ЗАКОН О ХАССАХ СТАМБУЛА

(О.L. Barkan, Kanunlar, s. 90—103)

Istanbul, sehir ve Inkilap vesikalari muze ve kutuphanesi

Дефтер: № 77

Дата: 1498 (904)

1. Живущим в упомянутом хассе ортакчи-рабам (ортакчи-кул), которые пришли извне и, женившись на рабынях хасса, приняли на себя испольные (ортак) обязанности, выдавалось в виде семян по одному мюду пшеницы и по половине мюда ячменя и овса. Когда после уборки посевов на полученного урожая вычиталось упомянутое количество зерна, то половина остатка шла хассу, а другая половина оставалась у ортакчи. Однако позже в некоторых местах из-за отсутствия ячменя семена ячменя заменялись овсом и высевалось по одному мюду овса. Вследствие этого, хотя в обычае было сеять ячмень, в действительности повелось так, что ячмень перестал высеваться. Теперь издан указ, чтобы в тех деревнях, где по прежнему постановлению производится ячмень, пусть 1/2 мюда зерна составляет ячмень.

2. Как определено [законом], исполу высевается зерна: 1 мюд пшеницы и 1 мюд овса или же по 1/2 мюда ячменя и овса. Если же ортакчи высевают что-либо помимо этого, изменив сорта семян, то это будет их доходом, с которого для хасса пусть будет взят лишь утр. Ранее с них взимался еще и саларлык, а ныне в нарушение закона он не взимается.

3. Однако в законе о хассе было записано, чтобы из половинной доли, причитающейся ортакчи, взимать с каждых сорока киле 1 киле саларлыка. Между тем до сего времени это не выполнялось. Упомянутым законом это было подтверждено и пусть отныне в соответствии с ним это выполняется.

4. Имеются некоторые ортакчи, которые без разрешения высевают на своих землях менее двух мюдов зерна. По этому поводу также подтверждается установленное [ранее]. И если позже, на основании разрешения, кому-либо будет дана земля, то урожай на ней пусть выращивается из двух [175] мюдов зерна. Если из перечисленных видов семян ортакчи высеет большее количество зерна, то, в соответствии с записанным в законе, ввиду того, что высеваемое зерно выдается бейликом, урожай с него также выделяется бейлику.

5. Все виды семян, [выдаваемые] ортакчи, высеваются исполу и пусть никогда не высеваются на основе ушра. Но если ортакчи выполнил свои обязанности, то он может засеять другими семенами то, что пожелает, на основе ушра, и пусть никто не препятствует этому. Разве лишь в том случае, когда он превысит меру и, засевая разными другими семенами, загубит ими свои поля так, что не останется возможности засевать их семенами, положенными для испольщика. Тогда пусть будет запрещено, чтобы не портить качество земли посевами других семян.

6. Некоторые ортакчи берут по два чифта — мол, один будет исполу, а с другого уплачу ушр. Затем на гумне они показывают засеянные исполу семена в [тех же] двух ворохах и таким образом укрывают урожай, полученный от посева исполу. Это также противоречит закону. В соответствии с прежним разъяснением, законом подтверждается: если имеются ортакчи, которые в состоянии засеять более, чем положено при посеве семенами, предназначенными для испольной обработки, то пусть они получают семена от бейлика и возвращают [положенную] долю урожая бейлику. Пусть отныне действуют в соответствии с упомянутым.

7. Если ортакчи без основательных причин высеют недостаточное количество из положенных семян, или откажутся от земледелия из-за того, что начнут заниматься другим делом, или причинят ущерб урожаю тем, что засеют пригодные земли семенами, выданными им на испольных началах, чтобы платить ушр, и тем нарушат [условия испольщины], то, в соответствии с законом, с подобных пусть будет взято такое количество дохода, какое получают с исправных ортакчи.

эмины и амили, применив угрозы и принуждение, пусть заставят ортакчи ежегодно неукоснительно высевать записанное за ними количество семян. Если же они по нерадению не высевают положенного количества зерна, то пусть с подобных им будет взято такое количество дохода, которое положено получить с исправно засевающих (Заключенный в круглые скобки текст дополнен издателем из других списков данного канун-наме, извлеченных им из архивных собраний))

И пусть будет строжайше запрещено им во время пахоты и жатвы приступать к какому-нибудь другому делу. Самое [176] меньшее каждого ортакчи надо заставить вспахать один за другим все участки, каждый из которых рассчитан на 1 мюд семян. После того как посеяна пшеница, оставшуюся землю пусть засеют наполовину овсом, наполовину ячменем. Другие же семена высевать не следует. Разве лишь в том случае, если для ячменя имеется особая пахота. Потому что землю, оставшуюся после того, как посеян овес, пусть засевают чем хотят.

8. По действующему закону во время жатвы, после того как будут вычтены семена, [доля], причитающаяся бейлику, по желанию амиля может быть взята или снопами или, после обмолота, зерном. Однако обязанность ортакчи состоит в том, чтобы свезти снопы из каждой деревни на гумно и обмолотить их. И пусть они свозят их без промедления. Если же урожай пожелают взять зерном, то пусть будет строжайше запрещено касаться зерна до прибытия кого-либо из амилей, эминов или их людей. Если собранное зерно останется на ночь неизмеренным, то кетхуда деревни пусть сделает метки на ворохе зерна, чтобы обеспечить сохранность доли, причитающейся бейлику. Но как бы ни взимали — снопами или мерой зерна — ортакчи должны производить сбор урожая без промедления. А если из-за промедления урожаю будет нанесен ущерб, то виновный возмещает убыток. Пусть действуют в соответствии с этим [разъяснением].

9. Если ортакчи займется переноской тяжестей, [например], таская хворост или другим промыслом, то, из-за [возможного] пренебрежения его к своим обязанностям, по закону положено запретить ему это, чтобы работал для бейлика. Отныне подобным запрещено заниматься переноской тяжестей. Если же они все равно возьмутся [за такое дело], то надлежит заставить возместить ущерб, нанесенный бейлику. Однако ортакчи не запрещен другой промысел, когда это связано с выполнением его обязанностей. Во всех случаях главным для них является выполнение обязанностей земледельца. Пока эти обязанности не завершены, приступать к другому делу не позволяется.

(Ортакчи пусть не привлекают в качестве переносчиков тяжестей. Они должны быть приписаны к тому, чтобы сеять, пахать, собирать урожай и ухаживать за виноградниками. Всякий раб, который, заведя лошадь, займется данным промыслом, забросив обработку чифта, должен быть разыскан, лошадь у него надлежит отнять, а самого его пусть препроводят в бейлик для наказания, чтобы, кроме обработки чифта, другим промыслом не занимался. [177]

Точно так же и во время жатвы пусть не бросают посевов и не берутся за другие дела, которые нанесут ущерб и убыток урожаю. А кто сделает это, того пусть эмин с помощью кадия как следует накажет. Иногда бывает так, что некоторые ортакчи, вместо того чтобы высеять положенный для участка мюд семян, высеют несколько киле, а остальное утаят. Обнаружив таких пожирателей и жуликов, эмин с помощью кадия пусть как следует накажет их.)

10. Ранее ортакчи использовали упряжку волов, полученную от бейлика для торговли. Они не обрабатывали [полностью] земли, пригодные для испольного посева, а засевали только то, что давало доход им самим. Затем они взяли за обыкновение отвозить полученное на упряжке бейлика в город и продавать там. По этой причине волы погибали, а пригодные для обработки земли пропадали зря. Отныне этого нарушения закона не допускать. Земли, пригодные для обработки, надлежит сохранять для посевов. Упряжка волов чифтлика при обработке излишков плодородной земли пусть не используется для их собственной выгоды, а употребляется всегда только для дел, имеющих отношение к испольным обязательствам. Тех же, кто в нарушение закона пользуется упряжкой волов бейлика [в своих целях], а солому и корм продает, не оставляя для потребностей [скота], чем наносит ущерб уходу за ним, эмин пусть как следует накажет.

11. Когда ортакчи предложены обязанности испольщика, ему выдаются от бейлика упряжка волов, семена и прочие средства для обработки [земли]. Если же окажется, что недостает быка или чего другого, то заставляют его самого (ортакчи) приобрести [недостающее], так как был издан закон от бейлика [вообще] ничего не давать. Отныне этот закон снова подтверждается. Однако ввиду того, что многие из них, впав в бедность, лишились и быков, и семян и из-за полной несостоятельности бездельем причиняют ущерб себе и бейлику, то в силу этих обстоятельств кое-где два испольщика стали обрабатывать землю одной упряжкой волов и при этом часть семян остается невысеянной. Отныне обессилевшим ортакчи, дабы восстановить их способность [обрабатывать землю], следует оказывать помощь путем [предоставления] займа. А чтобы бейлик не терпел ущерба, по получении урожая пусть они вернут из своей доли то, что им было дано. Однако тем, кто сохранил способность [вести хозяйство], по закону не положено делать послаблений и пусть они приобретают средства обработки за счет причитающейся им доли [урожая].

(Некоторые из кяфиров продавали одного из быков и [178] каким-то образом обрабатывали чифтлик, сеяли и жали, используя оставшегося быка. Таких следует заставлять силой купить другого быка, чтобы они как следует обрабатывали чифтлик и выполняли свои обязанности. На тех же, кто, не подчиняясь, оказывает неповиновение и не выполняет своих обязанностей, местный кадий и эхины пусть до окончания года составят подробные поименные списки и доложат к Высокому двору, чтобы они были надлежащим образом наказаны.)

12. В дни сенокоса в бейлике с некоторых из рабов взималась подать и они не доставлялись для выполнения их обязанностей, других же заставляли являться на сенокос, но в то время как его положено завершать в короткий срок, они бесконечно тянули и потому запаздывали с окончанием сенокоса, чем причиняли большой ущерб [бейлику]. Отныне пусть ни с кого из них ничего не берут [взамен работы] и не освобождают [от обязанностей]. Все они на равных условиях должны выполнять свои обязанности. В период, когда назначены работы, испольщикам не должно быть спуска; строго предупредив их, следует проявлять твердость в отношении того, чтобы не допускать небрежности в выполнении ими своих обязанностей, что нанесло бы ущерб имуществу хасса.

13. У большинства ортакчи не было чифтликов, достаточных для возделывания. Между тем некоторые ортакчи всяческими способами спихивали свои земли в руки посторонних, а сами возделывали землю [на условиях] ушра. Другие ортакчи платили эминам повинность и таким образом выходили из испольщины, а затем засевали имеющиеся у них испольные земли [на условиях] ушра. [Теперь] издан указ, чтобы находящиеся у посторонних испольные земли отныне были изъяты и распределены среди тех из ортакчи, у которых имеется недостаток в земле. А земли, которые находятся в руках рабов, фактически вышедших из ортакчи, но способных выполнять обязанности ортакчи, следует передать им в качестве чифтов и, в соответствии с прежним постановлением, заставить их выполнять испольные обязанности.

14. Если не способные возделывать землю и быть ортакчи станут заниматься другим промыслом с тем чтобы, отдавая свои испольные земли другим, получать доход самим и платить ушр хассу, то у подобных земли надлежит изъять и передать тем из ортакчи, которые нуждаются в земле. А сами они в соответствии с их возможностями и доходом пусть будут обложены некоторым количеством платы — муката'а. У тех из них, которые не могут заниматься ни земледелием, ни садоводством, ни другим делом, пусть будут отняты их [179] средства (меунвт) и переданы другим для произведения посева. Им же в соответствии с количеством едоков выделить лишь по некоторому количеству из имевшейся у них земли, а остальное передать ортакчи.

15. Большая часть ортакчи, вследствие того, что их пашни очень незначительны, не могли иметь [достаточного] дохода. Теперь издан указ, чтобы отныне, если в какой-нибудь деревне окажутся пригодные для возделывания свободные или не поднятые земли, то следует предложить их ортакчи, пусть они сообща поднимут их и превратят в свои чифтлики.

В деревне, где нет возможности обеспечить ортакчи полным чифтликом и по этой причине он не может высеять полную норму семян, или же из-за плохого качества засеваемой земли он не в состоянии возместить положенную плату за чифт, — в таких местах сборщик ушра пусть распределит между теми ортакчи выморочные пустующие земли, отобранные по закону, или земли, оставшиеся после смерти какого-нибудь ортакчи, или те земли, что после донесения ко Двору подлежат конфискации за провинности ортакчи.

Рабам, которым из-за их небрежного отношения к испольным землям вместо испольщины был назначен муката'а, не следует отменять муката'а и предлагать обязанности ортакчи; разве лишь в том случае, если обязанности ортакчи окажутся более выгодными [для бейлика], — тогда пусть предлагают.

16. В случае, если у ортакчи не окажется нужды в земле, оставшейся после умершего, то пусть она в качестве баштины с упряжкой волов и семенами будет отдана кому-нибудь из сыновей или родственников, которые окажутся пригодными для выполнения обязанностей ортакчи. Можно также передать и кому-нибудь из других рабов, а также, если найдется, пришедшему извне, который женился на рабыне из хасса и вследствие этого принял на себя обязанности ортакчи.

(Если после умершего кяфира останется сын иди брат, которые могут получить по праву оставшиеся от него семена и чифт, то пусть все это будет отдано сыновьям или родственникам, дабы чифты их не остались невозделанными. Если же не осталось ни детей, ни родственников и семена и чифт не отданы никому из чужих, то следует отдать тому, кто взял в жены женщину или девушку из кяфиров-ортакчи, чтобы он, по обычаю став ортакчи, выполнял положенные обязанности. Если же и таких не будет найдено, то необходимо до наступления времени сева донести к Высокому двору и действовать в соответствии с моим указом.

Имеются кяфиры, которым давно были даны семена в [180] чифты. Если после смерти кого-нибудь из них амиль определит, кому из их родичей и соплеменников можно отдать семена с чифтом, то пусть будут отданы. Если же из родичей и соплеменников не окажется никого, а обнаружится пришедший извне кяфир без семян и чифта, то пусть будут переданы ему. Если же пришедших извне не окажется, то, внеся все в реестр, доставить к моему двору...)

Если после умершего ортакчи останутся в полной сохранности или с некоторой недостачей средства ведения испольщины из чифта и прочего, то из его наследства следует дополнить эти средства при передаче другому ортакчи. В противном случае все они обращаются в деньги, которые поступают в бейлик. Но к доле амиля пусть не присоединяются.

17. Эмины и амили в упомянутых кассах пусть постоянно наблюдают за чифтами и семенами, следя за тем, чтобы недостачи немедленно возмещались и чтобы не было небрежности [в работе]. Если же [недостача] обнаружится, то она не должна остаться невозмещенной. Так записано в законе. Упомянутый закон установлен в соответствии с вышесказанным. Пусть проявят заботу об осуществлении сего указа.

(Эмины и амили пусть постоянно проверяют выдаваемые кяфирам семена и чифты и не допускают в этом никакого недостатка. Если у кого-нибудь обнаружится недостаток, то надлежит заставить изыскать семена и засеять чифт полностью. Если эмины и амили не уследят за тем, чтобы были выполнены все условия посева и обработки чифта, то возмещать ущерб придется им. Пусть это знают.)

18. Ввиду того, что до сего времени не производились ежегодные проверки умерших, живых и прочих обстоятельств в отношении рабов, рабынь и их детей, находящихся в хассе и записанных в дефтер, в делах возникла крайняя запутанность. Тогда был издан указ, чтобы регулярно составлялись подробные списки, которые можно было бы сличать с теми, что сданы в государственную казну и, таким образом, соблюдать в отношении их полный порядок. И пусть отныне все происходящие маловажные и значительные изменения подробнейшим образом регистрируются.

19. Раб хасса, у которого умерла жена, и работоспособный холостой раб, когда требовали, чтобы они женились на рабынях из хасса, часто отказывались и пытались уходить из хасса вовне. В результате этого многие из них поженились на свободных [женщинах] из зимми и дети их стали свободными. Некоторые же из них, оставшись неженатыми, являются неполноценными в работе и по этой причине в делах хасса возникли неполадки. В настоящее время издан указ, [181] чтобы отныне рабынь из хасса не выдавали ни за кого, кроме рабов хасса. Разве лишь в том случае, когда их более, чем потребно, а желающий получить рабыню возьмет на себя обязанности ортакчи и согласится вместе с этим уплатить предложенную подать. В этом случае отдать [рабыню] позволяется. Однако необходимо доложить к Высокому порогу и, пока не будет получен указ, [рабыни] не выдавать. Подать с жениха поступает в пользу бейлика, а в пользу амиля ничего не высчитывается. Отныне в отношении рабынь в соответствии с шариатом надлежит применять принуждение. Когда пригодная к замужеству рабыня не идет по своей воле за раба, готового к женитьбе, или когда [отказывается от замужества] рабыня, у которой после смерти мужа не осталось сыновей, способных работать на баштине, или она ссылается на то, что имеет малых сирот и ей трудно вывозить их в другое место, — словом, ничего этого не принимать во внимание и следует выдавать силой за подходящего раба. Во всяком случае, рабу, которого надлежит женить, нужно найти подходящую его положению вдову или незамужнюю девушку из рабынь, чтобы он, не имея жены, в силу необходимости не стремился жениться на свободной и таким образом не сделал своих детей свободными, или, оставшись неженатым, не причинил бы тем самым ущерба выполнению возложенных на него обязанностей.

20. Иногда бывают рабыни, которые не подходят для замужества то ли из-за того, что имеют малолетних сирот, то ли из-за того, что сами держат испольную землю, которую отдают кому-нибудь для обработки, платят ушр бейлику, a на остаток содержат себя и в результате этого они не смогут быть полезными в хозяйстве других. В отношении таких закон предписывает, чтобы они в меру возможностей продолжали обрабатывать находящуюся у них землю, а если ее окажется излишек, то пусть передадут ортакчи, чтобы он засеял исполу.

21. Налог за невест с рабов был установлен: с незамужней — 30 акче, с вдовой 15 акче. Из внешних рабынь: с девушек — 60 акче, а с вдов — 30 акче. В соответствии с этим и теперь [тот порядок] подтвержден и более указанного пусть ничего не взимается.

22. В нарушение предписания часто, получив плату, многих рабынь отдают вовне, не предлагая женившемуся выполнять обязанности ортакчи в хассе. Притом некоторых облагали платой за рабыню, а некоторых даже и этим не облагали. Был издан указ, чтобы с тех, кто не был обложен налогом, взималось 25 акче, как взималось с них в [182] соответствии с законом об ортакчи. Теперь пусть снова взимается в соответствии с прежним постановлением.

23. В нарушение закона до сего времени существовало обыкновение за земли, данные испольщикам, взимать плату. Отныне пусть ничего не берут. Если же осталась выморочной земля кого-нибудь из внешних, которым выдаются излишки земли, ненужной ортакчи, то в зависимости от их желания такую землю можно передать за плату ресм-и тапу в пользу бейлика.

24. С рабов хасса в нарушение закона стали взимать штрафные, подарки, кормовые для лошадей и за каждую обязанность, выполняемую от бейлика, — за выделение чифта, за исключение умершего, за замужество рабыни и прочее, — помимо сбора за невесту, взимали еще плату под названием агырлык. Теперь издан указ, чтобы отныне за все указанное решительно ничего не брали. Если возникнет необходимость в наказании [кого-либо], то о всех обстоятельствах в отношении рабов и рабынь следует доложить к Высокому двору и осуществлять наказание в соответствии с указом. Что же касается тех, кто не является рабами и которых в соответствии с древним законом можно наказывать при посредстве судьи, то провинившегося [из них] следует наказать, а после этого с наказанного взять штраф в пользу бейлика.

25. Первоначально подросших сыновей рабов, как и всех прочих рабов-ортакчи, облагали двадцатью пятью акче в год муката'а и по обычаю этот муката'а называли хараджем. Однако по прошествии некоторого времени, когда полностью выявилась возможность использовать их на работе в качестве ортакчи, если имелись выморочные баштины, чифты и семена, им передавали это и обращали в ортакчи. Или же было установлено, чтобы взамен обязанностей ортакчи облагать их платой муката'а, смотря по состоянию, в размере 100, 125, 150, а некоторых 200 акче. В настоящее время этот указ снова подтверждается. Если окажется, что раба невозможно использовать в качестве ортакчи. то каждого в соответствии с его состоянием следует обложить муката'а, а потом он может стать ортакчи, получив выморочный чифт.

26. В отношении наследства рабов в законе ничего не могло быть записано, и действия в отношении владельцев также законом не были установлены. По причине появившихся обоснованных и необоснованных притязаний на наследство в настоящее время в соответствии с лучшими установлениями и порядками, действующими в других хассах, о всем происходящем было доложено к Высокому двору и после положенного султанского утверждения в законе было определено: [183]

а) Как было сказано, если от умершего ортакчи не останется ни детей, ни жены, то все его наследство поступает в бейлик, а кадий хасса и эмин пусть ничего не берут отдельно в виде налога или платы за составление реестра.

б) Если же остался пригодный для выполнения обязанностей ортакчи сын, то, передав ему эти обязанности, [надлежит] предоставить ему и все средства обработки [земли]. А если еще остались и малолетние дети, то пусть они, как и при отце, добывают средства для жизни вместе с братьями на их работе. Мать их пусть не заставляют выходить замуж; пусть она растит малышей и помогает сыну в его работе.

в) Если же дети умершего еще меньше, чем сказано, то их имущество не следует трогать, пусть останется, как указано выше. Однако все оставшиеся от отца вещи должны быть занесены в реестр и наблюдение за ними следует поручить надежным людям, чтобы ничего не было кем-то присвоено или потеряно. По мере надобности средства пусть расходуются, а когда парни смогут работать, им можно будет доверить средства для ведения хозяйства. А когда девицы станут пригодными для замужества, наследство можно потратить на все необходимое [для этого]. И если из детей остался хотя бы один, надлежит действовать в соответствии с этим законом. Если же семья распадается и остается наследство, то, проверив все по реестру, все старое и все благоприобретенное должно быть взято для бейлика.

г) Если у умершего не осталось детей-наследников, а имеется только жена, которую можно выдать замуж, то все наследство пусть будет взято в бейлик. В крайнем случае жене можно выделить что-нибудь из жилища и утвари — остальное все пусть возьмут в бейлик. Но все, что ей отдано, должно быть записано в бейлик, чтобы в случае необходимости в бейлике можно было проверить.

д) Если от умершего раба остались малые дети, а для замужества жены не найдется раба и будет приказано отдать ее за пришедшего извне, который примет на себя обязанности ортакчи, — в этом случае, в соответствии с прежним постановлением, все средства [обработки земли] передаются ему. Однако все должно быть тщательно записано в дефтер, чтобы в случае, если позже имущество будет передаваться в бейлик, из статей этого дефтера было видно, что осталось, что исчезло. В соответствии с этим и надлежит действовать.

е) Иногда после умершего остается только жена. Если ее выдают за кого-нибудь из холостых или разорившихся рабов, у которого нет способности выполнять обязанности ортакчи, то таким из наследства умершего ничего не положено. [184]

Разве лишь кое-что из излишних средств, которые могли бы обеспечить его существование. В этом случае все лишнее пусть будет взято для бейлика. Однако, если имеется раб, имеющий все необходимое для выполнения обязанностей [ортакчи], тогда упомянутое наследство полностью передается ему.

27. Когда ранее отдавали рабыню вовне, старый закон предписывал, чтобы тот чужак, заготовив со своей стороны все средства испольной обработки, становился ортакчи. Позже субаши заменили это взиманием платы агырлык, а чифт и семена стали давать от бейлика. Плата же даже в бейлик не поступала. Теперь издан указ, чтобы действовал старый закон, или чтобы, взяв в пользу бейлика плату агырлык, выдавали, если имеется, выморочный чифт и семена, а если их не имеется, то вместе с полученной платой собирали подготовленные средства, а выдаваемая [за него] замуж рабыня чтобы ничем не владела из наследства умершего мужа, кроме жилья. Разве лишь в том случае, когда она берет с собой малых детей,— тогда для содержания их пусть владеет.

28. Обстоятельства помимо перечисленных: от умершего раба остался женатый сын, который сам является ортакчи, получившим свое наследство ранее, он выделился [из семьи] и имеет все необходимое, чтобы вести самостоятельное [хозяйство] — подобные пусть не претендуют на наследство отца по действующему обычаю. В отношении же тех, которые живут с отцом и еще не имеют [самостоятельных] средств, в соответствии с прежним решением не должно чиниться препятствий. Из упомянутого наследства надлежит восполнить все, недостающее в его средствах [ведения хозяйства], а все остальное пусть будет взято в бейлик.

Замужней дочери и прочим родственникам, в соответствии с тем, как это было до сего времени, ничего не давать. Однако все оставшееся наследство должно быть занесено в реестр. В этом надлежит проявить усердие и в соответствии с порученным не должно быть ни малейших упущений.

29. В отношении имеющихся в кассах виноградников отныне действующий закон таков:

[Прежде] с рабов хасса и кяфиров-реайи взималось с каждых восьми мюдре молодого вина по одному мюдре, что при ушре обозначалось саларлыком. С прочих же мусульман, производящих вино, в соответствии с указанным выше, брали вином. В некоторых случаях, когда виноград продавался, то и с него взималось по одному акче с каждых восьми акче. Кое-где платили подать дёнюм муката'асы с [каждого] дёнюма. [В этом случае] 1200 лоз приравнивалось к одному [185] дёнюму. В связи с тем, что муката'а еще не был узаконен, в некоторых местах взималось по двенадцати акче с дёнюма, в некоторых по восьми, а в некоторых по четыре акче.

Однако [теперь] по закону установлено за вино с виноградников взимать ушр и саларлык. И поэтому отныне не положено действовать так, как разъяснялось выше. Ныне издан указ, чтобы взимали по действующему постановлению, не превышая и не снижая [положенного сбора]. Вследствие этого в дефтере был зафиксирован муката'а в соответствии с тем, как это принято и установлено для каждой местности. У некоторых ортакчи имелись старые виноградники. Закон предписывал с вина с этих виноградников взимать по одному мюдре с каждых трех мюдре. И это также кое-где применялось, а кое-где не применялось.

(По существующему обычаю после получения за вино саларлыка пусть взимается еще с каждых трехсот мюдре 3 мюдре вина. В руках некоторых ортакчи находятся мои сады, с урожая которых взимается по одному мюдре с каждых трех мюдре [вина]. Некоторые из них, оставив мои сады, стали разводить [свои] сады, чтобы платить ушр. Но их сады таковы же, как и мои сады. Как было разъяснено, все то, что взимается с моих собственных садов,— пусть взимается и с садов, разведенных ими. Каждый, у кого имеется сад, пусть платит 1/3 [дохода] и саларлык. Если же надо развести [новый] сад, то кому амиль пожелает, тому пусть и поручит.)

30. Для вина, поступающего в бейлик, в течение сезона принято устанавливать двухмесячную монополию. Однако, не подчиняясь запрещению, крестьяне продавали в это время свое вино. Издан указ, чтобы отныне в период монополии вино крестьян было опечатано, дабы не допустить продажи его. А тех, кто, сорвав печать, станет торговать, пусть эмины как следует накажут. Когда же будет продаваться их вино, то вместе с этим пусть их заставят продавать и вино бейлика, в случае, если оно осталось непроданным в период монополии. Сколько можно заставить их продать, столько пусть и дают от бейлика, беря плату по существующей таксе. Однако каждый крестьянин принадлежит к своей деревне и его доход относится к соответствующей деревне. Не следует в нарушение указа причислять его к другой деревне, внося путаницу.

31. С давних пор на жителях хассов лежала обязанность подготавливать тару для произведенного в хассе вина и помещение для хранения его. Законом подтверждается, чтобы и ныне действовали в соответствии с упомянутым. Отныне пусть поступают так же, как разъяснено выше. [186]

(Амбары и дома, в которых будет храниться выработанное вино, пусть чинят реайя. Если подготовленных в настоящее время амбаров, сосудов для вина и подвалов, в которых оно должно быть поставлено, недостаточно, то пусть райятов заставят построить амбары и подвалы для хранения вина.)

32. С посаженных в хассах оливковых, ореховых и других плодовых деревьев половина урожая с давних пор по закону поступала в бейлик. В соответствии с прежним постановлением и ныне пусть действуют таким же образом.

(Половину урожая с оливок, орехов и других плодовых деревьев пусть берет амиль...)

33. С имеющихся в хассах лугов, помимо того, что законом определено для дворцовых конюшен, важных сановников и мужей Дивана, все прочее полностью надлежит собрать в бейлик. Однако в отношении разбросанных лугов, поддержание которых требует больших издержек, издан указ, чтобы эти бесчисленные луга в соответствии с тем, как это делается кое-где и теперь, отныне находились целиком в руках их владельцев, которые, защищая и охраняя их, половину урожая берут себе, другая же половина пусть будет взята для бейлика.

С некоторых лугов, полученных путем расчистки, как и с тех, что требуют больших усилий и расходов, доля, взимаемая в пользу бейлика, снижается в соответствии с затратами. С тех же лугов, что не имеют определенных владельцев и наблюдение за которыми осуществляет сам бейлик, доход пусть поступает целиком в бейлик.

Ранее половина дохода взималась с небольших лугов, расположенных в пределах деревень или между полями. Однако в отношении их в законе записано, что они освобождены [от обложения]. Отныне пусть ничего не взимается.

34. [Кто бы ни сидел] на землях хасса, принадлежащих Стамбулу и Галате, равно как и в других местностях, и кем бы они ни засевались из сипахи, [племени] Акчекоюнлу, свободных кяфиров, комендантом Богазкесен и крепости или кем-то другим, — в законе установлено, чтобы все они по обычаю платили ушр и саларлык.

([Некогда] в пределах хассов [имелись] чифтлики, возделываемые начальниками наемного войска кул и яя. И вот, говорят, что они во время жатвы и сбора винограда утаивали свой урожай и ничего не платили. Теперь я повелел управителям как следует напомнить тем, кто поступает таким образом, чтобы они этого не делали. А если у кого-либо будет обнаружен скрытый урожай, то я приказал с помощью кадия отобрать у них чифтлики, чтобы передать другим.) Однако [187] и теперь некоторые статьи упомянутого закона не выполняются и нарушаются. В настоящее время издан указ, чтобы отныне, согласно его содержанию, [подобных] действий никому не спускали.

35. Кто бы из ортакчи и других категорий или из сипахи, [племени] Акчекоюнлу и прочих ни занимался возделыванием земли в хассах — все они зерно из урожая, предназначенное бейлику, от Бююк Чекмедже до окрестностей Стамбула, доставляли в Стамбул. В законе же записано, что когда надо посылать то, что собрано в Бююк Чекмедже, пусть доставят в Киликыратыйе. Однако, согласно полученному донесению, [племени] Акчекоюнлу и сипахи дано разрешение [зерно] не доставлять, а сдавать свой ушр на току [во время молотьбы]. Кроме того, имеются еще некоторые деревни, которые доставляли свой урожай в деревню Инекосье, что находится на побережье. Им дано повеление и теперь доставлять туда же. И если в той местности нет амбара для хранения зерна, то в соответствии с установлением, предписывающим другим земледельцам строить амбар для хранения урожая бейлика, им также предложить построить амбар.

36. Племена юрюков не должны причинять ущерба ничьим посевам. Если же они, проходя в тех местах, где кочуют с давних пор, станут чинить ущерб, то не нужно им угрожать или уговаривать их, требуя возмещения, следует [просто] запретить им кочевать в той местности.

37. С обжигальщиков извести по обычаю взимать за каждую печь по 20 акче платы за землю. С черепичных мастеров также взимать ежегодно по 300 акче платы муката'а за каждую печь.

38. С овец, принадлежащих живущим в хассе мясникам, по обычаю в конце года надлежит взимать налог. По закону положено по истечении года брать также налог за овец, принадлежащих сипахи и прочим должностным лицам. Отныне надлежит действовать согласно с упомянутым.

(Когда-то у мясников, живших в пределах хассов, имелись дойные коровы и за них налогов не платили. Я повелел, чтобы и они по истечении года по обычаю платили налог. Воины крепости и прочие должностные лица в пределах хасса, ранее также имели овец, за которых они не платили налогов. Я повелел, чтобы подобные им точно так же по прошествии года платили установленный обычаем налог. [Тогда] воины крепости и другие должностные лица, имеющие в пределах хасса овец, стали иногда скрывать своих овец и кадии потворствовали им. Так пусть отныне никто таким образом овец не скрывает. Если впоследствии овцы будут [188] обнаружены, то с них надлежит взять овечий налог в двойном размере. Позднее раскаяние будет бесполезным. Мясники, сипахи и должностные лица пусть платят овечий налог кому положено. Однако [сами] сипахи и должностные лица пусть не касаются ничьих овечьих сборов. Пусть это знают и относятся с доверием к священным предписаниям...)

39. С пришедших извне и поселившихся в хассах кяфиров, которые в других местах не платили хараджа и испендже, в соответствии с распоряжением установлено взимать харадж и испендже. Пусть согласно этому действуют и отныне.

40. Помимо этого в хасс приходят бездомные кяфиры и занимаются земледелием. Харадж с них пусть поступает в хасс. Уплата положенной суммы не должна быть привязана к основному месту их регистрации. С них надлежит взимать по 30 акче хараджа. Отныне пусть действуют в соответствии с вышеуказанным.

41. Амили при посредстве эмина передавали свободные земли в хассе тем, кто просил их для возделывания и разведения садов, с условием уплаты ушра и саларлыка. По этому поводу в законе записано, чтобы не отменяли, если эти земли по предыдущему решению были отданы кому-либо в ильтизам. Пусть и теперь будет так же.

42. Некоторые самостоятельные владельцы внутри хасса под тем предлогом, что на иных мезре'а имеются строения, без ведома амилей продавали эти мезре'а, а кадии даже выдавали им свидетельства (хюджет). Когда было получено донесение [с просьбой] об издании закона, предписывающего эмилям ведать подобными делами, то был издан указ, чтобы отныне в соответствии с упомянутым выше кадии не выдавали свидетельств на продажу мезре'а без ведома амиля.

43. Некоторые земли ортакчи, расположенные вблизи лугов хасса, надсмотрщики [позволили] не обрабатывать и превратили их в бесполезные [до такой степени], что даже сена с них не получали. Издан указ, чтобы надсмотрщики не касались тех мезре'а, которые находятся вне пределов названных используемых лугов, и пусть ортакчи их возделывают, если же они и теперь будут вмешиваться, то пусть эмины донесут к Высокому двору, чтобы наказать их.

44. В хассе имелось 4 луга, с которых заготовлялось приблизительно 50—60 арб сена для загонов для буйволов в хассе. И вот в то время как для конных секбанов имеются другие луга, они, в нарушение закона, завладели и этими лугами. А еще имелось два участка камышовых зарослей, часть которых тратили на ремонт хлевов для буйволов, остальной же доход, приблизительно в 400 окне, присваивали [189] чиновники, не оправдавшие оказанного им доверия. Теперь издан указ луга окашивать на корм буйволов, чтобы не причинять им ущерба зимой. Те луга специально предназначены для буйволов и их следует своевременно скашивать, сложив сено вблизи от хлевов, чтобы в суровое зимнее время кормить буйволов. Остаток же упомянутого камыша, оставшегося от ремонта, пусть будет собран, продан и [вырученные деньги] присоединены к доходу хасса.

45. Таможенная пошлина (бадж) с проданных внутри хасса овец, ягнят, коз, волов и свиней, а также таможенная пошлина с перечисленных животных, проданных за пределы хасса, безусловно закреплена как собственность хасса. Однако ввиду того, что в отношении пошлины появилось множество хитрых проделок, то в соответствии с поступившим к Высокому двору донесением был издан [специальный] указ. В донесении говорилось, что в постановлении, хранящемся в государственной казне, записано: “Внутри хассов с давних пор взимается пошлина аяк баджи со скота в том месте, где его пересчитывают, и когда деньги за продажу уплачиваются внутри хасса, то пошлина взимается также внутри хасса. И чтобы никто не препятствовал этому и не вступал в спор”. В соответствии с высоким смыслом вышеизложенного и был издан указ. В законе подтверждено, что субаши Стамбула не имел касательства к пошлине с овец, проданных внутри хасса. Пусть ее собирают эмины через посредство амилей. Ныне указанное постановление подтверждается и пусть действуют в соответствии с его смыслом.

46. В отношении тех садов, что вновь появились в упомянутых землях в пределах Стамбула и Галаты, в местности Гирузунккёю и Харамлары, и садов, существующих с давних пор, которые действительно находятся во владении хасса, существует такой обычай, что если кто-либо посадил сад, то он платил амилю с каждого дёнюма по 10 акче налога за колышки (казык ресми) и после этого в течение трех лет, пока сад не начинал плодоносить, ничего не взималось. После того как сад начинал давать плоды, плату муката'а и пошлину гюмрюк с него взимал начальник садов (баглар эмини), а эмин хассов не вмешивался. Однако сады в этой местности погибли, земли же стали засеваться или превращены в огороды и тогда ушры с них снова были переданы хассу. Такой закон существовал с давних пор. И теперь действуют в соответствии с тем установлением.

На некоторых землях, расположенных неподалеку от Галаты и принадлежащих деревням Мочокато, Енидже Хасс, Бешикташ, Айофука, Лигория, Асомато и Истанийе, [190] жителями Стамбула, Галаты и других мест были разведены сады, за которые они платили амилю хассов по 12 акче муката'а с каждого дёнюма. Так как таким же образом поступают и до сих пор, то пусть это постановление исполняется и впредь.

47. Имеющиеся в обеих Чекмедже рыбаки не должны быть из рабов, а только из свободных и зиммиев. Однако в нарушение этого правила некоторые из рыбаков женились на рабынях из хасса и в результате этого из числа их детей, а также из числа некоторых рабов 12 рабов сделались фактически рыбаками, о чем и было доложено в Обитель счастья. Тогда был издан указ: ввиду того, что от рабов, фактически ставших рыбаками, рыболовному делу ущерба нет, пусть они будут закреплены за их делами. Однако отныне согласно закону пусть никого из рабов не ставят рыбаками.

48. Было донесено, что по закону с тех, кто пришел в хасс извне и стал заниматься возделыванием земли, по обычаю должен взиматься ресм-и чифт и ныне с некоторых райятов-мусульман он взимается, а с некоторых не взимается. Тогда был издан указ, чтобы упомянутый налог был записан абсолютно за всеми, как за простым народом, так и [принадлежащими] хассу. По этому распоряжению так полностью записано и в дефтере.

Но было донесено также, что для неверных реайя законом было установлено платить испендже, а чифт ресми не платить. В соответствии с этим они и теперь чифт ресми не платят. Высочайшим повелением подтверждено действующее ныне положение.

49. Было донесено, что налог беннак в некоторых местах взимается, а в некоторых нет. Издан указ, чтобы с населения, подведомственного городам, как Скутари, Ени Хисар, [этот налог] не взимался, а со всех прочих надлежит взимать. Однако с переселенцев, даже если они живут в деревнях, взимать ресм-и беннак не положено и пусть не взимается.

50. Приставленные к делам упомянутых августейших хассов эмин, кятиб и амиль не уполномочены решать дела [каждый] самостоятельно. Всякий раз, когда возникает необходимость, они собираются в доме эмина для совместного рассмотрения, а если это нужно, обращаются за содействием к кадию, ничего не тая и не скрывая друг от друга и действуя во всем согласованно. Был издан указ, что ссылка на неосведомленность не будет служить извиняющим обстоятельством. Отныне пусть действуют в соответствии с вышеуказанным. Все это подробно изложено на основании упомянутого закона.

51. Умножение состояния служит средством [191] предотвращения расстройства хасса. Если во время переписи доходов не проявлялось хотя бы малейшего усердия, то полного успеха в учете предшествующего урожая не было бы достигнуто. Однако когда, согласно повелению властителя мира, тщательные подробные дефтеры составляются с проявлением старания и с полной осведомленностью в отношении возраста всех от мала до велика и положения превратившихся из рабов в свободных и из свободных в рабов, а также учитывается доход не только данного времени, но и по высочайшему указу вносятся исправления в появившиеся нарушения закона в некоторых делах, — тогда путем выявления на месте всех обстоятельств дела были бы упорядочены полностью. Так что отныне, если бы дела оказались в ведении осведомленного эмина, то с милостью всевышнего в кратчайший срок жители хасса оказались бы в благоденствующем положении, а доходы стали бы обильными и высокими. Написано в начале месяца шевваля 904/середина ноября 1498 года.