Новая Спарта.

Бонапарте, любящий славу древней Греции, посылал двух ученых Французов к Морею, чтобы узнать обыкновения и нравы Майнотов, потомков Спарты. Путешественники наблюдали сей примечания достойный народ во всех отношениях гражданской жизни, и таким образом описывают Майнота от рождения его до самой смерти. [25]


"В Маине всякой отец объявляет рождение сына своего ружейным выстрелом; тогда все родственники и друзья его в знак радости также стреляют из ружей, и в первые восемь дней дарят родильницу съестными вещами для младенца. Она, во все то время, как лежит в постеле, не пьет ничего, кроме вина; вода ей именно запрещена. Всякая мать кормит грудью своего ребенка, а естьли умрет, то каждая соседка готова служить ему кормилицею и даже матерью. Сын до семи лет бывает под надзиранием родительницы; она вселяет в него любовь к отечеству, почтение к старцам, верность к друзьям, особливо же гостеприимство в рассуждении бедных и чужестранцев. После сего времени отец берет сына на свои руки, учит грамоте, приучает к сельским работам, чтобы утвердить телесные силы его, и к воинским упражнениям, пока он еще не может участвовать в играх юношества, которые состоят в том, чтобы бороться, поднимать тяжелые вещи, бросать камнями в цель, бегать и плавать.

Дочери остаются на попечении матерей и занимаются домашними [26] работами; главное дело их есть прясть хлопчатую бумагу и воспитывать шелковых червей. Каждая женщина имеет в своем доме станок, умеет ткать полотно и шелковые материи для платья. Дочь, беспрестанно занятая работою подле своей матери, не думает об играх детства; только в праздники ходит в церковь и на городскую площадь, где во время дня бывают пляски.

Майноты хранят строгие нравы предков своих; от самой колыбели дышат чистым воздухом добродетели, и цветущая молодость их не увядает от распутства. Дав обществу нового гражданина, родители знают, что они заплатили только часть своего долгу; что их ожидает еще важнейшая обязанность, управлять его первыми склонностями, первыми, так сказать, трепетаниями сердца, до самого того времени, как он женитьбою утвердит судьбу и характер свой.

В Маине неизвестны тонкости любовного искусства, не редко вредного для супружества. Молодой человек, избрав себе подругу, сказывает о том отцу, который берет на себя сватовство. Естьли жених угоден [27] родителям ее, то они объявляют выбор свой дочери, которая соглашается безмолвием. Не зная еще любви, она совершенно и навеки отдает душу свою первому милому предмету. Ее страсть еще усиливается от препятствий, неизвестных в других землях: с минуты помолвки до самого брака жениху запрещено видеться с невестою." - Здесь путешественники входят в подробное описание свадебных обрядов, изображающих искренность, чистосердечие и твердый союз семейств.

"В день свадьбы молодой человек приходит к дверям невестина дома. Его останавливают и спрашивают, чего он ищет? Невесты моей, отвечает он, чтобы соединиться с ней законным браком. Тогда выходит отец, обнимает его и говорит: принимаю тебя с любовию, добрый зять мой; наслаждайся благоденствием в жизни, миром и согласием с верною подругою! да исполнятся все желания твоего сердца! Когда молодые возвращаются из церкви, женщины из окон своих усыпают им путь на улице пшеницею и просом, символом плодовитости. Пришедши в дом, молодой супруг бросает в окно плоды и деньги [28] зрителям; садятся за стол, обедают, поют и пляшут. После обеда отец вручает зятю приданое, состоящее в одежде и домашних уборах. Естьли жена умирает бездетна, то приданое возвращается семейству ее; а естьли умрет муж, то жена пользуется имением во все время вдовства своего. Тяжбы никогда не бывает; в случае несогласия избирают двух посредников, которые решат дело в минуту. Развод дозволен в Маине, но весьма редок; только две причины делают его законным: явное несогласие во нравах и семилетнее отсутствие мужа. Он не требует никаких издержек и обрядов: супруги приходят к Епископу и доказывают необходимость развода; а Епископ утверждает его и позволяет им войти в новый союз. Когда у них есть дети, то они принадлежат отцу. Майноты, ушедшие в Корсику, сохраняют там в рассуждении брака обыкновения своих предков.

В Маине нет ни Медиков, ни лекарей, ни Аптекаря; умеренность и чистый воздух хранят здоровье. Кровь сего народа не заражена болезнями чужестранными. На границах, где есть [29] болота, бывают иногда лихорадки; тогда дают больному некоторые испытанные лекарства, но только не во внутрь, боясь помешать действию Натуры, которая есть главный Медик их, и всегда искусный. Однакож в сильных болезнях употребляют и внутренние лекарства, чтобы ускорить перелом. Врачи душевные бывают у низ и врачами телесными. Все Майноты составляют лекарства, разумеют главные действия Хирургии и могут пускать кровь; но прежде надобно собрать родственников и старцев, которые справляются тогда с великою книгою опыта и решат, бывало ли в таком случае полезно кровопускание. Аптека у всякого Майнота в голове: он знает особенные лекарства для разных болезней и находит их в Натуре, в лесу или на лугах. Естьли бы Французское Правление послало ученых людей в Грецию, то они узнали бы там многие спасительные и самые простые лекарства, открытые Небом единственно сим щастливым странам для всех обыкновенных болезней.

Однакож, не смотря на такие благодеяния Природы, Майнот умирает!... Родственники окружают [30] труп, плачут, рыдают и поют печальные гимны. Соседи бегут в дом умершего и, следуя древнему обыкновению, три раза восклицают на улице: брат! брат! милый брат!

Предание говорит, что имя Маины происходит от Греческого слова маниа, т.е. бешенство, которым хотели означить беспримерное остервенение сего народа в сражениях с Турками после падения Греческой Империи. Майноты считают храбрость необходимою добродетелию для сохранения независимости. Физическая деятельность и воздержность питают в них силы и здоровье. Не имея ни судилищь, ни судей, они привыкли взаимно наблюдать справедливость, а в случае обиды мстить без помилования; забыть ее считается у них малодушием; но месть раждает иногда войну между целыми семействами.

Бережливость есть богатство Майнотов; будучи скупы на время и деньги, они не любят никаких письменных обязательств, верят слову, держат его и не имеют ни Юрисконсультов, ни Нотариусов.

Честь нежного пола священна в Маине; оскорбишь женщину есть [31] подлость, и родственники оскорбленной смывают кровию пятно с ее чести. Правда, что женщины сами уважают себя, и мать бывает лучшим примером для дочери. Они весьма редко выходят из дому; занимаясь работою, не знают ни скуки наших модных домов, ни опасности публичных собраний, ни балов, где все под маскою, кроме разврата.

Жители одной деревни подобны детям одного семейства; любят услуживать взаимно и помогать друг другу. Нигде не найдешь столько любви и согласия между родственниками, как в Маине; слава добрых дел и бесчестие между ими нераздельны. Каждое семейство признает старцев своих законодателями.

Гостеприимство есть любимая добродетель Майнотов. Всякой раз, когда жертвы Турецкого варварства прибегают к ним, они рады всем служить им; дом, пища, одежда - готовы для них. Но в рассуждении иностранца Майноты не так дружелюбны, боясь морального развращения. Нужно представительство известного человека или верные доказательства чести для приобретения у них доверенности; но когда [32] узнают, что иностранец доброй человек, тогда обходятся с ним как с братом.

Майноты исповедуют Християнскую Религию Восточной Церкви, признают Константинопольского Патриарха своим начальником и наблюдают в точности все правила веры своей. В Витуло, столице Майнотов, Епископ с немногими монахами живет в монастыре трудами рук своих и церковною службою; ему дают за обедню 75 копеек, а Священникам 30; вот единственный доход их!"

Естьли верить сим Французским путешественникам, то жены Майнотов могут называться достойными совместницами древних Спартанок; не знают ни кокетства, ни праздности, и в мирное время занимаясь домашними работами, во время войны разделают опасности и труды с мужьями. "Они не только носят за ними съестные припасы или военные снаряды, но и в сражениях не расстаются с ними. Когда муж убит, жена берет его оружие и старается отмстить неприятелю или сама умирает. В народе, всегда вооруженном, мудрено найти труса; а естьли кто окажется робким, [33] то женщины первые наказывают его своим презрением, и даже по смерти не щадят их памяти.

Число всех жителей простирается до 45-ти тысячь. Хотя земля покрыта дикими скалами, однакож в сей Республике 360 деревень, из которых Витуло самая большая. Ее главные произведения суть пшеница, ячмень и волчьи бобы; они сеют их по-годно, и земля всегда хорошо родит. Но Майноты не продают хлеба, а торгуют единственно маслом и шелком; не разводят винограда, для того, что мало удобной земли, и что могут весьма дешево покупать вино в других частях Мореи."

Таким образом сей малочисленный народ, столь отличный от всех других народов, среди варварского Деспотизма сохраняет вольность и следы древних Спартанских нравов.

Текст воспроизведен по изданию: Новая Спарта // Вестник Европы, Часть 8. № 5. 1803

© текст - Карамзин М. Н. 1803
© сетевая версия - Тhietmar. 2009

© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вестник Европы. 1803