К ИСТОРИИ ДВИЖЕНИЯ НАЛИВАЙКО

В середине 90-х годов XVI в. на территории Украины и Белоруссии развернулось широкое движение крестьянства, казачества и мещанства. Это движение явилось исходным пунктом национально-освободительной, антифеодальной по своему классовому содержанию борьбы украинского и белорусского народов, положившей начало процессу воссоединения трех братских народов в составе единого Русского государства. Корни его лежали в стремлении широких народных масс, и прежде всего крестьянства, положить предел безудержному росту феодальной эксплуатации и национального порабощения, принявшим особенно тяжелые формы вслед за окончательной инкорпорацией украинских и части белорусских земель в состав Польского государства после Люблинской унии 1569 г.

Начавшийся уже ранее захват этих земель польскими феодалами превращается в открытый грабеж и насилие и приводит к массовому разорению не только крестьянства и городских жителей, но и мелкой и даже средней шляхты. Процесс мобилизации украинских и белорусских земель в руках польской и окатоличенной литовской, белорусской и украинской феодальной знати сопровождается усилением национального и религиозного гнета, обострявшего и углублявшего социальные противоречия.

В ответ на это украинский и белорусский народы начинают упорную борьбу с польскими феодалами за свое освобождение.

Первым среди крупных антифеодальных движений, развернувшихся в этот период на территории Украины и Белоруссии, является восстание, возглавляемое гетманом реестрового казачества Христофором Косинским. Восстание охватывает главным образом Волынь и Брацлавщину. После смерти Косинского вождем народных масс становится выходец из городских низов Северин Наливайко, отважный предводитель многочисленных казацких экспедиций против турок. Восстание брацлавских мещан, захвативших с помощью отряда Наливайко в конце 1594 г. в свои руки город, знаменует подъем новой революционной войны.

Осенью 1595 г., вернувшись из похода в Трансильванию, Северин Наливайко во главе спаянного, готового к активным боевым действиям отряда нереестровых казаков захватывает Луцк, а затем громит в Подолье поместья коронного гетмана Яна Замойского и пана Калиновского. В конце октября — начале ноября 1595 г., объединив в своем отряде нереестровых казаков, беглых крестьян, мещан и мелкую шляхту, Наливайко двигается в пределы Белоруссии. 6 ноября он занял Слуцк, затем Бобруйск и Могилев. В Могилеве повстанцы разграбили дома и имения шляхты и духовенства. Захватив в свои руки архивы местных церквей, они сожгли хранившиеся в них грамоты и привилеи. Эти факты свидетельствуют о том, что Наливайко действовал прежде всего в интересах крепостного крестьянства,[147] составлявшего значительную часть его отряда, так как церкви не только сами выступали как крупные феодальные собственники, но в своих архивах зачастую хранили земельные документы местных феодалов.

Успехи восставших, захвативших в Слуцке и Могилеве крепостную артиллерию и значительное количество оружия, чрезвычайно встревожили литовских феодалов, до сих пор не видевших в действиях отряда серьезной угрозы своему господству. Теперь отряд Наливайко, встретивший сочувствие и поддержку городского и сельского населения, становился грозной военной силой, с которой литовским панам уже трудно было справиться в одиночку.

В конце ноября 1595 г. литовские магнаты и шляхта районов, в которых действовали отряды повстанцев, съехались в Клецке, чтобы обсудить совместные действия для борьбы с восставшими. Великий гетман литовский Христофор Радзивилл разослал в поветы универсалы с призывом собраться для разгрома повстанцев. В середине декабря он послал к Могилеву для борьбы с Наливайко отряд под командованием Николая Буйвида.

Публикуемые ниже письма великого гетмана литовского к воеводе Трокскому Николаю Христофору Радзивиллу от второй половины декабря 1595 г. представляют значительный интерес для изучения белорусского этапа восстания Наливайко 1. Они дополняют и уточняют сведения о пребывании отряда Наливайко в Могилеве, известные нам по другим источникам. Так, из письма от 21 декабря 1595 г. (док. № 2) мы узнаем о численном составе отряда, находившегося под командованием Буйвида, о дате отправки его под Могилев, о мероприятиях гетмана по мобилизации военных сил. Некоторые сведения о ходе военных действий под Могилевом дают письма от 26 и 27 декабря (док. №№ 3 и 4).

Заслуживает внимания высокая оценка гетманом военного мастерства Наливайко и организованности его отряда (см. док. № 4). В письмах гетмана от 15 и 27 декабря мы находим подтверждение намерению Наливайко уйти со своим отрядом в пределы Русского государства (док. №№ 1 и 4).

Письма от 21, 26 и 31 декабря дают представление о тревоге, охватившей литовских магнатов при известии о возможности объединения отряда Наливайко с отрядом реестровых казаков Григория Лободы, действовавшим в Киевском Полесье, в районе Овруча. Отлично понимая, что в этом случае способность отряда Наливайко к сопротивлению значительно возрастет, тем более что его отряд все время пополнялся за счет примкнувших к движению крестьян, мещан и представителей низшей феодальной челяди, литовские паны пытались всеми силами помешать этому объединению и отрезать Наливайко пути движения на юг (см. док. №№ 5 и 6), однако попытка эта не увенчалась успехом.

Благодаря образцовой дисциплине, установленной в отряде Наливайко, и принятому им порядку расположения войск, повстанцам удалось уйти от преследования отряда Буйвида и, сохранив артиллерию, прорваться на Волынь. В марте 1596 г. Наливайко и Лобода соединились под Белой Церковью. С этого момента оба отряда действовали совместно, отбивая натиск регулярных польских войск под командованием коронного гетмана Станислава Жолкевского, направленных правительством для разгрома восставших.[148]

Публикуемые письма написаны на польском языке и находятся в Собрании автографов П. П. Дубровского, хранящемся в Отделе рукописей Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Том, в состав которого они входят, представляет собою коллекцию более двухсот писем крупнейших литовских магнатов дома Радзивиллов XVI-XVII вв.

Все письма переведены нами с подлинников на русский язык и публикуются впервые.

Т. Н. Копреева


Письма великого гетмана Литовского Христофора Радзивилла воеводе Трокскому Николаю Христофору Радзивиллу

№ 1

15 декабря 1595 г.

Светлейший князь, мой милостивый пан и брат!

Для того чтобы Ваша милость знала, где находится в настоящее время Наливайко, а также и то, кто прибыл к пану Буйвиду 2 в Игумен 3 к сроку, назначенному нами, посылаю Вам письмо его [Буйвида] ко мне, которое прошу Вас тотчас по прочтении отослать мне обратно.

Я полагаю, что Могилев был значительно слабее защищен, чем нам об этом сообщал, будучи в Несвиже, пан подскарбий 4 так как он [Наливайко] не неожиданно его захватил 5; одним только применением артиллерии он запугал людей, которые в нем находились, а тех, которые перед ним не склонились, перебил. Если они удовлетворятся добычей, взятой в Слуцке 6, и он[Наливайко] захотел бы скорее уйти в пределы Московского государства 7, пан Буйвид мог бы помешать этому и разгромить его на переправе через Днепр (если последний еще не замерз) только в том случае, если к нему соберутся все те люди, которые должны были прибыть в назначенный срок к Игумену 8. Если бы он [Наливайко] захотел дальше хозяйничать в Могилеве или в Слуцке, то тогда пану Буйвиду было бы трудно с теми военными силами, с которыми он против Наливайко нами послан, без артиллерии оттуда его [Наливайко] выбить; как бы не пришлось [Буйвиду] укрыться где-либо поблизости от [Наливайко] под каким-либо укрепленным замком, в безопасном месте с тем, чтобы препятствовать [Наливайко] переправиться через Днепр, и рассылать отряды с целью опустошения территории Литовского княжества. Лучше всего, однако, чтобы господь бог по своей доброте был руководителем нашего народа, обеспечивая ему победу над этими злыми людьми, которые грабят свою отчизну и проливают невинную людскую кровь. Как только я получу какое-либо известие от пана Буйвида, тотчас сообщу Вам. Вас прошу, в свою очередь, сообщить: будете ли вы в Несвиже 9 или Мире 10 до святой недели и на святой неделе, что нового в Польше, а особенно о сейме: когда можно ждать точно его созыва?

Я совсем не хочу оправдать перед Вами пана Рудзиньского, который поступил неправильно, не только в отношении Вас, создав о себе такое плохое у Вас мнение и испортив Ваше хорошее к нему отношение, как я узнал из Вашего письма ко мне, но и в отношении меня, своего господина, так как не выполнил моего распоряжения, как Ваша милость сами изволите помнить и признать, в отношении того моего долятицкого крепостного, который был из [149] разбойного отряда Наливайко и был доставлен пленным в Несвиж, которого я приказал отправить в Долятичи 11 и там наказать таким способом, каким я определил в своем распоряжении. Я его поблагодарил за это в своем письме так, как он этого заслужил. Однако я не верю в то, что он это сделал сознательно, как Вы заметили в письме, так как для чего бы ему это могло пригодиться? Если Вы считаете, что я недостаточно поругал его в своем письме за такое нерадивое выполнение моего распоряжения, тогда как, высоко ценя Ваше расположение, я охотно рад не только Рудзиньского, но и всех моих слуг наказать так, как Вы того пожелаете, я могу послать его к Вам в дом или сам накажу его так, как Ваша милость прикажет.

Препоручаю себя за сим прилежно братскому расположению Вашей милости, моего милостивого пана, желаю Вам доброго здоровья и счастья от бога вместе с панной воеводиной 12 и детишками.

Из Кейданова 13,

15 декабря, в пять часов ночи, 1595 г.

Всегда благосклонный к Вашей милости брат и слуга

    Христофор Радзивилл своей рукой

Собрание П. П. Дубровского, авт. 234, док. № 142, лл. 333-334.

№ 2

21 декабря 1595 г.

Светлейший князь, мой милостивый пан и брат!

Проездом на Русь ко мне заехал пан Бака, от которого я узнал все то, что Вы изволили сообщить мне в своем письме. Однако я очень Вам признателен за сообщение новостей, которые доходят до Вашей милости о казаках и Лободе 14.

Пан Буйвид 15 сего месяца выступил из Игумена за Березину 15 к Могилеву, имея под своим командованием отряд в 600 коней, так как к нему собрались еще не все роты 16. Уйдя на 8 миль за Березину, он отправил отряд в 200 коней под Могилев. Таковы известия о Буйвиде. Как только я получу свежие, тотчас сообщу Вам. Вчера я получил письмо от пана подкомория Оршанского, брата его милости пана канцлера литовского, и от оршанской шляхты, отряд которой в количестве нескольких сот коней прибыл в Оршу, и я уверен, в настоещее время уже соединился с нашими людьми. Дай боже им удачи против этого разбойника!

Посылаю вашей милости для прочтения письма ко мне пана Буйвида и его противника пана Ризгорского, из которых Вы узнаете, что пан Буйвид не хочет долее возиться с нашими людьми ввиду того, что он не был освобожден от вызова его в суд паном Ризгорским. Дело очень сложнилось бы, если бы воинская паства осталась без пастыря, особенно если бы Наливайко и долее захотел остаться в Могилеве.

Вчера уже неделя, как я отправил в Мозырь своего племянника с распоряжением тамошнему подстаросте, чтобы он разослал разведывательные отряды в Киев, Чернобыль и другие места.

Как только мне сообщат оттуда что-либо определенное о Лободе и его людях, я незамедлительно извещу Вас. Я не думаю, чтобы Лобода пошел дорогой, которую уже опустошил Наливайко. Мне кажется вероятным, если уж он [Лобода] так сердит на нас, литовцев, как мне стало известно из присланных Вами писем, и если у него есть желание навестить нас, что он скорее пойдет к Пинску (избави боже, чтобы не брестский повет!) или в верховья Днепра, туда, куда Наливайко еще не дошел, а не сюда — к Слуцку 17.[150]

Во всяком случае и здесь, в этом краю, нам не мешает быть настороже, так как кто же может угадать их помыслы и намерения.

Препоручаю себя за сим прилежно братскому расположению Вашей милости моего милостивого пана, желаю Вам доброго здоровья и счастья от господа бога вместе с панной воеводиной и с детишками.

Из Кейданова, 21 декабря [15]95 г.

Всегда благосклонный к Вашей милости брат и слуга

Христофор Радзивилл своей рукой.

Собрание П. П. Дубровского, авт. 234, док. № 143, лл. 335-336.

№ 3

26 декабря 1595 г.

Светлейший князь, мой милостивый пан и брат!

Спасибо за сообщение мне новостей о Лободе и его людях. Вчера я тоже получил о нем известие от князя Жижемского 18, который, в соответствии с моим предписанием, посылал разузнать о нем в Мозырь и теперь еще имеет там двух агентов, собирающих известия о Лободе. Посылаю Вам копию его письма ко мне. До сих пор, к моему удивлению, я не получил никакого известия от пана Буйвида. Как только оно будет получено, не премину сообщить Вам. Только одно рассказал мне слуга моего слуги Швейковского, который приехал сюда ко мне от него из Борисова, что якобы пан Ян Швейковский писал к его господину о том, что пан Буйвид захватил в Могилеве часть города, которая находится вне городских укреплений, и якобы расположился там со своими людьми под самым земляным валом, так что его люди едва ли не руками могут достать людей Наливайко. Эта часть города, кажется, более застроена и заселена, чем та, которая находится за стеной.

Боже, подай милосердно удачи нашим людям над этими злыми людьми!

Препоручаю себя за сим прилежно братскому расположению Вашей милости, моего милостивого пана, желаю себе благополучного и, дай боже, скорого свидания с Вашей милостью.

Из Кейданова, 26 декабря [15]95 г.

Всегда благосклонный к Вашей милости брат и слуга

Христофор Радзивилл своей рукой.

Собрание П. П. Дубровского, авт. 234, док. № 144, лл. 337-338.

№ 4

27 декабря 1595 г.

Светлейший князь, мой милостивый пан и брат!

Так как я посылаю Вам подлинник письма пана Буйвида сразу же после того, как мне его доставили, я не хочу долго отвлекать Вашу милость моим писанием. Посланец, доставивший мне письмо от пана Буйвида, и бестолковый паренек сообщили, что, ведя активную стрельбу, построив войска табором, Наливайко уходит [из Могилева], ни одного человека не выпуская из табора для битвы, вследствие чего наши ничего не могут ему сделать, а он наносит нашим людям большой урон 19. Из этого Ваша милость может легко сделать вывод, что, не имея [151] достаточного количества солдат, его трудно бить, так как он имеет большое количество оружия 20 и людей 21, в противоположность мнению, которое у нас было распространено о том, что его отряд состоит из никчемных простых хлопов. Посылаю Вам копию письма пана гетмана коронного 22 с неизменным к Вам доверием, которое намереваюсь сохранить и впредь, а также письма моих верных друзей, которые дошли до меня вместе с письмом гетмана.

Как только узнаю результат схватки пана Буйвида с Наливайко (дай боже, чтоб счастливый!), тотчас сообщу Вам. Если Наливайко с оружием в руках отбиваясь от наших войск, двинется назад тем же путем, которым пришел, так как к Московской границе итти ему незачем (ввиду того, что там, по всей вероятности, собрались значительные силы, узнав о казаках), то это последнее решение, повидимому, будет хуже первого, ибо, как Вы узнаете из письма пана Буйвида, он [Наливайко] нескольку дней назад повернул к Быхову 23. Я хотел завтра выехать в свои владения, расположенные за Минском, на охоту, но ввиду таких новостей решил подождать до получения известия об исходе столкновения пана Буйвида с Наливайко. Бог знает, не придется ли нам отправиться на охоту не за медведями и лосями, а на иную облаву. Ко мне приехал посланец от пана старосты Освенцимского и от пана старосты Холмского с письмом к одному моему слуге; он уверяет меня, что гетман польный 24, со всеми польскими войсками до сих пор еще находится в Валахии, где-то у Хотина.

Препоручаю себя за сим прилежно братскому расположению Вашей милости, моего милостивого пана.

Из Кейданова, 27 декабря [15]95 г.

Всегда благосклонный к Вашей милости брат и слуга

Христофор Радзивилл своей рукой.

Собрание П. П. Дубровского, авт. 234, док. № 145, лл. 339-341.

№ 5

29 декабря 1595 г.

Светлейший князь, мой милостивый пан и брат!

За сообщение мне всего того, что я узнал из писем, посланных Вами ко мне, чрезвычайно Вам признателен, о чем более откровенно поговорю с Вами при встрече, которой желаю как можно скорее осуществиться. Я до сих пор еще не имею известий относительно исхода того столкновения пана Буйвида с Наливайко, которое произошло после стычки при уходе последнего из Могилевской крепости (стычки, которая, как я узнал из его [Буйвида] письма, не принесла нашим утешения) 25.

Знаю от посланца, который привез от него письмо, что наши люди шли за Наливайко, дав друг другу клятву не выпускать его из пределов княжества Литовского, даже если бы им пришлось всем до одного погибнуть. Эту клятву не соблюдает, видимо, челядь некоторых других панов, которая в значительном количестве убегает от пана Буйвида 26; так, например, здесь, у Станкова 27, прошлой ночью отряд пана подкомория Полоцкого, направлявшийся домой, убежал с дороги в лес, увидев моих слуг, которые ехали передо мною на охоту, из опасения, как бы их не задержали. И другими путями, видимо, едут домой люди, сбежавшие оттуда. Не имея еще чего-либо сообщить Вам сейчас, препоручаю только прилежно себя Вашей милости, желаю на долгие годы пользоваться счастливо добрым здоровьем от господа бога совместно с панной воеводиной и с детишками.[152]

Из Станкова, 29 декабря [15]95 г.

С милостивым паном Завишей 28 и паном Бояновским 29 мы не забываем Вас. К нам приехал также пан гетман 30... 31 Относительно челяди пана Францковича я сам отдам распоряжения.

Всегда благосклонный к Вашей милости брат и слуга

Христофор Радзивилл своей рукой.

Собрание П. П. Дубровского, авт. 234, док. № 146, лл. 342-343.

№ 6

31 декабря 1595 г.

Светлейший князь, мой милостивый пан и брат!

Как я был бы рад сообщить Вам об успешном исходе схватки с Наливайко тех наших людей, которых мы за ним отправили. Однако, к сожалению (дай боже, чтобы это не принесло худших последствий для нашей отчизны!), я должен сообщить Вам об уходе Наливайко и о схватке с этими злодеями то, что сообщил мне пан Буйвид. Посылаю Вам копию всех тех писем, которые мне привезли от пана Буйвида позавчера и вчера.

Откровенно говоря, к сожалению, причинами того, что Наливайко удалось от нас уйти, были только недостаток оружия, недисциплинированность 32 и несогласие некоторых, и то, что наши не сразу отправились за ним в погоню 33. Для обороны от них я посылаю порох на случай, если этот разбойник Наливайко, имея такое большое количество оружия, съедется с Лободой, а также для того чтобы неприятель не застал нас врасплох. Я отправил небольшой отряд в Мозырь, с тем чтобы он следил за движением казаков и сообщал мне.

Я узнал, что Ваша милость находится сейчас в Деревне 34, если бы Вы там задержались, я приехал бы в Рубежевичи 35, чтобы иметь возможность чаще там встречаться с Вами.

Препоручаю себя за сим прилежно братскому расположению Вашей милости, моего милостивого пана, и желаю Вашей милости совместно с панной воеводиной и детишками в новом году и на многие годы доброго здоровья и счастья от бога.

Из Кейданова [последний день декабря] [15]95 г.

Препоручаю Вам вместе с милостивой панной воеводиной мои услуги.

Всегда благосклонный к Вашей милости брат и слуга

Христофор Радзивилл своей рукой.

Собрание П. П. Дубровского, авт. 234, док. № 147, лл. 344-345.

№ 7

11 октября [1597] г. 36

... Благодарю за присылку исповеди Наливайко, которую тотчас по прочтении я сжег. Я знал об этом хлопе пана Язловецкого, который перед этим служил в обозе у Наливайко, знал, что он ему передал пилку через окно, которой он [Наливайко] перепилил себе колодку (?). И о [153] благорасположении покойного пана Иордана 37 к нему также знал от людей, но о таком упоминании о нем в его [Наливайко] исповеди, признаюсь, я не знал и о другом посольстве к нему тоже не знал...

Из Рубежевич, 11 октября 38.

Христофор Радзивилл своей рукой.

Собрание П. П. Дубровского, авт. 234, док. № 135, лл. 319-320.


Комментарии

1. В публикациях, содержащих переписку польских деятелей с Христофором Радзивиллом, письма за вторую половину декабря 1595 г. отсутствуют (“Archiwum domu Radzwillow”, Krakow, 1885; “Archiwum domu Sapiehow”, t. I, Listy z lat 1575-1606. Opracowat A. Prochaska. Lwow, 1892; “Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-западной Руси”, т. 7, изд. П. Гильтебрандтом и А. Миротворцевым, Вильно, 1870).

2. Николай Буйвид, командир сводного отряда, наскоро сформированного великим гетманом литовским и отправленного под Могилев; упоминается в Боркулабовской хронике 1563-1608 гг. (П. А. Кулиш. Материалы для истории воссоединения Руси, т. I, 1578-1630 гг. М., 1877, стр. 64), а также у Ф. Евлашевского (Мемуары, относящиеся к истории Южной Руси, вып. 2. Киев, 1896, стр. 33).

3. Игумен — местечко в Минском воеводстве.

4. Из текста неясно, идет ли речь о великом подскарбии литовском Димитрии Халецком или дворном подскарбии Петре Веселовском.

5. Источники дают разноречивые известия о дате занятия Могилева отрядом Наливайко. Так, боркулабовский хронист называет 30 ноября 1595 г. (ук. соч., стр. 64), Ф. Евлашовский — 13 декабря (ук. соч., стр. 33). Последняя дата, по-видимому, является более точной, так как в Хронологической описи исторических документов Несвижского архива, напечатанной в пятом выпуске “Летописей занятий Археографической комиссии” (отд. 3, стр. 22-23), упоминается донесение городских властей Могилева Христофору Радзивиллу от 6 декабря 1595 г., извещающее о приближении к городу казаков.

6. Отряд Наливайко захватил Слуцк в начале ноября (Ф. Евлашевский. Ук. соч., стр. 32). По свидетельству Иоахима Вельского, Наливайко овладел в Слуцке крепостной артиллерией, насчитывавшей 12 орудий и 80 гаковниц, а также захватил 70 ружей (См. Ioachima Bielskiego. Dalszy ciag kroniki Polskiej. Warszawa, 1851, str. 254).

7. О намерении Наливайко уйти с отрядом в пределы Русского государства доносили русскому правительству в конце 1595 г. Ян Прочинский, австрийский дипломатический агент: “а многие так говорят, что хотят выехать на имя его царского величества” (“Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными”, т. 2. СПб., 1852, стлб. 379, см. там же, стлб. 294).

8. В описи Несвижского архива упоминается универсал Христофора Радзивилла от 2 декабря 1595 г. к шляхте Новгородского воеводства о мерах защиты от Наливайко (ук. соч., стр. 22). Известия о посылке универсалов в поветы находим также у И. Вельского (ук. соч., стр. 254).

9. Несвиж — город, находившийся во владении Николая Христофора Радзивилла, воеводы Трокского.

10. Мир — местечко в Новгородском повете, владение Николая Христофора Радзивилла.

11. Долятичи — владение Христофора Радзивилла в Новгородском воеводстве.

12. Ефимия Андреевна Вишневецкая.

13. Кейданово (Кейданы) — владение Христофора Радзивилла в минском повете Минского воеводства.

14. Григорий Лобода — вождь зажиточной части низового казачества (См. R. Heidensztein. Dzieje Polski od smierci Zygmunta Augusta do roku 1594, t. II. Ptb. 1857, str. 363). В 1595 г. был избран гетманом запорожских казаков. В середине декабря 1595 г. отряд Лободы, насчитывавший несколько тысяч человек, находился в районе Овруча (“Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-западной Руси”, т. 7, Вильно, 1870, док. № 41. стр. 66. Письмо Иеронима Ходкевича Христофору Радзивиллу от 19 декабря 1595 г.).

15. Березина — правый приток Днепра.

16. Имеющиеся у нас другие источники не дают точных данных о количественном составе отряда Н. Буйвида Боркулабовский хронист приводит значительно преувеличенные цифры: 4000 татар и 14 000 литовцев (см. ук. соч., стр. 64). Указание на незначительное число войск, имевшихся в распоряжении Н. Буйвида, находим в письме литовского канцлера Льва Сапеги к Христофору Радзивиллу от 8 января 1596 г. (“Archiwum domu Sapiehow”, t. I, doc. № 150, str. 119).

17. Повидимому, эти соображения Христофор Радзивилл высказывает в связи с известием, полученным им от Иеронима Ходкевича в письме от 19 декабря 1595 г., о намерениях Лободы двинуться из Овруча к Слуцку (“Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-западной Руси”, т. 7, док. № 41, стр. 66).

18. Князья Жижемские владели землями в Мозырском повете. Возможно речь идет о Петре Жижемском, старосте Речицком, или Яроше Жижемском. (См. J. Wоlff. Kniazlowie litewsko-ruscy od konca czternastego wieku. Warszawa, 1895, str. 627-629).

19. Это известие подтверждает боркулабовский хронист (ук. соч., стр. 64), а также Иоахим Вельский (“Dalszy ciag kroniki Polskiej”, str. 255).

20. Ко времени ухода Наливайко из Могилева у него уже было около 20 орудий (см. J. Вielski. Ук. соч., стр. 254; “Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-западной Руси”, т. 7, док. № 42, стр. 68).

21. О том, что во время операций в Белоруссии отряд Наливайко все время пополнялся за счет крестьян, мещан и мелкого служилого люда, переходивших на сторону повстанцев, сообщает как И. Бельский (ук. соч., стр. 254), так и Р. Гейденштейн (ук. соч., стр. 363). Из письма (автор не установлен) Христофору Радзивиллу от января 1596 г. мы узнаем, что в конце 1595 — начале 1596 г. отряд Наливайко насчитывал до полутора тысяч боеспособных людей (“Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-западной Руси”, т. 7, док. № 42, стр. 69).

22. Речь идет о письме либо польного гетмана коронного Станислава Жолкевского, либо великого гетмана коронного Яна Замойского.

23. Быхов — город на р. Днепр, юго-западнее Могилева. Известие о движении от ряда Наливайко от Могилева к Быхову находит подтверждение в Боркулабовской хронике (ук. соч., стр. 65).

24. Польный гетман коронный Станислав Жолкевский.

25. Подробное описание схватки под Могилевом дает боркулабовский хронист (ук. соч., стр. 64).

26. Сведения о том, что в отряд Наливайко перебегала мелкая служилая челядь, находим и у Гейденштейна (ук. соч., стр. 364).

27. Станков — деревня, владение Радзивиллов в Минском повете.

28. Вероятно речь идет об Андрее Завише, воеводе Минском.

29. Возможно, что речь идет о Бояновском, постельничьем Сигизмунда III.

30. Повидимому, имеется в виду польный гетман литовский Ян Карол Ходкевич.

31. Далее несколько слов неразборчиво.

32. О недисциплинированности солдат из отряда Н. Буйвида пишет также Ф. Евлашевский (ук. соч., стр. 33).

33. Боркулабовский хронист сообщает, что, упустив Наливайко, литовские паны из отряда Буйвида вернулись грабить Могилев (ук. соч., стр. 64). Ср. письмо Льва Сапеги Христофору Радзивиллу от февраля 1596 г. (“Archiwum domu Sapiehow”, t. I. doc. № 154, str. 126).

34. Деревня — название местечка в Минском повете.

35. Рубежевичи — владение Христофора Радзивилла в Минском повете.

36. Ввиду дефектности текста год читается с большим трудом.

37. В письме воеводы Трокского Николая Христофора Радзивилла Христофору Радзивиллу от 5 октября 1596 г. также находим упоминание об Иордане в связи с делом Наливайко (“Archiwum domu Radziwillow”, doc. № 30, str. 47).

38. Письмо публикуется частично. Опущен текст, не имеющий отношения к теме публикации.

(пер. Т. Н. Копреевой)
Текст воспроизведен по изданию: К истории движения Наливайко // Исторический архив, № 2. 1956

© текст - Копреева Т. Н. 1956
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Алексеев Б. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Исторический архив 1956