ЗАКОНОПОЛОЖЕНИЕ ЛИВЫ ОХРИ (ОХРИДА)

(Душанка Боjаник, Одно охридско канун-наме, — “Гласник на институтот за национална история”, Скопле, 1959, с. 285-295)

Извлечен из реестра тапу № 717 за 1022/1613 г. —

Basvekalet Arsivi (Стамбул)

Канун-наме не датирован.

Употребляемый в упомянутой ливе (Охри) киле равен стамбульскому киле. В султанском дефтере записано, что каждые 6 киле составляют 1 химил. Записано, что каждый химил пшеницы, гороха, чечевицы и фасоли [стоит] 54 акче, химил ячменя, ржи, проса, вики (? мердимек) и мелкого гороха — 30 акче, химил травы, дикого овса — 18 акче, медре молодого вина — 6 акче. Во всей ливе с женатых взимается по 2 акче налога ресм-и бостан.

В касабах Акчехисар и Ишим с каждого женатого взимается по 2 акче под названием ресм-и гиях. В некоторых местах, особенно в нахийе Дебарца, вследствие того, что там много лугов, записана десятина за сено (ушр-и гиях).

С кяфиров некоторых деревень, где жители собирают большой урожай лука, чеснока и капусты, пусть взимается ушр. Не принимать во внимание, если они говорят, что платят бостан акчеси.

Со всех зерновых взимается ушр и саларийе. Но с коконов и шафрана не взимается. С молодого вина также взимается ушр и саларийе. С кяфиров, имеющих виноградники, с давних пор во время взимания ушра было принято брать по 2 акче под названием ресм-и текне; в подробном реестре этот налог записан как и прежде. В нахийе Дебарца, райяты которой не имеют виноградников, каждая деревня обложена винной пошлиной и с каждого, привезшего вино, взимается пошлина по 2 акче.

С деревень, расположенных на берегу озера, где [88] производится ловля рыбы, сипахи взимает пошлину с каждого про дающего рыбу по 2 акче за каждый вьюк.

В местах, за которыми записан налог на ульи, пусть взимается 1 улей из десяти. Если же ульев менее 10, то когда будет установлена цена, пусть взимается ушр по одному акче с каждых десяти акче. В новом султанском дефтере записано таким же образом. С мельницы, действующей круглый год, взимается 30 акче, с действующей полгода, а также шерстовальни взимается по 15 акче.

[Бывает так, что] какой-нибудь райят умрет, а сын его впадет в крайнюю бедность и из-за чрезвычайных затруднений одно поле или какую-то часть земли из своей баштины продаст другому или отдаст в залог. [Таким образом] некоторое количество баштин оказывается исчезнувшим и с них не собрать ни джизье, ни испендже. Отныне деление баштин не допускается, а произведенное дробление пусть будет отменено. От райята же, совершившего подобное, [баштину] отобрать силой. Пусть местный сипахи отберет все, что было продано из таких баштин, соединит воедино и передаст тому, кто [из райятов] пожелает, с тем чтобы ни султанской джизье, ни сипахийскому испендже не наносилось ущерба. Если у умершего райята остался сын, то по древнему закону баштана умершего переходит к сыну. Деньги за тапу с него (сына) сипахи требовать не может. Если же у райята останется не сын, а брат, дочери и другие родственники, то им баштана в наследство не передается. Дело сипахи. Если брат заплатит положенную сумму за тапу, то сипахи передает [баштину] ему, и другому передать не может. Если же брат не заплатит [тапу], то сипахи волен передать, кому пожелает. Дочерям, сестрам и прочим родственникам баштина в наследство не передается.

Если какой-нибудь райят умирал и баштину надлежало передать другому по тапу, то бывало так, что сипахи, заявляя, что, мол, мельница, виноградник, сад и дом [умершего] тоже относятся к баштине, силой отнимали [все это] и передавали другому. В подобных случаях [надлежит знать, что] мельница, виноградник, сад и дом не относятся к баштине, они переходят по наследству детям и родственникам. Баштиной называются лишь обрабатываемые земли. Отныне все подобное (мельницу, виноградник и пр.— А.Т.) пусть не передают другим под тем предлогом, что это баштина.

Если у умершего райята не осталось сына, а баштина его некоторое время находилась во владении дочери, сестры или других родственников, то сипахи не дозволено явиться затем к ним и заявить: “Так как у вас нет письменного тапу на эту [89] баштину, то я отберу ее у вас и передам другому”. Это возможно лишь в том случае, если они не платят джизье и испендже. Если же они из года в год неукоснительно платят джизье и испендже, то отнимать у них [баштину] нельзя и пусть не будет отнята.

Люди санджакбеев, субаши, эмины, сипахи, воины крепости и вообще обладатели тимаров перестали брать натурой продукты урожая, вино и прочие ушры, а стали оставлять все это бедным райятам, облагая их [вместо этого] высоким денежным сбором. Ввиду того, что это является слишком тяжким нововведением, противоречащим августейшему повелению, последовало запрещение. Отныне со всех зерновых, с каждого вида особо, пусть взимается ушр и саларийе и пусть [натуру] не оставляют райятам и не берут взамен деньгами по высокой цене. Из-за этого райяты чрезмерно страдают и тревожатся.

Райятов положенный с них ушр заставляют отвозить на ближайший базар, но пусть путем насилия и запугивания не заставляют отвозить далеко. Для обрабатывающих землю внереестровых [райятов] нет закона доставлять их ушр на ближайший базар. У каждого сипахи — свои райяты. Существует древний закон, предписывающий райятам строить в своей деревне амбар для хранения собранных для сипахи ушра и саларийе. Но и после того как реайя соберут ушр своей деревни в амбар, для них остается закон доставить [собранные] продукты на ближайший базар.

С райятов, приписанных к деревням, находящимся в ущелье, как с женатых, так и неженатых, состоятельных и бедных — взимается по 10 акче испендже. Некогда за привозимое извне вино взималось по 2 акче пошлины. Теперь же они сами обзавелись множеством виноградников и стали получать большую выгоду. И так как [в связи с этим] был издан ферман, чтобы записать в доход их сипахи ушр с молодого вина, они стали платить ушр со своих виноградников, и этот ушр был приписан к доходу каждой деревни. Однако те реайя, которые живут не в ущелье, а в других деревнях, платят по 25 акче испендже и полностью все прочие повинности и налоги. А с тех, кто привозит вино извне и продает его, по-прежнему взимается по 2 акче с каждого хамила. С женатых взимается по 1 1/2 стамбульских киле пшеницы и ячменя в качестве штрафных (ниябет) ресм-и арусане.

Однако с тех реайя, которые во время переписи уклонились от того, чтобы быть записанными, и остались вне дефтера,— сколько бы их ни было, со всех пусть взимается [90] принудительно полностью по 25 акче испендже, по 2 акче ресм-и бостан, ушр и саларийе.

Если в деревне имеется собственный луг (хасса чаир) сипахи, древний закон предписывает, чтобы реайя скосили тот луг и скопнили сено. Однако запрещается заставлять их нагружать на арбы и перевозить. Перевозить сено не является обязанностью [этих] реайя. Не является также их обязанностью отрабатывать три дня [на сипахи]. А тем [сипахи], которые захотели бы силой заставить [райятов] отрабатывать, пусть кадии запретят.

Если свиньи райята пасутся в пределах [владений] постороннего сипахи, то половину налога с них пусть взимает владелец райята, а половину тот, на чьей земле паслись свиньи. В тех местах, где взимается налог за траву, пусть он взимается в начале июня. И пусть взимает тот, кому передано [право сбора]. Ушр за ульи и налог на свиней взимается 19 июля, в дни, которые являются временем летней жары. Сбор производит тот, кому передано право на налог за ульи. Ему же принадлежит и налог за свиней.

В тех деревнях, которые не имеют постоянных и определенных границ, каждый сипахи собирает ушр с приписанных к нему райятов. Но во время переписи вилайета каждый выморочный чифтлик, который надлежит передать в тапу, не должен передаваться реайе другой деревни, где нет определенных границ. Если же передан, то во время переписи вилайета указывается, за чьим райятом записан тот чифтлик, а сипахи той местности и взимает ушр и саларийе.

С давних времен с каждого большого и малого стада взимался 1 баран и более ничего не требовали. В настоящее время мирливы и воеводы не выполняют старых законов и, творя жестокие притеснения, кроме барана, берут еще ягненка, масло, сыр. Отныне пусть ничего не берут сверх того, что было принято издавна. С каждого стада пусть берут лишь по одному барану. Налог за пастбище взимается лишь с пришедших извне. С местных же не взимается. А воеводы не дают сипахи пользоваться пастбищами, записанными за субаши и другими, которые, как говорят, силой завладели ими. В том случае, когда в тезкере мирливы записан и налог ресм-и яйла, то в соответствии с древним законом пусть взимается с каждого стада по одному барану. Более того брать не следует. Если же в тезкере не записано, то пусть ни в коем случае не взимается. Если же он сделает это, то кадий пусть запретит и отменит.

Взимать с баштин налоги за траву и за огороды закона нет и это даже в дефтере не записано. [91]

Бывает, что сипахи или другой мусульманин, завладев баштиной кяфира, во время сбора налогов под разными предлогами отказывается платить, заставляя райятов возместить то, что надлежит выплатить [за эту баштину]. С подобных — будь то субаши или сипахи — пусть тот, кому принадлежит доход [с баштины], получит полностью положенные джизье и испендже. С тех же, кто не платит, пусть кадий полностью взыщет и джизье и испендже. В противном случае пусть с помощью сипахи отберут баштину и отдадут тому, кто будет выполнять обязательства по уплате джизье и испендже. А о тех, кто упорствует и сопротивляется, пусть кадий доложит к моему Высочайшему двору.