ИБРАХИМ МУТЕФЕРРИКА

ОСНОВЫ МУДРОСТИ В УСТРОЙСТВЕ НАРОДОВ

УСУЛ АЛЬ-ХИКАМ ФИ НИЗАМ АЛ-УМАМ

// Во имя Аллаха милостивого, милосердного, и к его помощи я прибегаю!

Хвала, слава и бесконечная благодарность тому Владыке [земного] царства и [небесного] царствия, Обладателю величия и могущества, пресвятому и всевышнему престолу которого присущи благоустройство мирового порядка и устройство дел человеческих и от великой воли которого зависит изменение положения людей. Бесконечные молитвы тому пророку последних времен, прибежищу державы верующих, которому свойственно совершенствовать политические законы в соответствии с шариатом и соблюдать высокие традиции пророческого врачевания, дабы они способствовали оздоровлению государства и содействовали укреплению установлений [истинной] веры, став достаточно [надежным] лечебным снадобьем для народа. Благоволение [Аллаха] и почести тем родовитым [людям] и мужам правосудия, достоинству которых соответствует следование похвальному правилу служебного рвения, извечный обычай [способствовать] регулярному и счастливому течению дел государственных, // для которых является действительным их обязательство непрерывно содействовать разрешению дел всенародных.

А затем. Этот косноязычный презренный раб и ни на что не способный ничтожный слуга, нуждающийся в милосердии всемогущего Аллаха, лишенный всяких средств для приобретения и продажи драгоценностей, не располагающий дарами, которые можно было бы смело возложить на поприще знаний, возымел намерение хотя бы муравьиными усилиями способствовать упрочению мощи шахиншахского государства и достижению пышного достоинства царственного средоточия, его славе и гордости. Так как я пребывал под защитным крылом постоянного покровительства падишаха и под тенистым навесом его охраны, оберегаемый от вероломства злых людей и бунтовщиков, от тирании корыстолюбцев и насильников, то настоятельной потребностью моей стало воздавать благодарение за высочайшую милость и строго соблюдать свои обязательства, денно и нощно молясь за долголетие, благополучие и продление славы и могущества султана (В тексте: "его").

Когда в состоянии самоуглубленного размышления и постижения [истины] я уединенно пребывал в обители устранения от дел и находился в одиночестве, приобретя душевный покой, то вместе с мыслями о внезапном нашествии бесчисленного войска 1 огонь печали, грусти и тревоги наполнил огорчением и волнением сосуды моего сердца и душу. В 1143 (1730) году хиджры пророка — самый низкий поклон ему! — когда исполнилось 444 года // со времени восхода солнца над умножающим свои дни государством Османским 2, при размышлении о причинах мятежей, [122] постоянно происходивших в этом великом государстве в течение томительных дней названного года 3, при попытке проникновения в скрытый смысл и постижения истинного значения [этих событий], разум, теряясь в смятении, оказывался бессильным перед поражающим мраком неизвестности.

Я всей душой и сердцем скорбел, что вынужден был терпеть несовершенство в законах управления, усталость от усилия в важных делах, небрежность и нерадение при решении важных государственных вопросов представителями государства, сановниками и айанами 4 дивана, тогда как их обязательными качествами должны быть осведомленность и прозорливость. С одной стороны, установив расслабление в устройстве мира и изъяны в урегулировании дел сынов Адама, согласно божьему закону и в соответствии с потребностями человеческой цивилизации, я изменился в лице от расстройства и беспокойства за возможность появления признаков недомогания в здоровье Высокой Порты, следов перемен и знаков слабости в природе и в ее силах, а также огорчился, когда оказалось, что в состоянии дел людей побеждают противоречия, а в человеческих характерах — склонность и стремление к раздорам. С другой стороны, когда я прибег к искусству собеседования, поспешив [взяться] за исторические сочинения, и изучил в целом состояние древних народов, прежних султанов и государей, то получил ряд сведений и был также обрадован радостным смыслом, что перемены и изменения, беспорядки и разногласия, происходившие в мусульманские государствах, часто приводили по воле могущественного правителя к усилению устоев религии и государства, укреплению силы // султаната, упрочению здания правил шариата, урегулированию дел государства и народа, упрочению положения райятов 5 и восстановлению сунны пророка.

Некоторое количество дождя, разрушившего сердце страны, снова наполняет [ее] тишиной и покоем.

В частности, причиной спокойствия и уверенности является возрождение с помощью и содействием вседарящего Господа и по милости Бога вечносуществующего халифата и расцвет постоянно пребывающего государства его величества, халифа вселенной, убежища верующих, сильного и могучего падишаха рода Османа 6, султана Махмуд-хана 7, сына султана Мустафы-хана 8, сына султана Мехмед-хана 9, нашего покровителя, нашего милосердного и сострадательного господина — да увековечит Аллах его государство и даст силы его султану, да укрепит его ансаров 10 и да уничтожит его врагов!

Я, насколько возможно, собрал скудные мысли в надежде, что великое, важное дело, которое осуществляется с помощью богатырской энергии, направленной на уничтожение и разгром бунтовщиков и мятежников и на покорение смутьянов и злоумышленников, станет одним из признаков укрепления устоев религии и государства и примером восстановления и подъема силы счастливого государства. Намек и указание при помощи содержания исторических сочинений и повествований о древних народах на зло, ведущее к мятежам, происходившим с древних времен вне и внутри государств султанов и государей, // на ошибки, приводящие к изменению положения народа, на причины и поводы, связанные с закрытием двери [мятежа] и укреплением основ управления и имеющие отношение к упрочению фундамента порядка, явились средством, представляющим собой лекарство для слабого разума и просветлением слабо понимающего ума. В частности, когда я понял причину того, что христиане, бывшие [некогда] презренным народом, сравнительно малочисленным по отношению к мусульманскому населению, и ничтожным и слабым по природе и характеру, с некоторых пор распространились по свету, захватили множество стран и даже стали явно побеждать победоносную османскую армию Высокой Порты и когда я узнал эту удивительную мудрость, то я, немощный, привязал полу рвения к труду и старанию и положил палец изумления на зуб размышления. С таким же желанием и страстью, с каквй возлюбленная красавица с желанием [все] постичь и узнать появляется во всей [123] красе и получает подарок от жениха, когда в первый раз открывает лицо, я при помощи знания латинского языка прочел и изучил исторические сочинения упомянутых народов за длительное время и отдаленные эпохи и законы диванов, касающиеся [вопросов] организации и устройства войск, и книги по военным вопросам. Я также беседовал, соблюдая вежливое обращение, со знающими, образованными, опытными и // умными людьми из различных сословий и с военачальниками разных родов войск. При черпании из этого источника я не возражал подлым людям и их словам, а подбирал, в каком бы месте они ни находились, камни и раковины, которые считал драгоценными камнями и [раковинами, наполненными] жемчугом, и терпеливо их хранил. Наконец, подстегнув плетью рвения послушного скакуна усердия, я коротко изложил конечный, поучительный смысл разговоров и бесед. Выбрав из всего этого основы мудрости и желанные суждения и приняв во внимание правильные мнения, я начал писать главы и разделы, содержащие несколько тем относительно устройства мира, организации дел народа, укрепления и упрочения здания государства, согласно [взглядам] опытных и наблюдательных лиц, в чем согласны известные мудрые люди мусульман и на чем все они сходятся. Поспешив написать книгу, я назвал ее в знак счастья и удачи "Основы мудрости в устройстве народов", в надежде, что она станет первой среди многочисленных создаваемых работ, которые будут связаны со временем благополучия государства. После завершения [книги] я дерзко осмелился предстать и положить [ee] к подножию трона благородного могущественного государя. Если он соизволит взглянуть на [нее] глазами внимания, то желательно, чтобы айянам дивана и вельможам султанского двора удалось воспользоваться ее смыслом и было суждено действовать по ее содержанию. // Пусть будут очевидны по милости Бога [ее] значение и важность в мире и да обнаружатся виды добра и благодати. Аминь!

Глава первая. Излагается существующее в войске устройство и выгоды, извлекаемые из хорошего устройства.

Глава вторая. Коротко излагаются преимущества науки и географии.

После этого для [людей] высоких помыслов обязательным — в любом случае является осведомленность о состоянии и положении осужденных на огонь ада кафиров — врагов веры и государства, а самым важным делом, по [мнению] проницательных и опытных лиц, является раскрытие [истины], а самым необходимым — знания, которые, по всей очевидности, являются явными средствами победы.

В третьей главе описываются род, виды и категории войск христианских государей, их устройство, военные обычаи и уставы, которые обычно соблюдаются в мирное время, в походе, в сражении и в бою. В каждой из упомянутых глав заключается несколько разделов, а при подходе к основной теме дается обширное введение.

[Глава первая]. Раздел первый. Необходимость государей и султанов.

Обязательность существования правителей среди народа раскрыли и подтвердили [люди], весьма сведущие в астрономии, в соответствии с [данными] физики, и те, кто снимает покрывало мудрости при помощи геометрических доказательств. Установлено, что вселенная, состоящая из элементов земли и воды, имеет форму круглого шара, и эту мысль подтвердили корабли, идущие с востока на запад. Путем измерения установили, что при соответствующем движении по долготе и широте полный оборот земли составляет пространство // в 1080 конаков 11, а [что] сверху и под земным шаром — достоверно не определено. Известно, что каждая сторона висящего в воздухе земного шара, напоминающего арбуз, на который со всех сторон сбежались и расселились муравьи, заселена муравьями человеческого рода и заполнена [124] людьми. Соответственно манере и стилю, каким написаны ряды строк в некоторых нравственных и философских книгах, когда Бог, обладающий богатырской силой, вознамерился проявить в новой форме всю свою силу, то, согласно [его] бессмертной мудрости, целью стрелы для человеческого общества он сделал нужду, а мишенью — страдание и мучение. Он сделал [людей] также зависимыми от "назначенного предела" 12 жизни, а в природе людей заложил слабость. Несомненно, желание встретиться, необходимость, с одной стороны, одного[человека] в другом, [с другой стороны], добывание средств к существованию были невозможны без помощи [одного другому]; жизнь людей и им подобных была немыслима без общения и сношения, и все в чем-то нуждающиеся стали общаться и встречаться. Однако из-за склонности к раздорам и различий в обычаях и верах одни покоряли других насилием и силой, богатством и деньгами. Каждый хотел подчинить [другого] своему закону, затянуть на побежденном петлю повиновения и стремился захватить большую часть доходов другого. Они пренебрегали своими собственными делами, стремились покорить /5б/ и подчинить себе [других] и любили битвы. Для противодействия трудностям, для вырывания корней спора и устранения смуты среди людей должны быть люди, [знающие] сущность философии, и правители и начальники, которые были бы знакомы с наукой философии. Они отводят длинную руку одного человека от другого, прививая стремление к уважению справедливых законов, являющихся стержнем политики, и, запретив [протягивать] руку насилия, они заставляют довольствоваться и удовлетворяться своими правами.

Источником этих законов и выразителем этих мер является достойная и пекущаяся о благе личность и славный пророк, которого избранные мудрецы называют архангелом Гавриилом 13, а улемы — посланником и пророком. Приказы и запреты закона, которые являются воистину мылом ржавчины грехов и запретных деяний, улучшают состояние вселенной и умеряют страсти людей. Когда пророк, являющийся законодателем истинного шариата, снизошел в обитель вечности, то для соблюдения религиозных заповедей и улучшения дел мусульман нужен был, безусловно, справедливый и могучий правитель, который бы оберегал приказания и воспрещения правил пророка и уважал бы, как подобает, политические законы, так, чтобы другой народ был облагодетельствован короной [его] государства, а одеяние империи было вышито самым дорогим шитьем шариата, для которого религия и государствоблизнецы. В силу этого божественное предопределение сделало род людской зависимым от "назначенного предела" жизни. В деле // добывания средств жизни он также был зависим и, естественно, слаб. Так как ему нужны были взаимные сношения и обмен с [другими] представителями рода человеческого, то хранитель казны могущества из милосердия к слабым рабам божьим решил посылать и назначать пророка, посланника или могучего и справедливого правителя, который был бы их халифом, а также исполнял заповеди благородного шариата. Таким образом, он решил осуществлять обычай по упорядочению дел бедных и проявлять этим очевидную мудрость. Многочисленные племена, различные рода и большинство народов, существующих на земле, естественно, имели склонность и старались постигнуть мудрость этого закона, спешили собраться и соединиться массами и толпами, вольно или невольно послушно подчиняясь необходимости вечного провидения. Каждое общество следовало за [своим] государем, повиновалось его велению и оставляло [какое-то дело] по его запрету, а в делах устройства и организации внимало eго мнениям и решениям. Таким образом, религиозность и объединение при помощи также указаний шариата и разума создали на земном шаре множество государств и установили халифов, султанов, государей, хаканов, хосровов 14, цезарей и бесчисленное [количество] правителей под другими именами, санами и титулами. [125]

Раздел второй. Мнения философов о создании основ государства.

Просвещенным лицам, рассказывающим новости и передающим предания и рассказы, ясно и очевидно, что султаны, государи вселенной и правители людей // враждуют из-за различия религий и вер, обычаев и обрядов и отличаются также [друг от друга] по степени [своего] значения. Ввиду того, что решение и урегулирование дел народа производилось различными способами и методами, то здание государства и строение всех обществ закладывались на различных и отличающихся один от другого основах. Высказывания всех философов по этому вопросу [можно] свести к мнениям и высказываниям трех великих славных мудрецов.

Во-первых, учение Платона. Он сказал, что народ должен слушаться, повиноваться и следовать за разумным и справедливым падишахом. Предоставив и поручив его мнению и решению все государственные дела, необходимо дать ему самостоятельность и довольствоваться его властью. Такого рода государство и империя получили известность на языках греческих и латинских философов под названием монархия. Большинство султанов на земле правят по этому принципу. Таким образом, высокое происхождение достойно хвалы и уважения.

Во-вторых, учение Аристотеля. Он сказал, что управление империей должно быть у айянов государства. Таким образом, одного из них выбирают главой над всеми, другие должны совместно участвовать в советах и управлении, для того чтобы не было опасения в отходе от справедливого закона, в случае, если кто-либо станет самостоятельным, прославившись и выделившись в силу знатного происхождения. Такого рода государство на языке философов // называется аристократией. Словом "кратия" в философском смысле называют совместное управление айянов. В настоящее время таких принципов придерживается государство Венеция.

В-третьих, Демокрит. Он сказал, что управление империей должно быть у ре'айи, с тем чтобы она могла защитить себя от притеснения. Например, население каждых десяти сел, образовав местное управление, выбирает из своей среды по одному-два человека, которых считает умными и опытными, и посылает [их] на собрание дивана. Выборные от населения [каждых] десяти сел также выбирают по одному человеку. Постепенно от всех выборных остается десять человек. Все соглашаются признавать власть этих десяти лиц. Десять человек в течение года, заседая в диване, занимаются решением дел. В новом году прежде всего снова избирают по прежней системе десять человек. Они рассматривают отчет [лиц], отставленных от управления, за прошедший год. Того [из них], кто совершил несправедливость, наказывают. Государство, имеющее такую форму [правления], называют демократией, то есть это управление, соответствующее взгляду Демокрита. В настоящее время такими принципами руководствуются государства Голландия и Англия.

Эти три упомянутых принципа в основе используются государями других народов и религий.

Раздел третий. Необходимость для правителей укрепления их государств // и [влияние] прочности их положения на порядок в их армиях.

Царящие на земле правители, султаны и государи различаются [между собой] и назначаются описанным выше способом, согласно шариату и мудрости, потребностям природы, цивилизации и человечества. В зависимости от их сил и возможностей части территории, на которых расположено множество государств, провинций и городов, попадали и возвращались рукой насилия и захвата. Путем выделения множества стран было образовано множество государств. Их правители и мутасаррифы 15, в зависимости от степени уважения к ним, становились кто султаном, кто хаканом, кто шахиншахом, [126] кто падишахом, кто государем, кто кесарем, учреждались и вводились различные титулы и названия в соответствии с разными языками, составлялись правительственные дефтеры 16 и почетные рескрипты. Однако людям была свойственна болезненная жадность, а в роду хаканов, султанов и прочих правителей были распространены также враждебность к другому государству и простирание руки порока. Каждый человек испытывал нужду в защите своей страны и государства от нашествия других. Поэтому властелин народа и правитель страны отбирал и выделял из своего собственного или другого народа категорию людей, способных и имеющих склонность воевать, для того чтобы они защищали страну и народ, отталкивая длинную руку врагов и препятствуя вмешательству, других [в свои дела]. // Он набирал и организовывал армию на основе воинского и боевого устава и обычая и снабжал [ее] оружием. Строгое соблюдение действующего в этом отношении руководства считалось самостоятельным средством для сохранения страны и длительного существования государства. Излишне объяснять, что те, кто был безразличен к этому обстоятельству, кто не занимался этими важными делами и кто считал нерадивость дозволенной, теряли государство и страну, неизбежно попадали в беду и несчастье и начинали раскаиваться, что [уже] не приносило им пользы.

Раздел четвертый. Необходимость для прежних государей и султанов организации их войск по определенной системе и соблюдения порядка в сражении.

От исследователей истории, удостоенных [этой] большого достоинства науки, и от внимательных людей, влюбленных в произведения судьбы и ищущих сведений о народах мира, не скрыто, что начиная с появления рода человеческого и до настоящего времени среди народов и наций происходят сражения и войны, а в настоящее время мятежники не перестают ни на мгновение проливать кровь и уничтожать людей. Некоторые народы и государства и многие сословия людей занимались важным делом войны лишь для извлечения выгод и из желания устранить вред, [наносимый] другими. Однако многие из верующих и религиозных людей взяли на себя [врученную] шариатом миссию газа и джихада 17. Их постоянным священным долгом стало всегда добиваться выгод счастья в настоящей и будущей жизнях путем усилий и труда на пути Аллаха // и в залог этой добродетели всегда получать средства к существованию на том свете, жертвуя [своей] жизнью.

В любом случае путаница среди идущих на войну и в сражение и готовых к схватке и к бою солдат разных родов войск должна быстро принять какую-нибудь форму, а солдаты должны научиться соблюдать определенный порядок и придерживаться устава и законов боя. От знакомых с историей и от знатоков этой прекрасной науки не скрыто и не спрятано, каким образом велись войны и готовились войска прежних султанов и государей.

Раздел пятый. Организация войск прежних государей и метод их сражений.

Содержание дефтеров и диванов, касающихся прежних дел и заключающих в себе сведения о древних народах, указывает, что армии прежних государей были не такими, как армии современных государей. Например, толпа народа, состоящая из 5000, 10000, 50000, 100000, а [также] большего или меньшего числа людей, собравшись в одном месте, принимала определенную форму. Затем в зависимости от правого, левого и среднего [положений] образовывались три отряда, то есть правый, левый и средний; соединенные один с другим, они строились в виде двух крыльев, [идущих] [127] из одного, тела, // подобно высоко летящей птице. Конница и пехота собирались отдельно друг от друга. Подразделения конницы и пехоты, выстроившись, насколько возможно, по отдельности, также избегали беспорядка. После того как в правый и левый отряды назначались опытные военачальники, из проверенных и знакомых с военным языком сановников, которых народ также почитает за их авторитет и чины и строго выполняет их приказы, и им поручали управление флангами армии, то в зависимости от места и положения назначали еще быстрых и ловких сархангов и чаушей 18, которые могли понять и доставить разрешение или запрет, способных различать рода войск и их военачальников. Они включались в свиты командующих на флангах. Кроме них назначались еще ревностные и храбрые военачальники, знакомые с важным делом построения, управления и приветствия солдат, которые должны были следить за движением и порядком, поспешением и промедлением, рвением и утомлением в деле, надобностью и ненадобностью помощи, затем, чтобы каждый солдат на обоих флангах [был] стойким и твердым, чтобы не вызвать нарушения порядков путем движения вперед и назад, вправо и влево, и чтобы пресекать бегство. Таким образом оказывали помощь начальникам флангов. // После того как в соответствии с принятыми у них обычаями кроме них назначались еще в зависимости от их чинов офицеры, знаменщики и энаменосцы и другие старшие и младшие офицеры, для того чтобы находящиеся на обоих флангах солдаты были в своих джема'атах 19, надо было еще обязательно выделить офицеров и рядовых. После того как войска на флангах принимали такой порядок, в центре расположения армии располагался государь, являющийся главой армии, или султан, или падишах, или их сипахсалары 20, или сераскер 21, или великий везир. Место стоянки, отдыха и размещения для сипахсалара и сардара 22, являющихся начальниками всех, становилось местонахождением штаба. После того как он назначал в свое сопровождение также бёлюк 23 солдат из своего личного отряда и солдат разных родов войск, очень уважаемых и достойных доверия, красивых, [хорошо] одетых и вооруженных, ревностных в охране особы сардара, готовых пожертвовать за него имуществом и душой и преданных [ему], то он сам и этот достойный похвалы отряд становились душой всего войска. Хотя он и находился в надежном месте, в центре войска, но включал в свою свиту несколько советников из государственных сановников, являющихся опытными и проверенными людьми, разбирающихся в способах сражений, приказы которых беспрекословно выполняют, известных твердостью, верностью и честностью. /10а/ Они совместно следили за передвижением и тишиной, за правым и левым [флангами], и в случае возникновения затруднений и неясностей все прибегали к их советам и указаниям. [Таким образом] они выполняли эту важную обязанность. Точно так же некоторое количество солдат образцового поведения, таких, как, например, сарханги и чауши, находясь в свите сипахсалара, являющегося как бы душой всех в неустойчивом центре войска, были наготове и предназначались для доставки и вручения необходимых приказов, запретов и предупреждений на места, правому и левому [флангам], авангарду и арьергарду, и ожидали на своем месте указаний для начальников. В соответствии с обычаем древних, храброе войско, как указывалось выше, изготавливалось, обороняясь и маневрируя, и становилось единым телом, образовав строй в виде длинной стены, и, подобно орлу, бросалось влево и вправо, тогда как описываемое ниже новое военное устройство было основано на геометрических принципах. [Раньше] полная пропорциональность и равенство рядов не соблюдались, они не были сомкнутыми, правильными и прямыми как линия, а ширина и глубина порядков не были равны. Солдаты, следуя друг за другом, постоянно и [128] непрерывно скучивались /10б/ и не соблюдали порядка, в одних местах их было мало, а в других — много; всей тяжестью и массой они наваливались друг на друга, а при встрече с врагом останавливались, приняв форму описанного выше нестройного ряда. Медленно продвигаясь, войска сближались с неприятелем. Когда же оставалось небольшое поле, разделяющее их общую судьбу, то из рядов [воинов] вырывались много храбрых мужей, подобных разъяренным львам. Выхватив из ножен острые мечи, они, подобно Рустаму 24, бросались на поле боя. Если же противник не трогался с места, то к схватке рвались храбрые всадники и пехотинцы, быстрые, смелые и могучие богатыри. Они вступали в единоборство, обнажив мечи и наставив острия пик, и атаковали, используя булаву, дротик, копье (В тексте вм. *** "копье" ошибочно напечатано *** "восемь"),кинжал, секиру, лук, щит и другое привычное боевое оружие. Волны больших масс людей, подобно приливу и отливу беспощадного моря Омана 25, приносили то счастье, то несчастье; звуки и эхо столкновений, ударов и стонов заполняли вселенную, а пыль от быстрых, как метеоры, скакунов доходила до неба; громовой голос с небес, [произносивший]: "Нет ли добавки?" 26 — царил на рынке сечи и обеспечивал сбыт в сражении. На том полном славы базаре /11а/ вместо наличного серебра и золота [в ходу были] железо и сталь, и [люди] умирали, убивая острым мечом и разя сердце острием пики. Обе стороны сохраняли свой первоначальный порядок и неуклонно действовали по этому поводу. Временами распри откладывались, когда выяснялось, на чьей стороне победа. В другой раз, при затягивании [сражения], решающий бой переносился на следующий день, а бывало, что сражение длилось несколько дней. Иногда с обеих сторон на поле битвы выходили падишахи или сераскеры, или несколько известных витязей. Удовлетворившись их победой или поражением, все оказывали повиновение победившей стороне. Время от времени из-за непокорности и упрямства пламя вражды и ненависти вспыхивало, как пожар, беспощадное море ненависти и мести разливалось и волновалось, и солдаты двух армий мешались, кидаясь друг на друга. Бессчетные и огромные массы людей бросались на землю позора. Во всех древних армиях не было пушек, ружей и бомб, в те времена не было пороха и не было привычки окапываться рвами и окопами. Боевым оружием служили стрела и лук, меч и острое копье, дротик и щит, булава и кинжал, праща и арбалет, латы и стальной шлем.

Одним словом, основные принципы союзов и объединений и новых государств от начала мира и до настоящего времени, способы и формы объединения народов, законы /11б/ и принципы организации населения и управления государственными делами не были одинаковыми. Несогласие и неповиновение происходили в силу разных вероисповеданий, обычаев, характеров и даже привычек.

По большей части правильно соблюдались только обычай сбора и переписи войска, его деления, организации похода и сближения с врагом во время войны, формы сражений. Точно так же походили один на другое передвижения и марши по дорогам, разбивка и снятие лагерей и способы деления армии командующим на авангард и арьергард, правый и левый [фланги] при приближении к вражеской территории (в оригинале *** "дом войны"), а равно и законы завоевания стран. О применяемом боевом оружии [можно сказать], что оно по большей части тоже было одинаковым. Государи Хинда и Синда, Туркестана и Фарса 27,

правители Египта и Багдада, императоры Рума 28, прочие арабские, курдские и персидские племена и роды и древние франкские народы — все находились в таком положении, действовали по известным формам и методам, а в войнах применяли указанное оружие.

Мусульманские государства и правоверные народы также /12а/ по большей части действовали по старым формам и методам. Лишь некоторые халифы и [129] султаны ввели наемное войско и, организовав отряды пехоты и конницы под названием очагов 29, укрепили основы государства, упрочили порядок и закон и с помощью выдающихся лиц вступили на путь побед над врагами веры и их государствами. Хотя в использовании боевого оружия они подражали древним и в организации воинов в сражении, атаке и штурме удовлетворялись старыми методами, однако, при крайнем рвении и усердии они достигли способности побеждать всех в искусстве сражения на саблях. С появлением и возвышением Высокой Порты — да продлит Аллах ее существование до дни страшного суда — эхо славы и мощи государства мусульман и силы божественного султаната правоверных разнеслось по странам мира до горизонта вселенной, а победоносная сабля падишахов рода Османа вселила в [души] кафиров непреодолимый страх. [Ныне] обязательным долгом [людей] высокого ума, неразрывно связанного с делами знатных лиц и простого народа, стало изучать, обдумывать и размышлять, в силу каких причин с некоторого времени обнаружился упадок в деятельности [османов] (В оригинале: "их").

Для того чтобы понять и постичь смысл этого неясного и серьезного вопроса, /12б/ постичь суть сомнений и легче найти путь действий, нужно и необходимо прежде всего разузнать состояние врагов веры и государства, формы и методы [их действий] в данной области и получить полные сведения, чтобы в любом случае недостатки были явны со всех сторон и чтобы причины разложения и источник упадка были очевидны, ясны и бесспорны. Поэтому для разъяснения и понимания смысла [вопроса] самым важным стало: первое — выяснение и объяснение того, что является источником разложения и причиной упадка и поражений, согласно исследованиям нынешних мудрецов, современных ученых и знающих лиц, сведущих в порядках сбора войск древних правителей и султанов, которым подчинялись мусульманские государства, в формах, способах и методах, какими начинают войну, а равно и в военной и боевой науках; второе — описание новой организации, основанной на мудрых принципах нового устройства собственных войск кафиров, [созданного] для разгрома наступающих войск и отражения сильной атаки, изображение удивительных порядков, которые считаются основой твердости при вступлении в бой и [его] ведении, /13а/ а также боевого оружия, которое [недавно] пришло на смену старому, на основе глубокого изучения [мной] действий умных людей у христианских правителей и народов, знакомства с философией, ценой больших трудов и усилий, обдумывания, бесед и обсуждений. Ибо по опыту и наблюдению известны огромная опасность, бесконечные изъяны и исключительный риск, [связанный с теми порядками], какими древние армии строились для схватки с врагом, и с той манерой, с какой вступали в бой.

Во-первых. управлять такого рода войском ни в мирное, ни в военное время невозможно. Когда нужно, [оно] не готово и не приготовлено. Если потребуется начать сборы, оно опять же выставляет в качестве предлога лето, зиму или какой-нибудь пустяк, или осмеливается [выдвинуть] неприемлемое условие. При следовании в назначенное место из-за отговорок, своеволия или опоздания упускается удобный случай [напасть на врага]. Избавить и защитить от насилия и несправедливости ре'айю и берайю 30 во время похода является делом трудным, а может быть, и невозможным.

Во-вторых, если при выступлении в поход, во время передвижений и маршей по дорогам, при разбивке и снятии лагеря, в особенности при движении в ущельях и горных проходах, у теснин, мостов и на прочих узких дорогах хорошая организация отсутствует, то беспорядочные и неорганизованные действия всегда наносят большой вред. Противник /13б/ берет языка из находящегося в таком состоянии войска и находит возможность атаковать ночью [130] врасплох армию, находящуюся в беспорядке, по дороге и в лагере. Узнав при помощи [взятых в плен] языков о намерении и цели [вражеского] войска, противник принимает соответствующие меры.

В-третьих, когда сильное многочисленное войско подходило к противнику, то, согласно обычаям древних, оно не выстраивалось соответственно нужному порядку, а образовывало ряд, "подобный стене плотного здания" 31 с возведенными опорами. Из-за своей неорганизованности солдаты не обладают выдержкой и стойкостью и не могут переносить трудностей. В частности, когда сильное успехом войско, собранное из быстрых и ловких храбрецов, из воинов и известных смельчаков, охотящихся за врагом, кипит и волнуется от ветра рвения, подобно беспощадному морю Омана во время светопреставления, то если бы даже все мудрецы вселенной собрались в одном месте, они бы не смогли сдержать такую армию с помощью твердого порядка и организации и направить ее на врага.

Как уже указывалось, подобное войско, ослепленное своей храбростью, не стремилось к единству и согласию в бою, в счастье и несчастье, и к равнению при движении и неподвижности. Как только [строй] ломался и каждый [боец] стремился действовать самостоятельно и обогнать [другого], они теряли осмотрительность и становились неосторожными, /14а/ давая врагу удобный случай [напасть на них].

Что же касается врага, то это — умные и сведущие, серьезные и спокойные [люди], а солдаты и командиры организованы и построены в ряды и поддерживают полный порядок, расположившись и поддерживая равнение по геометрическим принципам. Люди как на левом и правом флангах, так и в центре словно связаны и спаяны друг с другом железной цепью и избегают поспешных действий; такого рода единство и согласованность похвальны и приятны, [они придают воинам] смелость и храбрость. Какой бы сильной и жаркой ни была атака и натиск противника, действующего беспорядочно и неорганизованно, он не сможет разбить организованные и сплоченные ряды врага и не сумеет привести [его] в беспорядочное состояние.[Затраченные] в спешке и торопливости усилия и тысячекратное напряжение, [проявленные] таким беспорядочным образом, оставались бесполезными, принося самому противнику лишь усталость и утомление. Таким образом, за короткое время могучая энергия растрачивалась, сила и мощь слабели и наступало изнеможение. При самообольщении храбростью и отвагой счастье обращалось в несчастье с печалью раскаяния. Словом, установлено, что беспорядочные пространственные принципы построения [войск] приводят к поражению. /14б/ Самое плохое заключается в том, что когда нетерпеливые, быстрые и ловкие солдаты, храбро идущие в сражение, подобно бушующему морю, не могут быстро добиться желаемого, то при появлении признаков поражения положение расстраивается, они бросаются во все стороны, а сердце разрывается от отчаяния, и по большей части в этой атмосфере разжигаются огни мятежа. В результате такого поражения состояние войска становится хаотичным и беспорядочным, а организованное управление невозможным. В ходе несправедливых и беззаконных мятежей много султанов и правителей со справедливым образом жизни было убито и низложено, когда предел низости обласканных благодеяниями солдат перешел границы; множество известных сипахсаларов и сераскеров пали в пыль презрения, погибнув от предательской солдатской руки. Народная молва передает, что немало столиц государств и городов, являющихся родинкой на лице страны, даже многие страны, разрушались и становились безводными [пустынями], сгорев в пламени солдатских мятежей.

В-четвертых, в армии, снаряженной по старому способу, нельзя рассчитывать, полагаться и зависеть лишь от численности и храбрости солдат, от того, [каким] боевым оружием они вооружены и хорошо ли одеты, [так как], очевидно, что самым важным и необходимым условием является хорошее [131] устройство, /15а/ ибо если даже все боевое оружие и военное снаряжение будет готово, но в армии не будет хорошего устройства и крепко налаженной организации, то все это не принесет пользы. Невозможно оказать сопротивление даже относительно малочисленной армии, крепкой своей дисциплиной; это с очевидностью доказано не только здравым смыслом, но и подтверждено большим опытом.

В-пятых, в зависимости от времени и места, отводимого каждому солдату регулярного войска, [солдат] должен, по крайней мере в общих чертах, знать и быть осведомленным о передвижении врага. Что же касается солдат нерегулярной армии, то они даже не представляют положения солдат и подразделений, входящих в их собственную [армию], и не могут узнать и понять [ero]. И если даже из-за малейшей ошибки на [каком-либо] фланге происходит небольшая путаница и беспорядок, то болезнь разлада сразу же заражает всех и полностью дезорганизует и расстраивает порядки войска. В древних армиях неоднократно случалось, что стоило коню и верблюду падишаха или сераскера споткнуться, то враг считал, что с эмиром и сардаром, являющихся душой войска, произошло несчастье. Подобное морю, войско поворачивало вспять от противника, впадало в смятение и терпело поражение. /15б/ И самое удивительное бывало, когда из кустов спереди или сзади, справа или слева от войска внезапно выскакивал заяц. Кони некоторых пугались, и замешательство отдельных людей, кричавших: "На нас напал враг!" — приводило в беспорядок всю армию. Каждый обращался в бегство, бросаясь на дорогу избавления. При таком бесчестье многие сотни тысяч солдат терпели страшный разгром.

В-шестых, сведущие люди единодушны и мнение опытных лиц сходится на том, что победа и поражение неорганизованного войска не зависят от его силы и мощи, плана [действий] и мероприятий, усилий и стараний. В этом случае не имели бы силы и действия ни мудрость Платона, ни рассудительность Аристотеля, ни твердое мнение Бузурджмихра 32. Если бы в одном месте собрались [все] мудрецы мира, то их мнения не смогли бы принести пользы. [Лишь] в том случае, если во всем войске будет порядок, то мощь армии, количество храбрецов, их сила и храбрость будут полезны. Когда есть такая способность и готовность к организации, то можно и на своем месте сделать все возможное, и тогда твердое мнение и хороший план принесут успех. Исход [сражения] и окончательная судьба войска, лишенного хорошего устройства и нужной организации, зависят лишь от случайностей и вручаются судьбе. [Достижение] победы и [нанесение[ поражения [противнику] /16а/ являются трудным делом, которое, безусловно, зависит от случай-ностей. Либо необычное единодушие позволяет достигнуть цели, либо ошибка или просто расстроенное состояние какого-либо лица ведет и приводит к поражению и разгрому многочисленного, как звезды, войска. Вследствие страшного разгрома могучая армия гибнет. Если среди очевидных причин не учитывают преимуществ и недостатков, то победа и поражение зависят лишь от мятежной судьбы.

В-седьмых, неоспоримым фактом, не требующим объяснения и пояснения, является то, что отсутствие хорошего устройства и нужной организации в армиях правителей и султанов приводит к большому напряжению и многочисленным расходам казны, и закономерным следствием [этого] является опустошение страны. Итак, из всего этого ясно и очевидно, что старая организация и устройство войска древних приводили к бесконечным изъянам, тяжелому положению, большим опасностям, огромному риску и неисчислимым трудностям.

Примечание: как уже описывалось выше, вся поверхность земли заселена потомством Адама. Любая сторона [света] является для сынов человечества местом жительства. Когда установили, передвигаясь по суше и морям, что земля сверху и снизу заселена людьми, то пришли к выводу, что она [132] представляет собой шар, [состоящий] из элементов, /16б/ земли и воды. Для понимания смысла [этого заключения] знатоки географической науки, во-первых, чертили две окружности, во-вторых, изображали землю, как один шар. После этого для обозначения стран света, имеющихся на земле, и для понимания положения многочисленных народов и различных племен, а [также] государств, которые подчиняются различным правителям и султанам, весь земной шар разделили примерно на четыре части, дав [им] названия Европа, Азия, Африка, Америка. Страны царяших на земле правителей и султанов находятся в четырех частях света. Одна из этих четырех частей, являющаяся лучшей [частью света] на поверхности земли, известна под названием Европа, и ее границы обозначены в географических книгах. Помимо того что [в Европе] христиане живут по своим районам и со своими правителями, иэ трех остальных частей [света], в частности Новый Свет, известный под названием Америка, стал родиной для многих правителей этого презренного народа. Остальные две части [света], то есть Азия и Африка, разделены и распределены правителями других народов и племен. Прежде христианская нация была единым и малочисленным народом. Затем она распространилась по земле /17а/ и умножилась до такой степени, что сравнялась по количеству [людей] с другими народами. Часть презренного народа стала до такой степени деятельной, что [начала] бороздить своими кораблями страны света и захватила на Восточном и Западном океанах 33 множество городов и стран. Когда возникла мусульманская нация и образовалась Высокая Порта — да продлит ее лета Аллах! — то упомянутый народ убрал захватническую руку от Азии, однако эти зловредные люди снова нашли путь на восток. Достигнув в этой стороне самых отдаленных укреплений и одержав победу над Чином 34, Хиндом и Синдом, [этот народ не] успокоился, [пока не] захватил и овладел множеством мест. Открыв в Восточном океане немало неизвестных островов, [христиане] включили их в свои владения [и благодаря этому] стали сильными.

Что касается мусульман, то они были в состоянии полной беспечности, невнимания и презрения к положению упомянутых народов. Религиозная вражда, возникшая из-за соседства нашей страны с этим народом, помешала важному делу — изучению сведений о султанах и правителях этого презренного народа, и [османы] продолжали пребывать в невежестве, раздувая явный фанатизм. Став соседями с Высокой Портой, [христиане] выжидали удобного случая [для нападения] и все время таили злой умысел против [нашего] государства, /17б/ тогда как [мусульмане] пренебрегали такими важными вопросами, как [изучение] состояния их дел и [недооценивали] недоброжелательное поведение каждого государства, питающего [к мусульманам] внутреннюю враждебность. Они не знали, что было причиной и основанием того, отчего некогда малочисленный народ стал многочисленным, почему, будучи ограниченным одним климатом 35, распространились по всему миру, особенно же как государственное устройство, считавшееся пагубным, оказалось превосходным, а [их] административные и политические законы и принципы позволили управлять странами, регулировать дела людей, заселять области, благоустраивать края и территории, а [при помощи] порядков, действующих при охране и защите стран, вот уже несколько лет по воле Бога одерживать постоянные победы над войском могучей Османской империи.

[Мне] показалось совершенно необходимым собрать и записать [эти] данные в надежде устранить недостатки и закрыть двери мятежам, дабы вельможи и простой народ не относились безучастно к размышлению об этом важном деле, а мусульмане не оставались совершенно неосведомленными и незнающими о состоянии этого народа — людей ада, и не были в неведении о делах находящихся рядом врагов веры и злонамеренного государства, чтобы очнулись от сна беспечности и отныне прозорливо разбирались в [133] состоянии и положении врага, чтобы полностью были осведомлены о новом военном устройстве, которое он создал, основываясь на удивительных принципах необыкновенной системы /18а/ и нового устройства, и о боевых хитростях, а также чтобы не проявляли снисходительности к нападениям на мусульманские страны и к включению и присоединению мусульманских областей к стране кафиров, чтобы прекратили пребывать в невежестве, предпочитая ярый фанатизм собиранию сведений о всех делах [христиан], и чтобы не считали достойным допускать снисходительность в отношении происходящих в стране мятежей, что сочетается с леностью и беззаботностью.

Итак, от начала мира и до первого появления мусульманской религии войска предыдущих и последующих правителей и султанов стягивались, собирались и формировались соответственно описанному выше неупорядоченному устройству и расстроенной организации. Когда выяснилось, что окончательное расстройство привычной военной системы связано в конечном итоге с неудачей, большими опасностями и значительным риском, то стали видны преимущества победоносного и правильно организованного войска. Стало явным, как солнце в середине дня, безусловное получение бесчисленных выгод при стремлении к соблюдению хорошего устройства и нужной организации. Хотя этот факт излишне объяснять, однако безразличие опять же недостойно. Дальновидность, внимательность и осмотрительность важны, /18б/ а твердость и осторожность признаются в наше время непременной обязанностью. Записав в данном месте некоторые преимущества [хорошего устройства, автор] посчитал уместным еще и еще раз [их] напомнить.

Дополнение. Хотя в любом случае преодоление любой трудности, успех и победа над врагом даруются рабам [божьим] лишь от бесконечных милостей того вседарящего и всемилостивого Бога — да будет великой Его слава и да распространятся на всех Его благодеяния! — скрытой мудростью является зависимость от Его высокой воли халифата, государства и страны, даров и подарков, величия и унижения, равно тайнами, полными мудрости, являются зависимость победы от предопределения и судьбы. Хотя как постижение сути каждого дела, так и появление во всей красе желанной невесты, из сокрытия и небытия у выхода из брачной комнаты находится в введении Аллаха, ясно, что армия, которая представляет собой здание с прочным фундаментом, возведенное по строгой системе и не поддающееся износу, ибо в его основание положено единство, а элементами являются согласие и сплочение, в любом случае победит войско, в котором нет согласия, и слабую армию с беспорядочным устройством, с плохой организацией, скорую на перевороты, /19а/ пренебрегающую военными уловками и хитростями и лишенную тех порядков, которые являются основой твердости и стойкости врага.

Краткое перечисление преимуществ. Во-первых, самым высшим требованием является то, чтобы устройство войска имело прочный фундамент, а крепкая веревка организации не разрывалась. Доказано наблюдениями и [подтверждено] свидетельствами, что победить ничтожного, [но] зловредного врага может армия, созданная на основе хорошего устройства и крепкой организации. Однако победа [в сражении] двух армий, равных по организации и устройству, количеству и силе, склонится на ту сторону, у которой утвердился обычай твердого решения и правильных мер. Если у одной армии будет больше дисциплины, то успех будет на ее стороне, даже если [у них] было одинаковое количество пушек, кирас, панцирей и одинаковое устройство и организация [строя]. Правила войн и сражений постоянно сохраняются в таком виде в войсках франкских народов. Иногда бывает, что в силу равенства [сил] неизвестно, [за кем] победа. Из-за [происходящих] на больших [134] пространствах сражений, боев и битв обе стороны не достигают результата /19б/ и отходят назад. Иногда поле битвы случайно захватывается одной из армий, и такого рода случайность приводит к победе.

Во-вторых, по мнению всех умных людей, в таком могучем государстве, в котором армия будет правильно устроена и хорошо организована, ни среди войск, ни среди ре’айи не может возникнуть и распространиться незаконный и несправедливый мятеж. Даже возможности его возникновения не существует. Доказательством этого служат находящиеся в климате Европы многочисленные государства. Так, в исторических сочинениях написано, что в климате Европы раньше всех возникла получившая известность Римская империя, которая была названа по имени Ромула, явившегося строителем города Рима и основателем этого государства. Указанный город был заложен за 570 лет до рождества Христова 36; одновременно с его созданием стали возникать государства. Их правителям давали титул императора. Упомянутое слово является латинским словом, в основном используется в значении приказывающего, повелевающего; как специальное значение употребляется также в значении главы всех христианских королей, государя государей, султана султанов, падишаха и шахиншаха. Большинство королей других христиан подчиняются императору /20а/ и выказывают [ему] покорность и повиновение 37. В силу того что основные принципы и установления этой Римской империи были созданы также по законам древних правителей и султанов, то ее войска в соответствии с порядками древних имели испорченное устройство и расстроенную организацию. Положение народа расстроилось из-за мятежей, непрерывно происходивших в армии. Предмет славы христианских народов, кичившихся превосходством [Рима] в красоте и известности среди всех городов на земле, сейчас является резиденцией римских пап. Древняя столица римских императоров известна на языке аристократии под названием Великий Рим, а на языке простого народа -под названием Красное Яблоко 38. В конечном итоге такой большой город загорелся и сгорел в огне мятежей его войск. В настоящее время большинство [ero] мест находится в развалинах. Через некоторое время императорское звание также было отобрано у них; [оно] переходило то к [одним] франкским королям, то к другим. Латиняне, являвшиеся римским народом, также исчезли, и лишь в книгах остались их имена.

В 1278 году от рождества Христова 39 звание римского императора перешло к правителю одной из европейских стран — Австрийскому государству, то есть к князьям немецкого народа. Сперва императором стал австрийский князь из этого народа по имени Рудольф 40. Судя по историческим сочинениям, императорское звание в течение 459 лет 41 /20б/ сохранялось за династией немецких цесарей путем перехода по наследству от отца к сыну. Вплоть до Карла VI 42, являющегося двадцать первым императором, в момент смерти цесарей у австрийской династии не было недостатка в потомках мужского пола. Притязаний со стороны чужих на императорское звание не случалось. Только теперь, когда у немецкого императора все еще не родился потомок мужского пола, он сам и супруга императрица в силу ряда обстоятельств впали в отчаяние, [потеряв надежду] на рождение сына. Очевидно, в связи с этим в данный момент от вечной судьбы будет зависеть колебание от губительного ветра здания империи или же передача [империи] другим 43.

Точно так же нынешняя столица султанов рода Османа, предмет зависти государей вселенной, благоухающий город Кастантинийе 44 — да будет вечной краса его строений, пока длятся день и ночь вечного времени! — в прошлом являлся местом пребывания и столицей императоров греческого народа, [известный] под названием Малого Рима. Когда они еще были сильными и уважаемыми правителями достойного прославленного государства, среди населения страны и войска все время вспыхивали мятежи. [Императоры] проявляли невнимание и нерадивость к таким важнейшим вопросам, как урегулирование дел страны, управление армией, составление и разъяснение военных и [135] боевых уставов. В конце концов при закрывании двери мятежа /21а/ единодушие, являюшееся [жизненным] соком государства, перешло в разногласие, а от обилия противоречий сила и мощь превратились в слабость. В результате они были полностью разбиты врагом, все их племена были обречены, а их государство погибло. Одним словом, с появлением удивительных порядков в войнах и сражениях в климате Европы, новых предписаний при подготовке организации армии и необыкновенных видов боевого оружия и снаряжения военная и боевая наука приняла новую форму в противоположность старой. Те из находящихся в упомянутом климате правителей и народов, больших и малых, многочисленных и малочисленных, которые овладели этой необыкновенной системой и удивительным искусством, а [также] новым устройством, безусловно побеждали врага или же по крайней мере достигли способности защишать и оборонять свои страны от насильственной руки других. Те, кто проявлял нерадение и леность, неизбежно терпели поражение и попадали под власть других.

В-третьих, если армия какого-то государства будет скреплена узами порядка и связана правилами и неразрывными цепями организации, то ре'айя и берайя такого государства всегда будет чувствовать себя спокойно, потому что основы устройства армии и вооружения войска являются прекрасным примером науки, основанной на прочном фундаменте, чьи условия и ограничения похожи на крепкую и прочную железную цепь. /21б/ Вообще люди с разными характерами и различными качествами, добрые и злые, своевольные и послушные, трусливые и храбрые, в армии дисциплинируются до такой степени, что когда войску, состоящему из многих тысяч разных людей, потребуется идти и проходить мимо созревшего виноградника, то ни один из солдат не коснется и не протянет руки к кисти винограда из желания сделать запас на дорогу. Единодушные мнения предшествующих и позднейших искателей истины из улемов и мудрецов об устройстве мира и урегулировании вечных дел сынов Адама сходятся на том, что следует укрепить здоровье государства путем его деления на четыре взаимосвязанные основы в пределах территории государства, подобно [явлению организма] на четыре элемента 45, то есть в интересах мудрого решения важнейших государственных дел во все времена лучше всего бывало тогда, когда одна категория народа являлась людьми меча, одна — людьми пера, одна — земледельцами и одна — ремесленниками и торговцами. Бразды правления за всеми ними следует вручить помощникам правителей и султанов. Самой большой опорой из четырех столпов государства является категория людей меча. Это — государи и султаны, их наместники и помощники, везиры и мир-и мираны 46, /22а/ прочие управители и все военные. Их главной обязанностью является управление всеми категориями на основе советов улемов и мудрецов из категории людей пера, урегулирование дел ре'айи и всех сословий при помощи справедливого закона и хорошего управления согласно данному желанному устройству. Среди осужденных на огонь ада кафиров эти исполненные мудрости правила уважают, сохраняют и стремятся их упрочить. При этом их укрепили до такой степени, что если армии какого-нибудь короля в стране христианских правителей потребуется пройти через территорию другого короля, для того чтобы сразиться с врагом, находящимся на далеком расстоянии, то солдаты дисциплинированы настолько, что ни один солдат не осмелится присвоить принудительно и силой ни одного яйца. Основываясь на взаимной сплоченности в таком войске, иногда дается разрешение на его проход [через чужую территорию]. Оплачивая деньгами [все] свои потребности, [солдаты] переносят затруднения подобного рода.

В-четвертых, произойдет накопление казны в силу ее обилия и множества, потому что войско, сформированное и снаряженное в соответствии с таким устройством и организацией, не связано никакими заботами, не вмешивается ни в дела, ни в торговлю, а день и ночь занимается обязательной [136] службой в соответствии с воинским долгом, /22б/ стремясь быть готовым в любой момент и зимой и летом. Если на границах государства появится враг, то оно наготове и может сразу же выступить и двинуться на врага. Безо всяких разногласий и распрей [оно] немедленно прибывает в назначенное место. Таким образом, не нужно собирать, формировать и снаряжать войско при помощи посулов, обещаний, угроз и за счет многочисленных расходов казны, как своевременных, так и несвоевременных.

В-пятых, от армии выделяют и отделяют невоенных, а также упомянутых выше лиц четырех категорий. Каждый обязан делать то, что ему положено. Ни одну категорию не заставляют и не принуждают [заниматься] обязанностями другой категории, например, сипахи 47 — обязанностями райята, а ре’айю — войной. Если стараться [соблюдать] этот мудрый закон, то страна будет процветающей, а все рабы [Аллаха] будут устроены и спокойны.

В-шестых, какой бы огромной и многочисленной ни была армия, [если] она спаяна хорошим устройством, то всегда можно установить [ее] количество, подобно немногочисленным орехам, а [также] пригодность отдельных лиц. В мирное и военное время все невоенные лица не смешиваются с солдатами, не подражают [им] и не перемешиваются с ними по сходству в одежде. В любом случае соблюдаются отличия и различия. /23а/ Сходство и путаница между военными и невоенными в мирное и военное время является причиной беспорядка, а во время похода приводит лишь к разногласию и беспорядку, к голоду и трудностям. По опыту умных лиц также известно, что в большинстве случаев [это] приводит к поражению.

Глава вторая. Коротко рассказывается о преимуществах науки географии.

Достойным сановникам — опоре государства — необходимо знать о странах, областях и крепостях, находящихся на территории [их] государства, о его границах и пределах, о состоянии рубежей, о том, что связывает и раз деляет находящиеся рядом соседние государства, о близости и дальности вражеских стран, о легкости и трудности дорог, о состоянии суши и моря, рек и гор, о положении живущих народов, для того чтобы решения и меры, принимаемые по важным делам стран и народов и по неясным вопросам управления в государстве, были правильными. Что касается упомянутой науки, то ее предметом является познание очертаний стран и областей, знание путей и расстояний, осведомленность о состоянии живущих народов. Она является настоящей большой дорогой, ведущей ко всякому [ycnexy]. Джихад против зловредных кафиров и других врагов государства является обязанностью для мусульман. Ясно и очевидно, что знание вражеских стран и владений на суше и на море в соединении с усердием победоносных гази 48 является самым важным в войне за веру. Что касается упомянутой науки, /23б/ то она действительно является опытным проводником, указывающим путь к познанию стран и областей кафиров, путеводителем к достижению цели и просвещенным наставником, знающим дорогу и стоянки на ней. Важным достоинством справедливых правителей, стремящихся хорошо управлять, и проницательных сановников, являющихся опытными государственными деятелями, является предусмотрительность, дальновидность и [постоянная] осведомленность о происшествиях в мире и событиях среди народов земного шара.

Что касается упомянутой науки, то это — зеркало-миропоказатель и зерцало мира, в которых отражается состояние народов земного шара, в которых очевидны истина и ложь событий эпохи, ежедневно происходящих в мире, потому что в них распознаются пути [движения] и расположения племен и народов, живущих во всех обитаемых странах, то, что связывает и [137] разделяет места, близкие и дальние пути и расстояния и многие другие обстоятельства. В любом случае [в этом зеркале] обнаруживаются, распознаются и различаются дела, которые могут произойти.

Например, если бы сказали, что московский царь завоевал Восточную Индию, то лица, не знакомые с расположением стран мира, сразу бы поверили, однако сановники, знакомые [с этой] наукой, /24а/ решительно и определенно высказались бы о невероятности этого, если учитывать отдаленность расстояния между ними и различия в правителях, народах и религиях.

Точно так же, если бы сказали, что московское войско двинулось в Гилян 49, то знакомый с [этой] наукой принял бы во внимание расстояние между ними. Он рассуждал бы так: Каспийское море, находящееся на этом пути и [тянущееся] с севера на юг, является огромным морем, а народы, живущие около [этого] моря, находятся [с московами] во вражде. Хотя проникнуть и с суши и с моря трудно и влечет [за собой опасность], однако это возможно. Если же сказали бы, что московское войско послано в Польшу, то сразу же [им] ответили, что [такая] возможность есть, если учитывать, что эти [государства] — соседи.

Поселения мусульманских народов, являющихся лучшим родом человеческим, не ограничились богохранимой Османской империей, — они разбросаны по всей земле. Множество [мусульманских] народов живет в дальних странах во [всех] частях света, разделенные между [разными] правителями; большинство [из них] ничего не знает друг о друге и из-за этого они не могут помочь друг другу. Многие, будучи беспомощными и несчастными, отчаялись под игом кафиров.

Что касается упомянутой науки, то она является блестящим зеркалом, в котором отчетливо видны религии и положение многочисленных племен и разных народов, находящихся на всей земле. Если позаботиться о распространении данной науки, то когда она распространится и станет известной в мире, /24б/ то исповедующие единобожие народы, живущие во [всех] частях света, узнают друг о друге. Она даст им стойкость и приведет их к объединению, к освобождению многих [народов] от владычества кафиров, к еще более прочной связи областей и стран ислама и в результате — к объединению всех [мусульман] под сенью могучего падишаха. Нет необходимости подробно говорить, насколько нужна упомянутая наука для солдат и торговцев, путешествующих по суше и на море, и для распознавания близости и дальности неприятеля, для уклонения от водоворотов и мелей, для избежания засад, для понимания хитрости и ловушек врага, для установления местоположения, в котором оказались из-за сильной бури, для установления, сколько пройдено по дорогам, для определения ветров и всех путей к побережьям и островам. В таком же беспримерном и непревзойденном султанском флоте Высокой Порты, доведенном до совершенства в силу несравненных забот мудрых, дальновидных сановников, нет ясных и подробных карт, портуланов 50 и лоций. Не подобает неосмотрительно плавать по Средиземному и Черному морям и прибегать к картам франков.

/25а/ Что касается упомянутой науки, то она является [одной] из древних наук, она описана во многих мусульманских книгах, однако ее применение зависит от начертания карт и выполнения изображений на картах и планах. Нельзя отрицать, что христиане, превратив при помощи черчения и рисования скрытое в явное и возможное в действительное, за короткий срок извлекли много пользы, так как, постигнув при помощи этой науки очертания земли и морей, они устремились во все стороны света, открыли и завладели Новым Светом. Проложив путь в Восточную Индию, они захватили множество мусульманских и других стран, подчинили [их] и получили возможность бороздить почти всю сферу земли и воды. Даже халиф Ма'мун 51, узнавший, что эта наука помогает расширению пределов государства, позаботился о переводе на арабский язык [одной из работ по географии]. В [138] некоторых "книгах о путях в государствах" 52 при сообщении долгот и широт отсыпают к упомянутому переводу, указав, что так в "Расм ал-ма'мур" 53. Однако действие и распространение данной науки зависят от изображения на горизонтальных солнечных часах и на картах, а их точность и количество связаны также с [их] изготовлением при помощи печати. В данный момент [их] нельзя [хорошо] изготавливать, так как книги и рисунки делаются от руки.

Капудан 54 по имени Колумб, открывший и исследовавший Новый Свет, был очень знающим в философии и астрономии. /25б/ Он потратил [много] дней и ночей на размышление над [этой] наукой и израсходовал [свое] состояние и [много] времени на вычерчивание и составление точных карт суши и морей. В результате он оказал христианским народам и правителям услугу, которая не забудется до воскресения мертвых, так как он был лоцманом [для тех], кто завоевал часть света, о которой не знали во времена Адама и о которой не слышали ни от одного [из тех] людей, которые захватили на востоке и на западе много известных и неизвестных стран, и земель и нашли пути передвижения и путешествия как по суше, так и по морю.

Следует надеяться, что появление упомянутой науки в Высокой Порте приведет к расширению владений государства на востоке и на западе. Сама по себе историческая наука, служащая назиданием миру и расширяющая мудрость людей, является наукой высокого достоинства и огромного влияния, и нет необходимости доказывать, что она является любящим истину проводником, нужной и необходимой опытным государственным сановникам для познания.

(пер. Ю. А. Каменева)
Текст воспроизведен по изданию: Ибрагим Мутеферрика и его сочинение "Усул ал-хикам фи низам ал-умам" // Письменные памятники Востока. 1976-1977. М. Наука. 1984

© текст - Каменев Ю. А. 1984
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Медведь М. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Письменные памятники Востока. 1984