ВАКУФНАЯ ГРАМОТА СУЛТАНА МУРАДА I

(Текст опубликован в “Tarih Vesikalan”, cilt I, № 4, Ankara, 1941, s. 241—244)

[Настоящая] грамота написана по тому поводу, что для спасения души моей и для облегчения моего загробного существования я обратил в наследственный вакф участок земли в нахийе Малкара, [который передал] держателю султанского указа, благородному и храброму слуге моему ахи Мусе. Я превратил его в наследственный вакф с тем, чтобы после него (ахи Мусы) этот вакф перешел к его сыновьям, внукам и правнукам из поколения в поколение, а также дочерям его сыновей, внучкам и правнучкам, сыновьям дочерей и дочерям сыновей из рода в род, из поколения в поколение. Это потому, что я отдал ему (Мусе) дочку моего родича Сеиди Султана и собственноручно опоясал его кушаком, которым опоясываются мои ахи, и посадил его [в качестве] ахи в Малкаре. Если будет воля этого ахи Мусы или кого-нибудь из детей его, то пусть они, дав позволение стать ахи кому-либо из своих родичей или зятьев, скажут: “После нас, на нашем месте, ты будь ахи”, — так, чтобы после их смерти он стал законным и явным [преемником]. А этот ахи, точно так же, как и ахи Муса, завещанные мною на добрые дела и обращенные в наследственный вакф земли пусть не передает никому другому, кроме своих сыновей и дочерей из поколения в поколение. И пусть эти земли отныне будут находиться во владении ахи Мусы. Если же произойдет так, что из рук тех ахи, которые обозначены в условиях настоящей вакуфной грамоты, или от их внучек, или из рук тех ахи, которых они сами посвятили в ахи из поколения в поколение, эти земли будут хитростью взяты для других, то пусть всеславный и всевышний господь [168] окажет милость тем кадиям и беям, которые, представив [дело] его величию падишаху, да будет вечным его халифство, приложат усилия, чтобы снова в соответствии с этой вакуфной грамотой [упомянутое владение] было передано их владельцам. Если же будут действовать иначе, то и на тех, кто отберет [эти земли], и на тех, кто отдаст их, пусть обрушится проклятье всевышнего и всех архангелов, а моя рука пусть также покарает их в день светопреставления. Пусть никто не преступит пределов тех земель и не изменит их [правовое положение], передав другим. И боже упаси, если кто-либо из нашего рода славных падишахов захочет изменить их [положение], мол, “отдам-ка я во спасение души моей и [для благоденствия] на том свете часть той земли в вакф. Никогда-никогда эти изложенные выше условия вакуфной грамоты пусть не будут изменены.

Границы и пределы той земли, которой они владеют, таковы: от дома Фудаила до родника, на котором работают кожевники, [далее] от родника через камыши к деревне Еген и, перейдя через мост, далее к расщелине, обращенной в сторону деревни Еген; от расщелины по дороге для арб, спускающейся до Желтой пропасти, оттуда снова по дороге, спускающейся к деревне Гявур, от дороги к деревне Гявур через текье ахи Сусура Фюрьяза прямо до моста, где женщины стирают одежду, оттуда через долину [реки] к дороге, вверх через виноградник сабельного мастера Хасана, далее — вдоль виноградника Хасана она спускается прямо на улицу Шар и от виноградника Хасана подходит вплотную к дому Фудаила. И тому, как это установлено, пусть никто не чинит препятствий и затруднений. Всякий, кто из-за этих, отказанных на благие дела, земель тронет тех ахи, — затронет и меня. Пусть это знают. А затем пусть будет известно тем кадиям, что если они из-за этих моих, отказанных на благотворительные дела ахи Мусе и его детям, земель, которые эти ахи [передадут] другим, поселившимся на их земле ахи и их потомкам из поколения в поколение, будут чинить трудности и препоны и передадут [эти земли другим], то пусть они будут прокляты всеми.

И пусть эти [ахи] будут освобождены от всех аваризов Дивана и налогов текялиф-и урфийе, от [сборов в пользу] курьеров, секбанов, гонцов и наибов, а также от годового сбора. Пусть они (ахи) молятся за продление [жизни нашего] царства. Читающие грамоту пусть знают это и в соответствии с этой грамотой оказывают доверие ее [знаку]. Написано в первый день превосходного реджеба 767/14 марта 1366 года.