О театре войны, славно кончившейся миром Адрианопольским

(Отрывки из статьи Одесского Вестника).

Во все прошедшие войны Русских с Оттоманами, крайним пределом действий войск наших в Европейской Турции был Балкан, или Емине-Даг, древний Гемус. Сей огромный хребет гор начинается в верхней Македонии, и простираясь к востоку до Черного моря, оканчивается мысом Емине, лежащим неподалеку к северу от Бургазского залива. Не столько сопротивление Турков, или местные препятствия на самом Балкане, сколько отдаленность сего хребта от границ Империи, и затруднение в продовольствии войск, по неимению флота, не позволяли Русским до сего времени проникнуть в страны, лежащие к югу от сих гор. Известно, что при Петре Великом весь почти северный берег Черного моря принадлежал еще Туркам; мало помалу Русские подвигались к Югу, и Бухарестский мир расширил пределы России до Прута; сверх того в царствование Александра усилился и усовершенствовался Черноморский флот. Посему преграды, могшие остановить Румянцева, Потемкина, Суворова и Каменского, не существовали уже при открытии нынешней войны, и опыт доказал, что Турки напрасно льстили себя совершенною безопасностию за грозным Емине-Дагом. [147]

Направление Балкана, почти во всем его протяжении, параллельно с Дунаем, от коего он отстоит на 70 или 80 верст; вышина его не везде одинакова; но, по мнению Малтебрюна, она не превосходит 8000 Французских футов, чтo составляет около 1220 Русских саженей. Страна, лежащая между северным скатом его и Дунаем, называется Булгариею к югу от сего хребта простирается Румилия, или Романия в собственном смысле, ограничиваемая с Запада хребтом гор Родопе, или Деспото-Дагом, который начинается там же, где и Балкан, и продолжается к Юго-Востоку до Еносского залива, на Северо-Восточной оконечности Архипелага. Из Булгарии в Румилию ведут чрез Балкан несколько дорог; некоторые из них пролегают к западу, а другие к востоку от главной дороги, которая идет из Рущука и Силистрии чрез Шумлу на Карнабат, лежащий уже за Балканом.

В нынешнюю войну, подобно как и в предшествовавшие оной, Русские довольствовались только блокадою Шумлы, потому что правильно осаждать сию крепость, или лучше сказать сей укрепленный лагерь, трудно и едва ли полезно; оный сам по себе не может воспрепятствовать переходу в Румилию. Посему, оставляя главную дорогу, идущую на Балкан из Шумлы, можно проникнуть чрез сей хребет гор двумя главными путями: западным [148] и восточным; избрание того, или другого зависит от общего расположения кампании и от обстоятельств. Граф Каменский, намеревавшийся пройти за Балкан еще в 1810 году, предполагал направить действия свои по западному пути чрез Тирново и потом за Балканом соединиться в Факи с отдельным левым крылом, которое должно было пробраться туда берегом, дабы таким образом, обойдя Шумлу, принудить Турков к оставлению сей крепости. В том же еще году положено было начало исполнению сего предприятия. Генерал Граф Воронцов, выступив с четыретысячным корпусом из Систова 15-го Октября, взял на другой день Плевно, потом Ловчу и Сельви, и перешел чрез один из острогов Балкана, так что он был уже очень близко от Тирнова; наступившее дождливое осеннее время побудило Главнокомандовавшего отозвать сей отряд в Систов, куда он и прибыл 31-го Октября. Сия експедиция, которая была повторена в начале следующего года Графом Сен-При, показала возможность еще и в то время проникнуть в Румилию; последовавшая только вскоре за тем смерть Графа Каменского и наступившие политические обстоятельства, побудившие Императора Александра отозвать войско свое к защите Западных границ Империи, воспрепятствовали окончанию предприятия, которое столь блистательным [149] образом совершенно в нынешнюю компанию и доставило Полководцу, исполнившему оное, славное имя Забалканского.

Неимение достаточного флота на Черном море побудило Русских в то время избрать западный путь; но так как теперь сие припятствие не существовало: то гораздо естественнее было направить нашу армию к востоку от Шумлы, потому что таким образом главное основание действий на Дунае по линии, простирающейся от Силистрии к Черному морю, оставалось совершенно обеспечено, и сверх того войска могли находиться в постоянном сношении с флотом, так что в продовольствии оных и сообщении с Империею не могло быть ни малейшего затруднения.

По сей причине Русское войско, став в прошлогоднюю кампанию твердою ногою на Дунае и на линии, простирающейся от западного конца Траянова вала чрез Праводы к Варне, в нынешнем году, по разбитии Великого Визиря и взятии Силистрии, могло обложить Шумлу и перенести основание действий своих на самый Балкан, чтo действительно и исполнено в начале настоящего похода. Перешедши сей хребет гор, доселе почитавшийся столь страшным, Граф Дибич-Забалканский пошел с главною армиею на Айдос, сохраняя посредством [150] левого крыла сообщение с флотом и потом направил путь свой на Адрианополь. Для лучшего обеспечения действий своих по главной операционной линии, он занял в последствии и большую дорогу из Шумлы чрез Чалы-Кавак в Карнабаш, остававшуюся у него вправе, и сим искусным движением доказал возможность войти в Румилию, не бравши Шумлы. Таким образом театром войны сделалась страна, простирающаяся от Южного ската Балкана к Архипелагу...

- Почва Румилии (где ныне отдыхают победоносные войска России), за исключением нескольких гористых мест, вообще весьма плодоносна и производит разного рода зерновый хлеб, как то: овес, ячмень, пшеницу и особенно рис; на самых горах и скатах их есть густые леса, в коих растут дубы, кедры, сосны, сикоморы, клены разного рода, ореховые, каштановые, во множестве вишневые и другие фруктовые деревья, и часто встречаются роскошные поляны, испещренные розовыми кустарниками, тучные пастбища и зеленеющие луга; отлогости их, а особенно известковые холмы Босфорские, покрыты прекрасными виноградниками; на пажитях Текири-Дага пасутся велблюды, буйволы, овцы, козы и проч.; там же разводят пчелы и множество дичи. Всеми дарами наделила Природа страну сию; но жители оной мало, или [151] лучше сказать, ничего для нее не сделали. Благотворительные лучи просвещения, распространяющиеся из Греции в Европу, как бы обошли сию страну, для них негостеприимную. Ни плодородность почвы, ни прекрасные реки и морские пристани, ни благорастворенный воздух, ниже величественный вид гор, их окружающих, не могли доселе пробудить Оттоманом от летаргического сна, в который погружает их невежество и грубый фанатизм. Стoит только сравнить обработанность безлесных степей, простирающихся к северу от Черного моря, с сими местами, столь щедро облагодетельствованными Природою, чтобы увериться, как далеко отстали Мусульмане от других народов. Повсюду изобилие и населенность увеличиваются с приближением к столице; здесь напротив путешественник, подъезжающий к Константинополю, более и более поражается видом запустения, меньшей обработанности и меньшего населения, и удостоверяется, что железная рука наследников Магомеда тяготеет еще под сею прелестною частию Европы; долго ли она будет держать ее в оковах варварства? Румилию населяют по большей части Турки; а остальная часть жителей состоит из Булгар, Греков, Армян и Евреев...

Текст воспроизведен по изданию: О театре войны, славно кончившейся миром Адрианопольским // Вестник Европы, Часть 168. № 18. 1829

© текст - Каченовский М. Т. 1829
© сетевая версия - Тhietmar. 2009

© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вестник Европы. 1829