ДИСПОЗИЦИЯ К ШТУРМУ ОЧАКОВА.

Декабря 1-го был отдан по армии следующий приказ: «Истоща все способы к преодолению упорства неприятельского и преклонению его к сдаче осажденной нами крепости, принужденным я себя нахожу употребить наконец последние меры. Я решился брать ее приступом, и на сих днях, с помощию Божиею, произведу оный в действо. Представляя себе мужество и неустрашимость войска российского и противополагая оным крайность, в которой находится гарнизон очаковский, весьма умалившийся от погибших во время осады, изнуренный болезнями и терпящий нужду, ожидаю я с полною надеждою благополучного успеха. Я ласкаюсь увидеть тут отличные опыты похвального рвения, с которым всякий воин устремится исполнять долг свой. Таковым подвигом, распространяя славу оружие российского, учиним мы себя достойными названия, которое имеет армия, мною предводимая; мне же останется только хвалиться честию, [158] что я имею начальствовать столь храбрым воинством. Да дарует Всевышний благополучное окончание!» Штурм предназначено было произвесть шестью колоннами: 4-мя на правом, под главным распоряжением князя Репнина, и 2-мя на левом фланге, под командою генерал-аншефа Меллера. «Все колонны», сказано было в диспозиции к штурму, «должны аттаковать живо и не занимаясь перестрелкою, итти на штыках. Командующие колоннами и гг. штаб и обер-офицеры имеют наблюдать порядок, предупреждая замешательство, и не допускать кидаться на добычу, а поступать с храбростию, свойственною российскому войску, возлагая несомненную надежду на помощь Христа Спасителя нашего. При аттаке неприятельских укреплений, я даю на волю командующих флангами брать пушки малого калибра или нет. Постановление пушек на реданты неприятельские зависеть будет от удачи, и тогда, по условию с г-м генералом и кавалером Иваном Ивановичем Меллером, то исполнить. Хорошо, еслибы удалось с неприятелем вместе войти в крепость, но я почитаю лучшим, отрезав его от оной, истреблять, не допуская. При всякой колонне иметь знающего турецкий язык, для могущих быть объяснений. Кто из Турков будет сдаваться, того, обирая оружие, отсылать к резерву; женщин и младенцов щадить, отсылая их туда же. Время аттаки будет [159] ознаменовано сигналом, за несколько пред светом. Чтобы к после-завтрашнему дню все было готово». Декабря 4-го последовало дополнение к диспозиции, заключавшееся в следующем: «Остерегаться и убегать мин, хотя они не столь страшны, но люди не в таком убеждении о их неопасности, и напротив, более всего их боятся. Чтобы войтить в крепость купно с неприятелем, я почитаю невозможным: входы известны только им, куда побегут они малыми кучами; спуски во рвы тоже незнакомы; расстроиватъся для нас вредно. Стараться выгнать из ретраншамента, отнять землянки, аттакуя со всех сторон, принудить их обнять повсюду ретраншамент, чем они ослабеют, а если побегут в крепость, то стеснятся и в обоих случаях нам будет польза. На левом Фланге вся цель на крепость, а потому и силы туда от всех пунктов той дирекции долженствуют быть направлены; аттака ретраншамента в той стороне только простое озабочивание неприятеля. Я повторяю, что единственная и решительная цель есть крепость; все обратить и усилить ту сторону резервом левого фланга. Завладение Гассан-паши (Так называемого Гассан-пашинского замка, который находился на самой оконечности Очаковского мыса), причем и истребление неприятеля, живущего в новой слободе, исполнится, есть нужное [160] предприятие, ибо хотя бы и не удалось войти в крепость, то поставя там твердую ногу, стеснен неприятель до крайности будет, отымется у него вода, не будет пристанища судам, ежели бы Турки вздумали подвезти хлеб или войско. Первой колонне итти гораздо до света, а прочим колоннам на ретраншамент, и так размерить время, чтоб темнотою дойтить до оного. Пред светом Турки спят крепко. Я прошу гг. генерал-аншефов условиться между собою о времени. Когда услышат крик: «ура», в которой ни есть колонне, то всем другим повторить. Незапное нападение во всех местах отнимет у неприятеля способ соединиться; в землянках и домах истреблять его скоропостижно. Как я сказал выше о важности аттаки на Гассан-пашу, то и желаю, чтобы принц Ангальт, с колонною своею из гренадер и егерей, в полной мере способствовал первой колонне и в истреблении неприятеля и овладении паланкою (замком) Гассан-паши. Есть там мечеть, довольно крепкая стенами; тут и на паланке возмут наши пост. Сказанная вторая колонна не прежде войдет в нагорный ретраншамент, как по успехе на нижней части к Гассан-паше. Завтра в полдни прошу весь генералитет, назначенный к делу, пожаловать прийтить ко мне для словесного объяснения, ибо всего написать не можно.» [161]

Декабря 6-го, в день св. Николая Чудотворца, твердыни Очакова пали перед русскою храбростью, и город, по данному войскам обещанию, был отдан на трех дневное разграбление.

Текст воспроизведен по изданию: Диспозиция к штурму Очакова // Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений, Том 41. № 162. 1843

© текст - ??. 1843
© сетевая версия - Тhietmar. 2017
©
OCR - Андреев-Попович И. 2017
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ЖЧВВУЗ. 1843