НИКОЛАЙ ХАНЕНКО

ДНЕВНИК

[305] рождественский владимерский Платон Петрункевичь просил к себе на обед в день прийдучий Благовещения Пресв. Богородицы.

23. Ездил рано на Василевский Остров до иноземцов купцов Кренпина и Елленбаха, котории имеют своего корреспондента купца в Киле, Калуса Албрехта Вика, чтоб чрез них к сину перевести денги.

24. Куплено сукна тонкого 4 аршины, дано 9 руб., полсукна 10 аршин, дано 3 рубля 30 коп.; за лот и четверть золотника шолку дано 23 коп. Швагер Александр Корецкий переносился на квартеру, для себя нанятую, в дом Федора Ивановича Коченевского.

25. Были рано у князя Н. Юр. Трубецкого, у канцлера графа Бестужева-Рюмина, потом в дворце обедни слушали, а кушали обед и даже до вечера пробавили на петербурском острову у архимандрита рождественского Платона Петрункевича.

26. Отпущены писма, писанные под числом 24 сего месяця до жены и до племянника Иосифа, с приложенною выписью с челобитной явочной, на Березовского 224) в полковую стародубовскую канцелярию поданный о обиде от него в Лотоках затеянной, да до Скоропадского под сим числом писал о том-же Березовском и о сене у Куровцев на 200 воз забранном Суворовцями чрез пана Осколковского. Вечером был у купца Кренпина, который до сина Василя денги перевести обещал.

27. В 7 часу по полдне был винос тела в Невский монастир умершего сего марта 26, на 77 году от рождения своего, генерал-аншефа, сенатора и обох российских ординов кавалера, гвардии семеновского полку подполковника и императорского генерал-адъютанта, графа Андрея Ивановича Ушакова.

Дана шить черкеска из полсукенка и сукно ступовать перед тем купленное. За ручку до молочника, из гебану зделанную, дано 20 коп. При дворе надет траур по отци и дяди ея императорского высочества, государини, великия княжны, в недавных числех преставлшихся. [306]

28. Было погребение в монастире Невском помянутому генералу Ушакову, где и от полков пехотных производилась палба беглым огнем. — За некоторие лекарства в аптеце дано 6 руб. У духовника были в вечеру.

29. В придворной церкви имел казанье диакон Савицкий. В вечеру были у нас архимандрит рождественский володимерский Платон Петрункевич, да наместник свинский Лука и долго просидели в ночь.

30. Швагер Александр Корецкий подал свою челобитную в сенат о удостоенных деревнях, у которого на квартере и мы были з Гудовичем.

31. Подъячие Яков Тимофеев и Иван Воронецкий были у нас и обедали. За материи под карваши 225) до черкески 25 коп., за писмо принесенное из почти 3 коп. Два сенатора были в дворце с некоторими докладами. — Писаны писма в дом до жены и до швагра Федора Корецкого, с приложенным писмом от швагра Александра Корецкого до жены его, да в Глухов до Скоропадского, до племянника Иосифа и до Якубовича, о пересилки в дом моих писем, и вручены протопопу глуховскому Алексию Галяховскому. Писали мы обще до членов малороссийской генералной канцелярии по требованю отца духовника, чтоб отправлено бунчукового товарища Ивана Андриевича Гамалию для обмежования сел Клишок и Чаплеевки 226). [307]?

Априль.

1. После полдня первей у духовника, потом в дворце с обозным генералным Лизогубом был, а у нас полковник Василий Танский з Гроховским до позна сидели.

2. Израну был войт нежинский Тарнавиот у обозного генералного, и чрез несколко часов с ним сам на сам розговори имел доволные, а потом прислал ему и три бутилки вина волоского. — Куплено полотна белого на нуждныя потребности 20 аршин, дано 80 коп.

3. Секретарю Михаилу Новоторжцову доч родилась и наречена Любовия, в 11-м часу пред полуднем. Служителю его, с тою ведомостю приходившему, дано 10 коп. — Взял из общых денег, на содержание нас определенных, 40 рублей, а прежде за мною было 60 руб., и так уже было 100 р.

4. Изволила отъехать государиня в Царское село. — Полковниця молодая Галаганша умерла в Прилуце 227). — Покойного Василя Мировича син Стефан, из Сиберу приехавшый, стал у нас на квартере. Подъячий рекетмейстерской конторы Федор Иванович Гордин и Григорий Андреевич Сорокин были у мене.

5. Получил писмо з Киля от отца Иова. Вечером был у швагра Корецкого, от которого ездил Яскевичь на Смолный двор к Илию Журману, з женою своею Агафиею Давидовною в С. П. Бурх приехавшому.

6. Простился с нами отец протопоп глуховский Алексий Галяховский, которому и писма, под 31 марта врученные, впечатаны в кооперту, под именем Бачинского и Дергуна канцеляристов подписанную, и вручены-ж.

5. Рано был у Носка, потом в сенате, где и писмо мое отдано для пересилки в Глухов, писанное до Скоропадского о присилки удостоений, тестю в 1736, а шваграм в 1741 годах на деревне данных, или копий с оных.

8. Книг взял печатных из академии чрез Григория Политику разных за 9 р. 91 к., в том числе для себе за 4 р. [308] 31 к., и советовался о должных мне денгах с Политикою. Вечером был Гудович у князя Ивана Васильевича Адоевского, сенатора.

9. Писал писма в дом к жене против писма еи, чрез Журмана полученного, да до Скоропадского с сообщением мемориала войскового и челобитной копий, где к жене и писмо от швагра Александра Корецкого до его жены включено, а сообщены оные писма до значкового товарища, Иосифа Дмитриевича Рославця в Макаричи, или Дмитрове для пересилки оттоль в Ивантенки до панеи Гудовичевой, к Рославцю-ж имели быть сосланы от шурина, купца брянского, Тихона Григориева Чамова из Брянска. — Принимал лекарство Sal anglicum laxans.

Был у нас в квартере Илия Журман мимоездом из дворця.

10. Гудович в дворце виделся з Юрием Храповецким и у него обедал. — Писмо отослал к протопопу мглинскому, от сотника тамошнего Лисаневича писанное.

11. Званныи от Журмана, обедали в Смолном дворце мы трое и швагер Александр Корецкий, а потом до него заехали, а Журман отъехал в болшой дворец с женою. — Рано был у графа Алексия Григорьевича Розумовского Гудович и объявлял нам, что вскоре состоится указ именный о гетмане.

Писаны писма под вчерашним числом до профессора математики в академии килской Козиуса и до Ивана Политики, там учащегося, чтоб то писмо оному профессору вручив, просил ответу и ответ переслал бы брату своему Григорий Политике, академии с. п. бурхской переводчику, а для отсилки в Киль тих писем отдал оные тому-ж Григорию Политике. — Переплиотчику при даче книг в оправу дано 50 коп.

12. По службе Божой были в дворце у графа, а вчера у графа-ж был Гудович один для розговору о общых делах. — Грицку дан кунтуш мой зеленый. Кравцю, который шил кунтуш из сукна и черкеску из полсукенка, за роботу дано 2 р. 20 к.

13 и 14 wacant. 15. Расплатка учинена за разные дробные покупки и рощот из Грицком 2 р. 59 к.

16. Слушал обедни в Невском монастире и там-же, по благости Божыей, удостоился, одправя исповедь пред отцем наместником Софронием, святого причащения Евхаристии - Розышлось 23 к. [309]

17. Набоженство нощное о Страстех Христовых и царские часы в своей квартере отправляли. — Начал переводить Малярдовы до покойного преосвященного Феофана Прокоповича ответы о вере нашей и о римской и протестантских религиах.

18. После полдня захоровал жестоко на поперек (поясница), что як лег на кровати, то и повернутись не мог. — Доплачено переплиотчику за книги 29 коп.

19. В сей Светлого Воскресения Господня день, ради показанной болезни, ни в церкви не был, и из ложка ни на малый час встать не мог, а наши на набоженстве в дворцовой церкви у ручки государини и в великих князей были.

20. Вечером был у нас архимандрит иеросолимский Агапий и на благословение от святейшого патриарха иеросолимского Парфения поднес крестик и разрешителную грамоту.

21. Пущал мне кровь из медианки лейб-медикус его императорского высочества Гугон, которому даны 2 р.

22. Писано писмо в дом до жены чрез служителя графа Моисея Владиславича, по почте отправленного, в котором писме включил и помянутие крестик и грамоту.

23. Были у мене камер-локей Милорадович и адъютант сербского полку, который принесл ко мне и пакет от брегадира Витковича.

24. Писано писмо к брегадиру Виковичу в ответ на его две писми, да до Скоропадского с посилкою его брегадира Витковича пакету.

25. В сей день празднования коронации ея императорского величества был и я после болезни первый раз в дворце, и были у ручки государини, потом у графа Алексия Григорьевича Розумовского, где с многими персонами виделись, и поздравляли с праздником и нынешнин торжеством. — Нева прошла.

26. После полдни с 6-го часа была опера в комедиалном доме из гистории Митридата, на которой и ея императорское величество и их императорские высочества присутствовать изволили. Получены писма из Глухова от разных, в том числе и от Федора Чуйкевича. Дан 1 р. маиору Воеводскому чрез слугу его.

27. Рано был Гудович у графа Алексия Григорьевича Розумовского и возвратясь обнадежил обозного генералного Лизогуба [310] и мене скорым отпуском с милостию ея императорского величества, а ему до времени здесь оставаться по собственному государини приказу.

Обозный генералный и Гудович ездили на обед в Смолный дворец с Журманом, а у мене были певчий Лозовский и гайдук Ивантенский, который сказал, что Иван Ломака, приехавшый сюда челобитствовать, умер сего числа в Ямской.

28 Писал писмо до сина в Киль под № 8-м, тако-ж и до ассесора Шлидендорфа по латине, и от сина требовал обстоятелного ответу на писмо мое, от 3 марта писанное, и отослано к Винклеру.

29. После полдня была в оперном доме комедия французская, на которой и мы были. — Писмо до Скоропадского с пакетом от Витковича включено в пакет между писма обозного генералного, в Глухов писанные.

30. За цветки китайские дано 1 р. — Рано были з Гудовичем в дворце у графа Алексия Григориевича Розумовского, который велел еще дожидаться отправки с терпением. После обеда был у нас Федор Коченевский и долго проседел. Полку миргородского сотник уцтивицкий Ламан у нас обедал.

Май.

1. Нарочно званный от Илии Журмана на Смолный дворец обедал у него и в бане милъся. — На направу коляски для покупки кожи и гвоздиков дано 30 коп.

2. За румяны китайские пять штучок дано 20 коп. — De vespere exprobabam aliqua inconvenientia A. Koreccio, post quod ille cum ira abiit.

3. Были в дворце и у графа, потом обедали на Смолном дворце у Журмана, где виделись и с преосвященным переясловским Арсением Могилеанским и отцем Никанором.

4. Переплетчику еще дано 20 коп. за оправу переводу Апологии о вере и придворного календара. Обедал у нас Журман, а из ранку отправовалась публичная панахида в крепрсти, в церкве Петра и Павла, по цесаревне Анне Петровне. После вечерень был з Гудовичем у графа Мойсея Владиславича. [311]

5. Писал писма в Киль: 1-е до отца Иова Чарнуцкого, чтоб уведомил мене о сину моем, о его науках, о поступках, о квартере и о денгах, 2-е до Алексия Долинского на его писмо, ко мне от 30 марта писанное, и отосланы до отца Никанора соборного монастира троецкого сергиевского, для отправления при его писмах в Киль.

В 7-м часу по полдни из нового зимного дворца изволила ея императорское величество и их императорские высочества, великий князь и великая княгиня, со всем придворным штатом, иметь свой публичный в пребогатых каретах переезд до летнаго дворца при пушечной из крепости и адмиралтейства палбе, в препровождении гвардии многих ездових сержантов и некоторого корпуса конной гвардии.

Подписан указ о гетмане.

6. За портрет, тушевалною работою деланный на александрийской бумаги, государя великого князя Павла Петровича дано 1 р. 20 к.

7. Государиня изволила отъехать в Царское Село.

8. За розцвечете генералной российской картины дано 20 коп.

9. После обеда был у нас Журман с женою своею и доволно позабавились, тако-ж сотник Ламан и Яскевичь.

10. Обедали у Журмана на Смолном дворе, куда при нас приехали войт нежинский з капитаном Бараном и син войтов Федор с швагром моим Александром Корецким. — Государиня ночью изволила прибыть.

11. Был у нас граф Моисей Владиславич и сказовал, что пошлет своего человека в Стародуб с писмами.

12. Дано поруччице на шолк до шляп летных, кои велел ей для жены и детей шить, 20 коп., за серую бумагу до тих-же шляп 6 коп., за подошвы до сапогов 10 коп., за ганиш и яловец 10 к.

13. Были на службе в летнем дворце в болшой церкве, потом в салю болшую и к графу заездили. За принесенный пакет от отца духовника, надписанный на мое имя, с писмами ко мне одним, а к Александру Корецкому болшим пакетом от Якубовича, асаула генералного, заплатил 20 коп. [312]

14. За шесть локот ленты алой до предпомянутых шляп 36 коп. — Рано был Гудович в сенате н осведомился, что указ именной, сего мая 5-го числа подписанный, о избрании гетмана нового в сенат прислать. Пред обедом учителю Емиху по писму Скоропадского даны 20 рублей. Вечером были у преосвященного псковского Симона Тодорского, а потом и у Федора Ивановича Коченевского.

Сего числа Александр Корецкий отъехал до Кронштату. — Писал писмо в дом до жены и отдано графу Мойсею Владиславичу для отсилки в Стародуб при его писмах.

15. За набалдашник костяный дано 25 к., за нефть 11 к. После полудня был у нас приехaший из Китаи Герасим Кирилович Любартовский и признался ко мне с свойством. Швагер Александр Корецкий возвратился из Кронштату.

16. Писаны письма, одни под вчерашным, другие под нынешным числом, в Глухов до Скоропадского, до Василевича и до Ивана Гамалии, да до Иосифа, в ответ против их писем, и включены в один пакет до Скоропадского. — Шляпы для жены и для дочери зделанные прислала поруччиця.

17. За четири книжки латинские дано Политике 1 р. 15 к. — Государиня отъехала. — После полдня были гости муншенк Иван Андрианович Вожжинский и переводчик иностранной коллегии Данилевский с женами, тако-ж советник Постелников и маиор (пропуск) полицейский.

18. Писма, под 16 числом писанные, включены в пакет обозного генералного к асаулу артилерии обозной Карпеки. После полдня проездили к Ямской, а поворотясь заездили к швагру Александру Корецкому. — Их императорские высочества, великий князь и великая княгиня, отъехать изволили в Царское Село.

19. После полудня проежджались за Невский монастир.

20. Писал письмо до отца Иоанна брата и до сина его Иосифа и в кооперте, на Иосифово имя подписанном, включены писма от Гудовича и от мене до Скоропадского с копиею, которые вручены Грошевскому, значковому полку киевского, да чрез него-ж и требование з сената о копиах удостоений Корецким, и писма до полковника Изволского и до подполковника Яблонского отпущены. [313]

21. Оный Грошевский отъехал. — Рано был у нас секретарь Новоторжцов и некоторый Потемкин, архимандрит вятской епархии, к советнику Демидову ради именин жены его Елени званныи. — Я обедал у Журмана в Смолном дворце, а также в бане милъся.

22. Ради рождения великого канцлера Бестужева-Рюмина многие гости знатние обоего пола у его кушали, в том числе и Журман с своею женою, а после оны-ж и у нас на квартере были. — Великий князь и великая княгиня прибыли в С. П. Бурх и государиня ночью.

23. Рано были в дворце, где имелась авдиенция присланному от римского цесаря и цесаревой посланнику. У нас обедал Журман, а по полдни знов отъехал весь двор императорский до Царского Села.

24. Перед обеднями ездили до князя Н. Ю. Трубецкого, который на два месяци в приморский дом уволен, да до князя Алексия Дмитриевича Голицина, а по полдни были у А. И. Головина, генерала интенданта адмиралитейского.

25. Писал писмо к сину в Киль, под № 8-м, увещеваючи его, чтоб часто к нам относилъся и для чего чрез корабль килский тамошнего обывателя Кляуса Албрехта Вика, при шкипере Гансте сюда прибывший, не писал. После полдня был у нас камор-лакей Милорадович и ужинал с нами.

26. Оное писмо к сину отдано секретарю Винклеру для отправления по почте в Киль. Отставному прапорщику Жидкову дано 10 коп.

27. После полудня ездили на Смолный дворец, а оттоль водою чрез Неву речкою Черняткою и Малою Охтою для гуляня на дачу умершего генерала Ушакова с Журманом и женою его ездили-ж. Канцеляристу рекетмейстерскому Сорокину даны 20 коп.

28. Прошлои ночи и сегодня жестоко болен был на понос. Обедали у нас переводчик Политика и канцелярист Висоцкий.

29. Над вечери прибыли их императорское высочества, великий князь и великая княгиня, в летный дворец.

30. Куплена Ивану Рудому лакейская свита за 1 р. 30 к., да .хлопцю Евфиму рубашки за — , штаны суконные за 30 к. .

31. Поруччице за роботу двоих шляп для домашных наших дал 1 р. [314]

Юнь

1. Рано был у полковника Танского и взял у него книжку полскую Братковского. За книгу печатную в академию наук «Совершенное наставление детей» дано 40 коп. После обеда были у капитана Преображенского полку гранадерского, князя Александра Александровича Меншикова, да у муншенка дворцового Иоана Андриановича Вожжинского и у переводчика иностранной коллегии Ивана Андриевича Данилевского.

2. После полдня, за приездом к нам Илии Журмана, ездили в академию наук для смотрения электрических экспериментов, которые нам показивал профессор, а рано видели в дворце подлинный диплиом от покойного цесаря римского Карла VII, данный на достоинство графское Алексию Григориевичу Розумовскому в 1744 году.

3. За оправу книжки «Совершенного наставления детей» — 12 коп.

4. Государиня изволила прибыть в С.П.Бурх из Гостилици в 4-м часу по полночи. — Куплен колпак баволняный за 30 коп.

5. Были в дворце даже за полдень, а Гудович рано у графа один был и подал потребный мемориал. Пожалован дворянином певчий Яков Алексиевич Шубский. — Куплена дюжина чашок фарфоровых с синими цветами за 2 р. 90 к., за наконечник 5 коп.

6. Были также в дворце и благодарили графу за исходатайствоватние именного указа о гетмане. Григорий Политика получил писмо от своего брата из Киля и мне оное объявлял.

7. После службы Божои и вечерни в церкве Симеоновской были в дворце и у графа Алексия Григориевича Розумовского с поздравлением нынешнего Пентекостии праздника. За «Примечаний» 1733 году книжку дал 1 р. 20 к.

8. Рано были все трое у графа Кирила Григореевича, потом на службе Божой в дворце. Государиня изволила слушать обедни в церкве на Охте и кушать в Смолном своем дворце, а у нас обедали графские люди, в том числе Иван Барановский, камординер, и муншенк Дмитрий Воинович.

9. Писал в дом к жене, а в Глухов к Иосифу с посилкою жене и дочере Настусе шляп дамских и 10 лимоний [315] свежих, за которые дано 35 коп., да до Скоропадского о отсилки тех писем и посилки. Також писано к сотнику мглинскому в ответ на его писмо. После обеда виделся с секретарем Винклером и был у преосвященного псковского. — Г. Скоропадский женилъся на Марфе Шираевне Чернишевой.

10. Писал к Иосифу с посилкою писма из Киля до архимандрита новгородского Афанасия. Обедал у нас Журман, а потом мы у него были до вечера на Смолном дворе.

11. Писма под числами 9 и 10 писанные, також посилка шляп дамских и лимоний вручены атаману заднепрского городка Архангелского Давиду Дзвиногродскому, который сего-ж числа и отъехал почтою до Малороссии.

12. Изволила государиня с своим придворным штатом отъезд свой возъиметь в 12-м по полудни часу до Питергофа при пушечной палбе из крепости и адмиралитейства более ста выстрелов. — Дал шапку переделоват шапочнику. — Их императорские высочества отъехали туда же 13 числа.

13. Рано был у его светлости принца Августа, коадъютора высокаго штефта Любского и штатгалтера Голштинского и просил о призриние на сина моего. Обедали и весь день пробавили у Журмана на Смолном дворце. Писал до сина в Киль под № 9 по почте.

14. Обедали у нас Илия Журман и Яков Дмитриевич Рожевский с женами, да два студента из академии и Григорий Политика, а потом были с тими-ж гостми, кроме студентов, у швагра Александра Корецкого и у Петра Ивановича Розумовского.

Украдено у мене в избе часы серебряные старые.

15. Ночю против 16 числа немалый пожар был, казармы партикулярной верфи погорали.

16. Писаны писма в Киль, одно до сина Василя, под № 10, о поезде принца Августа, о обхождении его там честном, чтоб он по окончании яко ни есть науки брал у профессоров аттестаты о принятии служителя помесячно или на четверть года, о посилки к нему денег 60 червоных чрез секретаря Кроза, о присилки ведомости о расходе прежных денег, о ответах от Вестфалена и Шлидендорфа и чтоб отписовался ко мне и к матере почаще, о посилки к нему-ж 3 слоиков закусок, молитв и [316] выписки о перегринации и феерверка Гостилицкого, — другое до отца Иова, чтоб денги, посилаемые к сину, принял в свое содержание.

За золотник концинелли 10 к., за слоик нефти 9 к.

17. Писмо к сину, вчера писанное, и 60 червонных, и закуски вручены секретарю его светлости принца Августа Андрею Крозе. Сего-ж числа в 6 часу по полуночи графиня Евдокия Ивановна Чернишева по 14 дневной болезни преставилась. Были вечером у советника Постелникова, а оттуду приехавши, занемог я на колку. Швагер Корецкий отъехал в Питергоф.

18. Весь день лежал болен. За два пузирки еликсиру даны 12 коп. В 8 часу по полдни был винос тела графини Чернишевой до монастиря Невского.

19. Оной же графини погребение было в Невском монастире. После полудня посещал мене секретарь его светлости принца Августа Иоан Андрей Кроуз, завтра отсели с камординером Андреем Гагертом и протчею его светлости свитою имеющый отъежджать до Кронштата, а оттуда купно с принцом в Голстинию. Возвратиться швагер Корецкий из Питергофа.

20. Писано писмо к сину в Киль, под № 11, чрез иеромонаха Невского монастиря Иосифа, отправляючогося на фрегате, називаемом Москва, на котором и принц Август отъедет, да чрез него-ж и до отца Иова писмо, под 16 числом писанное, сообщено при мемориале, о чем имеет он сину и словесно от мене сказать. — Принц Август отъехал в Питергоф.

21. После обеда отправилъся в Питеръгоф Гудович за общым делом и вкупе поехал туда с Журманом, который с женою, туда едучи, заездил и до нас.

22. Над вечеры был у графа Моисея Владиславича, где виделъся и с князем волоским Сергием Дмитриевичем и с доктором Кандоиды.

23. После полдня возвратился Гудович из Питергофа. а мы из обозным были у генерала лейтенанта Радиона Михайловича Кошелиова.

24. Сержанту астраханского пехотного полку Иогану Рейсу позичил 4 р., а его застава — табакерка ясписовая и 8 камушков у мене осталось. [317]

Пред вечернями были у гвардии измайловского полку маиорa и генерала маиора Иосифа Ивановича Гамфа и так о делах некоторих общих, до военной коллегии касающыхся, яко и о отпуску сержанта Горленка и о каптенармусу сибирского гварнизону Иоанну Василиевичу сыну Мировичу представляли.

25. После полудня ездили на Василевский Остров и там были у секретаря Новоторжцова, которого я просил и о деле швагров моих Корецких, взглядом удостоения их на дворы посполитие.

26. Писаны писмы в дом до жены о том, что к сину в Киль посланы еще 60 червоных чрез секретаря Кроза, да в Глухов до Скоропадского о деле графов Владиславичов и графини Борозновны и отданы для отсилки в Стародуб графу Мойсею Ивановичу. — За переделку шапки дано шапочнику 50 к.

27. По полдни в 7 часу виехав из С.П.Бурха, прибыли в мизу Головинскую графа А. Г. Розумовского и там у Журмана ужинали и ночевали.

28. Рано прибыли в Питергоф и по службе были у ручки великого князя и великой княгини, потом были в Мемплезире и кланялись государине, и з графом и протчими господами виделись. Обедали у преосвященного Симона Тодорского, епископа псковского.

29. Перед службою поздравляли великого князя с тезоименитством и у обоих были с протчими у ручки. По обедне и молебствии у отца духовника обедали, потом были в сале болшой, где бал отправлялъся, а ужинали у стола государева в Мемплезире.

30. Рано были у графа и отклонились. Отъобедав же в квартере, отъехали из Питергофа и прибыв в графскую Головинскую мизу, тут застали архиерея с.п.бурского, по которого отъезде мы тут и ночовали.

Юль.

1. В 10-м часу из мизы поехали, а в С.П.Бурх прибыли по полдни в 3-м часу.

2. Vacat. 3. Приехал швагер Александр Корецкий из Питергофа. [318]

4. Писмо к сину в Киль под № 12, а под числом юня 30-м на его в ответ писанное, отдано секретарю Вынклеру для отсилки по почте в Голстинию. За оправу в сребро трости з набалдашником белым дано золотарю 40 коп.

5. Рано был у мене секретарь Вынклер с объявлением писма, от ассесора Шлидендорфа к нему о состоянии сина моего в Кили писанного. По полдни был я с Гудовичем у кофишенка Савлукова, где и священника церкви, что на Болшом Конюшенном дворе застали.

6. Рано ездил до сенатора, князя Алексия Дмитриевича Голицина и о деле напастном, от Соколовскаго зетеняном, розговор имел.

За сетку сребную до дитячой шапочки дано 1 р. 20 к., да еще розышлось на некоторые потребности 28 коп. Грицку на его нужды дано 44 коп. Ивану Рудому да хлопцю Евфиму на чоботи и другие потребности 69 коп.

7. Обедали у нас Журман и Рожевский, бывший управитель Смолного дворця.

8. Были на Василевском Острову на бирже и на кораблях и там купил две gернали за 2 р. 50 к. Прибыл в С.П.Бурх Георгий Белецкий-Носенко и стал у нас квартерою.

9. Vacat. 10. Писаны писма в Глухов до племянника Иосифа, в Грузкую до Чуйкевича, в дом до жены и приложены в дом же от швагра Александра Корецкого и од Гудовича к сожительницам их. Войт нежинский был у обозного генералного Лизогуба, а у мене канцелярист рекетмейстерских дел Николай Иванов, у которого дело наше, по апелляции сисканное, и ему-ж дан от мене 1р.

11. За ленту до часов, да до шапок жениной и дитячой — 24 коп. Писмо до сина писанное обширно, против донесения Иоана Политики и профессора Козиуса, отослано до секретаря Вынклера для отправки по почте в Киль, под № 13.

Великий князь и великая княгиня перед вечером, а государиня ночью изволили прибыть в С.П.Бурх.

12. Были в дворце и по службе допущены к ручке государыни и великого князя великой княгини, потом купно с архиереями синодалними и с протчими были у гр. А. К. Розумовского. [319]

13. Рано были в дворце и просили графа о исходатайствовании отпуску, токмо велел еще потерпеть. Государиня изволила опять отъехать из С. П. Бурха.

14. Государь великий князь с государинею великою княгинею отъехали в Петергоф. Господин обозный с Гудовичем были у генерала аншефа, семеновского полку подполковника и кавалера Стефана Федоровича Апраксина за Иваном Василиевым сином Мировичем 228) с прошением о определении его в гварнизон глуховский.

15. Обедни слушали в Невском монастире, а потом обедали у архиерея и архимандрита тамошнего, преосвященного Феодосия Яновского, купно с преосвященным великопермским Варлаамом, а оттоль возвратясь, занемог я на колку в правом боку.

16 и 17 числа жестоко не домагал на колку-ж. За книжку «Зерцало юности» дано переплиотчику 20 к. Взял у Якова Дмитриевича Рожевского 150 рублей и на оные денги дал ему писмо, також о приеме тих денег и до судии енералного Якима Горленка писал. Сотник Андрей Горленко отъехал.

18. Из оных денег дал в позыку швагру моему Александру Корецкому сто рублей, а 42 р. и 40 к. вручил ему на покупку в Москве карети или берлина, да шор пари со всем и двох пар скоржовых пасов. Да у него швагра за червоные 45 взятые даны ему 101 р. 50 к. Гудович отъехал в Петергоф, которому вручил я и уневерсал подлинный на Чаусы, и челобитную, и мемориал о жалованной грамоте.

19. Писма до жены в дом о посилки, чрез швагра Александра посилаючейся, до швагра Федора Корецкого об отъезди брата его отселя в Москву, до управителя дому Толстых Иосифа Яковлевича Красинского об отдачи моих, у него имеючихъся за 72 ведра вина, денег 57 р. 60 к. швагру Александру на помянутие покупки, из мемориалом тому-ж швагру оного Красинского [320] токмо о моих у него имевшихся запасах, приложены и вручены Александру Корецкому, купно с посилаючимися вещами и книгами в дом, который, купно с канцеляристом Максимовичем, и при нем Степан Васильев син Мирович, из Сибира свобожденный, до Малороссии после полудня отъехали на наиомных подводах, 3-х парах, пара по 12 р. 50 к.

20. Были с г. обозным генералним в дворце на службе Божой. После полдня был у нас кофишенк Саблуков, а над вечеры возвратился з нечим Гудович з Петергофа.

21. За Библию полскую, в академии купленную, дано 1 р. 50 к. В прошедшых числех на разные экспенси розышлось 76 к. За бумажный платок 38 к., за оправу книжки полской 10 к., за оправу зажигателного стекла в дерево 25 к.

22. Яков Дмитриевич Возжинский у нас обедал.

23. На писмах о некотором спорном гаю, сочиненных от бунчукового товарища Василия Гудовича и Илии Журмана, по прошению их обоих, я и обозный генералный Лизогуб во сведителство подписались и печати приложили.

24. Писал к жене о занятых здесь денгах 150 р., чтоб оные велела отдать в Глухове судии енералному Горленку, и там включил две росписки за рукою швагра Александра Корецкого, которому даны в займы 100 рублей, да 42 р. 40 к. на покупки в Москве, и то мое писмо отослал к Журману для отсилки по почте в Стародуб.

Дан от нас папшорт жителю Стародуба Дмитру Зозулченку о свободном пропуске его до Глухова и о нем-же писали до старшины енералной.

Писано от мене писмо в Киль до отца Якова Чурнуцкого в ответ на его писмо, якое получено мною чрез отца Никанора. Ивану Кухтику куплены две сорочки за 73 к.

25. Обедали у Журмана на Смолном государини дворе и там-же стрелянием з лука забавлялись.

26. Vacat. 27. Тоже. 28. Куплен столик круглий на одном столпику, дано за оный 36 коп. Секретарь Новоторжцев рано был у нас.

29. Писано писмо в Киль до Ивана Политики на его писмо ко мне о состоянии и всяких прогрессах сына моего писанное, [321] где приложена цедула и о дуелле, чтоб об оном обстоятелно мене уведомил. Писал и до сина тож за № 14, строфуючи его о его шалостях, и к нему-ж включил книжку «Зерцало юности».

30. За шматок гатласу блакитного и шолку золотник дано коп. — Проезжались из Гудовичем за несколко верст от города.

31. Писаны писма в Глухов до Иосифа, в Левенку до швагра Александра Корецкого, а в Товкачеву до тамошнего старосты Илии Паленского чрез прилуцкого жителя Ивана Котлярева, о котором от обозного енералного и от мене писано особливо до генералной старшины, в енералной канцелярии присутствующых.

Август.

1. После полдня, около вечерень, их императорское высочества, великий князь и великая княгиня прибыли из Питергофа до С. П-. Бурха в летный дворец.

2. Около полуночи против 3 числа изволила ея императорское величество со всем своим придворным штатом прибыть из Питергофа в свой летный дворец до Санкт-Питер-Бурха при пушечной палбе.

4. После обедень были мы все трое в летном государыни дворце. По полдни был у мене секретарь Вынклер с женою своею и у нас был еще Илия Журман.

4. Рано были в дворце и графу поздравляли щастливого возвращения из Питергофа. — Писано от мене писмо к ассесору Шлидендорфу в Киль, на его ко мне писмо в ответ, по латине, кое сочинял Емих.

5. Писма в Киль, под разними выше-означенными числами, до сина, до отца Иова, Ивана Политики и до ассесора Шлидендорфа для отправления их туда, в Киль, отосланы чрез Грицка до секретаря Вынклера, а писма, в Глухов и в Козелец и в Товкачовку писанные, вручены жителю прилуцкому Ивану Котляреву.

6. По милости Божьей удостоился святого причащения в обители Невской, по отправленной там же исповеди пред отцем наместником Софронием. — В летном дворце по отправленном набоженстве трактовани были обедом гвардии преображенского полку [322] штаб и обер офицери ради праздника Преображения Господня. Над вечери был весь двор и многие господа в комедиалном доме на комедию.

7. Куплены Ивану Рудому штаны замшевые за 70 коп.

8. После обеда был у мене секретарь Вынклер и певчий дворцовый (пропуски), которий у мене же отобрал полскую книгу Гвагнина.

9. Были на обедни в дворце, потом в сале и у графа, да в дворце-ж по полудни был куртаж.

10. Рано я и Гудович были у графа и имели нужные розговоры, и о справе своей, где застал нас барон Иван Антонович Черкасов и Василий Иванович Демидов. После полдня были у нас граф Мойсей Владиславич и Федор Коченевский. — За ключик до часов дано 4 коп.

11. Были все трое в дворце. Обер-комендант с. п. бурхский, генерал лейтнант Стефан Лукич Игнатьев, в сих числах, именно 7, скончавшийся, погребен. — Протопоп борзенский, отца духовника брат, а при нем и мещанин воронежский Кадигроб отъехали 13 числа до Малороссии. Наши были на комедии, а у мене сидел коллегии иностранной переводчик Данилевский.

12. Были все трое в дворце и толко видели графа из полиoвaня возвратившогося.

13. Тако-ж во дворце из ранку были и там виделись с архиереем псковским, а в вечеру была комедия в комедиалном доме

14. Vacat. 15. Государиня изволила слушать обедни в церкви казанской, а после полудня отъехать до Царского Села.

16. По обеде и их императорские высочества, великий князь и великая княгиня, туда же отъехали. Над вечери были мы все трое у графа Александра Ивановича Румянцева за делом о денгах, в полки чернеговский и стародубовский доводячихся за ставленный в Киев провиант. — Княгиня Черкаская, умершего канцлера жена, преставилась.

17. За 8 аршин полсукенка дано 2 р. 64 к., за 10 аршин крашенины 50 к., за баволну 33 к., на шолк 12 к., на протчее 8 1/2 к. [323]

После обеда был у нас Журман с женою своею и требовал у мене, чтоб отпустил я диплиом свой и печать, понеже де ему по именному указу имеет быть дана из сената грамота на пожалованные маетности.

18. Рано все трое ездили до князя Алексия Дмитриевича Горлицина, сенатора, за делами о седмом полку и о денгах полку стародубовскому и чернеговскому за провиант в Киеве ставленный доводячихся. — Дал кафтан шить из черкески зеленой, за которой митье дано 5 коп,

19. Я был рано в новом зимном дворце, потом з Гудовичем у певчого Головни.

20. По полдни был з Гудовичем у генерала рекетмейстера Ивана Ивановича Дулова и о присланном деле напастном от Соколовского просил.

21. В 11-м часу пред полднем вынос был умершей княгини Марии Черкаской, з дому Трубецкой, князя Юрия Юриевича дочери, а князя Алексия Михайловича Черкаского, канцлера бывшего, жены. — После полдня проезжались з Гудовичем до Калинкина мосту, а оттоль возвращаясь, были в загородном над Фонтанкою доме гр. Лестока и там преизрядно зделанные пруды, каналы и ново заведенный сад осматривали. — их императорские высочества возвратились из Царскаго Села.

22. После обеда был у нас полковник бывший нежинсий Иоан Божич, который прибыл в С. П. Бурх сего течения 19 числа, а рано явилъся у нас Гречка, откупщик циганской, вчора прибывший.

23. Сундучок дубовый куплен за 55 коп. — Ночью государыня изволила прибыть из Царскаго Села.

24. Весь день и до полуночи великая из моря была непогода, от чего и наводнение не малое имелось.

25. Были рано в дворце все трое, где при нас и полковник Божич графу А. К. Розумовскому кланялся впервые и подал некоторое писмо. Вечером были на комедии в комедиалном доме. — Освящена церковь пресв. Богородицы владимирская деревяная.

26. Во оной же церкви на службе Божой, ради храма в ней празднуемого, изволила быть государиня, а потом кушать в загородном камер-юнкгера Сиверса. [324]

27. После обеда были у мене учители французского языка Сужи и Емех.

28. Около 12-го полуденного часа будучи у графа, когда там государиня виходила, то между прочими и мы были у ручки, где тогда-ж был и архиерей с. п. бурхский ради следующаго кавалерского Александра Невского праздника с докладом.

29. За оковку дубового сундучка дано 45 коп., за оправу полской библии 50 к.

30. В 11-м часу пред полуднем государиня и кавалери св. Александра Невского ехали церемониално, по прошествии церковной процессии, до монастира Невского, где по отправленном набоженстве обратно также ехали до летного дворца и тут кушали кавалери с государинею и при столе два раза палено из. пушек.

Сего-ж числа Иван Васильев Мирович з Самойловичем отъехали до Малой России, чрез которых и Емеховы писма да Скоропадского и до Кондзеровского отпущены, и оному-ж Мировичу з общых денег на дорогу даны 5 рублей.

31. На службе Божой были в церкви мученика Пантелеймона, потом в дворце у графа и представляли ему не токмо о давных, но и о новых нуждах общых. — Вечером был у нас Федор Коченевский.

Септеврий.

1. Рано ездили все трое до сенатора графа Шувалова за делами о денгах, полку чернеговского и стародубовского обывателем за провиант в киевские и другие магазины 1736 году ставленой надлежащых, да о ново-розставленных коло Малой России таможнях.

Вчера были у нас в квартере генерал-лейтнант и бывшый сталь-мейстер Радион Михайлович Кошелев с сином, да генерал-провиант-мейстер лейтнант Горчаков и брегадир Аксаков. — За пошите з черкески зеленой кафтана дано кравцю 60 коп.

2. Рано ходил Гудович к графу Розумовскому с челобитною, сочиненною о делах малороссйских, в доклад [325] государине от сената взнесенных, и имел с ним розговоры. — За книжку «Басни Езоповы» дано 12 коп.

Дал шить кунтушик короткий под футро; кравцю и ему-ж за шолк и нитки дано 20 коп.

3. В Невском монастире был на службе, потом у префекта тамошнего семинариум и отдал ему 2-й том Maximae Bibliothecae. — Сочинили писмо к графу просителное о исходатайствовании по делам нашим общим резолюции милостивой и нашего отпуску. Секретарь Вынклер без мене приездил на мою квартеру и привез ко мне писмо от сина з Киля. — Над вечери ездили в дворец и поздравляли графа завтрешным тезоименитством ея императорского величества.

5. Рано были с тим-же поздравлением у графа Алексия Дмитриевича Голицина, у канцлера графа Бестужева, у князя Никиты Юрьевича Трубецкого и у обер-маршала Шепелева; потом в дворце по службе были у государини и у великого князя и великой княгине в ручки. Обедали в квартере, а в вечери знову были в дворце в сале, где и на иллюминацию смотрели. — Сего-ж числа несколко персон переменено чинами и жаловано кавалериею ордина св. Александра Невского.

6. Едучей в вечеру государини на комедии подали в дворце летном челобитную о делах наших общых, а самы уже на комедии не были, понеже ложа наша замкнута была.

7. Весь день граф был на охоте, и мы дважды ездили в дворец, но его не получили.

8. Рано подали графу писмо, от нас написанное о тих-же общых малороссийских делах, о коих и государине челобитная подана. — Ея императорское величество изволила быть на обедни в церкви казанской ради праздника Рождества пресв. Богородицы. Вечером был в дворце маскарад.

9. После полдни ездил Лизогуб к Новоторжцову и взял маппу, о полках малороссийских сочиненную.

10. В вечеру была комедия в оперном доме, где и государиня и их высочества быть изволили.

11. После полдня государиня отъехала в Гостилицю, а вечером был у нас Федор Иванович Коченевский. — Писал до сина в Киль, под № 15, на его писмо. [326]

12. Званный к генералу лейтнанту и кавалеру, президенту статс-контор коллегии, Петру Михайловичу Шипову, обедали у него в доме, на Василиевском Острову, в четвертой линии, а от него заездили к секретарю Новоторжцову и до генерала провиантмейстера лейтнанта, Ивана Алексиевича Горчакова.

13. На Петербургском Острову, на Карповце, в летнем доме архиерея новгородского, архиепископа Стефана Калиновского обедни слухали в домовой церкви и у его-ж обедали с архиереями Яновским с. п. бургским, и вятским, да с учителями невскими и протчими, и весь день пробавили; потом в квартеру нашу привезены его-ж архиерейскою шлюпкою.

14. Из квартери никуда не бывали.

15. Денги кормовые за месяцы прошедшие, юль и август, 200 рублей, из Рентереи привезенные, я в мое заведывание принял.

16. Рано был и обедал у нас Журман, и при нем-же привез канцелярист Михайло Домбровский писма ко мне з парою рубашок, а Гудовичу с декоторою присилкою з домов.

16. Куплены для Скоропадского десять, а для дому моего десять штук бумажных обоев для будинку, всякая штука по 90 к., и того за вех- дано 19 рублей, да за вахляр или веер дано 1 р.

Вечером был г. Лизогуб у вице-адмирала Головина бедкаться один.

18. Чрез отъехавшего сотника, лохвицкого бывшого, Ивана Ивановича посланы бумажных шпалер девять штук до Скоропадского в Глухов, за 9 р. 60 к. купленные, при писме под завтрешным числом писанним, где и о Емиху приложена цедула, который у нас обедал.

19. Был я восприемником, с женою секретаря штатс-конторы Якова Василиевича Пушкина, Сарою Макаровною, новорожденному сыну Никите канцеляриста сенатского, Якова Тимофеевича, которого жена именуется Акилина Николаевна; по окрещении оного младенца в церкви Воведения пресв. Богородицы на Петербургском Острову там-же у них с г. обозным Лизогубом обедали. Кума мене дарила платком шолковым, а я оную веером, до якого за ленту дано 20 коп., да при крещении розышлось 70 к.; бабе даны 50 коп. [327]

20. После обеда были у нас племинники графские. Михайло Власиевич и Василь Евфимович 229) и син Якубовичов, Александр, с учителем своим Носком. Г. обозный для ловле рибы ведил на Смолный дворец и там у Журмана вечерял. — Роделе куме отослал водки и закусок слоик украинских, а крестному сину крестик иеросолимский.

21. Куплено холста 11 аршин на ночную рубашку за 44 коп.

22. Писаны писма в Глухов до Скоропадского и до Иосифа племенника, да в дом до жени и до сина Ивана уставом, и приложено к жене писмо от Гудовича, до его-ж сожительници надлежащее в Ивантенки и отосланы оные писма на почту сенатскую. — Обедали у нас кихеншрадбер дворцовый Федор Стефанович Головатой и канцелярист войсковый Сверский, который приписовал государини прошлого году в день тезоименитства картину с рифмами и поздравлением. [328]

С сего числа явилась на правой ноге болезнь, называемая рожа, для которой лежал все дни следуючие и употреблял всякие той болезни способствующие вещи.

За картину малороссийскую, у норимберцов купленную, дано 20 коп., а за феерверк, бывший в Гостилице сего сентября 17-го, дано 20 к.

25. Государиня изволила прибыть в С. П. Бурх ночью.

Протчие все сего месяца числа в помянутой болезни пролежал.

Октоврий.

1. Рано явилъся ко мне прибывшый з Голстинии, из Киля, Алексий Долинский и доносил мне о сыну моем и о его поведении. — После полдня, в присутствие ея императорского величества и их императорских высочеств, был спуск корабля о 99 пушках, названного 3axapия и Елисавеф.

2. Оный-же Долинский принесл мне сир Голстинский и у нас обедал.

3. Писал до сина в Киль под № 16, строфуючи его, для чего он ни чрез иероманаха Невского, ни чрез Долинского ко мне не писал и на прежнии мои писма точно не ответовал. Да до секретаря Кроуза по латине писал-же, и писмо от отца Никанора, до отца Иова писанное, приложено в пакете до того-ж секретаря и отосланы к секретарю Вынклеру для отправления по почте до Киля. За футлярика оправу до карманных часов — 40 к.

4. 5 и 6 числа продолжалась моя болезнь и ножная, и зубная.

7. Рано г. Лизогуб и Гудович ездили до князя Никиты Юриевича Трубецкого за делами о деньгах за ставленный в Киеве провиант, о селах артиллерийских и о собственном г. Лизоглуба деле, взглядом награждения маетностями. Янушкевича челобитная о аресте добр его докладована в сенате.

8. Вечером ездили г. Лизогуб и Гудович к отцу Дубянскому духовнику, но с ним не видались.

9. Послан Грицко до кума Якова Тимофиевича с поздравлением тезоименитства и с обсилкою хлебом и водкою, а к кумам с яблоками. Георий Белецкий-Носенко, швагер Василия [329] Гудовича, отъехал во свояси из С.П.Бурха 230). Розышлось на дробязки 12 к.

10. В 12-м полуденном часу изволила ея императорское величество и их императорские высочества со всем придворным штатом переехать из летного дворца в зимный больший дворец при пушечной из крепости и з Адмиралитейства палбе. Обедали у нас протопоп роменский и капитан поруччик Василий Маркович.

11. Рано ездили г. Лизогуб и Гудович первой раз в зимный дворец. Сего числа весь день из моря была жестокая погода, а с полдня даже до 10-го часа ночи превеликое продолжалось наводнение.

12. После полдня был у нас певчий Богуш с объявлением, что вчера родились ему син Дмитрий и дочь Параскевия, двойни, и звал до себе откушать в день крестин. Сего-ж числа випал снег немалый.

13. Был рано у мене Иван Федоров Ярошевич и простился, отежджаючи в Украину, которому дан указ з Габинету о определении его к какому месту по разсмотрении генералной канцеллярии, и ему-ж дано жалованя 300 р.; чрез него-ж писал писма в Глухов до Скоропадскаго, а в дом до жены, ознаймуючи о себе и о сину, по полученному из Киля чрез Алексия Долинского известию.

14. После полдня посещали нас г. Горчаков и Федор Иванович Коченевский. Писма получили сего числа чрез нарочного куриера Калугина из Глухова, которий прислан с представлением в сенат о мужиках фоевских, возмутившихъся на Петра Чорнолуского. [330]

15. Отослан пакет к обер-пост-директору Ашу от Скоропадского, с включенными в нем письмами к детям его, до Вроцлава надлежними, и до тих-же детей Скоропадского я и от себе писал и послал на почту к отправе до Вроцлавя. Сего-ж числа писал о том в ответ и до Глухова к Скоропадскому, и до племянника Иосифа на их вчорашные писма, и отослал до помянутого Ярошевича.

16. Был Гудович в военной коллегии стороны седмого полка и волоского и там надлежанщие справки чинены.

17. По императрице Анне Иоанновне была панахида, понеже она сего числа в 1740 году преставилась.

18. После болезни первый раз виехал з квартири и был в зимном дворце в палатах, також и у графа, а по обеде г. Лизогуб с Гудовичем ездили до князя Н. Юр. Трубецкого.

19. Сенат стал заседать на сей стороне в доме каменном дворянина Григория Михайловича Любисткова над Мойкою. В сих числах, а именно 16-го, преставшемуся статскому советнику, Петру Василиевичу Курбатову, в иностранной коллегии заседавшему, был сего числа винос к погребению. Государыня изволила отъехать в Царское село. Обедал у нас полковник Божич.

20. Рано была у меня вдова поруччиця, челобитствуючая на Семенова, заседаючого в суде генералном, которий у ней отнял деревню. Да по службе были г. Лизогуб и Гудович у канцлера, графа Бестужева-Рюмина, а по полудни все трое мы ездили на Смолный дворец и там первенй были на рибной ловли, а потом и ужинали.

21. Оная-ж поруччиця, умершого поруччика Андрея Мартинса жена, Евфимия Прокофиева, дочь Чаплигиных, позичила у мене денег 1 р. Отдан сундучок дубовый на Смолный двор для обмалиованя. В вечеру был у нас главнаго коммисариата и провиантской канцелярии прокурор Петр Михайлович Николев и в ночь до 9 го часа сидел.

22. Ради завтрешних именин своих обозный генералный Яков Лизогуб справлял за общие деньги обед знатный, на котором посторонних более никого не было, кроме Илии [331] Журмана, 231) попа Андрея Барановскаго и дякона церкви Семионовской, и полковника Василия Танского. Митрополит киевский Рафаил Заборовский преставился в Киеве.

23. После обедни был у нас секретарь сенатский Новоторжцов и поздравлял г. Лизогуба (которому от рождения, по его сказкам, началъся от роду 73-й год) тезоименитством его.

24. Випал ночью неболыший, а днем великий снег, и стала зима. Иноземцю одному, который очень изрядно по латине говорит и места себе к наставлению детей ищет, милостини дал 1 р. з общих денег.

25. Рано отосланы секретарю Винклеру 3 помаранци, а по обедни были в дворце, понеже государыня приехать ночью изволила.

26. Ездил рано Гудович до князя Н. Юр. Трубецкого и в сенат за делом о заплате денег обывателям полков чернеговского и стародубовскаго, в том числе и Брянченину Чамову, якое дело в сенате и слушано. Обедал у нас отпущенный из конной гвардии рейтар, малоросиянин, глуховский житель Юркевич и показовал данный себе из полковой канцеллярии абшит. За два фейверки в Гостилице, прошлого году в марте, а сего в сентябре бывшие, дано 40 к. На другие росходы пошло 50 к.

27. Обедали у нас сенатское обер-секретар Павел Васильевич Севергин и секретар Новоторжцев; потом у нас-же был Горчаков и до позна в ночь сидел.

28. Рано я с Гудовичем в дворце был. По обеде был у нас Иван Стефанович Барановский с объявлением, чтоб мы побували сегодня или завтра у графа, почему вечером и ездили в дворец, но, не получа времени, заехали к полковнику Божичу, а потом к секретарю Винклеру, где и пастора, швагра его, застали, називаемаго Трефорта. [332]

29. Один Гудович рано ездил до графа и, быв у него, докладивал о делах и нуждах наших, да с ним-же был я у Носка, потом в военной коллегии и до сенату ездили; заходили к иноземке Катерине Ивановне, которая желает ехать до нас в Украину для обучения детей по немецку и в женских рукоделях.

30. Писаны писма в Глухов до Скоропадского о иноземцу, родом из Риги, Якову Бееру, желающему быть над деревнями его економом, о ответе на Емихово писмо и о челобитных моих на Кишинского поданных, до жены в дом о иноземке, к детям нанятись намеренной, да в Москву до управителя дому Толстых, Красинского, о присилки трох барилец водки моей и простого вина 11 ведер и сала, и отправлены оные писма чрез солдата глуховского гварнизона Калугина. На Смолный двор для обмалиованя сослан круглий столик. В вечеру были у нас генерал-лейтнант и кавалер Петр Михайлович Шипов, полковники ингермоландского пехотного полку Дмитрий Иванович Кочот, да Мордвинов и морское офицери два, в том числе один князь Волконский.

31. Дано сундучок дубовый новый до окованя и кузнецу дано в задаток 15 к. Иван Ярошевич откланювалъся при отъезде, а с ним и Ялоцкий отъехал. Полковник киевский Михайло Танский умре.

Ноеврий.

1. Рано были все трое в дворце, а после обеда я з Гудовичем перво были у переводчика коллегии иностранной Ивана Андриевича Данилевского, потом у Герасима Кирилловича Либратовского, что с караваном государевым из Китаю приехал, где были и духовник государыне и Илия Журман, и уже в 10-м часу приехали в квартеру.

2. Секретарь Винклер был у мене рано и привез две писме, 1-е от сина, другое от отца Иова з Киля. Обедали у мене канцеллярист Яков Тимофиев Воронецкой и Деружкин.

3. Писал писма — в дом до жены, ознаймуючи о сину Василю, что от него получил вчора писмо, другое до сина в Киль, [333] под № 17-м, на его письмо в ответ, з многими увещаниями, и отослано для отправы до секретаря Винклера. Нева стала ночью из 2-го числа. В вечере был я с Гудовичем у преосвященного псковского Симона Тодорского и в делах своих помощи просили.

4. Рано были в дворце у графа, потом у Григория Любисткова, а после полдня я с Гудовичем ездил на Смолный двор и там у Журмана вечеряли, а без нас у г. Лизогуба был войт нежинский. Сего-ж числа свадба была в дворце камер-юнкера Михаила Ивановича Софонова.

5. Из дворця заходили рано к Федору Ивановичу Коченевскому. Банкет был в дворце для той-же Софонова свадбы.

6. Вечером был у нас ассесор китайского каравана Либратовский с одним офицером, который в Пекине был 17 лет и училъся тамошных языков и писмен, а послан он был из московской школы, что називается Сухарева Башня. Либратовекий сказовал, что полконик киевский умре.

7. Писаны писма в дом до жены с посилкою 10 штук бумажных обоев и о том-же до Иосифа в Глухов, да до швагра Ивана Гамалии чрез племенника его Ивана Иванова сина Гамалию.

8. После службы, в церкви придворной слушанной, званы от имениника Михаила Василиевича Стогоровича к нему на обед и у него купно с другими, а именно: полковником Божичем, Параскевичем, войтом нежинским Тарнавиотом, обедали и до ночи проседели.

9. За «Новый Завет» французский и за лекции Емиху даны 1 р. 10 к. За роботу шубки короткой портному дано 60 к., кроме прежных 20 к. Переплиотчику даны 10 к. Писаны писма: 1-е за Емихом в Кронштат от флота до капитана Андрея Ивановича Полянского, 2-е до управителя господ Толстых, Иосифа Ивановича Красинского, в Москву, о присилки оттоль водки моей 3-х бочонков, простого вина 11 ведер и сала, да о том и мемориал написан, чтоб то все отдано было в дом Василия Алексиевича Вагнера для пересилки сюда.

10. По полдни в оперном доме была комедия, после которой государыня изволила быть у Федора Ивановича Коченевского в новопостроенном его доме за триумфалными Аничковыми воротами и у него-ж ужинать. За месяци септеврии и октоврий виданные [334] из Рентереи денги 200 р. взял к себе обозный генералный т. Лизогуб.

11. Писал в Глухов до Скоропадского на его две писми в ответ и о посилаемых двох штуках бумажных обоев, за которые дано 1 р. 90 к. Вечером была свадба графа Лестока, который женился на фрелине Мейден. Мемориал, написанный под 9-м числом, и писмо до Красинского в Москву вручены Вагнеру.

12. Были с Гудовичем в дворце у графа и там виделись и розговарювали с вице-губернатором с.п.бурским, действителным штатским советником, г. Милгуновым. В вечеру были с Гудовичем на Василевском острову, перво у г. Горчакова, потом у прокурора Николева.

13. После полдня в 8-м часу было венчание в болшой церкви, в зимном дворце, сина генерала графа Румянцева, Петра Александровича графа Румянцева-ж с полковника пехотного полку, с княжною покойного генерала фелдмаршала, князя Михаила Михайловича Голицина, дочерью, а после венчания из дворца ехали новобрачные церемониално в дом генерала Румянцева, перед которым и иллюминация зажжена была. Камер-лакей Милорадович отъехал по почте в Малую Россию, чрез которого и писмо мое до Скоропадского, под 11-м числом писанное, и две штуки бумажных обоев отпущены. Чрез Чамова послал переводы катехисмы и писма Малярдового до прокурора Николева.

14. После полдня был у нас г. Горчаков и привез книгу картин, в пергамент оправную, називаемую Атлас, да книжку Краткая География.

15 По службе были в дворце, перво у графа, потом у духовника. Куплен сосудец з белым, приливанным в цукре имбиром за 90 к.

16. Емих приходил прощатся, при отъезде в Кронштад, для учения там учеников лекарских, и ему-ж дан 1 р., да лексикон французско-немецко-латинский. Вчора камер-юнкер Софонов в дворце взят под арест.

17. За обмалиоване круглого столика дано 50 к. Писал писма в Киль: 1-е до сина, под № 18-м, с увещанием, чтоб частей к намаь отписовалъся, 2-е до отца Иова в ответ на его [335] писмо, с сообщением к нему-ж писма от отца Василия Барановича.

18. Рано был у мене офицер морского флоту Иван Михайлович Силиванов и принес пакет от сина моего Василя из Киля, с включенными в оном несколко печатями екземплярами о делах, которые по учениам в академии килской производятся; а оный Силиванов был там в Киле на фрегате российском, данном под принца Августа и его свиту, при капитану от флота Конону Никитичу Прончищеву. Сего-ж числа рано нарочно прибыван был от секретаря Новоторжцова в сената Гудович для висмотрения екстракта, сочиненного из начала подданства Малой Россию, за Богдана Хмелницкого учинившогося, и даже до гетмана Апостола.

19. Писал писма в дом: 1-е до жены о сину Василю, ознаймуючи, якое получил чрез офицера Силиванова известие; 2-е до швагров п. п. Корецких для посылки оных чрез Федора Яскевича, но он, и писем не взяв, отъехал до Малой России. По почте из сената отпущена в войсковую генералную канцелярии промемория из военной коллегии о седмом драгунском и гусарском волоском полках.

20. Получил писма от молодых Скоропадских из Силезии, з Вроцлавя, в пакете до пост-обер-директора Аша включенные, тако-ж писмо до отца Варлаама Лащевского, бывшего префекта киевского, от некоторого купца вроцлавского, Иоганна Якова Корна.

21. По благости Божией причащалъся на литургии в монастире Невском по исповеди у отца Софрония наместника. Писал в Глухов до Скоропадского с посилкою писма от детей его до швагра Ивана Гамалии, сторони брегадира Ветковича, да до племенника Иосифа, чтоб спросил Скоропадского о писме с присилкою от Яскевича, ему врученном в Москве, и в один коверт и писма под 19-м числом писанные включив, отпущены в Глухов чрез служителя полковника чернеговского Измайлова Адама Андриева, который отъехал. Розышлось 20 к.

22. По службе Божой званный от Федора Ивановича Коченевского обедали у него в новом его-ж дворе и весь день пробавили. [336]

23. Рано были в дворце у графа и просили его о своих делах общых, а Гудович был у Любисткова и у духовника и у его-ж обедал. В дворце один иноземец перед службою Божиею миропомазиван и назван Александр. Вечером был я у обер-пост-директора Аша, а все трое у вице-адмирала Александра Ивановича Головина и его-ж сожителницу весма болную посещали.

24. Рано были мы все трое у князя Н. Ю. Трубецкого, у А. Д. Голицина и у графа Алексия Петровича Бестужева-Рюмина, великого канцлера, с поздравлением тезоименитством великия княгини, а последнего и на новоселле в новом каменном доме. Потом в дворце были допущены к ручкам великих князя и княгини, а вечером сидел у нас долговременно полковник Божич.

25. По утру ездили с подравлением до вице-канцлера графа Воронцова, до графа П. И. Шувалова, а по обедни были у графа Р(озумовского); потом званы обедать до графа Румянцева, где до вечера пробавили, а после знову были в дворце при церемонии лейбкомпанской, где пробавили потоль, поки государиня изволила пойти до стола кушать купно с лейбкомпанцами. Отъехали до Малой России канцелярист Висоцкий и Юркевич, который уволился от конной гвардии.

26. После полдня ездили с Гудовичем на Василевский остров и там были у префекта академии киевской, отца Варлаама Лащевского, который подарил мне книжку «Граматику греко-латинскую» и имел писать до Вроцлавя к тамошнему обывателю Иогану-Якову Корну. За книжку новонапечатанную Гилмара Кураса — 60 к.

27. Перед обедом был я с г. Лизогубом у графа Румянцова и у него-ж отъобедав, потом были от крещения восприемниками младенцу Николаю, портного мастера Ивана Беларовского сину — г. Лизогуб с старшею Параскевиею, а я с меншою Дариею, дочерми графа Александра Ивановича Румянцева, а князь Николай Иванович Вяземской с племянницею того-ж графа Румянцова, а родного брата Никиты Ивановича дочерью, Анною Никитиною. Наши кумы дарили нас табакерками. [337]

Писал писма: 1-е в Киль к сину, под № 19-м, с сообщением писма подлинного от молодых Скоропадских, ко мне писанного, тако-ж и о том, что чрез офицера морского Силиванова получил присланные печатные екземпляры; 2-е до тих-же Скоропадских и до Ионганса в ответ на их писма, с сообщением к Ионгансу-ж писем до Корна от отца префекта киевского Варлаама Лащевского и от Носка до дяди его.

28. Оные писма в Киль чрез руки секретаря Вынклера, а в Бреслав чрез отправу по почте от обер-пост-директора Аша отпущены.

29. Рано отослан (пропуск) куме Дарии Александровне графине Румянцовой, куплена за 10 р., а обедали у кума Ивана Белоровского, которого жене Анастасии дан 1 р., бабе 30 к. В вечеру туда-ж пришол Федор Иванович Коченевский и гвардии преображенского полку капитан Андриан Иванович Лопухин, в его-же доме Белоровский нанимает себе квартеру и звал в свои покои, где виделась со мною жена его Евдокия Юрьевна Фаминцина, и тут-же были разные офицери и дами.

30. В дворце к обедни и из обедни шли церемониално, в плащах зеленых бархатных и другом платье церемониалном, кавалери святого Андрея Первозваннаго апостола, числом сем, в том числе и посол цесаря римского, да сверх того великий князь и в заключении сама всемилостивейшая государиня. После обедни те-же кавалери кушали у одного с государинею стола и при пушечной палбе. В вечеру был бал. Мы с Гудовичем были у преосвященного псковского за тем, что он имел розговор о делах наших с канцлером Бестужевым сего месяца 28-го числа. — За оковане сундучка еще заплачено 30 к.

Декабрь.

1. Писано писмо под вчорашным числом в Москву до управителя дому господ Толстых, Иосифа Красинского, о присилки водки моей, вина простого и сала. Вечером были у Горчакова.

2. В 12 часу по полночи были все трое у канцлера графа Бестужева и просили в делах своих о ходатайство. Вечером прислал ко мне Яков Дмитриевич Рожевский сундучок мой [338] обмалиованый без плати. Полковник Божич долго у нас в ночь просидел.

3. Обедал я с Гудовичем у преосвященного псковского Симона Тодорского, а от него зашли до Носка и тут у него кадет один Александр Стефанович Исаков учил детей мунштру кадецкого ружем. С г. Лизогубом у нас обедал Михайло Стогорович. Куплены две ведри водки на Смолном дворце за 5 р. 40 к.

4 и 5. З 4-го на 5-е число в пятом часу на Василевском острову зделалъся в полатах, в коих была кунст и раритет-камора, и библиотека, и глобусы, пожар, и как усилился огонь, то не токмо многие вещи, в том числе болшой глобус, но и вежа обсерватория и многие-ж в двох вышшых ярусах апартаменты совсем згорели, кой пожар в тех полатах и весь день и следующую ночь, хотя оный многие команды гасили, продолжался.

6. В сей день моего тезоименитства, по службе Божой, были у мене госте, в том числе обер-секретарь сенатский Павел Василиевич Севергин, полковник Божич, Стогорович, да Маркович, гвардии капитан поруччик и до позна забавились после обеда, ночью-же с женою заежджал секретарь Новоторжцов.

7. Обедали у нас полковник Божич, Стогорович, кум Яков Тимофиев и Алексий Долинский с протчими нашими домовними. Розышлось 35 к.

8. Писал писмо в Глухов до Скоропадского в ответ на его писмо, вчора полученное, о отобранью 100 р. денег у отца духовника, тако-ж и по требованию графа Румянцова. В вечеру был у нас Горчаков и дал ему сосудец мелиссы.

9. Писал в дом к жене, чтоб если востребует Скоропадский денег 600 р., отдала ему и облег давный отобрала-б, да уведомила-б мене, заплачены-ль долги судии Горленку, Мандзенку, Пуховичу, Саве Олишевскому и Роману Яненку за вино, також потребна-ли иноземка к детям; другое с инстанциею до Скоропадского и Валкевича за канцеляристою Михайлом Домбровским, чрез которого и оные писма, тако-ж вчора писанные до Скоропадского, отпущены. Вечером посещали болного Василия Танского полковника, который еще 5-го числа захоровал на фебру.

10. Ездили с Гудовичем на Василевской остров и там [339] он был в сенате за указом о своде из форпостов на малороссийской границе стоячих таможенных откупщиков, а оба мы были у иеромонаха в кадецком корпусе Никодима Рудзинского. Вечером был у нас для прощания перед отъездом своим отселя брегадир Виткович, а потом секретарь Новоторжцов, который долго в ночь у нас просидел.

11. Вечером ездил с Гудовичем в Невский монастырь до отца наместника, чтоб над болным полковником Танским завтра маслосвятие отправили, потом исповеды и причастия святых таин его-ж-бы удостоено, а оттоль заездили и к нему Танскому. Перед сим дал я Григорию Дмитриеву на его нужды 2 р., да он-же взял на нужды Рудого и хлопця 4 р., после знову 2 р.

12. Рано отправлено над болным Танским маслосвятые, и он-же после исповеди причастилъся святым тайнам. Обедали у нас Журман и Николай Сорокин и просидели в ночь до позна.

13. Писал писмо к жене чрез брегадира Витковича, чтоб у него отобрала книжку Телемака полскую. После обеда был у мене секретарь Вынклер и привез две писме от сина Василя, из Киля писанные.

14. Писал еще до жены чрез Витковича-ж, с посилкою от сина карти к ней и рисунку двоих птичок, да до Скоропадского на его писмо.

15. Отправлены по почте писма: одно в Вроцлав до молодых Скоропадских, с пакетом от отца их, 13-го числа полученным, другое до сина Василя в Киль на его писма две в ответ, под № 20-м, чрез руки секретаря Вынклера. Были у болного Танского и спрашивали его о сочинении духовной, которую и сочинить просил писаря полкового Ивана Янушкевича. Монастыря Кутейнского девичого монахине Марфе дано 30 к.

16. Духовную оный Танский сочиненную подписал, тако-ж и духовник его отец Софроний Кришталовский, наместник монастыря Александро-Невского, на оной подписался-ж.

17. Рано ездил я до купца Кремпена (который з Ростока з Меклембургии), чтоб перевесть в Киль 40 червоных денег чрез кореспондента их Вика, но он отказалъся в том до двох недель. Обедал у нас Божич, потом он и граф Моисей Владиславич, да поруччик гвардии Вишневский были в квартере Танского и на духовной его подписались. [340]

18. Праздновано при дворе рождения день ея императорского величества (которому кончился 38-й год) и по службе Божой производилась трекратная из пушек и из мелкого, от полков гвардии и от прочих на Неве в баталион декаре устроенных, ружья палба; потом и при столе обедном палено-ж несколко раз из пушек. А ввечеру перво был в сал-галереи бал, потом в болшой сале ужин для персон пяти кляссов, где и мы с Гудовичем у стола были и сидели с брегадирами, в присутствии их императорских высочеств. Обедал у нас протопоп роменский.

19. Vacat. 20-го были в дворце я и Гудович по службе, а вечером был у нас стряпчий графский Антип Иванов и приносил купчую от Григория Любистка, написанную Раковичце и детям еи на футор Шнаковский на галицком степу, проданный от него за 1,500 р., на которой мы трое и полковник Божич в сведителство подписались.

21. Рано был Гудович в сенате, и подписан там приговор о отдачи за провиант, ставленный в Киев, 34 р. с лишком до рук купца брянского Чамова. Потом были мы оба в дворце и заходили до бандуристы слепого Матвея Федорова. После обеда до князя Н. Я. Трубецкого званный Гудович ездил. Потом в вечеру с Гудовичем были мы у Игната Кириловича Полтавцова с поздравлением вчорашних его именин, где были и брегадир граф Григорий Григориевич Чернишев, и придворный ликарь Андрей Иванович Верре, и семеновского полку унтер-офицер Василий Петрович Лачинов.

22. Графский камордин Иван Стефанович Барановский перед обедом приходил до нас, чтоб мне с Гудовичем явится у графа после полудня в 5-м часу, почему мы и были в дворце, токмо времени удобного не получили.

23. Сего числа в 7-м часу по полудни были у графа и имели розговор сторони генерала маиорa Лукина, который в Гадячу некоторые обиди показал, да и о делах наших малороссийских.

24. Приехали в С. П. Бурх бунчуковый товарищ Демян и судия полковый стародубский Рубцы, которые у нас и вечеряли и ночовали. От сина получил писма и от жены. [341]

25. На службе Божой были в дворце, в болшой придворной церкве, где ея императорское величество изволила сообщаться святым тайнам публично с протчими, мужеска и женска полу, несколько придворними. По службе были у ручки их императорских высочеств, после у графа Розумовского с поздравлением. Также званы от князей волоских Матвея и Сергия Дмитриевичев Кантемиров обедать и у них купно с князем Сергием Борисовичем Голициным, да подпоруччиком артилерии Свечиным обедали. А у нас обедали без нас приежжие гости Рубци. Вечерож был у нас советник Постелников и Федор Ивановии Коченевский.

26. Рано ездили с поздравлением до господ: князя Алексия Дмитриевича Голицина, графа Петра Ивановича Шувалова, князя Н. Ю. Трубецкого, графа Александра Ивановича Румянцева, а по службе Божой, в дворцовой церкви слушанной, заходили к духовнику, токмо его не получили. Вечером были у нас певчие Шереметевы; потом ездил я до барона Пеклина и до секретаря Вынклера, но, не получа их, заездил до Танского болного. З сего числа на

27 по полуночи, в 5-м часу, гвардии измайловского полку поруччик, Федор Петрович Тарнавиот, преставился, на дворе князя Куракина стоявший квартерою купно с отцем своим, войтом нежинским. Рано были мы у канцлера графа Бестужева-Рюмина и у его-ж дворцовой церкви слушали обедни. После обеда были у нас графские камордины Иван Тимофиевич Золотой и Иван Стефанович Барановский. Потом доволно в ночь сидели у нас-же Рубци, по которых отшествии multa mihi expro-bravit Hudovitz. Сотник менский Григорий Козменский к отъезду своему простился.

28. Рано ездили поздравлять господ князя Ивана Василиевича Одоевского, генерала Александра Борисовича Бахметева, обер-секретаря сенатского Павла Василиевича Севергина и секретаря Новоторжцова. После обеда был у нас Федор Иванович Коченевский с известием, что вскоре отправится в Малую Россию граф Иван Симонович Гендриков, лейб-компании подпоруччик и св. Анны кавалер. [342]

29. Рано ездили мы все трое до оного графа Гендрикова, у которого трактованы кофем и водкою; потом были и у старшого брата его графа Андрея Симоновича Гендрикова-ж. От них поехав, были в дворце и у духовника, а по обеде были у нас перво лекарь придворный Андрей Иванович Верре и Федор Иванович Коченевский, потом приехал граф Иван Симоноввч Гендриков, да лейб-компании гренадер Сичевский и переводчик коллегии иностранной Данилевский и Рубци. После поехали к Коченевскому в новый его дом и там купно с тем-же графом Гендриковым до 10-го часа пробавили.

30. Были по утру с поздравлением у гоф-маршала его императорского высочества, графа Андрея Михайловича Евфимовского, а брат его старший, граф Иван Михайлович Евфимовский, майор гвардии семеновского полку, был болен; потом были у князя Александра Борисовича Куракина, а потом, заехав в дворец, были у слепого Любисткова. После обеда приездил до нас Журман с женою и тут виделся с Демяном Рубцем.

31. Писано от всех обще до старшины генералной писмо в той надежде, что в скором времени отправится министр для елекции нового гетмана и чтоб оного, а наипаче если кто из графов Гендриковых или Евфимовскстх будет, принято со всяким благоприятством; и тое писмо вручено Федору Ивановичу Кочевскому для пересилки в Глухов чрез человека из печерского монастыря от архимандрита Тимофея, назначенного в Киевские митрополиты, присиланного. Вечером были у графа, токмо ничего от него не слышали.

И так, слава Богу, год 1747 окончалъся.

1748-й ГОД С БОГОМ НАЧАТЫЙ,

Месяц Генварь.

1. Ездили рано до некоторых господ с поздравлением новаго году, токмо не застали оных, кроме обер-гоф-маршала Дмитрия Андриевича Шепелева, которого поздравивши, поехали до дворця и тут службы Божией слушали, а по литургии говорил архимандрит казанский, отец Вениамин Григорович, [343] преизрядную проповедь. Потом все пошли в сал-галерею и там допущены были многие к руки ея императорского величества, и многие-ж жалованы генералитетскими, штатскими и другими чинами. После изволила ея императорское величество и их императорские высочества церемониално шествовать в большую салу и там под балдахином на троне обед кушать, где и все знатные мужеска и женска полу персоны у стола, в том числе и мы между брегадирами, сидели и обедали, а при том италианская вокалная и инструменталная играла музика и скончался обед в 3-м часу по полдни. А по полдни-ж в 8-м часу начался в сал-галерии бал, на котором и ея императорское величество перво некоторых чинами жаловала, потом сговор графу Андрею Михайловичу Ефимовскому, государя великого князя гоф-маршалу, с дочерью умершого Павла Ягужинского, бывшого генерала прокурора, разменою перстеней учинить, а после с его императорским высочеством и с послами цесарским и аглинским по француску танцовать изволила. Потом в начале 11-го часа в большую салу пойшли и зажжен был феерверк, который преизрядно горел и окончалъся в том-же 11-м часу, а в 12-м приехали в квартеру, где и Рубцов застали.

2. Писал до сина в Киль, под № 1, на его писмо, 24-го декабря полученное, в ответ и чтоб у Шлидендорфа или у кого другого от 10 до 15 червоных на свои нужды позичил, поки сыщу окказию переслать ему 49 червоных; и тое писмо рекомендовал секретарю Вынклеру для отсилки по почте. Вечером был у нас г. Горчаков, которому позичил я для переписки казань две: 1-е из французского переведенное, 2-е в день Рожества Христова с нравоучением о совести, 3-е ответ епископов российских на писмо богословов сорбонских, 4-е перевод о исповеди и розговоры Марнолфа и Федра о смерти Корнилия Монтия. Перехрист, из Глухова приехавшый, был у нас, прозванием Познанцов, именем (пропуск), которого крестили генерал Бибиков да жена брегадира Ильина.

Текст воспроизведен по изданию: Дневник Николая Ханенка. Приложение к "Киевской старине". Киев. 1884

© текст - Лазаревский Г. А. 1884
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - Пархоменко А. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001

Http://www.h2o-carwash.ru/

http://www.h2o-carwash.ru/

www.h2o-carwash.ru