О Вагабисах.

(Продолжение.)

Военные приготовления Паши Багдадского. Взятие Имам - Гуссейна.

Наконец могущество Абд-Елазиса начало беспокоить Порту. Вся Оттоманская Империя состоит из провинций, почти всегда непокорных и всегда мятежных. Правительство не будучи в силах удержать оныя в повиновении, старается одну провинцию усмирять другою. От того происходит, что Порта терпит мятежи, и нередко даже подкрепляет слабое волнение, чтобы посредством его воспротивиться сильнейшему. Таким образом Султан охраняет остаток власти своей чрез разделение частей ослабевшего своего могущества.

В 1798 году Порта начала заботиться о средствах прекратить успехи Вагабисов. Солиман, Паша Багдадский, тогда получил приказание открыть против них неприятельские действия. Он собрал многолюдное войско и получил над ним начальство своему Кайе, которой после Солимана сделан Губернатором провинции. Аравитяне племени Ел-Убейдова, неприятели Абд-Елазиса и его [327] закона, сопровождали Кайю; Мугамед Бек Шави. начальник их, служил ему путеводителем, и Кайя вступил в область Лагзу, средоточие Абд-Елазисова господства.

Дрейег, главной город Вагабисов, как сказано, отделяется от Багдада пустынею двенадцати-дневного путешествия. Чрезвычайной жар и недостаток воды делают переезд сей весьма затруднительным и опасным, и Кайя достиг Лагзы неиначе как с потерею множества людей; войско его однакож все еще было довольно страшно. Вагабисы расселялись при его приближении, и сам Абд -Елазис искал спасения в бегстве. Он едва было не попался в руки неприятелям; но ему удалось Шеика Мугамеда Бека Шави задобрить подарками, и Мугабед не только отступился от союза с Багдадским Пашею, но даже склонял его к примирению. Али Кайя, также получивши дорогие подарки, заключил мир с Вагабисами. которых мог бы он истребить совершенно, и возвратился в Багдад с богатою добычею

Лишь только Абд-Елазис оправился после претерпенного ужаса, как вдруг снова принялся за оружие и возобновил завоевания своих покорением Имам-Гуссейна, крепости, которая сделалась потом соль известною в Европе.

Имам - гуссейн, сын Алия и племянник пророка Магомета, убит и погребен близь сего города. Алиевы последователи соорудили ему памятник и построили город, которой назвали его именем. Город сей [328] раззорен был Калифом Мутавакелом в 851 году, потом восстановлен Персидскими государями, принявшими учение Алиево. После того Шах Исмаил, родоначальник династии Сесевисов, повелел соорудить при могиле Имам - Гуссейна огромную мечеть, которую преемники его Шах - Аббас и Шах-Надыр украсили. Сия мечеть, обогащенная приношениями набожных Персов, соделалась для них предметом почитания.

В городе Имам - Гуссейне, за шесть часов пути к востоку отстоящем от Гиллы и от развалин древнего Вавилона, считается 7 или 8 тысячь жителей; он состоит под управлением особого чиновника, посылаемого туда от Паши Багдадского. Солдаты Паши сего и несколько Персов, составляющие гарнизон крепости, и вообще все жители города весьма преданы учению пророка Алия; они ежегодно торжествуют праздник его, и ходят на поклонение к его могиле, находящейся в расстоянии пяти часов от города. Абд - Елазис дожидался сего праздника (20 дня Апреля 1802 года), в который предположил исполнить свое намерение.

Город был пуст. Вдруг являются на 6000 дромадерах 12,000 Вагабисов и преодолевают оставшихся солдат, которые хотели было им сопротивляться. Разъяренные сим сопротивлением Вагабисы во всей точности исполнили жестокие правила своей веры: без исключения все мущины были побиты; даже у беременных женщин разрезывали тела, вынимали из утробы и [329] душили младенцев, чтобы неосталось ни одной души мужеского пола.

В сей ужасный день более 3000 человек погибло. Грабеж был чрезвычайной. Унизанное жемчугом покрывало на гробе Имама и все приношения Персидских государей сделались добычею грабителей; Вагабисы разрушили до основания мечеть, разорили минареты, и даже взяли медную позолоченную крышку, думая, что она вся сделана из золота. Добыча, отвезена в Дрейег на 20 верблюдах, и Абд - Елазису удалось исполнить свое намерение так счастливо, что в поход сей, для него чрезвычайно прибыточный, не потерял он ни одного человека.

Расхищение Имам - Гуссейна произвело великой ужас в Багдаде, и страшная весть о нем скоро достигла до местопребывания Персидского Государя. Фет - Али Шах относился к Солиману Паше и жестоко порицал перед ним Кайю за поступок его во время похода к Дрейегу. Он грозился послать свое собственное войско против Вагабисов, ежели Солиман не употребит самых поспешнейших мер для их истребления. Паша торжественно обещал исполнить требование Шаха, и приказал собрать многочисленное войско из жителей своей губернии; между тем полученные от Порты повеления дали более деятельности сим приготовлениям, которые однакож долго оставались без всяких следствий. начальнику Вагабисов снова угрожали нападением, не имея впрочем упования на свои угрозы. [330]

Покорение Мекки.

Между тем могущество Абд - Елазиса день ото дня возрастало. Похищение из Имам - Гуссейна сокровищь распространило молву о его богатствах. Слух о сделанных им жестокостях поразил всех паническим ужасом. Абд - Елазиса почитали необходимым, и весь восток трепетал от его имени. Тогда Абд - Елазис начал помышлять о покорении Мекки. Место сие, преимущественно у Турков названное святым градом, к которому они обращаются, читая свои молитвы, в чрезвычайном уважении у всех Османов, и от него Султан заимствует главной свой титул. Мекка есть основание могущества Султанова и твердыня его Империи, которая без нее устоять не может. По крайней мере вообще так думают Османы, и предрассудок сей основан на торжественной молитве, в каждую пятницу читаемой в Мекке и во всей Империи. В сей молитве Султан именуется только служителем обоих высоких арамов, Меккского и Иерусалимского. Лишась Мекки, он потеряет главной свой титул, а с ним и свое могущество.

Абд - Елазис понимал, сколь важно для него покорение Мекки. Все Мусульмане, которые усердно приемлют учение о роке, должны сие событие признать очевидным откровением божеской воли, а преобразитель, по приобретении священного града, должен всем Туркам казаться посланником неба. Для того он воспользовался раздором между Ралебом, Шерифом Мекки, и братом его [331] Абделмаином. Последний имея наследственное право на Шерифское достоинство, принужден был уступить оное младшему своему брату. Он прибегнул с просьбою о защите к Абд-Елазису, которой написал к Ралебу, чтобы достоинство свое отдал Абделмаину. Ралеб отослал письмо обратно с презрением. Тогда Абд - Елазис немедленно отправил к Мекке 100,000 Вагабисов, под начальством старшего сына своего Сеуда.

Первым подвигом Сеуда было покорение Тайефа. небольшого города, за двенадцать часов отстоящего от Мекки, окруженного множеством источников. Окрестности его производят овощи, плоды и виноград весьма приятного вкуса, и такие большие дыни, что одною двенадцать человек могут насытиться. Мекка, по своему положению неимеющая такого изобилия, пожирает почти все сии произведения, которыми снабжают себя также и караваны, ежегодно туда приходящие. Покорение Тайефа на всех навело чрезвычайный ужас, которой еще более увеличился при известии об умерщвлении 1500 человек Жидов и Турков. Шериф Ралеб небудучи в состоянии защищать Мекку, выступил против Сеуда к Тайефу; но слабое войско его было разбито и принуждено возвратиться в Мекку.

В то самое время Абдалла, Паша Дамасский и начальник каравана, с молельщиками своими был на дороге к Мекке. При Макарибе, деревне, лежащей в пустыне в расстоянии двух дней от Дамаска, узнал он [332] о покорении Тайефа. и немедленно отправив татарина в Константинополь с сим известием. продолжал путь свой далее. За четыре дня от Мекки появился отряд Вагабисов, и под предлогом обыкновенной пошлины, платимой от каравана Бедуинам, потребовал в четверо большую сумму. Абдалла отказал в требовании, напал на Вагабисов, и убил из числа их 150 человек. Однакож далее идти он нерешился. неузнавши наперед о намерениях Сеуда; и для того написал к нему письмо, просил извинения, и спрашивал, может ли безопасно вступить в Мекку.

Сеуд не рассудил заблаго объявить себя противником Султана. Он ласково принял послание Абдаллы, и сопротивление его признал справедливым. "Я не с тобою воевать намерен, написал он к Паше Дамасскому: но пришел наказать Ралеба. Ты можешь с караваном своим идти в Мекку, и я дозволяю тебе три дни пробыть в сем городе. По истечении сего срока я сам приду в Мекку и отдам Абделмаину принадлежащее ему достоинство." Побужденный столь ласковым расположением Сеуда, Абдалла послал к нему Адама Еффендия. Етот Шеик, бывший прежде Кадием Иерусалимским, отправлен из Константинополя от Дивана к военачальнику Вагабисов, с препоручением объяснить ему благоволение высокой Порты. Адам Еффендий имел сверх того тайное повеление посеять несогласие между начальниками Вагабисов, и таким образом ослабить их могущество. С тех пор ничего неслышно было о несчастном Адаме, [333] которой вероятно сделался жертвою Турецкой политики и нетерпимости нового лжеучителя.

В продолжение сих переговоров Ралеб перебежал из беззащитной Мекки к Абдалле и просил его принять на себя посредство к заключению мира. На предложение о мире Сеуд отвечал с гневом, что Абдалла не должен мешаться в стороннее дело, что ему дозволено пробыть только три дни в Мекке, и что по прошествии сего времени он Сеуд придет в Мекку за головою Ралеба. Абдалла в самом деле на третий день выступил из города, и отправился к Медине, а оттуда в Джедду.

Между тем Сеуд с победоносным войском своим двигнуся к Мекке, и торжественно без сопротивления вступил в сей город в первых числах месяца рамадана 1217 года Егиры (25 Декабря 1802); с жителями обошелся он милостиво. Мениль Еффендий, Кади Меккский, объявил себя верным последователем исламизма, и был умерщвлен, равно как и двадцать шеиков, которые вменяли себе в честь кровию запечатлеть свое исповедание. В то же время Сеуд, исполняя правила своего учения, приказал разрушить гробницы внутри и вне города. незабыл он также воспользоваться богатствами священной Кабы. Великолепное, золотом и шелками вышитое покрывало велел он снять с гробницы Авраамовой, а на место его положить другое из листьев пальмового дерева. Но разрушить Авраамовой гробницы он не отважился, потому что все [334] Аравитяне свято уважают память сего угодника, и почитают его самым старшим из своих шеиков.

Обогатившись добычами в Мекке, Сеуд начал думать о способах удержать за собою сей город. Абделмаин получил престол шерифской; но чтобы достоинство шерифа не состояло в пустом титле и впредь зависело бы от Вагабисов, Сеуд оставил в крепости своего чиновника с 400 воинов, а сам отправился к Джедде.

(Продолжение в след. книжке.)

Текст воспроизведен по изданию: О Вагабисах // Вестник Европы, Часть 55. № 4. 1811

© текст - Каченовский М. Т. 1811
© сетевая версия - Тhietmar. 2009

© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вестник Европы. 1811