О Вагабисах.

Вагабисы, или Вахабиты, становятся значительною нациею на востоке. Несколько лет они устрашали Аравитян, Турков и Персов; а теперь по соседству с Персидским заливом начинают быть опасными и для Европейцов, именно же для Англичан. Любопытно знать некоторые подробнейшие сведения о сем странном народе. Во французском Монитере 1804 года помещено было первое историческое о нем известие, напечатанное потом в разных немецких журналах (Статья о Вагабисах помещена была и в Вестнике Европы, в первых книжках 1805 года. Изд.). Сочинитель, долго живший в Алеппо, имел случай собрать важнейшие сведения о Вагабисах, а особливо чрез посредство одного маронита Диего Франга, очень хорошо знающего восточные языки. Сверх того имел он беспрерывную переписку с Сириею, Египтом, Дамаском и Багдадом. Еще помогал ему некто Ремонд, офицер, служивший тогда при Пате Алеппском. Запасшись наилучшими материялами, [234] теперь напечатал он в Париже особо Историю Вагабисов от начала их до конца 1809 года. Из сей книги сообщается читателям извлечение.

Происхождение Вагабисов.

Иемен, южная часть Аравийского полуострова, с древнейших времен обитаема была Бедуинами, и кочующими Аравитянами. Из сей страны вышли многолюдные племена, господствующие ныне в части Азии и в обширных пустынях северной Африки. Она была отечеством Магомета и других славных мужей, которые прославили имя и государство Аравитян.

В Иемене возникла секта Вагабисов. Сии ныне страшные Аравитяне существуют не более полувека. Столь быстро усилившееся могущество их служит залогом будущего их величия.

Невежество и беспечность Османов делают весьма сомнительными все их показания. На востоке тому только верить можно, что видишь своими глазами. При то же Вагабисы долго жили в средине Аравии, от прочих стран Азии отделенной пустынями, которые одним только им были знакомы. Ранняя история сих новых людей помрачается дальностию и времени и места. Препятства сии и для Европейцов затруднительные, а на востоке они непреодолимы.

Начало Вагабисов без сомнения относится ко временам новейшим; но трудно [235] с точностию определить сию епоху, а еще труднее дойти до причин, от которых возникло их начало. Народ Аравийский состоит из множества племен различных, которые беспрестанно ссорятся и дерутся. Сражения их часто начинаются без всякой причины и обыкновенно оканчиваются без всяких последствий. Сим сражениям Вагабисы от части одолжены своим началом; но более надлежит оное приписывать вере.

Первобытная вера Магометова искажена от многих, большею частию странных толкователей Корана, над которыми в разных местах воздвигнуты гробницы, прославленные нелепыми чудесами. Суеверие определило им место между людьми и единым Богом, которого Магомет проповедывал, и тем закрыло образ единого Бога пред очами нынешних его почитателей.

Основанный на сей вере деспотический образ правления производит весьма пагубные действия в землях, в которые вторглись Вагабисы. Исповедание их веры обещало полезную реформу богопочитания. Народ, почти всегда недовольный настоящим своим состоянием, думал, что Вагабисы прекратят его бедствия, и вместо того испытал еще большие. Вагабисы ненавидят удовольствий роскоши. Торговля и ремесла для них нестерпимы. Они почитают язычество злодеянием, и наказывают оное смертию. Мусульмане по их мнению суть язычники, потому что Богу дают товарища. Сим духом гонения отличаются вообще все их военные действия. [236]

Вагабисы почитают основателем секты своей некоторого шеика Мугамеда, сына Абдель - Вагабова, внука Солиманова, лет за пятьдесят перед сим жившего. Предания гласят, что Солиман был педной араб из племени Негеди, тогда малозначительного. Ему однажды приснилось ночью, будто из тела его выходит пламя, которое распространяясь, пожирало на пути своем шатры, и в городах жилища. Солиман, пробужденный сим сновидением, просил шеиков своего племени истолковано оное; и ему объявлено было счастливое предзнаменование: шеики сказали, что сын его будет основателем новой секты, обратит к ней пустынных Аравитян, и покорит города и села. Сон исполнился, однакож не на сыне его Абедль - Вагабе, а на внуке шеике Мугамеде.

Етот Мугамед начал тем, что старался ввести в употребление верной перевод Корана. Книга сия сама собою, только с содержащимся в ней учением, непричастная мнениям позднейших истолкователей, такая какою она преподана от Бога Магомету, в первобытной простоте своей, служила основанием исправляемой веры. Следовательно Мугамед незаводил никакой новой секты. Он запретил воздавать почтение людям, неисключая даже Магомета, и проповедывал, что Турков, Евреев и Християн должно губит без милосердия, первых за пророка их, вторых за Моисея, а последних за Иисуса.

Мугамед нашел в племени воем последователей, однакож не столь многих, [237] чтобы с ними сделаться мог страшным; а для распространения такой гонительной секты потребна была немалая сила. Мугамед знал ето; он выехал из Иемена, отправился в Сирию, пустился к берегам Евфрата; там старался он склонять на свою сторону пашей и вельмож, которые помогли бы ему оружием и деньгами. Но в Мекке и в Дамаске ему отказано; из Багдада и Бассоры его выгнали; и Мугамед возвратился в Аравию, где благосклонно принят был Ибн - Сеудом, Князем Дреигеским и Лагзаским, живущим на северозападном берегу Персидского залива.

Бедуины, как известно, состоят из многих племен, по видимому соединенных сходством обычаев, а в самом деле разделенных теми же обычаями; ибо у них недозволяется одному племени с другим вступать в родство посредством брачных союзов. Обычай сей есть началом их независимости; он препятствует размножению племени, но за то уже члены каждого племени крепко соединены между собою узами крови. Каждое племя есть великое семейство, управляемое избранным шеиком; но шеик не имеет другой власти кроме той, которая поручается ему от соплеменников.

Некоторые племена с непамятных времен живут между собою в добром согласии и союзе, а другие направит того беспрестанно ссорятся. Племена союзные составляют почти особливой народ, и в числе таковых находится Негеди, [238] преимущественно известной по лошадям своим, которые почитаются прекраснейшими на целом востоке. К небольшому племени сего Негеди принадлежал Солиман, дед шеика Мугамеда. Сперва бедное и униженное оно вступило в тесной союз с другими малыми племенами, и через двадцать лет сделалось так сильным, что покорило весь Арабестан, Дреиег и Лагзу, и привело в ужас всех соседей. Народ избрал в Князья себе Мугамеда Ибн - Сеуда, у которого шеик Мугамед искал помощи, и нашел ее.

Обстоятельства были ему весьма благоприятны. Ибн - Сеуд, управляя народом победоносным, после прежних успехов захотел пожинать новые. Учение преобразителя веры послужило для него предлогом к нападению на племена Аравийские. Он надеялся на своих воинов и принял предлагаемую веру. Многие из числа подданных его, единоплеменники и приверженцы шеика Мугамеда, чрезвычайно обрадовались сему обращению. Пример их и государя увлек за собою прочих, и через несколько времени преобразитель имел удовольствие видеть весь народ принявшим новое учение.

В сие то время учрежден порядок нового богослужения. Преобразители Исламизма приняли название Вагабисов, от Абдель-Вагаба, которой был отец основателя. Мугамед получил титло первосвященника, или высокого шеика, а Ибн - Сеуд объявил себя военачальником Вагабисов. Таким образом власти духовная и светская достались в разные руки, и радел сей остался [239] ненарушим детьми Ибн - Сеуда и шеика Мугамеда.

Дреиег сделался столицею нового государства. Город сей, лежащий в расстоянии двенадцати дней к югозападу от Бассоры, отделяется от ее пустынею. Домы в нем каменные; напротив того в Лагзе и в Иеменских деревнях жилища построены из пальмового леса и покрыты листьями тогож дерева. В Дреиеге Ибн-Сеуд начал планы завоеваний своих производить в действо, и ничего неупустил для успеха в своих намерениях. Воины его, уже приобыкшие к трудностям, ежедневно упражнялись. Вместо лошадей завел он в армии своей дромадеров. Каждой дромадер везет на себе двух воинов. Чтоб иметь при себе съестных припасов на двадцать дней, порции убавлены, а люди и скотина заблаговременно приобучены довольствоваться меньшим количеством пищи. Таким образом многолюдное войско без труда переходит пустыни, и нападает на неприятеля, которой ничего не знает и не опасается столь быстрого, нечаянного появления.

Смерть настигла Ибн - Сеуда на поприще победы его в то время, когда он покорил многие племена Аравийские. Абд-Еласис был его преемником, и довершил его начинания. Он обыкновенно нападал на Аравийские независимые племена отдельно на каждое, и войско его было многочисленное каждого племени. Ватабисы появлялись быстро, где их вовсе не ожидали. К старейшинам племени приходил посол Абд - Блазиса, [240] в одной руке с Кораном, в другой с мечем; он приносил с собою от государя своего письмо, в котором коротко и гордо предлагаемы были условия сдачи. Вот обыкновенная форма:

"Абд - Елазис приветствуете Аравитян такого - то племени. Ваш долг есть веровать в книгу, от меня к вам посылаемую. Не будьте язычниками, подобно Туркам, которые Богу дают товарища. Воруйте, будете пощажены; в противном случае объявляю вам войну смертоносную."

Сии угрозы, подкрепляемые сильным войском, повсюду имели свое действие; все племена покорились одно после другого. Бедуины приняли закон нового преобразителя и вся обширная пустыня, лежащая между Чермным морем и Персидским заливом, простирающаяся от счастливой Аравии даже до Алеппо и Дамаска на 300 Немецких миль от севера к югу и на 200 миль от востока к западу, в короткое время стала населенною одними только Вагабисами.

Завоевания были весьма прибыточны для Абд-Елазиса. Ежели какое-либо племя осмеливалось сопротивляться, то все мущины подвергались смертной казни, и имущество их доставалось победителю. Если же племя принимало добровольно закон предлагаемый, то Абд - Елазис, по силе Алкорана, присвоивал себе десятую часть от всего имения новых своих подданных. Побор сей относился не только до денег, домашних приборов и скотины, но даже до людей: [241] из десяти человек одного брал Абд - Елазис в свое войско и определял ему жалованье. Таким образом и в скором времени он увидел себя начальником стотысячного ополчения и обладателем несметных сокровищ.

(Продолжение в след. книжке.)

Текст воспроизведен по изданию: О Вагабисах // Вестник Европы, Часть 55. № 3. 1811

© текст - Каченовский М. Т. 1811
© сетевая версия - Тhietmar. 2009

© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вестник Европы. 1811