КНИГА ЗАКОНОВ СУЛТАНА МЕХМЕДА II ФАТИХА

(“Kanunname Sutan Mehmeds des Erobers”, hrsg. und uberz. von F. Kraelitz-Greifenhorst, — MOG, B. I, Wien, 1921, S. 13-48. Данный свод законов состоит из четырех разделов. В конце его помещен краткий “Закон о юрюках”. Разделы первый, второй и первые десять статей третьего содержат положения о наказаниях за различные преступления, которые в наш перевод не включены)

ИЗ РАЗДЕЛА ТРЕТЬЕГО

11. Тапу за землю, на которой стоит дом, взимается [в размере]: самое большее 50 акче, среднее — 40 или 30 акче, а если [плательщик] беден, то 20 или 10 акче.

12. Подать за брачную ночь взимается [в размере]: самое большее 60 акче, средняя — 40-30 акче, а при бедности — 20-10 акче.

13. А подать за овец пусть взимается в размере 1 акче с трех голов.

14. Если сювари силой прогонит своего райята с его земли, то в случае возвращения того обратно [на свою землю], тапу с него не брать. Если же он (райят) уйдет самовольно или в течение года оставит свой участок необработанным, то волен сювари поступать по своему усмотрению. Дом и поле самовольно ушедшего райята принадлежат сювари, а если его прогнал сювари, то дом и поле принадлежат райяту.

15. Если кто-либо украдет из вороха зерно, то пусть взыщут с него украденное в пользу бейлика.

16. Сювари пусть не занимает земли более, чем его чифтлик. Землю райята пусть отдает райяту. Без падишахского соизволения [сювари] не должен занимать землю сверх чифтлика из земель крестьян или оставленных необработанными. А если он занял землю райята, то пусть платит [в пользу] бедных подати, [установленные] в [той] области (Poksullara il hakkin vire — по нашему мнению, здесь имеется в виду зекят, одним из назначений которого было содержание бедных; по существу же здесь речь идет о подоходном налоге с крестьянского надела, не отменявшемся даже в том случае, если этот надел оказывался присвоенным феодалом). [18]

РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ

1. С каждого чифта в год пусть платят 3 акче за хызмет.

2. С каждого серпа, лавки и арбы с дровами пусть платят по 2 акче буюндурук ресми.

3. Если эта [подать] взимается за 7 куллуков, пусть берут 22 акче.

4. А бенлак пусть взимается из расчета 3, 6 или 9 акче.

5. Как в городе, так и в провинции с виноградника пусть берут десятину.

6. С дохода плотника и дроворуба взимать ежегодно по одному акче [с каждых] двадцати акче.

7. Дающий напрокат лошадь и извозчик, для которых извозное дело стало ремеслом, [могут] оставить необработанным свой чифт и не высевать [положенных] 2 мюда зерна. Пусть они перевозят соль и прочее и платят своему сювари 50 акче в год. Если же они [продолжают] обрабатывать свои чифты, то пусть, как и ранее, высевают 2 мюда зерна и пусть с них ничего не берут за то, что они занимаются извозом. По установленному обычаю они платят десятину и налог райята. Однако [в этом случае] пусть они не платят ничего из того, что [положено] с занимающихся извозным промыслом в городе. Если кто-либо из них стал слаб вследствие болезни или старости или же стал немощным из-за крайней бедности и по этой причине не обрабатывает своего чифта, то пусть не позволяют ему лениться под тем предлогом, что, мол, он держит лошадь, занимается извозом и плотничеством. Находящуюся у него землю пусть возьмет сювари и передаст другому, а с него взимать ресм-и бенлак.

8. Для татаров и юрюков этот обычай также не применим, так как они являются эшкинджиями.

9. Если кто-либо зарабатывает средства для жизни переноской тяжести, то пусть он платит в год 10 акче, а те, которые находятся в городе — [сювари], ничего не платят.

10. В пользу сювари взимается 1 овца с каждых пятидесяти, и половина из них принадлежит субаши.

11. С зерновых пусть взимается десятина, а саларлык [в размере] 5 акче с десяти мюдов.

12. Лен пусть берут с каждой сотни вязанок — 10 вязанок десятины, 3 вязанки саларлыка и хумс. Однако лен пусть помнут. [19]

13. С хлопка взимать с каждых ста кип 10 кип десятины и 2 1/2 кипы саларлыка.

14. Возделыватель риса, обладающий чифтом, не выполняет семи барщин, как всякий, наделенный землей; пусть сювари требует с него 3 барщины, а если барщина не принята, то 6 или 9 акче.

15. Если владелец овец принимает участие в походе [в качестве эшкинджи], то саларлык с него не брать, а брать с ямаков.

16. С татара, владеющего чифтом, положено 3 барщины, с зерновых — десятинами саларлык, а с тех, кто не владеет чифтом, барщины нет.

17. Штраф, получаемый сювари с его райята, [делится пополам], половину пусть берет субаши, половину сювари.

18. Однако то, что положено за брачную ночь, пусть целиком берет сювари. Если замуж выходит дочь сювари, то налог за брачную ночь пусть берет субаши.

19. Прежние кара мюселлемы, нынешние мюселлемы и ставшие райятами яя также подлежат обложению этой повинностью.

20. Деревни, подчиненные какому-нибудь городу, в том случае, если сювари живет в городе, пусть отвозят ушр в город; если же сювари находится в деревне, то пусть отвозят в его амбар.

21. С плодов и фруктов, с ладана и шафрана взимать ушр, а саларлыка с них нет.

22. Если на какой-либо земле растет камыш или трава, то как было прежде, так пусть остается и впредь.

23. За ульи положен ушр. Десятая доля взимается как с домашних, так и с диких пчел.

24. С каждого жернова водяной мельницы взимать 1 мюд зерна адрианопольским мюдом, половину пшеницей, половину ячменем. С каждого жернова ручной мельницы, если она работает круглый год, взимать 1 мюд, если 6 месяцев — 1/2 мюда, а если работает еще меньше, то по тому же расчету взимать адрианопольским мюдом половину пшеницей, половину ячменем. С ветряной мельницы брать 1/2 мюда в год адрианопольским мюдом, половину пшеницей, половину ячменем.

25. Каждый райят из татар, державший землю, платил ранее ежегодно за чифт, серп и арбу с дровами. Но те, кто был эшкинджи, ничего не платили. Тот закон снова пусть остается в силе.

26. Овцеводы оседлые и юрюки не платят подати за зимовку и летовку. [20]

27. Если райят, имеющий землю, оставит эту землю необработанной и произведет посев на земле другого сювари, то пусть он платит два ушра: один за ту землю, которую он засеял, а другой за ту, которую оставил необработанной. Однако в том случае, если у сювари не окажется земли, которую бы он дал райяту, и райят произведет посев на земле другого [сювари], то по существующему обычаю он платит ушр только владельцу земли. Райят строит дом своему сювари только один раз. Если тот сювари уедет, то сколько бы других сювари ни приезжало на его место, все они пусть пользуются тем домом, что построил райят для уехавшего сювари. Вторично строить дом райята не заставлять.

28. Проживающие в деревне ремесленники — ткачи, портные, сапожники, кузнецы, угольщики и прочие им подобные выполняют в год 3 барщины или платят 3 акче. И пусть не заставляют их, как ремесленников, работать насильно, более положенного. И пусть ничего не берут с них путем притеснения. Они должны работать по собственной воле и [платить] в соответствии с существующей в этой области расценкой.

29. Вообще после того, как с бедняков возьмут повинности в соответствии с изложенным выше законом, пусть не берут силой их лошадей и повозок для посыльной службы и не принуждают работать их самих.

30. А [теперь] в отношении пошлины: если мусульманин приедет из провинции и привезет грубый войлок, шерсть, кожу, мед, масло и все прочее подобное этому и продаст, то следует взять 1 акче с каждых 40 [вырученных] акче.

31. С каждого вьюка материи, холста, ниток, сукна, шелка, осетровой рыбы, олова, свинца и подобного этому, если оно будет привезено и продано, взимать 2 акче.

32. С каждого вьюка лимонов и фруктов взимать 1 акче, а если их будет много, то взимать 1 акче с [каждых] двух-трех вьюков.

33. А за проезжающими секбанами, военными, сокольничими, конюхами, рассыльными и прочими пусть наблюдают. У кого из них в имеющейся на руках августейшей грамоте есть распоряжение о провианте, фураже, почтовых лошадях и прочем, тем пусть и выдают в соответствии с этим распоряжением, а более того давать пусть не принуждают. Если же у них нет [на руках] указа, то выдавать им только ушр. А появится в чем-либо нужда — пусть покупают. Они не должны чинить насилий и вмешиваться в то, что им не дозволено. А если совершат недозволенное, донести об этом [21] Высокому двору и подвергнуть [виновных] наказанию. Пусть никому не чинят никаких притеснений.

34. Если чей-нибудь конь, или бык, или кобыла зайдет на засеянное поле, то с каждой головы следует взять по 5 акче штрафа, [а владельцу пусть дадут] 5 палочных ударов. А если [на поле] зайдет теленок, то следует 1 акче штрафа и 1 палочный удар. А если зайдут бараны, то с каждых двух — 1 акче штрафа и 1 палочный удар. Однако сперва пусть сделают предупреждение, и если после предупреждения [виновник] не послушается и не будет следить за своими животными, так что они зайдут на засеянное поле и причинят ущерб, то сперва его пусть оштрафуют в соответствии с этим указом и дадут палок, а затем заставят возместить убыток. Да пригрозить, чтобы смотрели за своими животными и не позволяли им причинять ущерб посевам.

35. Если возле деревни или между деревнями, возле водопоя или по пути к водопою находится посев, [вблизи] которого собирают скот, то необходимо сделать изгородь.

36. Никто не смеет действовать иначе, а если кто бы то ни было нарушит этот закон, то достоин он наказания, как преступник и грешник. Пусть это все знают. А вы должны хорошо изучить этот закон.

ЗАКОН О ЮРЮКАХ

Из каждых двадцати четырех человек пусть будет один эшкинджи, три чатала и двадцать ямаков. Упомянутый эшкинджи выступает в панцире, и в его военных доспехах — в пере стрелы, в стреле, луке, мече и щите не должно быть никаких изъянов. Каждые 10 эшкинджи берут общего носильщика и имеют одну [общую] палатку. Эшкинджи из юрюков, их чаталы и ямаки не несут повинностей по сбору ячменя и соломы, возведению укреплений и прочих аваризов и в тот год, когда они принимают участие в походе, не платят саларлыка. Знайте это.