. Не объявляйте о его смерти ни в Кордове и Севилье, ни в доме короля Тешуфина, чтобы не возрадовались дочери сарацинов, а дочери Толедо скорбели».29

(185) Надо заметить, что Муньо Альфонсо и сопровождающие его воины встретили свой конец из-за очень тяжкого греха, который совершил Муньо. Он убил свою дочь, отпрыска своей законной жены. Он поступил так потому, что она общалась с неким юношей. Он не пожалел свою дочь, как Господь жалел его во всех битвах, в которых он сражался. Он забыл о женщине, обвиненной в сожительстве, которую грамотеи и фарисеи представили пред очи Господа и которую они хотели забросать камнями. Господь сказал им: «Пусть тот из вас, кто сам без греха, первым бросит в нее камень». Однако, Муньо Альфонсо раскаивался в своем грехе всю свою жизнь. Он даже хотел совершить паломничество в Иерусалим. Но архиепископ Толедо, Раймундо, и прочие клирики наложил на него епитимью – постоянно воевать с неверными. Церковь поступила так по просьбе Императора. Муньо благочестиво нес покаяние, пока не был убит маврами.

Возвращение Императора

(186) Когда случились описанные выше события, Император двигался по окрестностям Кордовы, Кармоны и Севильи. Он возвращался из этой области южной Испании, одержав там большую победу над врагом. Когда он прибыл на примыкающие к Талавере земли и стал лагерем на равнинах близ реки Тахо, рыцари из Талаверы прибыли к нему с визитом. С ним было их окружение. Император узнал от них о смерти Муньо Альфонсо, и был крайне огорчен этими вестями. Знатные люди и королевские советники увидели великую печаль Императора. Они пришли и стали вокруг него и молвили ему, что в королевстве его есть немало подобных Муньо Альфонсо людей, а есть даже и те, кто лучше его. Сказали они, что удача, сопутствовавшая Муньо, была его удачей и оставалась с ним до последнего дня его жизни. Так должно было быть, ибо Господь говорил, что никто в королевстве не должен быть столь же преуспевающим и удачливым, как Император. Услышав это, Альфонсо думал о его значении примерно полчаса. Затем он обратился к воинам, повелев каждому вернуться к себе домой. В следующем году все войска из Галисии, Леона, Кастилии и Эстремадуры должны были присоединиться к нему в Толедо в середине сентября. После того, как воины услышали это, они разошлись по домам.

Поход Императора в Андалусию; недовольство Альморавидами

(187) В конце 1182 года Испанской эры [= 1144 г. от Р.Х.] все военачальники Императора прибыли в Толедо, каждый со своим отрядом. Сопровождение короля и все наместники прибыли, как и воины Эстремадуры. Император созвал свое войско и отправил крупные отряды в набег перед собой по всем окрестностям Кордовы, Кармоны, Севильи и Гранады. Они опустошили все земли близ Баэсы и Убеды, и разорили поля близ Кордовы и Севильи. Они зашли на юг вплоть до Альмерии. Там они уничтожали все виноградники и рубили оливковые рощи, фиговые деревья и все фруктовые сады. За собой они оставляли пожары. Они также поджигали города, маленькие городки и небольшие деревни. Большая часть скота погибла в пламени. Они захватили мужчин, женщин и детей вместе с бесчисленными конскими табунами. Также им достались мулы, волы, коровы и весь скот с полей. Более богатая добыча состояла из золота, серебра и дорогих домашних вещей. Они взяли все это и все, до чего могли дотянуться. Они привезли эту добычу в целости и сохранности Императору в его лагерь у Гранады. Ничего не осталось в Андалусии от Альмерии до Калатравы, исключая немногих прочнейших городов. После грабежа, Император и его войско вернулись в Толедо, везя с собой добра в избытке. Они одержали важную победу на юге и обезопасили еще больше свои земли.

(188) Вожди испанских мусульман на юге и их народ поняли, что их постигли очередные неудачи. Они видели, что Император и его войско каждый год приходят в их владения. Они видели ежегодное опустошение их земель войсками Толедо, Сеговии, Авилы и Саламанки. Поэтому они собрались на площадях и в мечетях, чтобы поразмыслить над своими бедами. Во-первых, они окончательно убедились, что не смогут выстоять в войне с Императором и его ратями. Некоторые из них открыто высказывались и говорили, что Альморавиды захватили их лучшие земли и владения. Они забрали них золото и серебро, и похитили их женщин и детей. Испанские мавры, по этой причине, решили сразиться с Альморавидами и вытеснить их из Испании. Они хорошо понимали, что они не связаны с домом короля Тешуфина. Не было у них и прав наследования ни среди сынов Али, ни среди потомства его отца Йусуфа. Другие предлагали заключить мир с Императором. Также они советовали платить ему королевскую дань, как то делали их предки. Последний совет казался мудрым, но в то самое время они поняли, что им следует готовиться сражаться с африканцами. Они обратились к мечетям и молились, упрашивая Мухаммеда, их лжепророка, сжалиться над ними. Они молились, чтобы он помог им и исполнил их замыслы. Затем отправились к королю Сафадоле и прочим потомкам королей испанских мусульман гонцы с просьбой прийти и воевать с Альморавидами.

Восстание против Альморавидов

(189) В октябре 1182 года [= 1144 г. от Р.Х.] Испанской эры Магомет, 30 вождь испанских мусульман, из царского рода, перебил всех Альморавидов в Мертоле и в ее окрестностях. Затем, убиты были все Альморавиды в Валенсии, Мурсии, Лериде, Тортосе и в нескольких прочих местах. В то время король Сафадола и все горожане южных городов от Средиземноморского побережья до Толедо поднялись против Альморавидов, возглавляемых тогда Абенганией. Многие тысячи Альморавидов и испанских мусульман погибли во время восстания. Испанские мусульмане побеждали сначала и успешно вытеснили Абенганию и всех прочих Альморавидов из Кордовы. Также они изгнали их из многих других городов на юге. Хотя Абенгания, похоже, лишился власти в Кордове, он удержал самую высокую башню в городе. Его сторонникам далось то же самое в Монторо, Кармоне и Севилье. Все Альморавиды, которым удалось избежать мечей испанских мусульман, бежали к Абенгании и оказали ему значительную поддержку. Из-за этих поступков, многие погибли, и в южной Испании воцарился хаос. Положение напоминало то, что сложилось, когда неверные впервые пересекли Средиземное море и захватили эту землю.

Восстание в Кордове

(190) Жил тогда в Кордове мавританский священник, по имени Абен Амдин. 31 Богаче его во всей Кордове не было никого. Его призвал к себе Фарас, предводитель Калатравы, вместе со всеми кордовскими знатными людьми и его родичами и друзьями. Они пришли к нему, и он предложил им устроить заговор и убить короля Сафадолу. Сафадола тем временем собрал всех своих верных христианских рыцарей и пехотинцев, и окружил себя ими. Он выступил с ними из Кордовы, и Фарас тоже оставил город. Позднее, когда они встретились, Сафадола молвил Фарасу: «Из-за того, что ты намеревался предать меня, я должен покончить с твоим заговором». Затем он обернулся к христианским воинам и велел им убить Фараса. Они тотчас исполнили его приказ.

Смерть Сафадолы

(191) Смерть Фараса заставила Абен Амдина и горожан Кордовы искать смерти Сафадолы. Поэтому они продолжали преследовать его. Он двинулся к Хаэну, а оттуда в Гранаду. Он неоднократно сражался с Альморавидами по пути, и захватил многие их города. Однако, Абен Амдин стал правителем Кордовы. Тогда Сафадола отправил гонцов к Императору, передав ему, что Убеда и Баэса и соседние им города отказываются подчиняться ему, а также не желают платить Императору дань. Получив известия об этом, Альфонсо призвал графов Понсио, Манрике 32 и Арменхола 33, а также Мартина Фернандеса. Им он повелел не щадить никого из мятежников в этих городах.

(192) Они отправились на юг с большим войском. Они опустошили земли и подавили всякую активность мятежников. Взято было немало добычи и великое множество пленников. Когда тамошние жители поняли опасность своего положения, они отправили послов к Сафадоле. Они просили его помочь им защититься от нападений христиан. Было ясно, что если он это сделает, то они будут служить ему добровольно. Сафадола тут же появился с большой ратью. Он поставил воинов перед христианами, а сам мирно въехал в их лагерь. Он просил их вернуть ему всю их добычу и пленников. Затем он пообещал сопровождать их ко двору Императора. Там ему следовало бы покориться, какие бы приказы король Альфонсо не отдал ему. Графы отказались исполнить его просьбу. Они напомнили Сафадоле, что это он просил военной силы, чтобы подавить мятеж на юге. Это он жаждал истребления мятежных земель. Графы настаивали на том, что они исполняли недвусмысленный приказ Императора. Сафадола ответил, что если они не вернут ему добычу и пленников, он употребит против них военную мощь. Графы ответили, что настало время для такой битвы. Тут же выстроились войска, и начался ожесточенный бой.

(193) Наконец войска под началом Сафадолы начали отступать, и были разбиты. Во время битвы сам Сафадола был захвачен христианами. Когда его удерживали, мимо проезжал другой отряд рыцарей. Они опознали Сафадолу и, руководствуясь своими религиозными чувствами, убили его. Когда графы узнали, что произошло, они были очень обеспокоены. В королевский город Леон отправились гонцы, дабы сообщить Императору о последних событиях во время похода. Услышав о смерти Сафадолы, Альфонсо крайне расстроился. Он объявил о своей непричастности к смерти своего друга. И христиане, и мавры от реки Иордан в Аравии до Атлантического океана узнали, что Император никогда не замышлял убить короля Сафадолу.

Абен Амдин просит помощи у Императора

(194) Абен Амдин, правитель Кордовы, не смог выстоять в войне с Абенганией и Альморавидами. Он и его друзья бежали в Андухар, где их приняли горожане. Абенгания преследовал их и осадил Андухар. Сначала он набрал катапульт, военных машин и осадных приспособлений. Затем он атаковал Абен Амдина и тех, кто был в городе. Увидев серьезность положения, Абен Амдин отправил к Императору гонцов. Послание поведало ему об осаде Абенганией Андухара. Абен Амдин просил Альфонсо смилостивиться и прийти ему на выручку. Он уверил Императора, что после этого он и его друзья будут верно служить ему.

(195) Услышав это, Альфонсо призвал своего верного друга, Фернандо Хуанеса. Он был правителем Лимии и тем, кто помог Императору в Лимии во время войны его с королем Португалии. Фернандо было приказано взять рыцарей Императора столько, сколько он пожелает, и отправиться к Андухару. Он и Абен Амдин должны были защищать город, пока не подоспеет Альфонсо. Фернандо сразу же убыл с большим отрядом рыцарей. Увидев его, вступающим в город, Абен Амдин и горожане возрадовались. Фернандо и Абен Амдин объединили силы и сразились в нескольких битвах с Абенганией, иногда за городской стеной. Многие воины с обеих сторон погибли тогда.

Смерть Ревертера

(196) Когда случилась означенная кампания, умер Ревертер. Был он предводителем христиан в плену в Северной Африке при дворе короля Тешуфина. Все тамошние пленники-христиане осыпали себя пылью и грязью и оплакивали его смерть. В печали своей, они обращались к нему: «Ревертер, предводитель наш, щит наш и защита, почему ты покинул нас? На кого ты нас оставил? Теперь нападут Альмохады и убьют нас вместе с нашими женами и детьми». Даже король Тешуфин и весь его дом скорбели о смерти Ревертера.

Продвижение Альмохадов

(197) Абд аль-Мумин, неверный вождь Альмохадов, в то время содержал двор в Бужии и на горе Колоббар в Атласских горах Северной Африки. Он также правил несколькими другими народами в мусульманском мире. Услышал он о смерти Ревертера, и был очень доволен, ибо вел с ним ожесточенную войну какое-то время. Абд аль-Мумин немедленно выступил в земли короля Тешуфина с войском в более чем сто тысяч всадников. Его лучников и пехотинцев было столь много, что невозможно было счесть их. Крепкие города, и мусульманские, и христианские, пали. Многие были убиты, и вся земля, по которой прошло это огромное войско, была сожжена. Показав свою силу, Абд аль-Мумин обратился против города Марокко.

Смерть Тешуфина; завоевание Марокко Альмохадами

(198) Король Тешуфин был объят ужасом и весь трясся, когда слышал об успехах Альмохадов. Все его царство тоже содрогалось при известиях об этих победах. Тешуфин собрал всех христианских военачальников, бывших помощниками Ревертера, вождей своего народа и все свое войско. Он вышел навстречу Абд аль-Мумину, и бой был столь ожесточенным, что продолжался несколько дней. Наконец король Тешуфин был разбит и бежал. Он нашел убежище в некоем замке, но король Альмохадов преследовал его и окружил замок. Абд аль-Мумин поджег смоляные факелы, а потом с помощью катапульт и огненных стрел направил огонь на башню, где находился Тешуфин. Башня загорелась, и король Тешуфин погиб в огне. Многие христианские и Альморавидские князья, как и тысячи всадников и пеших воинов тоже погибли в пламени.

(199) Дом короля Али был приведен в немалое смятение. Положение было столь же угрожающим, как и в то время, когда Альморавиды начали править в Испании. Когда умер король Тешуфин, король Альмохадов овладел несколькими замками и занял все укрепления, какие мог. Он преодолел защиту многих хорошо укрепленных городов, и убил там многих. Он закрепил за собой свои новые приобретения с помощью храбрых воинов, которые могли воевать в городах. Все, кто противился Абд аль-Мумину, были захвачены и сожжены с их женами и детьми.

(200) Когда Абенгания и все Альморавиды в Испании прослышали о смерти короля Тешуфина (а также о гибели многих сопровождавших его князей), они были ошеломлены, им неоткуда было более ждать помощи. Напротив, испанские мусульмане были весьма обрадованы этим событиям. Император и его двор вовсе не сожалели о смерти Тешуфина…34

(201).... Св. Иоанна Крестителя в месте, где ранее стояла синагога Сатаны. Епископ Бургоса умер во время осады, когда там был Император. Это случилось в день рождества Св. Иоанна Крестителя.

Приготовления к покорению Альмерии

(202) Никогда мы не должны прекращать молиться и почитать Господа, который повсюду обороняет слуг своих. Он ниспровергает врагов Своего закона и превращает их в ничто. Когда Император Леона (настоящий бич арабов) все еще осаждал Кордову, его посетили нобили и красноречивые посольства из Генуи. Они просили его позволить им уничтожить его именем город Альмерию. Этот град был столицей пиратов, плававших от одного конца Средиземного моря до другого. Иногда они нападали на область Бари или Аскалона. Они грабили Константинополь, Сицилию и даже Барселону. В других случаях они совершали набеги на Геную и Пизу в Италии. Они вторгались во Францию, Португалию и даже в Галисию и Астурию. Они захватывали добычу и пленников-христиан, после чего быстро скрывались на своих лодках. Генуэзское посольство настаивало на значении Альмерийского похода. Наконец они замолчали, чтобы позволить Императору принять решение. Он одобрил их намерения и дал им тридцать тысяч мараведи на средства для похода. Они обещали прийти и помочь ему кораблями, людьми, оружием, машинами и продовольствием. Император и посланники обоюдно условились установить месяц август в качестве предела для прибытия италийских войск.

(203) Затем Альфонсо отправил Арнальдо, епископа Асторги, 35 своим послом к графу Барселонскому, также к Гийому де Монпелье. Он просил их также прибыть в августе и помочь разрушить Альмерию. Он напомнил этим двум знатным лицам, что такой поход на неверных весьма поспособствует спасению их душ. Они с радостью приняли его приглашение и обещали появиться бок о бок с генуэзцами.

Альмохады в Испании

(204) В том самом году, когда пала Кордова, племя, что всеми зовется Альмохады, из Северной Африки пересекло Средиземное море. Они соорудили огромную военную машину и взяли штурмом Севилью. Они также покорили другие города близ Севильи и в отдалении от нее. Они населили эти места, и убили всех знатных людей и христиан, которые зовутся мосарабами. Также они перебили всех евреев, которые жили в южной Испании с давних пор. Дома, имущество и жены их были захвачены и отошли к Альмохадам.

Возвращение пленников-христиан из Марокко

(205) Примерно в то же самое время многие тысячи христианских рыцарей и пехотинцев, сопровождаемые их епископом и множеством клириков, пришли из Северной Африки в Испанию. Они пересекли юг и вступили в Толедо. То были пленники-христиане, упомянутые выше, которые жили при дворе короля Али, а также при дворе его сына Тешуфина.

Разрушение Альмерии

(206) Поскольку мы позаботились об изложении важных событий, если мы перейдем с прозы на стихи, мы можем уменьшить утомительность и повысить наш стиль. Мы решили воспеть французских и испанских военачальников, которые прибыли в поход на Альмерию в поэме.

Текст переведен по изданию: Lipskey G.E. The Chronicle of Alfonso the Emperor: A Translation of the Chronica Adefonsi imperatoris, with study and notes. Ph.D. dissertation, Northwestern University, 1972

© сетевая версия - Тhietmar. 2002
© перевод - Нечитайлов М.В. 2002
© редакция - Нечитайлов М.В. 2002
© дизайн - Войтехович А. 2001