ДВА УКАЗА (1801 г.) И «СВЯЩЕННЫЙ РЕСКРИПТ» (1802 г.), СВЯЗАННЫЕ С ТУРЕЦКО-РУССКО - РУМЫНСКИМИ ОТНОШЕНИЯМИ

Известно, что в последние годы XVIII в. и в начале следующего столетия Османская империя была охвачена новым глубоким. кризисом. Наиболее острым моментом этого кризиса современная историография считает период феодальных мятежей. Наряду с внутренними противоречиями османского общества, в течение более чем двух веков подрывавших его основы, одна из наиболее значительных провинций Египет поверглась нападению французских экспедиционных войск под командованием Наполеона Бонапарта (1798 г.) 1. Кроме того, от опустошительных набегов банд мятежного видинского паши Османа Пазванд-оглу 2, восставшего против султанской власти из-за несогласия с реформами («низам-и джедид» 3) Селима III, очень сильно. пострадали не только румынские княжества и дунайские провинции (Болгария и Сербия), но и весь Балканский полуостров.

Нет надобности вновь анализировать положение Османской империи в начале XIX в. 4, но все же важно отметить, что к этому времени ее распад уже начался.

В настоящей работе публикуются факсимиле и перевод двух указов (ферманов) от октября и ноября 1801 г. (джемази юл-ахыр 1216 г. х.), данных султаном Селимом III по требованию русского посланника при Порте (1797—1809) Василия Томары. Известно, что у этого посланника было много связей с румынскими княжествами 5. Обращаясь к господарям румынских княжеств, султан приказывал, чтобы в соответствии с соглашением и договором между Россией и Османской империей (1798 г.) русские купцы «Кириако» и «Никола Тома» не были бы ничем обижены по уплате ими трехпроцентной [239] таможенной пошлины и чтобы им оказывалось всяческое содействие. Эти два фермана, сходные по содержанию, имеют значение для истории русской торговли на Балканском полуострове и в румынских княжествах. Оба документа дополняют ферман предыдущего сутана Абд ул-Хамида I от 1197/1783 г., данный русскому купцу Виссариону Иванову 6.

Первый из двух ферманов сохранился в хорошем состоянии в Управлении государственными архивами в Бухаресте. На нем имеется многоцветная и расписанная золотом монограмма султана (тугра). Второй ферман хранится в Библиотеке Академии наук СРР. Он поврежден, особенно первая строка, содержание которой восстановлено в соответствии со стереотипной формулой начала подобных указов. Оба эти документа, написанные почерком ени-дивани, своим содержанием и внешними элементами представляют ценность для изучения турецкой дипломатики и палеографии 7.

Публикуемые нами указы, как и многие другие подобные документы, находящиеся в архивах Румынии, Болгарии, Турции и др., представляют значительный интерес для характеристики турецко - русско-румынских отношений. Они в значительной мере дополняют работу Г. Безвикони по истории румыно-русских отношений 8.

Для истории же румынских княжеств наибольшее значение имеет «Священный рескрипт» («Хатт-и шериф») 9 от джемази юл-эввеля 1217/октябрь 1802 г., изданный также по требованию русского посланника в Стамбуле В. Томары. Этот рескрипт подтверждает и дополняет предыдущие хатт-и шериф на признание привилегий, которые оставались не выполненными Портой, хотя первоначально и регламентировали турецко-румынские отношения. Причина появления этого рескрипта коренится, конечно, в социально - экономических и политических условиях румынских княжеств той эпохи. Факт получения его у султана с помощью России является важным этапом в достижении существенного результата в борьбе румынского народа за свое освобождение от турецкой монополии.

Исторические условия времени издания названных ферманов более или менее известны. В течение 1800—1801 гг. Валахия, в частности Олтения, сильно пострадала от опустошений, производимых солдатами Пазванд-оглу, так называемыми «пазвандцами» 10. В это время Пазванд-оглу осаждал Порту требованиями продовольствия, денег, скота и строительных материалов для Видинской крепости. Следствием этих событий было отречение румынского господаря Александра Морузи 26 октября 1801 г., другой же — Михаил Шуцу — не мог [240] устоять со своим импровизированным войском против пазвандцев. Но в течение зимы 1801/02 г. Пазванд-оглу, все время атакуемый рущукским и другими дунайскими наместниками, почти не беспокоил Валахию своими разбойничьими набегами и, более того, сообщил Михаилу Шуцу, что, если тот не пойдет против него совместно с турками, отряды пазвандцев не затронут его область. Но фанариот Михаил Шуцу, стремясь завоевать симпатии Порты, изо всех сил поддерживал султанское войско, вызывая этим ненависть видинского повстанца. Следствием политики Михаила Шуцу явились, с одной стороны, тяжелые подати в стране, а с другой — выступление против него Пазванд-оглу. В апреле 1802 г. отряды Пазванд-оглу под командованием Мениш-аги, Ахмед-аги, Таксир-аги и Ахмеда Джами перешли в наступление и заняли «крепостной остров» Ада-Кале и Кладову (Фетихислам). Тогда же, весной 1802 г., Валахия была жестоко опустошена двумя отрядами пазвандцев: одним — под командой Ибрагима Манефа, адъютанта Пазванд-оглу, и вторым — под командой Гушаналты. Одно время оба эти отряда были объединены, угрожая непосредственно Бухаресту. В результате этого валашский господарь Михаил Шуцу и многие из бояр бежали в Брашов.

Браильский управитель (назыр) Ибрагим не мог остановить паззандцев и кырджалиев, в Бухаресте же господствовали анархия и хаос. Положение было спасено вмешательством босняка Ибрагим-аги, командира султанского конного отряда, неожиданно напавшего на повстанцев из Котрочень. Он стремился восстановить. порядок еще до прибытия Хасан-паши из Никопола и рушукского градоначальника Исмаила Терсиниклы - заде, назначенных Портой для восстановления спокойствия в Валахии. Уничтожив многих повстанцев, Ибрагим-аге и Хасан-паше удалось навести порядок. Указом от начала июня 1802 г. управление Валахией было возложено на Хасан - пашу. Сохранилась выпущенная им и главнокомандующим экспедиционным корпусом Терсиниклы-заде прокламация на румынском языке, подкрепленная знаками пенче (именная печатка) и двумя турецкими печатями с турецким текстом. Это не первый случай выпуска турками актов на румынском языке 11.

Другой циркуляр Хасан-паши касается проведения экспедиции против повстанцев. После наведения порядка турки назначили кайма-камом (заместителем) господаря Молдавии валашского господаря Александра Шуцу 12 (20 июня — 18 августа 1802 г.) и призвали бояр назад, но они отказались и обусловили свое возвращение в страну удовлетворением Портой их требований, предъявленных через посланника России в Порте В. Томару 13. В «Священном рескрипте» признается, что было получено «представление (арзмахзар) из Валахии на греческом и турецком языках... относительно угнетения и огорчения, кои они претерпели». Основываясь на статье XVI Кючук-Кайнарджийского мирного договора (10 июля 1774 г.), предоставлявшей русскому послу в Стамбуле право выступать в пользу княжеств 14, В. Томара [241] в ответ на полученную просьбу ходатайствовал перед Портой об удовлетворении пожеланий валашских бояр. Среди прочего он требовал назначения Константина Ипсиланти и Александра Морузи господарями сроком на семь лет, причем Порта не должна была иметь права сменять их без предварительного согласования с Россией l5.

Поддерживая интересы обоих княжеств, В. Томара стремился показать великому везиру, что корень зла заключается в политике Порты, которая своими постоянными смещениями румынских господарей ослабляет их позиции и причиняет большой ущерб, ведущий к разорению Валахии и Молдавии. Русский посол объясняет недовольство местного населения также и тем, что оно не в состоянии охранять себя от набегов из соседних областей, находящихся под властью Османской империи. Поэтому он настаивал на том, чтобы Порта удовольствовалась прежними податями с Молдавии и Валахии и разрешила бы господарям набирать войска из местных жителей 16.

Так как требования В. Томары были законно обоснованы, Порта не могла ничего возразить. Помогло В. Томаре в его усилиях добиться издания акта 1802 г. и то обстоятельство, что валашские бояре обратились одновременно за помощью к Франции и Наполеон Бонапарт подготовил крупные военные силы для вторжения на Балканы. В самом указе говорится о вмешательстве русского посланника 17, что подтверждается и ответом Порты от 24 сентября 1802 г., направленным В. Томаре: «Имея много дружественных общений с вышеупомянутым послом среднего ранга (В. Томарой)... были согласованы и изданы два фермана... предусматривающих прежние установления... включая также и новые» 18. Оба фермана являются фактически двумя указами — по одному для Валахии и для Молдавии.

Из изложенного выше вытекает, что для удовлетворения требований, предъявленных в 1802 г. бежавшими в Брашов валашскими боярами, был необходим энергичный демарш России перед Портой. В то же время «Священный рескрипт» 1802 г. носит характер соглашения между Османской империей и Россией 19.

Несмотря на возражения Франции, Константин Ипсиланти, поддержанный Россией и Пруссией, был назначен валашским господарем 20. Так был удовлетворен и последний пункт из коллективного требования бояр. 16/28 августа В. Томара сообщает бежавшим боярам и митрополиту, что они могут вернуться в страну, так как приняты меры к назначению желательного им господаря 21. Действительно, Константин Ипсиланти при назначении господарем получил так давно ожидаемый боярами-беженцами «Священный рескрипт», которым большинство румынских пожеланий было удовлетворено. [242]

В целом «Священный рескрипт» 1802 г. являл собой вплоть до Адрианопольского мира (11829 т.) своего рода конституцию для румынских княжеств. Рескрипты 1241/1826 г., изданные султаном Махмудом II на имя валашского господаря Григория Гики 22 и молдавского господаря Иоана Санду Стурза 23, в основном являются повторением «Хатт-и шериф» 1802 г., дополненного постановлениями Аккерманского соглашения. Можно сказать, что «Священный рескрипт» предшествовал и послужил базой для первой румынской. конституции — Органического регламента (1831—1858 гг.), составленного на турецком языке 24.

В общих чертах «Священный рескрипт» содержит следующие сгруппированные по отдельным проблемам положения (между прочим, так же распределенные и французским консулом в Бухаресте Рейхардом 25): 1) взаимоотношения между Придунайскими княжествами в качестве вассалов и Османской империей в качестве суверена; 2) внутренняя организация Придунайских княжеств; 3) признанные за Россией права.

В первой группе положений значительное место занимает вопрос турецкой монополии, препятствовавшей хозяйственному развитию румынских областей. Турецкая монополия имела своим назначением обеспечение снабжения Стамбула продовольствием и строительным материалом, в основном лесным, а также турецких крепостей и турецкого флота. Сюда же входят и денежные обязательства по отношению к Порте, среди которых подать харадж занимает первое место 26. «Священный рескрипт» 1802 г. устанавливает: «Все подати, взносы (аваид) и сборы, вновь введенные после предписания (сенед) 1198 (1783) года 27, отменяются, а потому воеводы совместно с боярами пусть сами определяют и устанавливают годовые обложения, справедливо распределяя их [среди населения]».

Значительное место в рескрипте занимают взаимоотношения турок — частных лиц — с румынскими княжествами, причем туркам запрещалось приезжать туда без какой-либо определенной цели. Все эти распоряжения носят запретительный, ограничительный характер, устанавливая, в какой мере Порта имеет право вмешиваться во внутренние дела румынских княжеств.

Относящиеся к внутренней организации румынских княжеств постановления рескрипта 1802 г. касаются: 1) срока правления господарей, 2) способа распределения и сбора податей, 3) прав бояр на занятие административных должностей и установления способа управления государственными учреждениями.

Наконец, последняя группа постановлений касательно внутреннего управления содержит установление наследственных прав на имущество умерших духовных лиц.

В отличие от прежних ферманов о привилегиях (1774, 1783 и 1792 гг.) в отношении прав, признанных за Россией, рескрипт 1802 г. [243] предусматривает в качестве гарантии семилетнего срока правления условие, что Порта не имеет права сместить господаря иначе, как за явную вину, установленную совместно с русским представителем. Из этого и следует, что рескрипт 1802 г. является результатом соглашения между Россией и Турцией.

При всех своих недостатках — дальнейшее существование турецкой монополии, система назначения, а не избрания господаря, ограничение его правления определенным сроком, а не пожизненное, допущение греков к различным государственным должностям и т. д.— «Священный рескрипт» 1802 г. представлял собой более, чем прежние, оградительный фактор в отношении турецкой монополии 28, положив в то же время начало борьбе за обеспечение внутреннего рынка румынских княжеств 29.

Наряду с рескриптом 1802 г. для Валахии такой же имеется и для Молдавии. Происхождение его менее известно. Во всяком случае русский консул в Яссах предложил 1/13 августа и 5 сентября 1802 г. молдавскому господарю Александру Шуцу сообщить о существующих недостатках и указать, что их главной причиной является производимая Портой частая смена господарей 30. Точная дата рескрипта для Молдавии также не установлена. Принимая во внимание тот факт, что французский посол при Порте генерал Брюн написал Талейрану лишь 23 марта 1802 г., что он с большими трудностями добыл последний договор Порты с Россией касательно Валахии и Молдавии 31, можно предположить, что упомянутый рескрипт был издан в конце 1802 или не позднее начала 1803 г., т. е. после августейшего указа, врученного валашскому господарю Константину Ипсиланти. Излагаемый ниже текст представляет собой валашскую версию рескрипта 1802 г. 32

Рескрипт 1802 г. был известен давно, и важность его признавалась современниками. Так, И. Хр. Энгель 33 перевел его частично, а Дионисий Фотино (1769—1821), автор известной истории султанов 34, сделал румынский перевод с греческого текста этого документа 35. Позднее Папиу Илариану 36 сделал текстуальный литературный перевод, который затем был воспроизведен Л. Шейняну 37. Несколько раньше [244] Вилкинcон 38 сделал перевод на французский язык с валашского текста (в коллекции Д. А. Стурза) 39.

Все, кто непосредственно занимался публикацией договоров Порты с европейскими державами, уделяли внимание и рескрипту 1802 г. Так, Габриэль Норадунгян, юрист Османской Порты 40, полностью опубликовал на французском языке текст этого документа (им, однако, допущены ошибки как в датировке, так и другие, например вместо Калатуш следует читать Фалудж — это известное местечко Флочи в Валахии).

Не исключено, что в русских архивах имеется русский либо французский перевод этого документа. Но Г. Н. Селях пользовался ненадежным переводом Норадунгяна.

Таким образом, все упомянутые переводы были сделаны не с турецкого текста, о котором долгое время ничего не было известно. Между несколькими румынскими и иностранными переводами имеются значительные расхождения. При каталогизации турецких документов, хранящихся в румынском Управлении государственными архивами, была обнаружена турецкая копия (сурет) «Священного рескрипта» 1802 г., которая по сделанной над текстом отметке называлась также «Августейшим рескриптом» («Хатт-и хумаюн») 41. При подготовке второго тома каталога турецких документов вместе с другими документами 42 была найдена и вторая копия, сделанная в 1224/1809-10 г. Бумага второй копии имеет следы многих уколов, которые были сделаны специальным аппаратом в карантинном пункте для дезинфекции против чумы.

Ниже мы впервые публикуем оба фермана 1801 г. и новый перевод на русский язык рескрипта 1802 г., сделанный с турецкого текста.

При сравнении данного и молдавского вариантов этого рескрипта видно, что все расхождения сводятся лишь к ряду деталей, за исключением двух отрывков. Первый — относительно получения из Молдавии селитры (гюхерчиле), необходимой для монетного двора (Дарбхане и амире) 43. О том, насколько Молдавия была богата этим минералом, рассказывает Димитрий Кантемир (1673—1723) в описании Молдавии: «Селитру добывают повсюду, так как земля Молдавии черная и селитровая» 44. Второй отрывок касается регламентации сбора таможенных пошлин в порту Галац только молдавским господарем, без вмешательства турецкого инспектора (назыр) из Килии либо таможенного сборщика (гюмрижчу) из Исакчи.

Текст воспроизведен по изданию: Два указа (1801 г.) и "Священный рескрипт" (1802 г.) связанные с русско-турецко-румынскими отношениями // Восточные источники по истории народов юго - восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

© текст - Губоглу М. 1974
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© OCR - Vukovar. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Институт Востоковедения. 1974