ВАКУФНАЯ ЗАПИСЬ НА МЕЧЕТИ УМУР-БЕЯ В БУРСЕ

(Rober Montran, Les inscriptions turques de Brousse, — “Orient”, vol. 12, № 1—2, Leiden, 1959, p. 118-119)

Во имя аллаха милостивого и милосердного! Вечная слава и хвала тому аллаху, который милостью своей охраняет нас от огня (? ***), а также да будут молитвы и приветствия над тем посланником, который, заставляя нас выполнять повеления аллаха, указует верный путь!

А за сим, пусть будет известно тем, кто обратится к этой надписи, что я, Умур, сын Тимурташа, по воле аллаха построил здесь мечеть, а для добрых дел этой мечети я построил рядом еще и баню и передал [ее] в вакф этой мечети. И еще я передал в вакф упомянутой мечети все мои собственные владения — каравансарай, построенный в Тузбазары с лавками, расположенными напротив, мои дома и виноградники, находящиеся в Айязма, мои сады, мельницу и мезре'а, находящиеся в нижней части Бурсы, вместе с кяфирами, а также мои деревни с их кяфирами, находящиеся в нахийе Бурсы, за исключением деревень Келисе, Акбедир и моих домов, находящихся в верхней цитадели Бурсы. Я обратил [также] в вакф этой мечети мою мельницу вместе с садом и кяфирами, что находятся в Иса-Виране в нахийе Инегёль, мою деревню под названием Дестарлы в нахийе Энгюрийе и все мезре'а, находящиеся в той нахийе, и три принадлежащие мне в Текфурпынары, а также мои сады, засеваемые земли и моих кяфиров. Я обратил в вакф и мои книги вместе с реестрами, но с тем, чтобы их не выносили за пределы мечети.

По воле аллаха я соорудил медресе в Пергаме, а рядом построил баню и отказал в вакф все, имеющиеся в Пергаме мои виноградники, сады, а также две мои мельницы в Бекюшова, две мельницы в Гиресуне, все мои лавки в Пергаме и земли [под] лавками и чифтлик, который я получил [170] (купил?) от Ивад-оглу, что в Ада (на острове?). По воле аллаха я построил мечеть в Бите, а рядом баню, которую передал в вакф той мечети. А еще я построил мечеть и медресе в Карахисаре и рядом соорудил баню и караван-сарай. Деревню, называемую Саруджапынар, и одно из рисовых полей, купленных в Хоме, — все это обратил я в вакф мечети и медресе Карахисара. А на все вакфы составил расписки. А как только возникнет необходимость, то пусть произведут починку принадлежащих этим вакфам каравансарая в Галье, домов и каравансарая, находящихся на пути, что идет к Кёпрюджиклер. Я обратил в вакф и мою деревню под названием Карши Саваклар. По воле аллаха я соорудил мечеть в Эдирне. Там у меня имеются отдаваемые в муката'а виноградник и дома, которые я также передал в вакф в пользу построенной мною мечети.

Все они пусть будут для бога, во имя бога. Да ниспошлет аллах милосердие свое тому, кто, обратившись к сей надписи, прочтет ее, чтобы сотворить молитву за душу учредителя вакфа! Но пусть будет проклят богом, ангелами и пророками тот человек, который вознамерится изменить и переиначить вакфы, чтобы начать их разрушение! Пощади, о владыка двух миров!

И в моей вакуфной записи [я установил], чтобы слуги мои после меня получали все то, что каждый из них получал при мне. А Кушаксыз-оглу Алаэддина и Огуз-оглу Хаджи Али я сделал назырами. Пусть каждый из них получает в день по 4 акче. Эта надпись составлена в конце месяца мухаррема 859/1455 года.

Благодарение заботам аллаха об упомянутых вакфах! За службу вакфам и усилия по обеспечению их собиранием податей Мамлюк Хошкадем бин Абдулла, а также сыновья его пусть получают от вакфа все, что получали и при мне (?) (В этом месте надпись не прочитана издателем (?) *** (?) ***. Перевод здесь дан условный в соответствии с традиционной формой выражения в подобных контекстах). Исполнено это и написано в месяце джумадуль-ахыр 865/марте 1461 года.