Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Глава IX

ПОСЛАНИЕ ТАЙДУЛЫ ВЕНЕЦИАНСКОМУ ДОЖУ

(Григорьев А. П., Григорьев В. П. Послание ордынской ханши Тайдулы венецианскому дожу (1359 г.) // Вестн. С.-Петербург, ун-та. 1996. Сер. 2. Вып. 4. С. 18-23.)

В истории Золотой Орды и русско-ордынских отношений середины XIV в. нет личности более известной и одновременно более загадочной, чем Тайдула. Заинтересованное исследование выявляет имя Тайдулы не только в собственно ордынских, но также в арабских и персидских источниках. Имя ханши и ее историческая роль прослеживаются не только в русских, но и в папских, и в венецианских документах той далекой эпохи. Нужно иметь в виду, что речь идет только о дошедших до нас письменных источниках. Сохранилось же их ничтожно мало.

Вызывает некоторое недоумение уже значение личного имени интересующего нас персонажа. Ее полное имя в транслитерации буквами арабского алфавита представлено в труде персоязычного историка начала XV в. Муинуддина Натанзи 1. По-тюркски это сложное имя читалось Тагай-Тоглу, где слово «тагай» понималось как «дядя с материнской стороны (старший или младший брат матери)» 2, а слово «тоглу», которое в том же начертании могло произноситься и «доглу» 3, воспринималось как «рожденная». Предположительно все сочетание может быть осмысленно как «рожденная в доме дяди» 4. Натанзи приводит и стяженную форму того же имени — «Тайдолу» 5. В западных источниках XIV в. зафиксирована опять-таки форма Тайдолу (Taydolu, Thaythalu) 6. В русской передаче имя Тайдолу трансформировалось в привычную для русского уха форму женского имени — Тайдула.

Мы не знаем, к какому ордынскому княжескому роду принадлежала Тайдула по своему рождению. Неизвестно и время, когда она стала женой ордынского хана Узбека (1313-1341). Русские [197] летописи отметили, что в 1323 г. умерла жена Узбека Баялун 7, которая, согласно показаниям арабских источников, принадлежала к могущественному роду кунграт и сыграла значительную роль в борьбе Узбека за утверждение на ордынском престоле 8. Только смерть Баялун открыла перед Тайдулой возможность стать старшей женой хана. Эту возможность Тайдула не замедлила воплотить в жизнь. Старшей и любимой женой Узбека она оставалась до конца дней его жизни. При ордынском дворе ходила молва, которую поведал миру арабский путешественник Ибн Баттута, объяснявшая привязанность Узбека к Тайдуле некими анатомическими особенностями ее женского естества 9. В действительности влияние Тайдулы на своего супруга, придворное окружение и даже внутреннюю и внешнюю политику страны в целом объяснялось незаурядностью ее личности и постоянной поддержкой ханши со стороны коалиции родовых князей, противостоявшей блоку, который возглавлял род кунграт. Эта тема еще ждет своего исследователя.

Современные Тайдуле руководители христианских государств прекрасно знали о ее роли «христианской заступницы» при ордынском дворе и постоянно прибегали к ее помощи. Летом 1340 г. глава католической церкви папа Бенедикт XII (1334-1342) составил в Авиньоне послание «светлейшей императрице Северной Тарта-рии, достойнейшей государыне» Тайдуле, в котором сообщал, что ему известно, с какой любовью Тайдула относится к христианам-католикам, проживавшим в Золотой Орде, с какой готовностью она оказывает им милости и полезное покровительство. Со своей стороны папа «просил и увещевал» ханшу, чтобы она продолжала «похвальные добрые дела» свои и «заслужила получение благодати божественной милости» через принятие «истинной веры католической» 10. В 1349 г. венецианский дож Андреа Дандоло (1343-1354) столь же уважительно обращался к «достопочтеннейшей императрице татар, сиятельнейшей и превосходнейшей государыне Тайдуле-хатун», желая ей «здоровья и свершения всевозможных благопожеланий» 11. Идиллию взаимоотношений между подданными христианских государей и ордынской ханшей ставит на реальную основу ярлык внука Тайдулы Бердибека (1357-1359) от 1358 г., из текста которого выясняется существование материальной заинтересованности Тайдулы в поддержании европейской морской [198] торговли. Ввозная пошлина с христианских кораблей, заходивших в Азов, была со времен Узбека отписана на имя Тайдулы, которая для сбора названной пошлины имела в Азове собственный штат таможников 12.

Естественно, что православные христиане Руси значительно раньше европейских католиков узнали о своей «заступнице» в лице Тайдулы. Тверской князь Александр Михайлович (1337-1339), вызванный «лестью» в Орду осенью 1339 г., тщетно взывал о заступничестве именно к «царице» Тайдуле 13. Зимой 1351 г., находясь уже в ранге «главной матери» Джанибека (1342-1357), Тайдула выдала жалованную грамоту русскому митрополиту Феогносту (1328-1353) 14. При рассмотрении этого документа о привилегиях для русской православной церкви выясняется, что Феогност получил ярлык Джанибека аналогичного содержания еще в 1342 г. Когда зимой 1351 г. из Византии на родину через Сарай возвращались посланцы великого князя владимирского Семена Ивановича (1340-1353) и митрополита Феогноста, Тайдула воспользовалась отсутствием в ставке Джанибека и «подтвердила» ханский ярлык на имя Феогноста, получив за это с русской стороны немалые деньги 15. Ту же своекорыстную цель преследовала и проезжая грамота Тайдулы, выданная ею в Гюлистане зимой 1354 г. преемнику Феогноста, митрополиту Алексию (1354-1378) 16.

В составе венецианской коллекции из 10 переводов на латинский и итальянский языки ордынских документов XIV в. сохранилось личное послание Тайдулы венецианскому дожу Джованни Дольфину (1356-1361) 17. Послание, составленное ранней весной 1359 г. и опубликованное еще в XIX в., до сего дня отсутствует в списке письменных источников до истории Золотой Орды. Предлагаем его латинский текст и русский перевод.

Ex voluntate Berdibech Thaydellu uerba nostra Duci Venetiarum.

Homines imperii super chocham Nicolay Schoti ascendentes Con-stantinopolim pro mercimoniis ibant. Vestre nouem galee obuiantes cum cocha predicta pugnantes ceperunt eos. Preterea homines imperii qui veniebant de Cipro, vestra galea depredata est eos. Omnes isti pre-dicti venientes coram Imperatorem, et cum testibus probantes, inclin-auerunt duo millia VIII c. XXX sommos.

Imperator gratiam faciens, littera cum bulla aurea dans et [199] executores, quod consul et mercatores in Tana debeant soluere dictam pecuniam.

Nos autem cogitantes quod istis esset grauamen, fieri non per-misimus; sed de nostra propria cassena summos V е. L iussimus dare, inuitis vestris ambaxatoribus et non consentientibus. Nunc, uisis presentibus, V е. L summos non negligentes cicius mittatis.

Sic dicendo litteram cum bulla misimus in anno Porci, mense II luna V noua in Gullistano Sara scripta.

«По соизволению Бердибека, наше, Тайдулы, слово дожу венецианцев.

Люди империи, поднявшись на кокку Николая Скота, плыли в Константинополь за товарами. Девять Ваших галей, встретив упомянутую кокку, напали [на нее] и захватили тех [людей империи]. Кроме того, Ваша галея ограбила людей империи, которые возвращались с Кипра. Все те упомянутые [люди империи], придя к императору и представив свидетелей, оценили свой ущерб в 2830 сомов.

Император оказал им милость, выдав грамоту с золотой печатью и [назначив] исполнителей, которым обязаны были выплатить назначенные деньги консул и купцы в Азове.

Мы же, посчитав, что тем [это] будет бременем, не позволили [тому] свершиться, а распорядились выдать [пострадавшим] 550 сомов из нашей личной казны, против воли Ваших послов и не соглашающихся. Ныне, в их присутствии, 550 сомов без малейшего небрежения отправлены [по назначению].

Так сказав, грамоту с печатью послали. В год свиньи 2-го месяца в 5-й [день] прибывающей Луны [4 марта 1359 г.], в Гюлистан-сарае написано».

Представленный здесь латинский перевод послания Тайдулы был выполнен с восточного оригинала довольно пунктуально, практически «слово за слово». В нем отчетливо проглядывает грамматическая структура изначального текста, в котором тюрколог без труда узнает «свой» текст. Знакомство с формулярами ордынских официальных документов 18 позволяет исследователю выявить целые обороты, в деталях воспроизводящие начальную и конечную статьи устойчивого формуляра названных выше жалованных грамот Тайдулы русскому духовенству 19. [200]

Отметим некоторые словосочетания и отдельные слова в латинском и русском переводах послания Тайдулы, которые могут вызвать недоумение читателей. Словосочетание «люди империи» является переводом официального ордынского названия Золотой Орды, которое в тюркском оригинале послания читалось «Улуг улус», т. е. «Великое государство» 20. В послании Тайдулы речь идет о «подданных Великого государства». Точное терминологическое осмысление этого понятия пришло сравнительно недавно. Еще в конце XIX в. выдающийся русский тюрколог В.В. Радлов в аналогичном контексте переводил словосочетание как «великий народ» 21.

Слово «император» —латинский перевод титула «хан» 22. «Золотая печать» на ханской грамоте представляла собой квадратную печать хана, оттиснутую на его послании золотой краской. В отличие от алой тамги, являвшейся символом родовой собственности чингисидов, который оттискивался на их жалованных грамотах, она называлась «золотым нишаном» и выполняла роль именной печати. Сохранились подлинники ханских посланий на тюркском языке (Токтамыша от 1393 г. и Улуг-Мухаммеда от 1428 г.), запечатанные золотыми нишанами 23. На послании Тайдулы также была оттиснута именная печать — нишан, видимо, черного цвета. Нишаны были проставлены и на цитированных жалованных грамотах Тайдулы, ибо по своему рождению ханша не могла претендовать на знак родовой собственности чингисидов — алую тамгу 24.

Типы итальянских морских судов, названных в послании, хорошо известны. Плававшие в XIII-XV вв. корабли можно условно разделить на два больших класса: галеи и «круглые» суда. К классу галей относились длинные низкобортные суда, управлявшиеся преимущественно веслами. В качестве вспомогательного средства движения галея располагала косым (латинским) парусом на одной или двух мачтах. Галеи были как транспортными, так и военными кораблями. В «круглых» судах соотношение длины и ширины равнялось от 2,06 до 3,7. Это были парусные суда, основным преимуществом которых были большая грузоподъемность и способность осуществлять автономную навигацию на значительные расстояния. Основным типом «круглых» судов была нава. На протяжении XIV в. наву вытесняет кокка. Основным конструктивным [201] отличием кокки было то, что единственный руль у нее крепился к ахтерштевню (навы имели два боковых руля) и она имела не косой, а большой квадратный парус. Это позволяло полнее использовать силу попутного ветра, увеличивать маневренность и обходиться меньшим числом экипажа. По тоннажу кокку, морской гигант того времени, приравнивали к 8-12 галеям.

Рассмотрим текст послания Тайдулы с точки зрения точности и полноты отображенных в нем исторических событий. Начнем с того, что все случившееся с той или иной степенью достоверности отражено в ордынских документах, синхронные переводы которых сохранились в венецианских архивах. К ним относятся письмо правителя Крыма Рамадана венецианскому дожу Джованни Градениго от 4 марта 1356 г. и предписание Бердибека новому правителю Крыма Кутлуг-Тимуру от 13 сентября 1358 г. 26

Названные источники дают возможность восстановить события в таком виде. Первый, отмеченный в послании Тайдулы, захват венецианцами ордынских купцов и их имущества имел место осенью 1353 г. Тогда, в разгар венециано-генуэзской войны 1350-1355 гг., флотилия из 16 венецианских галей под началом адмирала Николо Пизани напала в бухте Золотой Рог под Константинополем на генуэзскую кокку Николозо Ското и захватила ее. На свою беду в генуэзской кокке находились тогда и 9 ордынских купцов с их товарами. При штурме двое из купцов были убиты, двое — захвачены в плен и 2 года томились в тюрьме на о. Крит. У ордынских купцов венецианцы конфисковали деньги и товары на сумму в 4 тыс. сомов (748,8 кг серебра). Последовала многолетняя ордыно-венецианская тяжба, в результате которой к началу 1359 г. венецианская сторона все еще не выплатила ордынцам 2 тыс. 330 сомов (436,176 кг серебра) долга.

Несколько позднее первого венецианцы осуществили и второй захват ордынского имущества. На этот раз пострадавшей стороной оказался купец по имени Бачман. Венецианские галеи напали на него, когда он возвращался с товарами с Кипра. Ущерб Бачмана был оценен в 500 сомов (93,6 кг серебра).

В сентябре 1358 г. названные купцы добились аудиенции у Бердибека и представили ему иск к венецианцам на общую сумму в 2830 сомов (529,776 кг серебра). Ордынский хан счел претензии [202] купцов обоснованными и распорядился незамедлительно взыскать долг с венецианского консула и венецианских купцов в Азове. Исполнителями своей воли Бердибек назначил тогдашнего правителя Крыма Кутлуг-Тимура и правителя Азова Черкес-ходжу.

Описанная история происхождения венецианского долга ордынским купцам получает в послании Тайдулы совершенно неожиданное продолжение. Согласно заявлению ханши, она решила лично ослабить бремя платежей для венецианской купеческой колонии в Азове во главе с их консулом. Для этого Тайдула распорядилась, чтобы ее казначей выплатил ордынской стороне 550 сомов (102,96 кг серебра), что составляло чуть больше пятой части от общей суммы венецианского долга.

Широкий жест Тайдулы, казалось бы, подтверждал репутацию ханши как христианской заступницы и служил весомым вкладом в дело смягчения венециано-ордынских противоречий. На деле же получилось так, что венецианская сторона в лице послов дожа Венеции Джованни Дольфина (1356-1361), которых звали Джованни Квирини и Франческо Бон, выступили против такой щедрости Тайдулы. Правда, ханша на их протест не обратила никакого внимания, и торжественный акт отсылки ее денег представителям потерпевшей стороны состоялся в присутствии названных венецианских послов в Гюлистанском дворце (Гюлистан-сарае) 4 марта 1359 г.

Причина недовольства венецианских послов в послании Тайдулы не называется. Она обнаруживается при анализе платежной ведомости, составленной в канцелярии ханши, где перечислены получатели ее щедрого дара. Ведомость была скопирована венецианцами и приложена к посланию Тайдулы 27. Оказывается, что кроме ордынских получателей денег, которых можно было бы причислить к стороне, пострадавшей от давних венецианских захватов, в ведомости названы и расходы самой ханши на оплату ее служащих и даже деньги, которые потребовались на составление писем венецианскому дожу и азовскому консулу, на бумагу и на подарки венецианским послам. Иными словами, передавая венецианским послам копию платежной ведомости, Тайдула потребовала немедленно возместить все выплаченные ею ордынской стороне деньги, присовокупив к ним и все ее расходы на связанные с этим хлопоты. Получалось, что сама Тайдула лишний раз зримо подтвердила [203] свою репутацию христианской заступницы, лично понеся при этом нулевые материальные потери.

Другое дело, что от имени Тайдулы значительные материальные средства все-таки были получены целым рядом лиц из числа ордынских подданных. Зачем понадобилось ханше материально поддерживать этих людей пусть даже из чужого кармана? Мы полагаем, что ответ на этот вопрос можно найти при более скрупулезном исследовании содержания названной платежной ведомости.


Комментарии

1. Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды: Извлечения из персидских сочинений / В обработке А. А. Ромаскевича и С. Л. Волина. М.; Л., 1941. Т. 2. С. 128, 233.

2. Будагов Л. З. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий. СПб., 1869. Т. 1. С.334.

3. Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков: Общетюркские и межтюркские основы на буквы «В»,«Г» и «Д». М., 1980. С. 245-247.

4. Гафуров А. Г. Имя и история. Об именах арабов, персов, таджиков и тюрков. Словарь. М., 1987. С. 26.

5. Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов: Извлечения из персидских сочинений, С. 129, 233.

6. Moshemii I. L. HistoriaTartarorum Ecclesiastica. Helmstadi, 1741. P. 191, N 90; Юргевич В. Н. Письма папы Венедикта XII к хану Узбеку, его жене Тайдолю и сыну Джанибеку, в 1340 году // Зап. Одесского общества истории и древностей. Одесса, 1863. Т. 5. С. 1005; Григорьев А. П. Обращение к ордынскому хану и его сановникам в посланиях венецианского дожа XIV в. // Вестн. С.-Петербург, ун-та. 1992. Сер. 2. Вып. 4. С. 8.

7. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). СПб., 1913. Т. 18. С. 89.

8. Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов.: Извлечения из сочинений арабских. СПб., 1884. Т. 1. С. 323-324, 384-385, 515-516.

9. Там же. С. 293.

10. Moshemii I. L. Op. cit. P. 191-192, N 90; Юргевич В. Н. Указ. соч. С.1005-1006.

11. Григорьев А. П. Обращение к ордынскому хану и его сановникам. С. 8.

12. Гл. IV. С. 152-153.

13. ПСРЛ. Пг., 1922. Т. 15. Вып. 1. Стб. 49-50.

14. Григорьев А. П. Жалованная грамота Тайдулы от 1351 г.: Реконструкция содержания // Вестн. Ленингр. ун-та. 1991. Сер. 2. Вып. 1. С. 85-93.

15. Там же. С. 86.

16. Григорьев А. П. Проезжая грамота Тайдулы от 1354 г.: Реконструкция содержания // Востоковедение / Отв. ред. В. Г. Гузев. О. Б. Фролова. СПб., 1993. Вып. 18. С. 149-154.

17. Diplomatarium Veneto-Levantinum, sive Acta et Diplomata res Venetas, Graecas atque Levantis illustratia. A. 1351-1454 / Ed. by R. Predelli. Venetiis, 1899. Pars 2. P. 53-54, N28.

18. Григорьев А. П. Формуляр золотоордынских жалованных грамот // Туркологика 1986: К 80-летию акад. А. Н. Кононова / Отв. ред. С. Г. Кляшторный, Ю. А. Петросян, Э. Р. Тенишев. Л., 1986. С. 76-84.

19. Григорьев А. П. 1) Жалованная грамота Тайдулы от 1351 г. С. 92; 2) Проезжая грамота Тайдулы от 1354 г. С. 153.

20. Григорьев А. П. Время написания «ярлыка» Ахмата // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки / Отв. ред. Л. А. Березный. Л., 1987. Вып. 10. С. 39-45.

21. Радлов В. В. Ярлыки Токтамыша и Темир-Кутлуга // Зап. Восточночного отделения императорского Русского археологического общества. СПб., 1889. Т. 3. С. 15.

22. Codex Cumanicus / Ed. by G. Kuun. Budapest, 1981. P. 104.

23. Радлов В. В. Указ. соч. С3-17; Kurat А. N. Topkapi sarayi muzesi arsjvindeki Altin Ordu, Kinm ve Turkistan hanlarma ait yarhk ve bitikler. Istanbul, 1940. S. 6-36, 203.

24. Григорьев А. П. 1) Жалованная грамота Тайдулы от 1351 г. С. 91; 2) Проезжая грамота Тайдулы от 1354 г. С. 152.

25. Карпов С. П. Путями средневековых мореходов: Черноморская навигация Венецианской Республики в XIII-XV вв. М., 1994. С. 18-21.

26. Гл. V. С. 168-179; Гл. VII. С. 185-191.

27. Гл. X. С. 204-217.

(пер. А. П. Григорьева, В. П. Григорьева)
Текст воспроизведен по изданию: Коллекция золотоордынских документов XIV века из Венеции. СПб. СПБГУ. 2002

© текст - Григорьев А. П., Григорьев В. П. 2002
© сетевая версия - Тhietmar. 2007
© OCR - Трофимов С. 2007
© дизайн - Войтехович А. 2001
© СПБГУ. 2002