ЖОЗЕФ Д'ЭСТУРМЕЛЬ

Остров Родос в настоящее время.

(Из путешествия г. д’Эстурмеля).

«Средние века, говорит автор, сохранились в Родосе со всеми их воинственными принадлежностями, с их башнями, зубцами, стрельчатыми сводами, гербами. У нас есть несколько домов в этом роде; но целый город был для меня совершенно новым зрелищем. Гавань, в которой мы вышли на берег, окружена набережными, по большей части развалившимися, и длинными стенами, уставленными бойницами; высокая и красивая четыреугольная башня, с зубцами и четырьмя башенками наверху, [431] возвышается над прочими укреплениями. Во времена осады она называлась Башнею Св. Николая и была сильно защищаема. Пройдя ворота, входишь в лабиринт домов, построенных из камня, с маленькими четыреугольными окнами, низкими и круглыми дверьми, с троттуарами оставляющими между собою весьма узкую дорогу. Несколько улиц более правильных составляют аристократическую часть Родоса. Одна из них, самая прямая и самая широкая, сохранила название Улицы Рыцарей; она проходит через весь город, примыкая с одной стороны к мечети возле крепостных ворот, а с другой — к древней кавалерской церкви Св. Иоанна. Выстроенные на ней дворцы остались темиже, какими были в конце XV века, к которому относятся годы, выставленные на большей части этих дворцов. Только прибавлено к окнам несколько закрытых балконов, чтоб не дать свету и в особенности чуждым взорам проникать во внутренность комнат. Зубцы, башенки, каменные столбики возвышаются на фасадах; длинные лепные карнизы обозначают разделение этажей. В архитектуре сохранились названия, которые теперь не имеют никакого значения. Что такое в наших современных домах так называемая: croisee (рама), вокруг которой обведен кордон? Ничего больше, как собрание стекол и их переплет. Но старинные рамы имели [432] действительно форму креста, как это показывает самое их название (croix, croisie).

«Красоте архитектуры особенно способствует множество гербов из камня и белого мрамора, которые видны даже под крышами; иногда их бывает соединено до семи. Везде виден крест ордена, но не один; крест Обюссона, оканчивающийся якорем, соединен с обыкновенным крестом на всех дверях и выдающихся частях зданий, — ясное доказательство, что большая часть города была возобновлена после первой осады. Часто встречаются также лилии; украшенные таким образом домы, представляют полные геральдические щиты, часто с девизами и надписями готического шрифта. Но посреди стольких любопытных предметов путешественник испытывает весьма неприятное чувство от невозможности получит в Родосе малейшее указание. Благородные хозяева этих жилищ не оставили ничего после себя и эта рыцарская колония, снявшись с лагеря, унесла с собою свою историю. Спрашивать ли у Турков чем был прежде Родос? Они нашли пустые домы и поместились в них без церемонии, забыв даже снять со стен кресты, которые, кажется, еще грозят им. Поздравим себя с их невнимательностью: ей то мы обязаны странным сохранением этого славного города, о котором нельзя сказать, как утверждает аббат Верто, что он был одною грудой [433] камней и земли, когда сдался Солиману, в 1622 году.»

Текст воспроизведен по изданию: Остров Родос в настоящее время. (Из путешествия г. д’Эстурмеля) // Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений, Том 71. № 284. 1848

© текст - ??. 1848
© сетевая версия - Тhietmar. 2017
©
OCR - Андреев-Попович И. 2017
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ЖЧВВУЗ. 1848