Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНАЯ ПАМЯТНАЯ ЗАПИСЬ КНИГИ,

СОСТАВЛЕННАЯ ИСКУСНЫМ ПИСЦОМ, АПОСТОЛЬСКИ ЕПИСКОПОМ И БОГОРЕЧИВЫМ ВАРДАПЕТОМ ВЛАДЫКОЙ АСТВАЦАТУРОМ, ПЛЕМЯННИКОМ РАБУНАПЕТА АКОПА ОВСАНАНЦА

Слава пресвятой Троице, Отцу и Сыну и Духу святому. Творец всего [сущего] Бог прежде возникновения времен избрал из среды людей, коих сам пожелал. И вмешательство Божье выявляет в разное время одного достойного из [человеческих] существ, и Божье провидение, не переставая вечно действовать во исполнение истины: «Я с вами до скончания века», предопределяет родоначальников и пророков, пастырей и архипастырей, надзирателей и попечителей, князей и судей. Так и в последнее гибельное время, когда увяли цветы и поблекли листья, явил нам Бог неувядаемый цветок, благоуханием своим заполнивший весь мир, [[открыл] прославившегося по всему свету владыку Мкртича, по прозвищу Нагаш, который стал вторым просветителем всей Месопотамии, славой и гордостью всех христиан.
Родом он был из Багешской области, из села под названием Пор, сыном богатого и боговдохновенного священника Аракела и благочестивой матери. Имел также двух братьев: [один] — священник Ованес в отроческом возрасте переселился ко Христу, .другой [брат], по имени Абгар, именитый, богатый, известный и почитаемый всеми, дом отца более прежнего благоустроил, став вторым отцом Авраамом, кормящим многих. А всеблаженный владыка Мкртич с отроческих лет имел тягу к иноческой жизни, любил церковнослужителей и монахов, проявлял склонность к искусствам и учебе и неутомимо учился. Свыше ему был ниспослан дар — он все усваивал с легкостью. Любое тонкое [произведение] искусства он, раз увидев, мог воспроизвести лучше оригинала. И в изучении Священного писания то, что он усваивал за час, другие, приложив огромные усилия, не могли уразуметь за десять дней. Во всем он был прекрасен более, чем можно представить, и не было в это время человека, [столь щедро] украшенного Господней милостью, наделенного апостольским даром и Богом наученного, как он. К пятнадцати годам он достиг совершенства в науках и искусствах, мудрости и учении, был отменным писцом, несравненным художником, прекрасным мастером во всех видах искусства. И в любом виде искусства, что бы он ни хотел, с Божьей помощью создавал безукоризненно. Молва о его дарованиях и мудрости и слава его распространились по всей стране.
Он не питал любви к мирской жизни, но, понуждаемый родителями, женился, не изменив, однако, своим привязанностям и постоянно находясь меж церковнослужителей. Ибо по провидению Божьему ему предопределено было быть женихом небесной невесты — церкви Месопотамии, доставить радость невесте Христовой и ликование отрокам Сиона, возвысить крест Христа и возрадо-вать измученный и печальный народ армянский, как и случилось. Ибо, родив ему сына, жена его скончалась. О свободе же своей молил Бога он сам. И путеводимый святым Духом Божьим он, покинув свою родную область, прибыл и поселился в знаменитом и прославленном пристанище, в городе Амиде-шахастане. И милость Божья была с ним. Дела его шли успешно, ибо во всем ему споспешествовал и сопутствовал Дух Божий. С того дня, как он ступил [на землю] Месопотамии, Дух Божий пробудил в человеческих сердцах любовь к нему и открывал уста людей для его восхваления, величания и прославления.
И отверз Бог для него врата милости [своей], ибо у всякого, кто его видел, возникло желание с радостью и щедрым сердцем отдать ему и душу свою. И не только христиане, но и турки, тэты, татары, курды, арабы, евреи и все народы при встрече с ним оказывали ему почести и готовили дары: лошадей и мулов, дорогие бесподобные и неописуемые халаты. К нему приходили не только из его епархии, но со всего света, с Востока и Запада, и делали пожертвования, отдавая в дар [церкви] золото, серебро, драгоценные каменья, дорогие ткани. Пожертвования многих достигали 1000 — 2000 таньга. Молва о нем распространилась по всему миру, дошла до персидского царя и правителя Египта, через Великое море—до папы римского и константинопольского [патриарха], которые посылали ему златотканые халаты и богатые подарки.
Но особенно любим был он правителем шахом Отманом Беком, власть которого простиралась от Харрана до Понтийского моря, а именно Трапезунда. Ибо Бог так расположил сердце тирана к нему, что всех подвластных ему христиан тот передал в его ведение. Богатыми подарками возвеличил он его и почтил царскими одеждамщ и конями, вплоть до того, что во что облачался царь,, в то одевал и его. Невозможно описать любовь, которую он питал к нему, и дары, какими его одаривал. Едва ли кто-либо из людей, из царей христианских осыпал такими дарами кого-либо из святых патриархов. О мере его любви суди по подаркам, ибо он постоянно делал пожертвования в 1000 или 2000 таньга. И когда [Мкртич] приходил к нему, он выходил ему навстречу, целовал и усаживал на свой царский ковер. Он прислушивался к его словам,. как к словам раба Божьего, ибо был любителем слова [Божьего]. И приказывал позвать [духовных] предводителей своих и ночи напролет просил [Мкртича] говорить о Священном писании. Тот же своим Божественным даром и боговдохновенным учением всех посрамлял, доказывая царю [истинность своих слов] и получал подношения от него. С каждым днем Бог укреплял его в делах и Дух Божий пребывал в нем.
После Отман-Бека султан Хамза делал то, что видел от отца своего, и еще большим почетом окружил его, назвав себя вместо отца своего его отцом. Он воздавал ему больше почестей, чем
всем вельможам. Он так любил и почитал епископа, что многие стали поговаривать о том, что [султан] христианин.
В 979 г. Большого армянского календаря [1430] Мкртич был посвящен в [сан] епископа католикосом владыкой Костандином Вахкаци. Возвеличил его католикос и разными почестями и дарами и назначил архиепископом двадцати четырех областей. Все с любовью покорились его власти и принимали как апостола Божьего, и деяния его приносили пользу всей стране. Во дни его армянские церкви ликовали, священники стали могущественны, вера Христова процветала на радость всем верующим. Ибо явился отважный пастырь, достойный наследник жребия, умеющий пасти разумных овец на бессмертных лугах и живой воде, [бьющей] из многоразличных и богатых источников, щедро дарованных ему милостью Духа.
Историографы имеют обыкновение присовокуплять [к жизнеописанию] похвальные речи, но мы изложили то, чему свидетелями были сами и что известно всем, побывавшим в этой стране. Подробное же перечисление всего утомительно для слуха, ибо все виды Божественной милости, имеющиеся в каждом человеке, лишь в нем одном проявлялись в избытке и совершенстве — он любил ближних, был страннолюбивым, нищелюбивым, миротворцем, кротким и терпеливым, милосердным, славился своей добротой и щедростью, ибо в то время никто не получал столько, сколько он, но никто и не давал как он, согласно слову Господа: «Давайте даром и берите даром». Ибо только он сумел найти путь к богатству жмущих и тем по воле Божьей стал причиной многих благих дел.
Во-первых, церкви были разрушены и никто не смел укрепить ни одного камня, он же все разрушенные и ветхие, а также земляные церкви восстановил, украсив сводами и куполами, и построил много новых строений, как, например, высокую [церковь] во имя Богородицы на башне высокой крепости Аргни.
Во-вторых, приобрел для церквей множество других риз, книг, Евангелие, а также драгоценный и удивительный священный сосуд. И постоянно он пекся об этом.
В-трётьих, до него не осмеливались открыто отправлять службу в церкви, а во дни его смело стали совершать ее, и служили больше, чем в лустынях и монастырях.
В-четвертых, священников преследовали и мучили налогами более, чем мирян, а он волей Божьей всех освободил от царского налога.
В-пятых, церкви Месопотамии были обложены податью «димо-сакан», а епископы назначены таможенными начальниками. И все, что они получали от христиан, выплачивали в счет таможенной пошлины, поэтому не могли ни одного хлебца пожертвовать Господу или нищему, а он могуществом Христа освободил церковь от таможенной пошлины и сам брал с паронов по десять-двадцать тысяч для церквей, нищих и бедняков.
В-шестых, благодаря ему пароны возлюбили чин церковнослужителей больше, чем своих господ.
В-седьмых, [прежде] никто не осмеливался ходить в фелоне или клобуке. А во дни его смело надевали и открыто ходили, как положено священникам, в богатом убранстве.
В-восьмых, имя его многих освобождало от суда, долгов и насильников. Многих задержанных на дорогах отпускали, когда те говорили, что «мы люди владыки Нагаша».
В-девятых, множество пленных он освободил от неверных, одних выкупив, других выпросив у паронов, а третьих, похитив на дорогах. Он посылал из слуг своих сильных и отважных мужей, и они отбивали пленных у неверных.
В-десятых, лишения, несчастия и горе всех он считал своими. Всем помогал снедью, подарками, своим сочувствием и утешал их своими делами и словами.
В-одиннадцатых, врата церкви постоянно были закрыты и епископство не имело трапезной, а он, могуществом Христовым, открыл такую трапезную, что туда ходили [люди из] всех народов, ели, пили и уносили с собой без запрета в изобилии. И пароны удивлялись тому, как ему удается запастись таким количеством добра, которое хватает на то, чтобы кормить, давать уносить и одаривать. Одни говорили, что он приобрел алхимический камень, многие — что нашел клад. Но у него не было денег, а милостью Божьей к нему поступал неиссякаемый клад — каждый день он тратил сто и двести таньга и не менее пятидесяти—шестидесяти таньга шло на строительство святого собора св. Тороса. Как в стане Моисея, в котором к вечеру не было манны, а с наступлением рассвета он изобиловал всякими благами, так и Бог заполнял [закрома] духовного владыки нашего всяким добром, ибо более, чем великие цари, Мкртич одаривал лошадьми, мулами, одеждой, золотом, серебром, пшеницей и дорогими вещами. И чем больше дарил, тем больше давал ему Христос, сказавший: «Давайте, и дадено будет вам». Он глубоко верил, что это обещание не ложное, и поступал согласно вере.
В-двенадцатых, в это время лишь он исполнил заповедь Господа своего, сказавшего: «Благотворите ненавидящим вас», и на протяжении всей своей жизни любил врагов и делал добро ненавидящим, и на зло отвечал добром, потому и справедливый Бог низверг в пропасть погибели всех его врагов.
В-тринадцатых, во дни его мы получили подмогу, ибо до этого христиане — армяне, сирийцы, несториане, [а также] евреи — волоком тащили своих покойников. И даже ценой в 100000 деканов нельзя было ничего изменить. А он после своего прибытия [в Месопотамию], посетил султана и в числе других милостей, полученных от него, добился и этой —приказа [нести] покойных христиан [на руках], подняв [с земли], что стало обычным.
Далее, в 880 г. [1431] он воссел на патриарший престол в Амидешахастане, а в 882 г. [1433] построил высокую церковь во имя Богородицы в крепости Аргни, в 888 г. [1439] же он начал восстанавливать всехваленную, предивную, изумительную, самую прекрасную и чудесную Соборную церковь в Амидешахастане во имя святого воителя Теодора. Он вложил в строительство столько неимоверного труда, начинавшегося с рассвета и продолжавшегося до ночи, что [казалось], земное тело не может вынести столь длительного изнурения. Подобно живому мученику, он в течение четырех лет проливал подвижническую кровь на строительстве святой церкви и завершил ее купольным сооружением неописуемой и невообразимой красоты. Верх купола возвышался над минаретами. Он был украшен восемнадцатью углами и имел восемнадцать окон, а высота окон была в человеческий рост. Кто может описать многообразное великолепие купольного сооружения?
Увидев это, христоненавистный народ магометан был глубоко уязвлен. Сыновья Агари известили друг друга и разгласив, донесли султану Египта, персидскому царю и султану страны Ромей-ской о том, что христианская церковь возвела столь прекрасное строение. Услышав об этом, они преисполнились лютой ненавистью и тут же отправили посла с грамотой к султану Хамзе, требуя разрушить святой собор. Безысходная скорбь объяла армянский народ, все были глубоко опечалены и обливались горючими слезами. Они дали большие деньги, но не смогли спасти [церковь], и предив'ный, всехваленный, чудесный купол разрушили сровняв с минаретами, и все христиане погрузились в траур. Увы и горе нам! Кто сможет рассказать о невыразимой печали и глубокой скорби, о стенаниях и безутешном плаче, о громких рыданиях и безысходном горе. Сердца погрузились в печаль, очи были в слезах, уста вопили, и языки стенали. А более всех [горевал] мужественный попечитель и отважный пастырь владыка Мкртич, строитель святого собора. Тяжелая рана и щемящая скорбь сделали его изгнанником. Он пересек Понтийское море, достиг Кафы и Стамбула и денно-нощно своим израненным сердцем взывал [к Богу], умоляя [дать ему] еще раз увидеть святой собор, прежде нежели [душа его] покинет тело, дабы не сойти в могилу с раной в сердце.
И милосердный Бог, исполняющий просьбы и слышащий молитвы, видя его горячую любовь к Богу и святому собору, услышал его мольбу и исполнил его просьбу. Истребил Бог разрушителей купола и поставил в Месопотамии другого царя — Джаангира мирзу. По промыслу Божьему Джаангир, расспросив о Мкртиче, отправил к нему с письмом гонца. После письма паронов вельможи, судьи, христианские танутэры написали еще два-три единодушных письма, и священники с народом с премногими трудностями послали в Кафу, затем [сами поехали] и с большими почестями привезли всеми желанного главу архиепископства владыку Мкртича. Братия отправилась ему навстречу и, преодолев двухдневный путь, с величанием, радостью и ликованием встретила его. Ибо с того дня, как он покинул Месопотамию, все церкви погружены были в траур; как мать, потерявшая дитя, пребывали они в отчаянии и все христиане —в печали. С его возвращением христиане возрадовались, церкви возликовали и возвеселились отроки Сиона. И он, укрепившись Духом святым, получив разрешение правителя и потратив на [строительство] 3000 таньга, [полученных от] паронов и вельмож, милостью Христа и его милосердием вновь восстановил [купол].
Жители города, священники и народ единодушно помогали ему, кто своим трудом, кто деньгами, кто продуктами, а кто работниками. Неимущие и богатые — все с истинной отвагой потрудились и за десять дней закончили строительство купола.
Предводителями и видными танутэрами народа были Шахриман Тлкуранци и золотых дел мастер, местоблюститель и военачальник Сатагэн, Еркен Даниел, Абраам и кузнец Симеон, пожертвовавшие сами много добра и продуктов и побуждавшие также всех к служению святому Собору. Строительство святого Собора закончилось рукой мастера Некамата в 896 г. [1447], 6-го числа месяца августа, в понедельник.
Увидев святой Собор завершенным, архипастырь церкви и богоречивый вардапет владыка Мкртич с великой радостью вознес хвалу Богу и с запыленным лицом благословлял всемогущего Бога, ликовал и танцевал в притворе церкви, как небесный жених на целомудренном ложе. Он убрал церковь всей [необходимой] утварью и украшениями. И привез из Трапезунда огромную чашу изумительной работы, позолоченную и очень дорогую. Чаша эта была настолько прекрасной, роскошной и несравненной, что другой такой нигде не сыскать. Вес ее был равен ста восьмидесяти
золотникам чистого серебра. И вся она была отделана золотом и эмалью. Будучи в Кафе, он собственными руками изготовил новое : крестообразное украшение, дал вышить драгоценную архиерейскую ризу, усыпанную крестами. И привез из Кафы чудесное и вызывающее восхищение своей красотой святое знамение Христово, в котором была частица креста древа Христова и исконного святого знамения, усыпанного лучезарными каменьями, а в середине креста — распятый Христос из литого золота.
Откуда же он раздобыл это чудо — драгоценный святой крест? Его подарил великому вардапету Саргису Кафаеци папа римский, когда тот отправился в Рим. Когда владыка Мкртич прибыл в Кафу, великий вардапет Саргис принял его с большим почетом. И наряду с многочисленными почестями и величаниями был подарен им владыке Мкртичу и священный, прекрасный и чудесный, пречестный святой крест. Он принял его с большой радостью и привез как великий дар от страны Армянской в свой собственный престол в столице Амид, в построенный им св. Собор. И наступил великий праздник святого Варагского креста. В этот день он устроил большое празднество и установил ежегодно сей день отмечать всем верующим народом большими праздничными торжествами во славу Христа, Бога нашего. Он подарил св. Собору в добрую память о себе святое и чудесное знамение, драгоценную чашу, дивную праздничную ризу и другие прекрасные ризы, изумительные четьи-минеи, подарил также Летопись в поминовение своей души и родителей своих — священника Аракела и Хрус-Ха-тун, братьев своих — священника Ованеса, парона Абгара, Нерсеса и Степаноса, почивших во Христе, в поминовение их душ и в усладу богодарованному сыну владыки Мкртича, которому да дарует Бог долгую жизнь и многие лета. Аминь, и да будет так.
Благословляем тех, кто посетит святой Собор, увидит сию рукопись, святой крест, изумительную чашу и дивную ризу, помяните в ваших чистых молитвах достойного поминования архиепископа и богоречивого вардапета, строителя св. Собора владыку Мкртача и родителей его, священника Аракела и Хрус-Хатун, братьев его— священника Ованеса, парона Абгара, Нерсеса, Степаноса, а также цветущего отпрыска его, старшего сына владыку Месропа и всех доброжелателей, и более всего Овалеса, епископа высокой [церкви] во имя Богородицы, и махдеси Ованеса и его родителя, который двадцать лет служил Мкртичу и много трудился в св. Соборе и в высокой [церкви] Богородицы, и сторожа церкви, постоянно пребывавшего на службе в св. Соборе и помогавшего при его строительстве. Особо помяните во Христе Кара-Садагэна и махдеси Змрута, которые помогали изготовить бумагу и переписать минеи.
[Помяните] также бывших в его дни священников города, почивших во Христе,—иерея Давида, Маргарэ, Аствацатура, иерея Туму, иерея Исэ, Микаэла, иерея Аракела, над которыми да смилуется Господь Бог и да сподобит своей святой встречи и святого царствия [своего]. Аминь. [Помяните] также священника Казара. старшего иерея св. Собора св. Тороса, премного потрудившегося на строительстве святой церкви, с великими трудностями достигшего Кафы с письмом паронов и танутэров и привезшего [с собой] нашу гордость и славу, нашего просветителя владыку Мкртича, [помяните] также его сподвижников Киракоса, Хачатура, Григора, Ованеса, Аствацатура и другого Хачатура, Езнкаци. Помяните во Христе также нашу духовную мать махдеси Асанет и ее родителей, которая вместе с нами премного потрудилась. Особо же помяните во Христе Раиса Гтона и его благословенного сына Халава, и Хутлу и Танхус, которые вместе с нами премного потрудились и всей нашей [церковной] братии послужили при строительстве святой и прославленной высокой [церкви] Богородицы, кормя нас всех, прислуживая нам, обстирывая и заботясь о нас, да воздаст им Бог тысячекратно в царствии небесном, парону Гтону и благословенному Халаву, его матери Хутлу, и супруге Тансух, и его брату Антараму. Аминь.
Помяните также во Христе Шахмелик, жену владыки Месропа, в молодом возрасте почившую во Христе. Всего два месяца было, как владыка Месроп рукоположен был в иереи и Шахмелик только стала госпожой, как пощобно солнцу отошла ко Христу в 898 году [1449].
Помяните во Христе достойную поминовения Тнэ-Мелик, достопочтенную мать Шахмелик, которая и сама через пятнадцать дней почила во Христе, над которой да смилуется Бог Христос. Аминь. Помяните во Христе Ованеса и Арус с их невинными ягнятами Агупом и Карамом, безвременно почившими во Христе, которые подарили платок для четьих-миней в память о собо. Да смилуется Христос Бог, отец наш, над переписчиком сей рукописи Дьаконом Саргисом. Аминь.


Fatal error: require_once(): Failed opening required '/home/mehanna6/vostlit.info/www/image/1c03629f19d7452dd9aa230627b43594/sape.php' (include_path='.:/usr/local/pear/php54') in /home/mehanna6/vostlit.info/www/Texts/Heilige/Armenien/M/Mkrtic.phtml on line 461