Молдавия, Валахия и Булгария

Гром Русского оружия наконец раздался в областях Турецких. Движение Русских войск было так быстро, что в несколько дней обширные области, Молдавская и Валашская, заняты нашими войсками. Апреля 15 обнародован в С. Петербурге Высочайший манифест о войне с Турками. Апреля 25, испросив благословения Божия на новый подвиг, войска двинулись за границу в трех колоннах и перешла через реку Прут, при Скулянах, Фальчи и Водолуй-Исакчи. В тот же день, Яссы, столица Молдавии, и Галац, город на Дунае, заняты Русскими войсками. Апреля 30, войска Русские вступили в Бухарест, столицу Валахии, а 29 ч. была обложена ими крепость Браилов. Вот главные события [523] Турецкой войны. Осада крепости Браилова начата. Сам Государь Император присутствовал при начале и обозрев войска, изволил отправиться в Одессу.

Теперь взоры наблюдателей обращаются на страны по Дунаю лежащие. Страны сии важны во многих отношениях. Дунай разграничивает Молдавию и Валахию от Булгарии. Молдавия севернее всех, длинною полосою от С. к Ю. примыкается к Дунаю, ограничиваясь с З. Австрийскими владениями, по хребту Карпатских гор; с С. и В. Бессарабиею, принадлежащею России по самый Прут. Южнее Молдавии, полосою от З. к В. простирается Валахия, гранича к С. с Австриею по хребту Карпатскому; к З. с Сербиею; к В. и Ю. отделяясь Дунаем от Булгарии. Таким образом Молдавия и Валахия составляют обширный треугольник, ограниченный реками Прутом и Дунаем с В. и Ю. и Карпатскими горами с З. и С. Шесть больших рек (Серет, Яломица, Аргиш, Телеорман, Алша и Жио, или Шил), почти параллельно одна к другой текущих, с С. на Ю. и впадающих в Дунай, орошают сии земли. За Дунаем, по берегам Черного моря, до самого Балканского хребта к Югу, и до отрасли его, идущей на Север к Дунаю, простирается Булгария. Все сии страны составляют обширную равнину, посреди коей течет великолепный Дунай.

«Дикие орды берегов Огио в Америке», говорит Малтебрён, «избрали обширную долину для места битв, вырубили леса и воспретили всякое [524] обрабатывание долины: только кровь должна была утучнять сию страну смерти. Но изменились события, и с ними изменился жребий народов. Новые поколения прогнали лютых воителей Огио, и там, где была долина битв, тысячи прекрасных поселений составляют ныне область Кентуки. Страны орошаемые Дунаем, сим царем Европейских рек, при впадении его в Черное море, с незапамятных времен испытывали жребий Кентукийской долины битв: цветущие поля и лесистые холмы Молдавии, Валахии и Булгарии, в самых отдаленных веках были большою дорогою и местом кровавой борьбы, для народов, двигавшихся из степей Азии в Европу. Здесь, плосколицые, курносые Сарматы летали на своих легких конях, перед тяжелыми Римскими легионами; здесь безобразные Гунны преследовали остатки Готов; здесь двадцать других народов, Авары, Куманы, Печенеги, Руссы, утверждали мгновенное свое владычество; одни Булгары остались всегдашними жителями сих земель; но победоносные Турки возвеяли свои бунчуги, поработили туземцев и изгнали былого орла Польши, некогда здесь обладавшего; теперь, черный орел России, уже более полувека, грозит бесчувственным, свирепым повелителям богатых при-Дунайских стран...»

Мы представим отдельное описание Молдавии и Валахии любопытству наших читателей. Положение сих прекрасных земель под властью Турков всегда было самое несчастное. Жители с восторгом встречают Русские войска, как [525] избавителей своих, и благодарственными молебствиями празднуют те дни, в которые знамена братий-христиан ограждают их своею величественною тенью. Благоволение, милости, какие Император Русский оказывает самым врагам России, привязывают к нему сердца не только туземцев, но и пленных Турков. Браиловский Паша высылал нарочного парламентера — благодарить за милосердие, с каким приняты, одарены и отпущены были Турки, взятые в плен. Вот случай неслыханный, обновляющий пред глазами нашими древние рыцарские обычаи! Там, где Святослав говорил: «Ляжем костьми: мертвые срама не имут»; где Петр хотел лучше погибнуть, нежели изменить данному слову; где вожди Екатерины изумляли мир чудесами силы и мужества, там НИКОЛАЙ привлекает сердца врагов милостью и великодушием, в то же время, когда к стопам ЕГО падают целые области, и гром брани раздается чрез хребет Балканский до самого Царяграда. Закоренелые враги Русских, потомки Запорожцев, живущие по Дунаю, просили Государя Императора позволить им быть подданными Русскими. Получив позволение, тысячи их, с атаманами своими перешли через Дунай и присягнули в верности России. Милость и благость сделали то, чего никакое оружие не могло сделать!

Занятие Валахии приблизило нас к Сербии: тут умный и храбрый Князь Милот Обренович твердо стоит за право земляков своих, и при первом возгласе, при первом оскорблении вероломных Оттоманов — 100,000 Сербов [526] примутся за оружие! Будем ждать дальнейших последствий, с уверенностью в правоте нашего дела и в мудрости Монарха нашего.

Текст воспроизведен по изданию: Молдавия, Валахия и Булгария // Московский телеграф, Часть 20, № 7. 1828

© текст - ??. 1828
© сетевая версия - Thietmar. 2010
© OCR - A-U-L. www.a-u-l.narod.ru. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Московский телеграф. 1828