“КНИГА ОБ АСАФЕ” ВЕЗИРА ЛЮТФИ-ПАШИ

(“Das Asaf name des Luеtfi Pascha nach den Handschriften zu Wien Dresden und Konstantinopel zum ersten Male herausgegeben und ins Deutsche uеbertragen von Dr. R. Tschudi”, — “Tuerkische Bibliothek”, Band 12, Berlin, 1910)

(Извлечения)

[В главе I, говоря о достоинствах, которыми должен обладать великий везир, и о его обязанностях, Лютфи-паша добавляет]:

...Везир не должен своим подданным давать зеаметы. Его люди должны довольствоваться тимарами. А если он выдает [зеаметы], то необходимо, чтобы [доходов] было небольшое количество. И не следует сосредоточивать 2—3 кылыджа в одних руках, разве лишь в том случае, если это хассы дефтердара или нишанджи...

...Великий везир располагает хассом с доходом в 1 200 000 акче. Если собрать половину с приписанного к нему, то это составит около 2000000 акче. А если добавить к этому 2— 3 юка с окрестных курдских эмиров и [других] могущественных эмиров, то все это составит 2 400 000 акче в год. Хвала аллаху, в Османском государстве это достаточный подарок! Ведь даже сей [недостойный] бедняк, тратя на кухню и на содержание слуг (кул) 15 юк акче в год, 14 юк акче оставлял в своей казне. А полученное в походе в качестве военной добычи и подарков от бейлербеев, а также от ушра добавлял на милостыни...

[Далее, говоря о государственных постах и рангах, Лютфи-паша указывает, что необходимо строго соблюдать порядок назначения]:

...Должность мютеферриков нельзя давать посторонним, а только тем, кто вышел из внутренних покоев султана или сыновьям бейлербеев и дефтердаров. Тот, кто не имеет зеамета с доходом в 80 000 акче, не может претендовать на санджак. А предел [дохода] санджака 400 000 акче... [129] Предел [дохода] письмоводителей зеаметов — 50 000 акче, а чай-шей — 40 000 акче. Если допустить больше, то это будет причиной уменьшения кылыджей...

Тем, кто занимает какой-либо пост, неуместно быть торговцем риса или мелким лавочником. Это дело неимущих (фукара)...

Назначения производить по достоинству... Выходец из реайи, не являющийся по деду и отцу сыном сипахи, не может претендовать на то, чтобы стать сипахи. Если бы открылась такая возможность, то каждый ушел бы из райятов и захотел бы стать сипахи. Тогда не осталось бы райятов и доходы падишаха стали ничтожными...

А в отношении джебелю закон: имеющий тимар с доходом в 6000 акче дает 2 джебелю, с доходом в 10 000 акче дает 3 джебелю, зеамет с доходом в 20 000 акче дает 4 джебелю... Владелец тимара должен лично идти в поход. Но если стар или болен, то должен послать бахшиш в казну...

О положении реайи: Прежде всего необходимо, чтобы из реайи [набирались только] эшкинджи, эллиджи и акынджи. Племена татар, хотя они и подвластны османам, — непокорны, [а потому] их не обязывают участвовать в походах. Акынджи назначаются в качестве охраны припасов.

Реайя должны быть занесены в писцовые книги реестровой канцелярии Дивана. Перепись производится в 30 лет раз. Исключаются все умершие и больные. [Остальных же] надлежит снова записать и [запись] сравнить со старым реестром. Не должно быть недостачи реайи по сравнению со старым реестром. Если реайя какой-либо местности разбежались и пришли в другие места, то местные управители должны отослать их обратно. Это необходимо, чтобы страна не пришла в запустение.

Взимать авариз с реайи надлежит в 4—5 лет раз по 20 акче. Так было установлено и один раз собрано при султане Селим-хане. Потом так и стало по 20 акче в 4—5 лет. Говорили, что это стоимость солдатских сухарей на привале. Однако точно ничего неизвестно. Ежегодно брать не следует, чтобы не было трудно. Впервые учреждена повинность — служба матросов кюрекчи на кораблях. Посылают одного кюрекчи от четырех домов из числа пригожих и молодых джигитов. Если они прослужат несколько месяцев, то из казны им выдается по 10 акче в день.

Если кто-либо из реайи, целиком находясь на [военной] службе, от великой милости [султана] получит право на тимар и станет сипахи, то его родичи, отец и мать не должны получать покровительство. И если он из [окончивших [130] медресе] данышмендов и освободился от обязанностей реайи, то его родственники — все равно райяты...

...Райятов не следует слишком притеснять. Если они имеют много имущества, не нужно посягать на него. Но в их платье, снаряжении, [сбруе] лошади и [прочем] имуществе не должно быть столько же украшений, сколько у сипахи