Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 5

1767. – Наказ грузинских дворян Донецкого пикинерного полка депутату подполковнику князю С. Ю. Баратову

Наказ

В силе состоявшагося и публикованнаго в народе прошлаго 766 года, декабря 14 дня, Ея Императорскаго Величества манифеста выбранному в комиссию для сочинения проекта новаго уложения Новороссийской губернии из грузинских дворян действительно в том месте своим владением имеющему депутату Донецкаго пикинернаго полку, господину подполковнику, князю Сергею Юрьеву сыну Баратову. Из особаго всевысочайшаго Ея Императорскаго Величества прошлаго 766 года, декабря 14 дня, обнародованнаго манифеста всемилостивейше матернее являет всем верным своим подданным милосердие в сохранении правосудия и во искоренение зла и всяких неправд и утеснений, и при том публикованном манифесте приложенном обряде выбора дворянскаго депутата, представления о общих наших нуждах и отягощениях, в чем бы оныя ни состояли, внять повелено, из коих мы всеподданнейшие, видя таковое изливаемое столь щедрое матернее Ея Императорскаго Величества к нам милосердие, имеем все наши общенародныя нужды и утеснения донесть.

1.

Мы верноподданные Ея Императорскаго Величества рабы по всевысочайшему соизволению блаженныя и вечно достойныя памяти Государя Императора Петра Великаго, оставя свое отечество, выехали прошлаго 724 года в высокославную Ея Императорскаго Величества империю, а 738 года по ревностному отцов и нас желанию и вступили всеподданнейше в регулярную Ея Императорскаго Величества службу и в вечном подданстве остаться обязались. И по оным всевысочайшии блаженныя и вечно достойныя памяти Государыни Императрицы Анны Иоанновны указах, в разсуждении, что мы в вечном подданстве Ея Императорскаго Величества оставатца обязались, нам, вступившим тогда в службу, грузинским князьям и дворянам, пожаловано в вечное и потомственное владение в Малой России, в полку Полтавском, из коего уже некоторыя местечки подошли в Новороссийскую губернию, князьям по тритцати, малолетним их детям по пяти, а дворянам по десяти дворов в угодных и пристойных местах из описных казенных или других деревень и земель посполитых со всеми угодьями. И хотя по тому Высочайшему повелению того 738 года в Малороссийской генеральной воинской канцелярии учреждена была для отвода нам тех пожалованных деревень комисия и от тех отдатчиков отведены, но оныя совсем не в силе того высочайшаго указа отведены, но с самыми малыми имеющимися при них грунтами, а [70] большая часть без грунтов и без всякаго показания тех грунтов мест, толко по имянным одним билетам, которые едва сами пропитаться могли, мы же всеподданнейше с того ж 738 года обретались в всегдашней Ея Императорскаго Величества службе, в походах в определенных полках даже до самаго окончания пруской войны.

2.

В продолжении ж Ея Императорскому Величеству в походах нашей службы, в случившихся баталиях и акциях иные чрез увечие за ранами, а другие за старостию лет уволены от службы в свои доми, а прочие и ныне в службе находятца во уповании, что мы в своих пропитаниях, всеподданнейшие, по уволнении от службы теми высочайше пожалованными деревнями ползоватся можем, за что и от высокоправителствующих мест без награждения пенсиона остались, а наконец, по прибытии нашем в свои дома, застали тех своих пожалованных подданных не точию чрез утеснения и от неравно расположенных податей разоренных, но более, по волности перехода с места на место, разбежалых, что у инаго ни одного двора не осталось.

3.

Остающиеся ж ныне, за побегом некоторых, наши подданные, живущие в местечках, единственно между козаками и свободными посполитыми, и налагаемыя на них обще за всех исшедших ежегодно но разным расположениям подати, не точию подлежащих с них поборов, но на счет других полков собранныя, без возврата остались, и тем немалую несли тягость, от чего пришли совсем в разорение.

4.

Имеющимся при тех наших владениях в округе оных свободными землями, которыя за нероздачею нам по числу людей, сколко кому по препорции доводилось, без раздела остались и подлежат нам, владелцам, ползуются в тех местечках сильною рукою командующие оными местечками и подчиненным своим владеть допускают, и собственныя их земли для вечности себе покупают, и подсоседков населяют, нам же, владелцам, и в силе Правителствующаго Сената указа, те старшины покупать не допускают у козаков и протчих обывателей, а переходящих населяют в свои подсоседки, имея по своим правлениям полномочие. Оные ж наши подданные во владении находились обще с упоминаемыми обывателями под одними командующими над теми местечками старшинами и обще теми свободными землями ползовались, как и протчие, а как нам, всеподданнейшим. в вечное владение отведены, то уже теми землями по вышеписанным обстоятелствам не ползуются, разве от кого что за их излишеством останется, с немалым трудом и не в каждые годы ползу имеюn.

Состоящиеся ж, как те наши жалованные подданные, тож козачьего звания свободные, посполитство и самые тех старшин населенные подданные или подсоседки находятся в тех определенных сотников, старшин, подсудными во всех правных разборах. И во время случившихся между живущими тех старшин подвластными и своими владениями подданными, по каким-нибудь тяжбам, и судом и расправою, то, яко и наши подданные, ему-ж подсудны в таком случае, как во всех полагаемых податях и обще народных зборах, требуемых подводах по расположенным полкам в зимних квартирах, а особливо между их властными по истинным законам, защищая собственность, в судах и расправах справедливости судов получить не можем, и чрез таковых правящих старшин суд полномочный и над нашими подданными в неудоволствие нам истинных от них судов, и что в защищении своих собственностей, владения и подданных ежевременно происходит между нами, владелцами, с оными старшинами тяжбы, ссоры и ненависти, от чего мы чрез их собственное владение и в расправах судящей таковой ссоры избежать не можем.

5.

Сверх вышеупоминаемых утеснений и обиженным в судах расправ, и владений общенародных земель, тому еще все здесь состоящий наши владения при границах, и определенные полки ежегодно по зимним квартирам располагаются, как то оно и необходимо быть следует. И хотя в покупке съестных припасов и протчаго от тех полков обиды не имеют, напротиву протчих внутренних живущих обывателей отягощены в построении государевых конюшен, и в вывозке на своих повозках из собственных лесов подлежащих на те конюшни материалов, и в починке на линии но Днепру радантов; государственные-ж зборы с теми обывателями несут равномерно. И видя подданные наши, что прочие упоминаемые обыватели по внутренности не так отягощены, завиствуя оных спокойнейшему житию, чрез то избегают в такия владения, а более за границу под запорожцев, где никакия [71] тягости и государственные зборы не собираются, и чрез то мы всеподданнейшие в утеснении остались.

6.

В силе ж высочайшаго Ея Императорскаго Величества публикованнаго указа посполитому народу с места на место переход полный хотя и дозволено, но как нам всеподданнейшим именным Ея Императорскаго Величества указом упомянутые подданные особо против здешних владелцов с упоминанием в данных билетах их самих и детей их с семейством, со всеми, у кого что тогда имелось, угодьями в вечное и потомственное владение нам и наследникам нашим жалованы, и без письменнаго вида другому владелцу таковых и принимать не следовало. А как и ныне свои переходы не точию в далния места, но толко переходя на другую улицу, чинят и живут под старшинами и более сильными руками, а нам толко во владение самыя пустыя дворищи оставляют некоторые-ж из них, ушедшие тайным образом. Мужики отчизненными грунтами владеють, чрез что мы, всеподданнейшие, остались не толко безлюдны, но и сами учинились пахотными, и чрез то опасуемся, дабы и потомки наши, за неимением поместьев, природнаго дворянства не лишились. К тому ж нам и оное найвящшее утеснение, за малоимением наших подданных грунтов, а у иных и вовсе неимеющимся, за недопущением нас, всеподданнейших, в силе состоявшагося Правителствующаго Сената прошлаго 740 года указа, для наших необходимостей, покупкою у всякаго звания людей грунтов старшинами, к тому-ж имеющиеся за рекою Днепром из пожалованных из нас владелцов местечка Кереберды грунты и леса без остатку, тож и некоторая часть подданным в 752 году по всевысочайшему соизволению под Новую Сербию, что ныне Новороссийская губерния, отошли, а на место оных в замену других ниоткуда не награждено.

7.

На все высочайше пожалованныя от Ея Императорскаго Величества деревни никаких ко владению обычных грамот и универсалов не имеем, как протчему дворянству от высочайших монаршеств даются дипломы, но толко еще в 740 году от раздаточной коммисии на простой бумаге за руками коммисиантов асигнованные толко для владения и для знания, кто именно, какия из тех мест, сколко подлежало по исчислению дворов подданных, именно прописаны, билетами даны. А как уже мы, всеподданнейшие, остались под властию Ея Императорскаго Величества и в вечном подданстве, и о нашем фамилиарном дворянстве столко известно Правителствующему Сенату и в тех полках, в коих мы служили, и ныне некоторые служат, по обявленным от нас самим от себя сказкам, которые уже мы всеподданейше и сверх того по верным нашим заслугам достигли штабскаго и офицерскаго чина.

8.

О всем вышеписанном нашем общенародном отягощении и утеснении мы, всеподданнейшие рабы, за верныя и безпорочныя наши службы, и что, как мы, так и отцы наши, уже умершие, а мы здесь остались в вечное подданство, высокоматернаго Ея Императорскаго Величества милосердия просим наградить и узаконить нас: во первых теми пожалованными деревнями в силе высочайших предков Ея Императорскаго Величества нам подданных без перехода в другия места, а буде не будет соизволения от Ея Императорскаго Величества в отменность уже повеленнаго указа, то дабы без пашпортов ни от кого принимаемо не было, как то в таковом запрещении уже и повеление есть, но с малым штрафом, и дабы тем, принимаемым беспашпортных наших подданных, наложить штраф противу великороссийских; второе, где ныне наши беглые подданные находятца, кои от дачи дворов коммисии отданы были паки в наши владения, возвратить, а не в известных местах бежавших, вместо оных беглых, другими подданными с угодьями наградить, и налагаемыя государственныя подати, по соизволению Ея Императорскаго Величества, тож и помещичьи профити наложить, и тем узаконить дабы чрез то подданные наши да и мы тем полагаемым окладом платежем узаконенным, ползоватся моглиб; налагаемыяж ныне общенародныя подати противу свободных посполитых, кои никем невладеемые и внутренними житиями, зборов уменшить; третее имеющие округ нашего владения свободные земли, леса и сенокосные луга, сколко окажется по числу, нам подлежащему, равномерною раздачею во владение узаконить; четвертое, в силе Ея Императорскаго Величества Правителствующаго Сената состоявшагося 740 года, июня 17 дня указа о свободной нам купле всякого звании и чинов грунтов указом обновить; о пожалованных же нам деревнях и о дворянстве нашем наградить нас гербом и дипломом всякому из нас верноподданных по своим фамилиям, дабы [72] впредь потомки наши, яко остающиеся в вечном подданстве, теми награжденными дипломами вечно ж верноподданическими в жизнь свою ползоваться могли, и российскими дворянами причислить, и от националнаго чужестраннаго звания исключить; пятое, в замену отошедших в 752 году за рекою Днепром из пожалованных в местечке Кереберде подданных и их грунтов под Новую Сербию, что ныне Новороссийская губерния, в число пожалованных дворов, сколко оных отошло, откуда соизволено будет, другими наградить, чтоб владелцы оные, за неимением толикаго уже числа дворов, сколко было пожаловано, в обиде оставатся не могли.

Отставной капитан Георгий […]
отставной капитан Спиридон […]
отставной порутчик князь Иван Туркистанов
дворянин Адам Нев […] зев
отставной секунд-маиор князь Николай Манвелов
капитан Егор Кахов
отставной капитан Роман Махвилев
отставной прапорщик князь Семен Джевахов
отставной прапорщик Иван Захаров
порутчик князь Петр Туркистанов
порутчик князь Иван Манвелов
предводитель ротмистр Иаков Гаврилов

Материалы Екатерининской законодательной комиссии (1767-1769). Часть 8. // Сборник Русского исторического общества. СПб., 1894. Т. 93. С. 37-42