97. ДОНЕСЕНИЕ ПОСЛА В КОНСТАНТИНОПОЛЕ И. А. ЗИНОВЬЕВА МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ГРАФУ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Константинополь, Буюкдере

Секретно
2/15 октября 1904 г.

Подлинник

Милостивый Государь граф Владимир Николаевич,

При секретном письме от 25-го минувшего сентября за № 864 Ваше Сиятельство изволили препроводить ко мне копию с совершенно конфиденциального письма г-на Обер-Прокурора Святейшего Синода, в коем Статс-Секретарь Победоносцев, вследствие жалобы представителя Иерусалимского Патриарха на образ действия нашего Генерального Консула в Иерусалиме в деле о покупке русским подданным Дмитрием Поповым развалин Лавры Св. Харитона, выразил желание, чтобы как дело это, так и действия Статского Советника Яковлева были подробно рассмотрены.

По этому делу Патриарх Дамиан обращался неоднократно ко мне как письменно, так и чрез представителя своего в Константинополе Архимандрита Никодима. Находя неудобным вступать с Патриархом в письменные пререкания, я предпочел вести переговоры с ним чрез названного Архимандрита, коего я просил обратить внимание Блаженнейшего Дамиана на следующие соображения:

а) покупка православным русским у мусульман христианской святыни не может, по моему мнению, нарушить права Патриархии, тем более, что, за недостатком у Патриархии материальных средств, святыни нередко переходят во владение инославных,

б) Генеральное Консульство в Иерусалиме не имело достаточных оснований отказать в признании правильности означенной покупки, так как таковая совершена была в условиях, не нарушающих местных законов,

и в) если бы покупщик вознамерился устроить на купленном им месте церковь без разрешения на то Иерусалимской Патриархии, то таковое действие его будет признано нами незаконным и с нашей стороны будут приняты меры к воспрепятствованию тому.

Помимо этого, я высказал Архимандриту Никодиму мое сожаление по поводу того, что Патриарх Дамиан, не ограничиваясь сношениями со Статским Советником Яковлевым, обратился и к турецким властям с ходатайством о непризнании законности покупки и таким образом сделал их свидетелями распри между Патриархией и Русским Генеральным Консульством.

Те же самые объяснения переданы были мною и Вселенскому Патриарху, к посредству коего прибегал Блаженнейший Дамиан.

Так как, несмотря на все это, Иерусалимский Патриарх не переставал обращаться ко мне с жалобами на действия Статского Советника Яковлева, то, воспользовавшись одним из последних свиданий [315] с Архимандритом Никодимом, я с некоторой резкостью высказал последнему свое неудовольствие по поводу настойчивости Патриарха и прибавил, что в этой настойчивости я усматриваю доказательство нерасположения Блаженнейшего Дамиана к Русским и к России, — нерасположения, нисколько не оправдываемого ввиду заботливости Императорского Правительства о благе Иерусалимской Церкви.

Внушение это подействовало, по-видимому, на Патриарха.

Посетив меня 11-го минувшего сентября, Архимандрит Никодим прочел мне адресованное ему Блаженнейшим Дамианом послание от 23-го августа и вручил мне вместе с тем изготовленный им и у сего прилагаемый перевод его на французский язык.

Посланием этим Иерусалимский Патриарх поручал своему представителю уверить меня в неосновательности взведенного мною на него обвинения в нерасположении к России, — обвинения, внушенного будто бы мне Статским Советником Яковлевым; Блаженнейший Дамиан, по словам его, не перестает воссылать к Всевышнему молитвы о благоденствии Государя Императора и всего Августейшего Императорского Семейства и питает чувства искренней любви к благочестивому русскому народу.

Вследствие таковых заявлений я счел своевременным обратиться к Патриарху Дамиану с прилагаемым при сем в копии письмом, в коем, повторив уже ранее переданные через Архимандрита Никодима объяснения, я поблагодарил его за выраженные им чувства, уверил его, со своей стороны, в живом участии, принимаемом Императорским Правительством в Иерусалимской Церкви, и выразил надежду, что он предпочтет предать забвению пререкания, возникшие между Патриархией и Генеральным Консульством.

Передачу письма этого я возложил на Статского Советника Яковлева, коего пригласил, прилагаемым при сем в копии письмом, воспользоваться свиданием с Патриархом для восстановления вполне приличных отношений с ним. При этом я поставил на вид г-ну Яковлеву, что всякие дальнейшие препирательства с Блаженнейшим Дамианом представляются мне в высшей степени нежелательными.

Что касается образа действий нашего Генерального Консула в Иерусалиме, то я нахожу, что он поступил не вполне правильно, возвратив Патриарху Дамиану письмо его от 2-го минувшего июля.

При всем том, я не счел удобным признать жалобу на него Блаженнейшего Дамиана основательною уже потому, что Иерусалимская Патриархия далеко не всегда благожелательно относится к нашим интересам и учреждениям в Святой Земле и что открытое неодобрение действий нашего Генерального Консула могло бы послужить поощрением несправедливых притязаний Патриархии.

Примите, Милостивый Государь, уверения и проч.

АВП РИ, ф. Греческий стол, оп. 497, д. 418, л. 70-74 об.