Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Водосточные системы

Дополнительный доход - водосточные системы. Продажа авто, запчастей.

mobils.by

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ ЗАПИСОК ДАЙВЬЕТА

ДАЙВЬЕТ ШЫ КИ ТОАН ТХЫ

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ПАМЯТНИК ТРАДИЦИОННОЙ ВЬЕТНАМСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

История Вьетнама (Вьета) и вьетнамцев (вьетов) от царствования легендарных правителей Хонг-банг (2879 г. до н. э.) и до конца третьей четверти XVII в. - таково содержание государственной хроники Дайвьет шы ки тоан тхы («Полное собрание исторических записок Дайвьета»), или, как ее часто называют, Тоан тхы (далее - ТТ), в официальной редакции 1697 г. Эта хроника явилась плодом многовековых усилий как отдельных ученых, так и целых коллективов вьетских историков, архивариусов, компиляторов и редакторов, последовательно трудившихся над ее составлением.

ТТ без преувеличения можно назвать центральным памятником традиционной вьетнамской исторической мысли. Ни одно серьезное исследование по древней и средневековой истории страны не обходится без обращения к этой хронике, учебники истории пестрят ссылками на нее, а основные ее авторы (Ле Ван Хыу, Нго Ши Лиен, Фам Конг Чы) занимают достойное место в ряду творцов вьетнамской национальной культуры.

Эти «стратегические позиции» были обеспечены ТТ прежде всего небольшим жанровым разнообразием вьетнамской средневековой историографии. Во всяком случае, до середины XV в. мы не встречаем аналогов китайским географическим описаниям, тематическим трактатам - чжи, хронологическим таблицам, уложениям о государственных устоях и церемониях (дяньли), рассказывающих о структуре и деятельности государственного аппарата. Единственным источником информации по некоторым вопросам остается ТТ. Эта хроника вобрала в себя всю раннюю вьетскую историографию. Исторические тексты, предшествовавшие ТТ (созданные до 1272 г.), в лучшем случае включены в хронику, в худшем - бесследно исчезли. Сочинения, написанные в период с 1272 по 1675 г., соответствующим образом обрабатывались и становились главами ТТ. Хроники, появившиеся после 1675 г., весь фактический материал по древней и средневековой истории черпали в ТТ. Таким образом, вполне правомерно рассматривать ТТ как главнейший, фундаментальный источник по истории Вьетнама с древнейших времен по XVII в. включительно. [11]

ТТ стало сочинением, на базе которого во многом формировалась идеология вьетнамского общества в средневековье. В этом смысле функциональное назначение памятника очевидно: формирование патриотизма и национального самосознания, попытка придать максимум авторитета политической власти, утверждение сакральности государственного порядка. Особая роль отводилась воспитанию у нации сознания исторической непрерывности - в определенном смысле эта роль не утрачена книгой и для сегодняшнего поколения вьетнамцев.

ТТ - это хроника, т. е. историческое сочинение, в котором сообщения о событиях выстроены в хронологическом порядке. Книга написана в русле китайской историографической традиции и по многим формальным показателям напоминает исторические сочинения Китая. Вместе с тем поиск прямых аналогов или прототипов ТТ в китайской летописной традиции вряд ли правомерен: слишком необычным для Китая был многоступенчатый, растянутый на несколько столетий процесс создания памятника. От «европейской» хроники ТТ, как и любое другое дальневосточное сочинение этого жанра, помимо обязательных формальных признаков отличает намерение составителей не только описать прошлое, но и обеспечить потомков достаточным количеством назидательных примеров, без знания которых будущие политические конструкции не могут быть устойчивыми. Впрочем, эти не раз декларировавшиеся намерения и попытки свести многообразие явлений к определенным историческим закономерностям не оказывали сколько - нибудь заметного влияния на присущую книге бесхитростную манеру изложения.

В многочисленных комментариях и предисловиях к хронике средневековые авторы ТТ подчеркивают свое стремление к исторической достоверности. Сами по себе эти утверждения сомнений не вызывают: безусловно, не будучи свободными от политических пристрастий и обязательств, грубых искажений хронисты стремились не допускать. Другое дело, что само понятие «достоверность» в рамках традиционной дальневосточной историографии обладало некоторыми специфическими особенностями. В первую очередь оно осознавалось как объективное соотнесение деятельности правителя, императора, династии с представлениями о «правильном» правлении, т. е. оказавшемся полезным для государства и осуществлявшемся путем следования Законам - Дао и соблюдения Норм - Ли. В свете такого подхода дальневосточную историографию вполне можно рассматривать как политическую науку. [12]

О художественных достоинствах ТТ говорить трудно, так как историческое повествование в странах Дальнего Востока (в отличие от Европы) никогда не являлось жанром художественной прозы, не было предназначено для широкой читательской аудитории, не стремилось увлечь и заинтересовать. Монотонное и временами даже скучное повествование ТТ иногда оживает, но это происходит за счет внутренней драматургии исторического действия, а не из-за усилий хрониста. И если, скажем, выдающиеся античные авторы выделялись среди своих собратьев по цеху глубиной литературного таланта и широтой замысла, то абсолютное большинство вьетнамских хронистов, чьи имена нам сегодня известны, - скорее всего не более чем удачливые чиновники.

Читая хронику, следует помнить, что она создавалась конфуциански образованными авторами для конфуциански образованных читателей в строгом соответствии с нормами и правилами, выработанными конфуцианской историографической традицией для сочинений подобного рода. Иными словами, один из возможных вариантов «правильного прочтения» книги предполагает попытку взглянуть на нее глазами читателей, на которых она была рассчитана.

* * *

Переводов памятника ни на один язык, кроме современного вьетнамского, не существует. Переводы же (их несколько) на куокнгы 1 не сопровождаются сколько-нибудь подробным комментарием. В этом смысле предлагаемая читателю работа безусловно может считаться первопроходческой.

Нам приятно сознавать, и сегодня можно с полным основанием говорить об этом, что одним из главных приоритетов в работе отечественных историков - вьетнамистов является перевод памятников вьетнамской исторической мысли на русский язык. Первой публикацией такого рода стал перевод хроники Вьет шы лыок, выполненный А.Б. Поляковым и изданный в 1980 г. в серии «Памятники письменности Востока» [Краткая история Вьета 1980].

Книга, которую вы держите в руках, - это первый том издания, задуманного как многотомное, полного перевода ТТ, а также его продолжений (конец XVII-XVIII в.) на русский язык. В него [13] вошли Вводная глава, в которой собраны предисловия средневековых вьетнамских авторов и издателей, и главы I-II Внешних анналов, посвященные древнейшим этапам истории вьетнамского государства (до 111 г. до н. э.). В том II войдут главы III-V Внешних анналов (111 г. до н. э. - 968 г. н. э.). Том III будет включать переводы первых четырех глав Основных анналов (968-1225). В последующие тома издания войдут разделы, посвященные XIII-XVII вв., а также продолжения хроники по периоду 1676-1789 гг.

Подготовка издания памятника ведется авторским коллективом, который возглавляет профессор Д. В. Деопик (ИСАА при МГУ). Над переводом ТТ и комментарием к нему работают В. И. Антощенко, К. Ю. Леонов, М. Ю. Ульянов (ИСАА при МГУ), А. В. Никитин (ИФ РАН), А. Б. Поляков (МИД РФ), А. Л. Федорин (Институт практического востоковедения).

История создания ТТ

Формирование современного вида памятника заняло более четырех столетий (1272-1697), а продолжения ТТ составлялись вплоть до последних лет правления династии Поздние Ле (1428-1788). Работа эта не велась непрерывно, она проходила в несколько этапов, на каждом из которых дописывались соответствующие главы хроники, а уже имеющийся текст проверялся и редактировался.

Первым автором ТТ, согласно традиционной, доминирующей с XV в. точке зрения, считается Ле Ван Хыу 2 (1230-1322), представивший в 1272 г. на одобрение императору Чан Тхань-тонгу (прав. 1258-1278) историческую хронику, получившую название «Исторические записки Дайвьета» - вслед за «Историческими записками» Сыма Цяня.

Дать характеристику взглядов и мировоззрения Ле Ван Хыу, опираясь на принадлежащие его кисти тридцать сохранившихся небольших рассуждений - комментариев к событиям вьетской истории, нетрудно: историк был человеком прямым. Прежде всего Ле Ван Хыу отличает яркий патриотизм, развившийся, видимо, как реакция на первую монгольскую войну 1258 г. и предчувствие новых столкновений с Юанями. Внутренний мир историка можно описать как эклектику неоконфуцианского толка. [14] Прагматик - государственник и последовательный борец с суевериями, местными культами, буддизмом, храмовым строительством, полигамией в императорской семье и всем остальным, что, с его точки зрения, мешало поступательному движению государства вьетов, Ле Ван Хыу стал культовой фигурой вьетнамской истории 3.

Начитанность и литературные способности Ле Ван Хыу были общепризнанными, поэтому император и поручил ему составление официальной истории, вьетнамского государства, для чего дал должности хокши 4 Академии Ханлам 5 и зямту (историографа) Академии государственной истории (Куокшывиен).

Согласно свидетельству ТТ, книга насчитывала тридцать глав, в которых была изложена история Вьетнама от завоеваний циньского генерала Чиеу Да (207 г. до н. э. - год, который вьетнамские историографы считали началом правления в северном Вьетнаме дома Чиеу) и до конца правления последнего представителя династии Поздние Ли (1010-1225) - императрицы Ли Тьиеу-хоанг. Вот как сообщает об этом событии сам летописный источник:

«[Год] ням-тхан, пятнадцатый год [эры] Тхиеу-лонг (1272). Весна, первая луна. Хокши Академии Ханлам и одновременно зямту Академии государственной истории Ле Ван Хыу по высочайшему указу написал "Исторические записки Дайвьета", [хронологически] от Ву-дэ [дома] Чиеу до Ли Тьиеу-хоанг [династии Поздние Ли (1010-1225)]. Всего вышло 30 глав. После поднесения императору издан указ: "Особо наградить и объявить [об этом]"» [ТТ/Тьинь-хоа, BK - V: 33a-33b].

Точно вычислить год, которым завершалось описание хроники, сложно, так как существуют разночтения при определении последнего года правления императрицы Ли Тьиеу-хоанг, связанные с запутанной ситуацией вокруг перехода политической власти от [15] династии Поздние Ли к династии Чан (1225-1400). Один из наиболее авторитетных вьетнамских историков XX в., Чан Ван Зяп, считает, что последним годом правления Ли Тьиеу-хоанг был 1230 г. и соответственно что Ле Ван Хыу довел свое повествование до этой даты [Чан Ван Зяп 1970-1990, т. 1: 35]. Современные исследователи - Фан Хуи Ле [Фан Хуи Ле 1994: 14] и Во Лонг [Во Лонг Тэ 1974: 29] указывают на 1225 г. как на конец правления императрицы и записей в хронике. Нам представляется, что есть два серьезных обстоятельства, позволяющих решить спор в пользу более ранней даты: во-первых, согласно хронологии ТТ, правление династии Поздние Ли заканчивается в 1225 г.; во-вторых, Ле Ван Хыу, являясь подданным династии Чан, вряд ли был настроен приписывать дому Поздние Ли «лишние» годы правления.

Как уже было указано, принято считать, что хроника Ле Ван Хыу насчитывала тридцать глав. Основанием для этого служит соответствующее свидетельство ТТ, с которым были солидарны известные энциклопедисты конца XVIII - начала XIX в. Ле Куи Дон и Фан Хуи Тю [Ле Куи Дон 1977-1978, т. 3: 110; Фан Хуи Тю 1974: 20]. Иного мнения придерживается японский исследователь Ямамото Тацуро, который считает, что количество глав в хронике никак не может быть больше девяти [Ямамото Тацуро 1932: 62-63] 6. Предмет для дискуссии, видимо, действительно есть: в списке лауреатов, составленном ученым XVIII в. Фан Хуи Оном [Фан Хуи Он/А.485, к. 2: 11b], в биографии Ле Ван Хыу по поводу количества глав Дайвьет шы ки указано туманное «несколько». Кроме того, сочинение историка названо «Исторические записки» (как и в Аннам тьи лыок - «Кратком описании Аннама» Ле Така), а не «Исторические записки Дайвьета».

Хроника Ле Ван Хыу с самого начала содержала возможность деления ее на две части. Первая часть - история вьетов во времена «северной зависимости»: фактическое вхождение дельты Красной реки и прилегающих к ней с юга прибрежных долин в состав китайской империи в качестве области - цзюнь с иноэтнической администрацией. На этом этапе основная задача Ле Ван Хыу состояла в том, чтобы показать, что существовал вьетский этнос, который имел свою историческую территорию, и что у этого этноса уже была своя история в период до завоевания политической самостоятельности. Вторая часть - история вьетской государственности начиная с середины X в. Подобное деление [16] обусловливается не только политической ситуацией, но и характером использованных историком источников. Разделы, посвященные первому периоду, полностью составлены из фрагментов китайских исторических сочинений, в большей или меньшей степени сокращенных. Несмотря на свой компилятивный характер, они представляют для исследователя значительный интерес, так как, во-первых, объединяют разрозненные сведения, которые зачастую остаются для нас неизвестными или недоступными, а во-вторых, позволяют познакомиться с методами работы средневековых вьетнамских историков. При написании второй части книги Ле Ван Хыу, а затем и его последователи использовали «ежедневные записи» (нятлить), которые велись при дворе вьетских императоров, официальные документы, главным образом записи о дарениях, династийные генеалогии и семейные хроники именитых родов (зяфа), списки лауреатов экзаменов (данг кхоа лук), воспоминания современников, наконец, опирались на свой личный опыт и знания.

Как мы уже отмечали, Ле Ван Хыу считается основоположником вьетнамской феодальной историографии. Это звание закреплено за ним самой традицией и не отрицается и в современной исторической науке Вьетнама. Правда, непрерывность традиции, о которой идет речь, не опускается ниже XV в. - времени переломного в истории вьетнамской культуры. Тогда, после опустошительных для культуры и особенно для книжного наследия войн с минским Китаем за национальную независимость, а главное - после резкого перехода от плюралистической культуры танского образца с буддийской окраской к монополии неоконфуцианской культурной модели сунского образца, характеризующейся закреплением за неоконфуцианством статуса «государственного учения», жестким идеологическим контролем в сферах официальных (образование, политика, делопроизводство, наука, высокая культура) и почти полной свободой, граничащей с безразличием, в сферах народной культуры и личной жизни - именно тогда вьетнамские чиновники провели большую работу по инвентаризации и перестройке культурного наследия, а история вьетнамской культуры фактически была переписана с несколько иных мировоззренческих позиций.

Применительно к проблеме начала вьетнамского летописания это означает следующее: признание Ле Ван Хыу «отцом вьетнамской историографии» есть официально санкционированная властями XV в. точка зрения, которая может соответствовать реальному положению дел (Ле Ван Хыу действительно был первым вьетнамским историком) или нет (до Ле Ван Хыу были и другие историки, [17] но они, с точки зрения неоконфуцианских мыслителей XV в., этого звания не заслужили). А при условии, что сочинений, созданных до XV в., до нашего времени дошло очень мало, и тех из них, что не были отредактированы в русле неоконфуцианской традиции, - еще меньше, выяснить истинное положение дел оказывается практически невозможным.

Вот характерный пример. В сочинении XIV в. Аннам тьи лыок написанном Ле Таком в Китае и поэтому не отредактированном в соответствии с поздней вьетнамской традицией, предшественником Ле Ван Хыу (там - Ле Хыу) назван Чан Тю Фо (там - Чан Фо или Чан Тан: в разных списках стоят разные знаки) [Аннам тьи лыок 1961: 146]. В другом сочинении XIV в., Вьет диен у линь man («Собрание записей о потусторонних силах Вьетского царства») Ли Тэ Суена, не раз цитируются целые разделы каких-то «Исторических записок» До Тхиена (жившего, возможно, на целое столетие раньше Ле Ван Хыу). Ни одного из этих двух имен Нго Ши Лиен - лицо, ответственное за ревизию хроник в XV в., не называет.

Американский специалист по древней и средневековой истории Вьетнама Кейт Тэйлор, основываясь на совпадении фамильных знаков, следующим образом объясняет эту ситуацию: «Мне уже приходилось высказывать мысль о том, что родственник До Ань By 7 по имени До Тхиен еще при жизни До Ань By написал историческое сочинение, озаглавив его "Исторические записки", и что в этой утраченной книге, насколько можно судить по цитатам из нее в других сочинениях, во весь голос звучала тема преданного министра, - разительное отличие от текстов X в., где в качестве доминирующей фигуры всегда выступает император». И несколько далее: «В контексте "официальной" вьетнамской историографии, как это определили вьетнамские книжники - конфуцианцы, время правления династии Поздние Ли было в некоторой степени "странным" и даже "иноземным"» [Тэйлор 1995: 75-78].

Интересная и вполне имеющая право на жизнь точка зрения. Во всяком случае, Ле Ван Хыу, как с полной очевидностью следует из его комментариев, могущественного министра До Ань By не жаловал. Если До Тхиен в действительности написал историческое сочинение, то сделал он это во времена вышедших на историческую [18] сцену в XII в. влиятельных сановников, а зачастую и фактических правителей страны - Ле Ба Нгока, До Ань By, To Хиен Тханя, До Ан Зи. Трое последних были к тому же близкими родственниками и в определенной степени являлись скрытой династией правителей, прелюдией на тему вуа-тюа 8, зазвучавшей форте четыреста лет спустя. Современник всесильных министров До Тхиен и их роль в истории оценивал соответственно положительно. Для Ле Ван Хыу, Нго Ши Лиена и их коронованных патронов такое «размывание» императорской власти было неприемлемым. Результатом стало отсутствие имени До Тхиена в анналах официальной вьетнамской историографии.

И все же полной солидарности относительно «порядкового номера» хроники Ле Ван Хыу во вьетнамской историографии нет. Выдающийся вьетнамский энциклопедист XIX в. Фан Хуи Тю, например, открывает свой список из 27 исторических и канонических сочинений 9 не «Историческими записками Дайвьета» Ле Ван Хыу, а давно утерянной работой Ты тхы тхует ыок («Повествование, основанное на Четверокнижии») в десяти главах другого чанского автора - Тю Ана [Фан Хуи Тю 1974, к. 42: 9b]. У Ле Куи Дона в библиографическом разделе чуенки хроника Ле Ван Хыу стоит пятой, хотя и является первой по времени создания [Ле Куи Дон 1977-1978, т. 3: 110]. Скорее всего случайный характер того, что работа Ле Ван Хыу, как единственная имевшаяся в наличии, легла в основу соответствующих разделов ТТ, понимал и сам Нго Ши Лиен. Во всяком случае, в своем предисловии к хронике историк самым лестным образом отозвался о более поздней по сравнению с сочинением Ле Ван Хыу работе другого хрониста периода Чан-Хо Тонг Тхока, Вьет шы кыонгмук («История Вьета, основа и частности»), которая, если бы не погибла в период минской оккупации Вьетнама, имела бы все шансы послужить исходным материалом для ТТ наряду или даже вместо Дайвьет шы ки. В пользу такого предположения говорит и само название хроники Хо Тонг [19] Тхока. Дело в следующем: текстологический анализ ТТ [Леонов 1993: 59-70] показал, что в качестве источника сведений об исторических событиях, наряду с династийными историями, чанскими историками использовались такие фундаментальные сунские исторические хроники, как Цзычжи тунцзянь Сыма Гуана и ее дидактическая парафраза Цзычжи тунцзянь ганму Чжу Си, организованная в использованной философом новой системе координат подачи материала - «основа и частности» (кит. ганму, вьет. кыонг-мук). Эти два знака, присутствующие в качестве жанрового определителя в названии хроники Хо Тонг Тхока, указывают на то, что ему были хорошо знакомы достижения сунской историографии, чей авторитет был настолько велик, что, как написал Ле Куи Дон в предисловии к своей хронике Дайвьет тхонг шы, после появления книг Сыма Гуана и Чжу Си «историки стали наперегонки составлять анналы (биенниен)» [Ле Куи Дон 1977-1978, т. 3: 20]. Ле Куи Дон подчеркивает, что хотя Чуньцю Конфуция и считается прародительницей жанра, матрица для дальнейшего наращивания ТТ отлита в сунские времена. Знаменитый ученый был последовательным поклонником сунской историографии. Например, в качестве образца для написания трактатов - тьи (кит. чжи) в Дайвьет тхонг шы были выбраны соответствующие разделы сунских исторических сочинений, казавшиеся автору «более систематизированными и удобными для чтения по сравнению с трактатами - чжи времен Хань и Тан» [Ле Куи Дон 1977-1978, т. 3: 28].

Но вернемся к Дайвьет шы ки Ле Ван Хыу. Современные ученые, опираясь на свидетельства других источников и изучение хроники, пришли к выводу: книга историка представляет собой компиляцию из китайских исторических сочинений и - что крайне важно - более ранней вьетнамской летописи (или даже нескольких), которая была создана во времена династии Поздние Ли. Труд Ле Ван Хыу в рукописном виде сохранялся приблизительно 200 лет, в течение которых он неоднократно переписывался и анонимно редактировался.

Эти 200 лет были далеко не самым легким периодом вьетнамской истории: монгольские войны, затяжной аграрный и социально-политический кризис XIV в., постепенное ослабление и закат дома Чан, минская экспансия, необходимость восстановления разрушенной экономики - все это отвлекало внимание властей от исторических изысканий. Поэтому работа над хроникой возобновилась уже при следующей, не считая династии Хо (1400-1407), династии. Единственное событие, которое нельзя не [20] отметить в свете нашей темы, - создание императором Ле Тхай-то (прав. 1428-1433) столичного конфуцианского университета (Школа сынов отечества), который в недалеком будущем станет центром научной, и не в последнюю очередь исторической мысли, а также учебным заведением, которое будет осуществлять общий контроль над преподаванием классических китайских канонов и других дисциплин. Заметим, что в области редакционной подготовки и книгопечатания сунский Гоцзыцзянь (прототип вьетнамской Школы сынов Отечества), чьи издания отличались тщательно проверенным текстом, в первую очередь отвечал за классические сочинения и комментарии к ним (например, одной из первых и при этом самых известных, изданных конфуцианским университетом работ явилась знаменитая танская серия У цзин чжэн и - ставшего уже каноническим комментария к конфуцианской классике) и лишь затем за династийные истории. Перед вьетнамской Школой сынов отечества первая задача, естественно, не стояла, а создание государственной истории становилось абсолютным приоритетом деятельности конфуцианских ученых и историографов.

Открытие Школы в 1428 г. стало началом перехода к новому механизму создания исторических сочинений: от усилий одиночек - к работе государственных историографических комиссий. Подобный подход к составлению династийных хроник к этому времени существовал в Китае уже семь столетий, с момента прихода к власти династии Тан и создания Академии государственной истории, основной функцией которой и было оформление канонической версии истории страны, или, точнее, истории царствования императоров. Первой книгой, созданной подобным способом в Китае, является «История династии Цзинь», а единственным исключением из правила после правления династии Тан стала «Новая история Пяти династий» (Синь у дай ши), составленная знаменитым сунским автором Оуян Сю, а не коллегией государственных историографов.

И все же процессы написания китайских династийных историй (речь идет о разделах «Основные анналы» - кит. бэньцзи, вьет. банки) и вьетских хроник, в первую очередь ТТ, не были параллельными. Династийные истории базируются на огромном материале, который планомерно накапливается на протяжении царствования династии. Прежде всего это шилу - «правдивое повествование», в свою очередь создаваемое на базе «ежедневных записей» (жили), наиподробнейшим образом фиксирующих дела правления, а также «записи дел правления» (шичжэн цзи), «сообщения о делах [21] и отдыхе [императора]» (цицзюй чжу) и другие документы. Во Вьетнаме этот сложный, многоступенчатый механизм был значительно упрощен. Это очевидно хотя бы потому, что даже «сквозная» хроника ТТ выглядит, если иметь в виду ее объем, весьма скромно рядом с любой скромной по объему китайской династийной историей.

Тхыклук (кит. шилу) - распространенный жанр во вьетнамской историографии, хотя и сильно отличающийся от своего китайского аналога. Первое из известных сочинений такого рода - Чунгхынг тхыклук («Правдивое повествование о Реставрации»), решение о создании которого было принято в 1289 г., сразу после победы над монголо-китайскими армиями, и ей же целиком посвященное. Основным автором этого сочинения считается один из наиболее просвещенных монархов вьетнамского средневековья - Чан Нян-тонг (прав. 1278-1293). Судя по данным хроник, в период правления династии Чан создавались и другие работы в этом жанре [ТТ/Тьинь-хоа, BK - VI: 7а]. В XV - начале XVI в., по данным Чан Ван Зяпа, придворные хроники с аналогичным названием составлялись по распоряжению императоров Ле Тхань-тонга (прав. 1460-1497) и Ле Тьиеу-тонга (прав. 1516-1522) и были посвящены насильственному лишению верховной власти узурпаторов Ле Нги Зана в 1459 г. и Ле Уи-мука в 1509 г. [Чан Ван Зяп 1970-1990, т. 1: 39]. Ни один из перечисленных выше текстов под названием Чунгхынг тхыклук до нас не дошел.

Отметим также хронику Ламшон тхыклук («Правдивое повествование о Ламшоне»), написанную императором Ле Тхай-то (прав. 1428-1433) по горячим следам военной победы над армиями династии Мин и изгнания их войск из страны. Она дошла до наших дней отпечатанной и отредактированной в XVII в. Хо Ши Зыонгом. Им же в 1660 г. была составлена и по приказу тюа Чинь Така (у власти 1657-1682) отпечатана еще одна хроника, написанная в жанре официальных придворных тхыклуков, - Дайвьет дэ выонг Чунгхынг конгнгиеп тхыклук («Правдивое повествование о заслугах императоров и выонгов Дайвьета в деле Реставрации»), в трех книгах, повествующая главным образом о борьбе с Маками за восстановление династии Поздние Ле.

В 1455 г. в правление третьего императора династии Поздние Ле-Ле Нян-тонга (прав. 1443-1459) - составителю первой в истории Вьетнама поэтической антологии (Вьет ам тхитап) Фан Фу Тиену (1380-1459) было приказано приступить к написанию истории от начала царствования династии Чан и до изгнания [22] минских армий из Вьетнама включительно [ТТ/Тьинь-хоа, BK - XI: 90а], хронологически - с 1225 по 1425 или 1427 г. С верхней временной границей и в этом случае полной определенности нет.

Вернемся еще раз к 1225 г. Эту дату в качестве начала хронологии дома Чан (1225-1400) называют и Фан Хуи Ле [Фан Хуи Ле 1993:21], что понятно, и Чан Ван Зяп [Чан Ван Зяп 1970-1990, т. 1: 65], что довольно странно, так как последний считал, что Ле Ван Хыу довел повествование уже до 1230 г.

Определенные трудности возникают и в связи с попыткой определить год, до которого Фан Фу Тиен довел свою хронику. Так, опираясь на одну и ту же фразу из ТТ: «До [момента, когда] люди Мин возвратились [в свою] страну» [ТТ/Тьинь-хоа, BK - XI: 90а], Чан Ван Зяп считает, что это произошло в 1425 г., а Фан Хуи Ле - что в 1427 г.

Относительно того, как называлась хроника Фан Фу Тиена, тоже нет окончательной ясности. Согласно свидетельствам Ле Куи Дона [Ле Куи Дон 1977-1978, т. 3: 110] и Фан Хуи Тю [Фан Хуи Тю 1974, к. 42: 9b], его книга насчитывала десять глав и называлась «Продолжение исторических записок» (Шы ки тукбиен), что выглядит вполне естественно с учетом того, что хроника Фан Фу Тиена была задумана и писалась именно как продолжение «Исторических записок» Ле Ван Хыу.

Однако в сочинении Дайвьет лить чиеу данг кхоа лук ряда авторов во главе с Нгуен Хоаном хроника Фан Фу Тиена упомянута под названием «Записи государственной истории» (Куок шы биен лук) или «Сборник записей по государственной истории» (Куок шы биен man) [Данг кхоа лук 1963-1968, т. 1:26, 28]. Чан Ван Зяп считает эту запись ошибкой составителя [Чан Ван Зяп 1970-1990, т. 1:66].

Так или иначе, но уже в XV в. хроники Ле Ван Хыу и Фан Фу Тиена воспринимались как единая книга под общим названием - «Исторические записки Дайвьета». Приступив в конце того же столетия к созданию обобщающего труда по истории Вьетнама, Нго Ши Лиен пользовался книгой своих предшественников в качестве основного источника. Впоследствии хроника Ле Ван Хыу и Фан Фу Тиена была, к сожалению, утрачена, и до наших дней сохранились только комментарии этих авторов к значимым событиям вьетнамской истории, оставленные Нго Ши Лиеном в ТТ без изменений. Таких, по большей части кратких, комментариев, принадлежащих кисти Ле Ван Хыу, насчитывается тридцать, а кисти Фан Фу Тиена - одиннадцать. Соответствуют ли эти цифры первоначальному количеству комментариев в хрониках Ле Ван Хыу и Фан [23] Фу Тиена, неизвестно. Нго Ши Лиен, во всяком случае, нигде не коснулся этого вопроса. Следует отметить, что существует диспропорция между объемом текста и комментариев к нему. Так, например, в главе третьей Основных анналов, где на 42 страницах описывается правление трех императоров дома Поздние Ли, двое из которых - Ли Тхань-тонг (прав. 1054-1072) и Ли Нян-тонг (прав. 1072-1127) - сыграли заметную роль в истории страны, четыре из пяти комментариев приходятся на пять листов [ТТ/Тьинь-хоа, ВК - III: 31а-35а] и посвящены малоприметному Ли Тхан-тонгу (прав. 1128-1138). Показались ли Нго Ши Лиену эти четыре фрагмента достойными того, чтобы остаться в книге, а другие навсегда исчезли? 10 Нам все же представляется, что Нго Ши Лиен стремился сохранять тексты своих предшественников 11 и даже полемизировал с ними на страницах ТТ.

Хотелось бы сделать одно замечание по поводу близости к первоисточнику текста Ле Ван Хыу на момент его включения в ТТ в 1479 г. Давно стало общим местом, что Нго Ши Лиен «безусловно держал книгу [Ле Ван] Хыу в руках» [Ха Ван Тан 1977: 134]. Так ли это? И да, и нет. Нго Ши Лиен работал с хроникой, которая начала складываться до Ле Ван Хыу и к которой последний, несомненно, приложил руку, что и было зафиксировано традицией в лице Нго Ши Лиена. Но она претерпела изменения за те двести с небольшим лет, которые разделили два этапа работы над книгой. Кстати, и сам Нго Ши Лиен вполне допускал возможность анонимного редактирования Дайвьет шы ки в этот период [ТТ/Тьинь-хоа, BK - I: 12а]. Другими словами, с 1272 до 1479 г. текст хроники Ле Ван Хыу подвергался в принципе тем же изменениям, что и в последующие времена, и сегодня у нас не намного меньше оснований говорить, что мы «держим в руках хронику Ле Ван Хыу», чем это было у историков XV в.

Насколько же серьезно и каким именно образом был (да и был ли) переработан основной текст погодного описания исторических событий, доставшийся в наследство Нго Ши Лиену, сегодня нам остается только гадать. Принципиальная возможность ответить на этот вопрос, видимо, существует, но соответствующие текстологические исследования еще не проведены. [24]

Нго Ши Лиен завершил многолетнюю, начатую в эру Куанг-тхуан (1460-1469) работу над хроникой к 1479 г., и именно с этого момента книга приобрела приблизительно тот вид, который знаком нам сегодня.

Труд Нго Ши Лиена насчитывал пятнадцать глав и получил название «Полное собрание исторических записок Дайвьета». Историком была написана обширная вводная глава; в ней подробно изложены принципы составления хроники и цели, которые ее составление преследовало. Знаменитый историограф довел историческое повествование до 1459 г., завершив таким образом начатое еще Фан Фу Тиеном описание правления императора Ле Тхай-то, и изложил историю правления двух следующих императоров - Ле Тхай-тонга и Ле Нян-тонга. Хронология ТТ была расширена и в глубь времен. Нго Ши Лиен, обработав легенды и сказания о прародителях вьетов - Киньзыонг-выонге, Лак-лонг-куане, Хунг-выонгах и Анзыонг-выонге - в духе исторического сочинения, включил их в свою хронику, где они составили первую главу Внешних анналов и всего сочинения. Ранее существовала только мифологическая версия - это прежде всего не имеющее письменной предыстории, на что указывает в сохранившемся предисловии [Тхо ван Ли-Чан 1977-1989, т. 3: 75-77] сам автор, сочинение Хо Тонг Тхока Вьетнам тхэ тьи («Записи о поколениях [императоров] Вьетнама»), написанное в конце XIV в. и во времена Фан Хуи Тю уже утраченное [Фан Хуи Тю 1974, к. 45: 87b-89а]. Очевидно, книги не было уже и при Нго Ши Лиене, но в XV в. идея включения Хунг-выонгов в реестр вьетских правителей оказалась востребованной.

Сам Хо Тонг Тхок скорее всего даже не предполагал, что записанные им легенды спустя всего сто лет превратятся в «достоверные исторические свидетельства». Если бы это было иначе, он вряд ли выделил бы их в отдельное сочинение Вьетнам тхэ тьи, а поместил бы хронологию рода Хонг-банг в созданную им же историческую хронику Вьет шы кыонгмук. Более того, в сохранившемся предисловии Хо Тонг Тхок пишет: «Поколения рода Хонг-банг - это глубокая древность; книг не существовало, записи не велись, этикет и музыка еще не сложились. Поэтому если предположить, [что все сказанное о Хунг-выонгах] правда, то как подтвердить это? А если нет, то как опровергнуть?» 12. [25]

Не исключено, что сам император Ле Тхань-тонг принимал участие в создании первой главы ТТ, так как известно, что он направлял деятельность литературно - исторического общества Таодан, состоявшего из ученых-царедворцев. Одной из главных целей общества стало воссоздание на основании легенд и мифов древнего периода реальной истории страны. Первая глава Внешних анналов Нго Ши Лиена, начало оформления официального государственного культа Хунг-выонгов (в 1470 г. император Ле Тхань-тонг распорядился составить для поминального храма духов Хунг-выонгов в провинции Шонтай «жизнеописание» (тхантить), которое получило пышное название «династийная генеалогия» - нгокфа), преобразование сборника мифов и легенд Линьнам тьить куай («Записки об удивительном к югу от Нгулиня») в книгу Тан динь (новая редакция) Линьнам тьить куай, осуществленное By Kyинем, - все это стало практическими шагами по «историзации» мифологии вьетов.

Помимо историографов Нго Ши Лиена, By Куиня, Данг Минь Кхиема, Ле Тунга, участвовавших в создании ТТ, можно вспомнить имена ученых и администраторов Нгуен Чая, Чан Тхэ Фапа, Ли Ты Тана, Киеу Фу, составителей первой вьетской энциклопедии - Тхиен нам зы ха («В свободное время на Небесном Юге») Тхан Нян Чунга и До Нюана, принимавших самое активное участие в переосмыслении исторического и литературного опыта, накопленного Вьетнамом к XV в. Литература двигалась в том же направлении, что и историография. В стране в это время большую популярность приобретают «героические стихи» (виньшы тхи), восхваляющие подвиги древних героев. Прежде всего это отдельные стихотворения из знаменитого сборника Хонг-дык куокам тхитап («Сборник стихов на родном языке эры Хонг-дык»), книги Вьет зям виньшы тхитап 13 («Сборник поучительных героических исторических стихов Вьета») Данг Минь Кхиема и Виньшы тхитап («Сборник героических исторических стихов») До Няна 14.

Программа по «выращиванию корней» была успешно реализована, а легендарная история инкорпорирована в ткань истории реальной. Один из главных соратников императора Ле Тхай-то, знаменитый поэт Нгуен Чай, в сочинении Ык Чай зы диа тьи («Географические записки Ык Чая»), которое было представлено [26] двору в 1435 г., впервые официально объявил Киньзыонг-выонга первым императором Вьета [Нгуен Чай 1976: 211]. В конце столетия фраза «наш Вьет пошел от Хунг-выонгов» из предисловия By Куиня к его Дайвьет тхонг зям тхонг кхао («Всеобщее обозрение зерцала [истории] Дайвьета») стала уже общим местом. Успешное освоение и даже развитие этого постулата было продолжено и в поздней хронике XIX в. - Кхам динь Вьет шы тхонг зям кыонгмук («Одобренное высочайшим повелением всеобщее зерцало вьетской истории, основа и частности»; далее - КМ), ставшей мощным заключительным аккордом вьетнамской традиционной историографии, финалом и одновременно высшей точкой развития жанра, сочинением, в котором нет даже намека на сомнение в достоверности существования восемнадцати поколений правителей Хунгов, «вставленных» средневековыми хронистами в ткань исторического повествования.

Здесь самое время вернуться к «отцу вьетнамской истории» Ле Ван Хыу, который, как следует из хронологической границы его хроники, либо ничего не знал о Хунг-выонгах, либо не считал сведения о них исторически достоверными, а роль «зачинателя дела императоров и князей», с его точки зрения, принадлежала Чиеу Да. (Во второй половине XVIII в. против такого подхода и против приписывания Чиеу Да роли создателя государства весьма резко выступил один из главных авторитетов вьетнамской историографии, Нго Тхи Ши, не без оснований считавший циньского генерала Чжао То исключительно китайским правителем и убийцей Анзыонг-выонга - продолжателя дела Хунг-выонгов .)

Реалии таковы: Киньзыонг-выонг, Лак-лонг-куан, Хунг-выонги и Анзыонг-выонг появляются на страницах исторических сочинений во второй половине XV в., между тем как традиция национального летописания оформилась никак не позднее середины XIII в. Исследователь, пытающийся обосновать историческую достоверность Хунг-выонгов, неизбежно сталкивается с необходимостью каким-то образом объяснить их более чем двухсотлетнее отсутствие на страницах исторических сочинений 16. Один из ведущих современных вьетнамских историков, профессор Фан Хуи Ле, многие годы изучающий памятник и историю его создания, осторожно называет правителей древнего Ванланга фигурами «полуисторическими» [Фан Хуи Ле 1993: 23]. [27]

Сложившаяся система представлений о древней истории Вьета подвергалась критике их иных позиций. Уже в XX в. вьетнамский ученый Данг Суан Банг в работе Вьет шы кыонгмук тиетиеу («Извлечения из основ и частностей истории Вьета») указал на ряд связанных с древней историей страны обстоятельств, противоречащих китайской истории. Отметив это, Данг Суан Банг не высказал сомнений в достоверности «базовых» сведений (например, существования Хунг-выонгов), содержащихся в ТТ и КМ, но предложил более критически отнестись к «синхронизирующей» и «коррелирующей» информации из китайских источников (в частности, к указанию о происхождении рода Хунг от Ди Мина) 17.

* * *

Что же сделано Нго Ши Лиеном в области структурирования памятника? Он не только разделил хронику на Внешние анналы (5 глав) и Основные анналы (10 глав), но и иначе по сравнению со своими предшественниками распределил материал в рамках пятнадцати глав своего сочинения. Правда, граница, которую Нго Ши Лиен провел между Внешними и Основными анналами по дому Нго (938-968), отнеся его хронологию к Основным, была впоследствии изменена поздними редакторами - By Куинем и Фам Конг Чы: история Нго Куена и его наследников уже окончательно окажется во Внешних анналах, а Основные будут начинаться хронологией династии Динь (968-980). Тем не менее дискуссия на этом закончена не была, а среди историков позднего средневековья, нового и новейшего времени нашлось немало «сторонников» Нго Куена, считавших и считающих вполне обоснованным включение хронологии Нго в раздел Основные анналы. Эта точка зрения базируется прежде всего на военных успехах Нго Куена, положивших конец эпохе «северной зависимости». Основатель правящего дома Динь - Динь Бо Линь (прав. 968-979) традиционно считается «собирателем вьетнамских земель».

В целом же распределение материала по главам, предложенное Нго Ши Лиеном, стало классическим. Одна из немногих попыток относительно серьезной ревизии была предпринята в самом конце XVIII в. авторами и редакторами так называемой «тайшонской» хроники Дайвьет шы ки тиенбиен («Предварительные записи [28] к историческим запискам Дайвьета»), предложившими деление Внешних анналов на семь глав. Как мы знаем, автором этих глав был известный историк Нго Тхи Ши, ранее уже применивший свою периодизацию в историческом сочинении Вьет шы тиеу ан («Критические заметки об истории Вьета»). Его сын Нго Тхи Ням отредактировал эти сочинения и в 1800 г. издал в качестве первой части официального летописного свода династии Тайшонов (1788-1802).

Деление вьетнамских исторических сочинений на главы, основанием для которого являлся династийный принцип, не всегда соответствовало историческим реалиям. Так, например, совершенно самостоятельно царствовавшие и сыгравшие определенную роль в истории страны дома Хо (1400-1407) и Мак (1527-1677) не были зафиксированы в качестве династий и выделены в самостоятельные разделы, а остались в качестве приложений - фу в главах, посвященных соответственно династиям Чан и Поздние Ле. «Регистрация» статуса не была связана ни с симпатиями историков, составлявших хроники, ни даже с пристрастиями императоров, их заказывавших (вспомним, что средневековая вьетнамская историография отказывалась считать династией всеобщих любимцев из дома Ранние Ли).

Безусловным основанием для определения роли и заслуг каждого правящего дома являлась оценка его деятельности, дававшаяся исходя из соответствия этой деятельности стержневому постулату конфуцианской историографии - принципу преемственности политической власти в стране (вьет. тьиньтхонг; кит. чжэнтун), который предполагал прежде всего относительно мирный переход власти (Мандата Неба) от одного правящего дома к другому. Именно поэтому в глазах ортодоксального конфуцианца династии узурпаторов никакими политическими, военными и социально - экономическими достижениями уже не могли заслужить соответствующего их роли и заслугам места на страницах исторических сочинений, так как даже своими успехами лишь отдаляли неизбежное крушение несправедливо начатого дела. Характерным примером приверженности принципу тьиньтхонг может служить оценка Нго Ши Лиеном первого императора династии Ранние Ле (981-1009). Вьетнамский историограф XV в., будучи в отличие от «государственника» Ле Ван Хыу, отмечавшего заслуги Ле Хоана, более последовательным конфуцианцем, в своем комментарии остановился на преступлениях, сопутствовавших приходу к власти дома Ранние Ле. [29]

К заслугам Нго Ши Лиен следует отнести то, что он дал хронике окончательное название, которое уже никто впоследствии не пытался радикально изменить, и написал 166 комментариев, проливающих дополнительный свет на многие события вьетнамской истории, а также позволяющих познакомиться с состоянием вьетнамской средневековой историографии.

Завершение Нго Ши Лиеном работы над хроникой совпало с существенными изменениями в жизни вьетнамского общества. Не останавливаясь подробно на преобразованиях, проведенных Ле Тхань-тонгом, все же отметим основные вехи этого процесса. Во второй половине XV в. Вьетнам ведет победоносные войны с Чампой и лаосскими княжествами, главным результатом которых стали значительные территориальные приобретения на юго-западе и особенно на юге империи; разработан и введен уголовный кодекс, упорядочивший правовую практику; проведена реорганизация армии; осуществлено новое, более детальное территориально-административное деление, фиксировавшее дальнейшую централизацию страны; беспрецедентный масштаб принимает ирригационное строительство; наблюдается расцвет ремесел и быстрый рост небольших городов; образование и успехи на конфуцианских экзаменах становятся главными приоритетами в обществе; развивается и завоевывает всеобщее признание тьыном 18. Жизнь менялась быстро, и новые реалии требовали и осмысления, и культурологического обоснования. «Правитель того стиля, к которому относился Ле Тхань-тонг, не мог обойтись без хорошего историка и большой книги по истории» [Деопик 1994: 200]. Он их и получил в лице Нго Ши Лиена и ТТ.

Здесь, видимо, следует сделать несколько замечаний общего характера. Известно, что в XV в. конфуцианство во Вьетнаме продолжало наступление на позиции буддизма и даосизма. И хотя сосуществовали «три религии» по-прежнему мирно, их удельный вес в системе мировоззренческих ценностей правящего слоя, представленного на этом этапе развития вьетнамского общества главным образом чиновничеством, перераспределялся в пользу учения Кун-цзы. Являясь мировоззрением скорее светским, чем религиозным, и пренебрегая онтологической проблематикой, конфуцианство тем самым вряд ли могло обеспечить полноценные организацию [30] и развитие индивидуального духовного мира - задача, с которой легко справлялись и буддизм, и даосизм. Повышенный интерес к истории, и особенно к истории древней, создание пантеона национальных героев, с одной стороны, путем мифологизации реальных исторических персонажей, с другой - путем «историзации» мифических и полумифических фигур, формирование максимально возможного количества государственных культов должны были заполнить идеологические бреши.

Безусловно, развитие сугубо национальных элементов культуры и построение общества, ориентированного на конфуцианские или, применительно к Вьетнаму XV в., уже неоконфуцианские ценности, суть векторы разнонаправленные. Успешно реализованная попытка хотя бы на некоторое время это противоречие разрешить - феномен некитайского мира. (Мы не говорим «вьетнамского», так как похожие процессы проходили и в первом централизованном корейском государстве Коре в XI в.)

В нашей вступительной статье мы часто пользуемся дефинициями «конфуцианство» и «неоконфуцианство» применительно к Вьетнаму XV в. Следует признать, что в значительной степени подобное деление носит условный характер. Сколько-нибудь стройной системы взглядов, ориентированной на ту или иную конфуцианскую школу, в стране на тот период не существовало 19. Говоря «неоконфуцианство», мы исходим скорее из определенной популярности Сыма Гуана и Чжу Си у вьетнамских ученых - шифу, вовсе не подразумевая их знакомства с развернутыми построениями сунской философии. В эру Хонг-дык (1470-1497) в списке обязательной для подготовки к конкурсным экзаменам литературы из сочинений Чжу Си значился только исторический свод Тунцзянь ганму [Ле Куи Дон 1977-1978, т. 2: 96].

* * *

Следующим историком, причастным к составлению ТТ, стал By Куинь (1455-1516). В 1511 г. он закончил составление хроники Дайвьет тхонг зям тхонг кхао. Книга насчитывала 26 глав, была точно так же разделена на Внешние и Основные анналы, а описываемый исторический период был тем же, что и в ТТ Нго Ши Лиена. В дальнейшем было сохранено деление на главы, [31] предложенное Нго Ши Лиеном, а хроника By Куиня наряду с ТТ послужила исходным материалом для коллектива, возглавляемого Фам Конг Чы, при создании очередной версии истории страны уже в XVII в. Отметим, что по истории правления императоров от Ле Тхань-тонга до Ле Уи-мука хроника By Куиня была единственным источником.

Главы хроники (XI-XV), написанные Нго Ши Лиеном и By Kyинем в качестве самостоятельного раздела, получили название «Основные анналы, правдивое повествование» (банки тхыклук).

Ле Куи Дон в предисловии к своей знаменитой работе Дайвьет тхонг шы дал оценку всем составителям ТТ. И если работа первых хронистов, включая Нго Ши Лиена, была охарактеризована в высшей степени положительно, то в адрес By Куиня, наряду с признанием его заслуг, прозвучала и критика: Ле Куи Дон считал, что «должностные перемещения чиновников и их доклады на высочайшее имя изложены с большими пропусками» [Ле Куи Дон 1977-1978, т. 3:21].

В 1514 г. император Ле Тыонг-зык (прав. 1509-1516) распорядился написать «общее рассуждение» (тонглуан) к хронике By Куиня. Эту работу осуществил ученый Ле Тунг (1452-1514), составив «Общее рассуждение к всеобщему обозрению зерцала вьетской [истории]». Поздние редакторы включили это сочинение в число предисловий, составляющих Вводную главу ТТ 20.

Вопрос об авторстве и времени создания некоторых разделов (речь идет о хронологии Ле Тхай-то - конец главы X, а также о главах XI-XV, т. е. о периоде приблизительно с 1430 по 1532 г.), как и о политической ситуации в стране во время написания этих глав, окончательно не решен и, видимо, еще не раз станет предметом пристального внимания ученых. Здесь мы специально не исследуем этот вопрос, рассчитывая рассмотреть его при издании перевода соответствующих глав, и в общих чертах изложили принятую на сегодня наиболее авторитетными исследователями схему [Фан Хуи Ле 1993: 29-31; Во Лонг Тэ 1974: XXXVI-XL].

Завершающим этапом работы над хроникой, как всегда, включавшей два аспекта - редактирование уже имеющегося текста и создание новых глав, стала деятельность двух внушительных комиссий по созданию государственной истории, первую из которых [32] возглавлял Фам Конг Чы (1622-1675), а вторую-Хо Ши Зыонг (1622-1681) и Ле Хи (1646-1702).

Фам Конг Чы, долгое время оставаясь тхамтунгом 21 при тюа из дома Чинь, скорее всего был слишком загружен своими прямыми обязанностями 22, чтобы принимать непосредственное участие в работе подчиненной ему комиссии. При этом следует отметить активное неприятие самим Фам Конг Чы и его патроном Чинь Таком «простонародного тьынома», борьбу с которым они вели нешуточную: дело доходило до сожжения книг на национальной иероглифике. Проводимая властями кампания за «чистоту языка» и общий интерес к набирающей силу цинской гуманитарной науке - вот тот фон, на котором была продолжена работа по составлению государственной истории.

В состав коллектива, руководимого Фам Конг Чы и Хо Ши Зыонгом, который также был тхамтунгом (с 1676 г.) в аппарате тюа, входили чиновники Зыонг Хао, Нгуен Куок Кхой, Данг Конг Тят, Нгуен Конг Бить, Буй Динь Виен, Дао Конг Тьинь, Нго Кхуэ, Нгуен Динь Тьинь, Нгуен Конг Бат, Нгуен Вьет Тхы, By Зуи Доай. Задачей комиссии являлось редактирование уже имевшихся частей ТТ и написание истории до 1662 г. включительно, т. е. до конца второго правления императора Ле Тхан-тонга (прав. 1619-1643, 1649-1662). В итоге получившаяся книга насчитывала уже 23 главы (включая пять глав Внешних анналов), а заново написанные главы XVI, XVII и XVIII получили название «Продолжение основных анналов» (банки тукбиен).

Одним из результатов деятельности комиссии Фам Конг Чы стало разделение Основных анналов на три крупных блока. В первый, за которым было оставлено название «Полное собрание основных анналов» (банки тоантхы), были включены первые десять глав Основных анналов, созданных еще Ле Ван Хыу и Фан Фу Тиеном. Во второй - банки тхыклук - вошли так называемые «Основные анналы трех императоров» Нго Ши Лиена, составившие главу XI, и «Основные анналы четырех императоров» By Ky-иня, составившие три следующие главы (XII-XIV), а также глава XV ТТ, посвященная правлениям императоров Ле Тыонг-зыка и Ле Кунг-хоанга (прав. 1522-1527), а также Мак Данг Зунга (прав. 1527-1529) и Мак Данг Зоаня (прав. 1530-1540) [33] (вопрос об источниковедческой базе последней главы на сегодня не решен).

Третий блок - банки тукбиен - это главы XVI-XIX хроники, первые три из которых (1533-1662) были составлены под руководством Фам Конг Чы, а последняя (1663-1675) - под руководством Ле Хи. Возвращаясь к характеристике частей хроники, предложенной Ле Куи Доном, отметим его весьма негативную оценку этого раздела [Ле Куи Дон 1977-1978, т. 3: 21].

Заметную роль сыграла комиссия Фам Конг Чы и в создании Вводной главы. Была составлена «Докладная записка [по поводу завершения] Продолжения записей истерических записок Дайвьета», дополнены и прокомментированы «Пояснения [к правилам] составления Полного собрания исторических записок Дайвьета» Нго Ши Лиена и написано «Продолжение пояснения».

После того как в 1665 г. завершилось составление текста хроники, комиссия Фам Конг Чы приступила к его изданию, но эта работа по неизвестным причинам не была закончена: на доски перенесли менее половины текста хроники. Первый ксилограф этой части хроники долгое время считался утраченным. Однако совсем недавно были обнаружены фрагменты ксилографа явно XVII в. [ТТ/Нгуен Ван Хуен 1993], которые ряд вьетнамских исследователей склонны считать фрагментами «хроники Фам Конг Чы» [Нго Тхэ Лонг 1988б].

Последними, кто притрагивался к тексту ТТ до того, как его издали в полном объеме, были Ле Хи, Хо Ши Зыонг и историографы их группы.

Первоначально (с 1676 г.) руководить работами по дальнейшему составлению государственной истории было поручено Хо Ши Зыонгу. Однако в 1681 г. он умер, и руководство историографической комиссией перешло к еще одному тхамтунгу (с 1693 г.) - Ле Хи.

Кроме Ле Хи в состав комиссии вошли: Нгуен Куи Дык, Нгуен Конг Донг, By Тхань, Ха Тонг Мук, Нгуен Хань, Нгуен Чи Чунг, Нгуен Дыонг Бао, Нгуен Май, Нгуен Хо, Нго Конг Чак, Чан Фу Зык, До Конг Бат.

Перед Ле Хи и его сотрудниками стояла раз и навсегда сформулированная уже столетия назад задача: отредактировать имеющееся и дописать еще отсутствующее. Правда, на этот раз вторая часть задачи была сведена до минимума: так как Фам Конг Чы работал еще совсем недавно, то писать заново пришлось всего одну, XIX главу Основных анналов, последнюю в хронике, в которую вошли события вьетнамской истории с 1663 по 1675 г. [34]

Написал Ле Хи и свое предисловие к хронике, а все остальные были расположены в том порядке, в каком мы их сегодня находим в тексте Вводной главы ТТ.

Наконец, в одиннадцатой луне года динь-шыу, восемнадцатого года эры Тьинь-хоа, что соответствует концу 1697 - началу 1698 г., Ле Хи представил трону хронику «Полное собрание исторических записок Дайвьета» в своей редакции. Книга понравилась, и было отдано распоряжение приступить к ее изданию. Таким образом, редакция Ле Хи стала последней, а в многовековой истории создания текста ТТ была поставлена точка.

* * *

Как известно, процесс ксилографического издания распадается на два совершенно самостоятельных технологических этапа: гравирование текста на досках и уже затем печатание с них. При этом дата гравирования не обязательно должна соответствовать дате печатания, а при печатании не обязательно должен быть использован единовременно созданный комплект досок. В Китае подобные издания известны под названиями бо на бэнь - экземпляр, отпечатанный с разных комплектов досок, и сю бу бэнь 23 - экземпляр, отпечатанный с отреставрированного комплекта. Кроме того, следует помнить, что процесс накапливания ошибок, искажений, описок и пропусков, вызванный многочисленными переписываниями рукописи, на чем мы не останавливались подробно, так как это давно стало общим местом и китаеведения, и вьетнамистики, не завершается с появлением ксилографического издания, ибо, как отмечал К.К. Флуг, «ошибки в таких изданиях возможны, причем в не меньшей степени, чем в рукописях. К этим ошибкам присоединялись, кроме того, искажения, возникавшие вследствие небрежности или упущения рабочего, гравировавшего текст на досках» [Флуг 1959: 41-42].

На сегодня многие источниковедческие проблемы, связанные с ксилографированием ТТ, в том числе датировка и последовательность печатания сохранившихся изданий, остаются до конца не выясненными. Ключом к решению этих вопросов, естественно, должно стать тщательное сравнение всех имеющихся оттисков. Нам известны две работы в этом направлении: небольшие статьи [35] вьетнамских текстологов Нго Тхэ Лонга [Нго Тхэ Лонг 1988а] и Нгуен Тай Кана [Нгуен Тай Кан 1988]. Главный вывод авторов сводится к следующему: ксилограф ТТ/Тьинь-хоа (использованный нами при переводе летописи) является самым старым из имеющихся, и доски для него гравировались никак не позднее 1800 г. или даже действительно в восемнадцатый год эры Тьинь-хоа, т. е. в 1697 г.

* * *

Говоря о жанре и архитектонике ТТ, отметим, что более всего эта хроника напоминает классический труд сунского историка Сыма Гуана Цзычжи тунцзянь, который, подобно ТТ, дописывался и расширялся как в глубь времён, включая легендарные периоды (работа Цзычжи тунцзянь вайцзи ближайшего соратника Сыма Гуана Лю Шу), так и поступательно (работа Ли Тао Сюй цзычжи тунцзянь чанбянь, охватывающая период с 960 по 1127 г.), а также напоминает Основные анналы (бэньцзи) китайских династийных историй. Как и они, ТТ написана в форме анналов - последовательного, погодного изложения истории царствования династий и отдельных императоров или китайских наместников и местных правителей в додинастийный период. Более того, работа Сыма Гуана, над созданием которой, кстати говоря, помимо автора трудилась группа профессиональных историков [Флуг 1959: 232], являясь «сквозным», а не посвященным отдельной династии памятником, служила главным ориентиром для вьетнамских хронистов XV в. 24. Показательно, что авторитет работы Сыма Гуана был высок не только во Вьетнаме, но и у других народов, входящих в ареал распространения китайской культуры. Так, например, чжурчжэни, захватив сунскую столицу Бяньлян, потребовали от конфуцианского университета (Гоцзыцзянь) выдачи Цзычжи тунцзянь [Флуг 1959: 235]. Известно также, что выдающийся корейский историограф Ким Бусик пользовался сунской хроникой при составлении своего монументального исторического труда Самгук саги.

Меньше сходства у ТТ с известным трудом Тун чжи другого сунского автора, Чжэн Цяо, который хотя и представляет общую историю Китая, обнимая период от легендарного Фу Си до династии Тан, но построен по тому же плану, что и стандартная династийная история, т. е. в отличие от только погодных записей [36] Цзычжи тунцзянь и ТТ включает хронологические таблицы, жизнеописания и трактаты.

В терминах традиционной вьетской историографии ТТ - это «образцовая» или «официальная история» (кит. чжэнши, вьет. тьиньшы), т. е. историческая хроника, написанная, как правило, по заказу двора и получившая высочайшее одобрение. В контексте историографии мировой, если подобные расширения допустимы, ТТ окажется в самой многочисленной и распространенной семье исторических сочинений - хрониках или хронологиях (кит. бяньнянь, вьет. биенниен, согласно китайской классификации), жанре наиболее «естественном», отвечающем представлениям человечества о Времени, о Ходе Истории и о своем месте в этой системе координат.

Говоря о таком сложном (имея в виду процесс создания) памятнике, как ТТ, трудно обойти молчанием вопрос об аутентичности источника. Представляется, что понятие аутентичности вряд ли может быть применено к текстам подобного типа (сюда с полным основанием могут быть отнесены и другие базовые вьетнамские исторические хроники, такие, как КМ и Тиенбиен/А.2), которые, по существу, не имеют ни автора, ни точной даты создания, а при их написании понятия «искажение текста» и его «редакционная правка» выступают синонимами на протяжении столетий. Относиться к этому явлению можно по-разному. С одной стороны, сказанное выше заставляет с большей осторожностью подходить к историческим свидетельствам ТТ, с другой - делает книгу не только источником исторических знаний, но и ценным свидетельством духовной жизни и эволюции вьетнамского общества в средние века.

Перспективы исследования памятника представляются безграничными. Критическое изучение текста хроники, по существу, еще не начиналось. Не выявлены индивидуальные особенности языка историков - составителей книги и каждой из эпох, в которые она создавалась (мы не настаиваем на том, что они обязательно сохранились в окончательном тексте). Не проведена сверка текста хроники с параллельными вьетнамскими источниками - работа, которая поможет исправить неточности (а их немало 25) как в тексте ТТ, так и в общих работах по истории Вьетнама, во многом опирающихся именно на эту хронику; далеко не завершены поиск и обработка китайских текстов, послуживших источниками [37] информации и прямых заимствований для ранних разделов ТТ (Внешние анналы), хотя именно эту задачу настоящее издание во многом решает.

Характеристика основных ксилографических и наборных изданий ТТ

Наш перевод хроники подготовлен по ксилографу ТТ/Тьинь-хоа, считающемуся наиболее ранним. Для проверки плохо читаемых мест, справок и сравнения были использованы ксилограф ТТ/Куоктызям (А.3), печатное издание наборным шрифтом ТТ/Хикида Тошиаки и современное сводное издание с разночтениями Чэнь Цзин-хэ [ТТ/Чэнь Цзин-хэ 1984-1986]. Ниже для полноты картины мы приводим сведения обо всех/существующих изданиях ТТ. Сразу оговоримся, что никаких специальных исследований в этом направлении мы не проводили и в этой части следуем за работами французских, японских и главным образом современных вьетнамских ученых.

Ксилографическое издание эры Тьинь-хоа

Первое указание на существование этого текста принадлежит французским синологам Л. Кадьеру и П. Пельо, которые при описании экземпляра ТТ, хранившегося в императорском книгохранилище в г. Хуэ (ТТ/Куоктызям), упомянули о наличии другого ксилографа, более высокого качества [Кадьер, Пельо 1904]. Следующим исследователем, отметившим в 1934 г. существование списка ТТ/Тьинь-хоа, был ученый из Франции Э. Гаспардон. Он указал на ряд особенностей, которые отличают его от других текстов ТТ: красиво напечатанные знаки и несоблюдение запретов на табуированные иероглифы эпохи династии Нгуен. По информации Э. Гаспардона, этот ксилограф был специально изготовлен для Внутренних палат (Нойкак) 26, а доски были вырезаны в общине [38] Лиеутянг (жители ремесленных общин Хонглук и Лиеутянг уезда Зялок провинции Хайзыонг 27 традиционно занимались изготовлением печатных досок) [Гаспардон 1934: 64-65]. Известный специалист по вьетнамским историческим хроникам профессор Чэнь Цзин-хэ, издавший сводный текст ТТ в 1984-1986 гг., имел возможность ознакомиться с печатным изданием ТТ, которое датируется восемнадцатым годом эры Тьинь-хоа (1697) [Чэнь Цзин-хэ 1976]. На титульном листе этого ксилографа указано, что издание за казенный счет было осуществлено Внутренними палатами (букв. «казенные печатные доски Внутренних палат»). Единственный сохранившийся экземпляр ксилографа ТТ/Тьинь-хоа находился в частной библиотеке известного французского востоковеда профессора П. Демьевиля.

В марте 1979 г., после смерти П. Демьевиля, список ТТ/Тьинь-хоа вместе с другими ценными изданиями и рукописями (80 редких текстов) был подарен его семьей библиотеке Азиатского общества в Париже (Societe Asiatique de Paris), где и хранится поныне под шифром: SA.PD.2310 (1-15) [Зи шан Хан Ном 1993, т. 1: 21, 527]. В 1981 г. находившийся в Париже профессор Ханойского университета Фан Хуи Ле вместе с известными специалистами - текстологами Хоанг Суан Ханом и Та Чонг Хиепом произвели экспертную оценку этого ксилографа по ряду критериев: титульный лист, качество бумаги и туши, почерк, стиль и техника печати. Экспертиза подтвердила предположение, что этот текст был издан в период - правления династии Поздние Ле. Кроме того, в обнаруженном тексте не соблюдались запреты на употребление табуированных знаков - личных имен как императоров династии Поздние, Ле, так и императоров Нгуен (особенность списка ТТ/Тьинь-хоа, на которую указывал Э. Гаспардон). Важный аргумент в пользу ранней датировки этого текста - то, что качество оттисков было самым высоким среди известных ксилографов ТТ. Лишь около 20% общего числа листов ксилографа, по мнению профессора Нгуен Тай Кана, было напечатано со старых, стертых досок [Нгуен Тай Кан 1988: 35]. Незначительная часть пришедших в негодность печатных досок была заменена на новые; по подсчетам профессора Чэнь Цзин-хэ, доля листов текста ТТ/Тьинь-хоа, напечатанных таким способом, - всего 5,6% [ТТ/Чэнь Цзин-хэ 1984-1986, т. 1: 40]. Текстологический анализ показал, что ксилограф ТТ/Тьинь-хоа [39] генетически связан с ксилографическим изданием ТТ, авторство которого приписывается Фам Конг Чы (1665 г.), и Тиенбиен/А.2 Нго Тхи Ши-Нго Тхи Няма (1800 г.) 28, из чего следует, что он был отпечатан в период между 1697 и 1800 гг. [Фан Хуи Ле 1988: 28; By Минь Зянг 1988: 60].

В 1981 г. профессор Фан Хуи Ле сделал фотокопию текста ТТ/Тьинь-хоа и привез во Вьетнам, а в сентябре 1985 г. библиотека французской школы Дальнего Востока передала вьетнамской стороне микрофильм текста, который ныне хранится в библиотеке Института иероглифического письма (Vien nghien ciiu Han N6m) в г. Ханое. Решено было перевести на вьетнамский язык и издать этот уникальный список вьетнамской хроники. В 1983 и 1985 гг. вышли первые два тома перевода ТТ/Тьинь-хоа. Издание последующих томов было временно приостановлено из-за возникших в среде вьетнамских ученых разногласий по поводу датировки этого ксилографа. Противники точки зрения профессора Фан Хуи Ле (Ле Чонг Кхань, Буй Тхиет и др.) утверждали, что привезенный из Парижа текст ТТ мало чем отличается от некоторых известных во Вьетнаме списков ТТ/Куоктызям и был отпечатан между 1829 и 1856 гг. Страсти накалились до такой степени, что сторонники теории поздней датировки памятника направили на имя одного из партийных руководителей жалобу, в которой подчеркивалось, что перевод и издание во Вьетнаме списка ТТ/Тьинь-хоа «формирует неверное представление о наследии, выдает ложь за правду» [Тхонг бао 1988: 77]. 16 апреля 1988 г. на специальном научном симпозиуме, посвященном этому вопросу, выступили 45 участников; точка зрения профессора Фан Хуи Ле получила поддержку и признание научной общественности. Журнал «Изучение истории» посвятил материалам этого обсуждения специальный номер [NCLS. 1988, № 5-6].

В 1993 г. в Ханое издали перевод списка ТТ/Тьинь-хоа в трех томах, а в четвертом томе факсимильным способом [40] опубликовали полный иероглифический текст ксилографа; в приложение были помещены сохранившиеся листы ксилографического текста ТТ/Нгуен Ван Хуен. В 1996 г. во Вьетнаме было осуществлено второе издание ксилографа ТТ/Тьинь-хоа.

Благодаря любезности профессора Фан Хуи Ле коллектив российских ученых, работающих над переводом и исследованием ТТ уже в 1990 г. получил ксерокопию ксилографического издания памятника 1697 г. В том же, 1990 г. другой вьетнамский текстолог Нго Тхэ Лонг, предоставил нам возможность пользоваться ксерокопией ксилографа ТТ/Нгуен Ван Хуен.

Основные параметры ксилографического издания ТТ/Тьинь-хоа таковы. Общий объем памятника: 1231 лист, напечатанный с досок размером 17,5*27,5 см. Текст каждого листа (две страницы) ограничен двойной рамкой; формат листа по рамке составляет 14*20 см; каждая сторона листа (страница) разграфлена на 9 столбцов, в каждом столбце 19 иероглифов. Исключение составляют: предисловие Ле Хи, выполненное крупными знаками (7 столбцов по 13 знаков на странице), а также начинающие разделы хроники краткие характеристики царствований, примечания пояснения к заголовкам погодных статей, которые напечатаны более мелкими иероглифами в два ряда в одном столбце. Комментарии историков напечатаны стандартными по размеру знаками, а для отличия от основного текста каждая их строка начинается с отступа на один знак. При упоминании «царственных особ ныне правящей династии» всегда соблюдается правило тайтоу (***) - перед титулом текст обрывается и начинается с нового столбца с выступом (выше основного текста) на один знак. Оформление байкоу (просвета между страницами листа): в верхней части - полное название сочинения (***), в средней - номер главы и название раздела (например, *** «Пятая глава. "[Анналы] Чан Тхай-тонга »), в нижней - номер листа. Пагинация не сплошная а поглавная.

Степень полноты текста оценивается как высокая - из 1231 листа в ТТ/Тьинь-хоа недостает только пяти (в двух случаях напечатанные листы были заменены рукописными копиями). Кроме того в процессе использования текста незначительное число знаков по внешнему краю страниц исчезло или потеряло четкость изображения, некоторые были выправлены от руки, а в наши дни старый переплет с зажимами был заменен на современный по типу скоросшивателя. В настоящее время оригинал ксилографа ТТ/Тьинь-хоа хранящийся в Париже, сброшюрован в пятнадцать томов [41]

Профессор Чэнь Цзин-хэ при издании ТТ в Токио, использовавший так называемый список Тэнри (вьет. Тхиен-ли) (о нем будет сказано ниже), отметил, что значительная часть этого ксилографа - главы II-V Внешних анналов, главы III, IV, VIII и частично глава IX Основных анналов - была отпечатана с тех же досок, что и ТТ/Тьинь-хоа. Профессор Фан Хуи Ле считает, что парижский список был напечатан раньше, чем указанные главы токийского [Фан Хуи Ле 1998: 192].

Ксилографы ТТ/Куоктызям

Это издание именуется по названию столичного конфуцианского университета (Школа сынов отечества) - места хранения и издания хроники ТТ при династии Нгуен. Кроме того, Куоктызям был официальным центром династийного летописания. Многие историографы по совместительству служили преподавателями столичного университета, а ректор часто возглавлял Департамент государственной истории - Куокшыкуан. В книгохранилище Школы сынов отечества были собраны важнейшие труды по китайской классике, истории и литературе.

Поначалу исследователи ТТ не отмечали разницу между ксилографами ТТ/Тьинь-хоа и ТТ/Куоктызям, считая их изданиями под редакцией Ле Хи и Нгуен Куи Дыка [Чан Ван Зяп 1970-1990, т. 1: 73-74; Во Лонг Тэ 1974: XXIV-XXV]. Действительно, между ними много общего. Схожи объем и параметры печатного оттиска. Оба ксилографических издания выполнены стандартным для такого рода книг «сунским почерком», для которого характерны иероглифы, написанные прямыми, незакругленными линиями, с тонкими горизонтальными и более толстыми вертикальными чертами, причем все знаки, будучи обведены с четырех сторон линиями, образуют равновеликие квадраты. В качестве предварительного замечания (специального исследования не проводилось) укажем, что иероглифы во вьетнамских изданиях соответствуют цинским образцам ксилографической каллиграфии. Это говорит о том, что издательское дело во Вьетнаме шагало в ногу со временем. Профессор Фан Хуи Ле считает, что доски, с которых печатались ксилографы в начале XIX в., резались в тех же общинах Хонглук и Лиеутянг по образцу ксилографического издания ТТ/Тьинь-хоа, которое в это время еще сохранялось в достаточном количестве экземпляров на бумаге [Фан Хуи Ле 1998: 212]. Первоначально на печатных досках заменяли лишь табуированные знаки путем [42] соскабливания ряда черт, а впоследствии утерянные или пришедшие в негодность доски заменяли новыми либо реставрировали. По этой причине качество печатных оттисков на бумаге в отдельных экземплярах и даже в различных частях одного варьируется довольно сильно. В целом же вопрос об использовании досок предыдущего издания изучен еще недостаточно, и многие выводы специалистов носят предварительный характер.

Важной структурной особенностью, присущей всем копиям ксилографа ТТ/Куоктызям, является расположение десятой главы Основных анналов, в которой описываются ламшонское восстание и правление Ле Тхай-то, не в разделе банки тоан тхы, как в ксилографе ТТ/Тьинь-хоа, а в разделе банки тхыклук. Очевидно, это было отражением официальной позиции Нгуенов по отношению к основателю предшествующей династии. Другой общий признак - надпись «[напечатано] с досок, хранящихся в Куоктызяме» на титульном листе.

Следующий критерий - написание табуированных знаков эпохи Нгуен. Профессор Фан Хуи Ле выделяет четыре группы текстов ТТ, напечатанных в XIX в., в зависимости от времени издания, особенностей употребления запретных имен императоров династии Нгуен и качества печатных оттисков.

В первую группу входят два экземпляра: Vhv.2330-2336 (шифр библиотеки Института иероглифического письма, г. Ханой) и VS.4 (шифр библиотеки бывшего Института археологии, г. Сайгон; ныне - Библиотека общественных наук, г. Хошимин). Отличительными особенностями текстов этой группы являются полное несоблюдение правил употребления табуированных знаков как династии Поздние Ле, так и династии Нгуен. Изображение иероглифов четкое, их линии несколько утолщенные. Какая же связь между экземплярами ТТ/Куоктызям первой группы и ксилографом ТТ/Тьинь-хоа, где также не соблюдаются правила написания запретных знаков?

Гипотеза профессора Фан Хуи Ле сводится к следующему. В 1800 г. в предисловии к изданию Тиенбиен/А.2 Нго Тхи Ням отмечает, что печатные доски ТТ (т. е. ТТ/Тьинь-хоа) ко времени издания официального исторического свода Тайшонов были полностью утрачены [ТТ/Тайшон 1997: 23]. Однако это вовсе не означает, что текст ТТ в редакции Ле Хи и Нгуен Куи Дыка, которым пользовался Нго Тхи Ши, не сохранился на бумаге. По-видимому, один из таких ксилографов списка ТТ/Тьинь-хоа и был взят в качестве образца для изготовления новых печатных досок, что частным [43] образом осуществил нгуеновский чиновник Нгуен Ба Кхоа. Надо полагать, что это дорогостоящее предприятие не было частной инициативой любителя национальной истории, а являлось составной частью программы императора Нгуен Тхэ-то (эра Зя-лонг, 1802-1819) по привлечению конфуциански образованной элиты Бактхани (северной части Вьетнама), среди которой были сильны симпатии к предшествующей династии, к сотрудничеству с новой властью. Во всяком случае, в 1827 г., на момент выхода указа императора Нгуен Тхань-то (эра Минь-манг, 1820-1840) об отправке в г. Хуэ ксилографов официальных изданий ТТ/Куоктызям, отпечатанных еще при династии Поздние Ле, печатный текст ТТ из личного собрания Нгуен Ба Кхоа, так же как и печатное издание собрания экзаменационных работ конфуцианских лауреатов из личного собрания губернатора провинции Хайзыонг Чан Конг Хиена, находились в Ванмиеу (Храме Конфуция), на территории Школы сынов отечества, и их вместе с конфуцианскими и военными канонами было приказано доставить в новую нгуеновскую Школу [Дайнам тхыклук 1962-1978, т. 8: 175-176]. В 1828-1829 гг. с привезенных из Тханглонга печатных досок ТТ было напечатано 60 экземпляров для столичных учебных подразделений; годом позже, после проверки учащимися Школы сынов отечества напечатанных ксилографов, неверно либо нечетко изображенные знаки были поправлены, а соответствующие доски были заново вырезаны резчиками столичных мастерских при военных складах Вукхо [Дайнам тхыклук 1962-1978, т. 10: 39; Дайнам хой диен ле 1992, т. 15: 503]. Эти листы, напечатанные в г. Хуэ со свежих досок, легко отличить по более ярким, но менее изящным оттискам знаков, а также по несоблюдению в некоторых случаях количества знаков в строке (19). Игнорирование правил записи табуированных знаков, по мнению профессора Фан Хуи Ле, объясняется тем, что, несмотря на то что в правление Нгуен Тхэ-то (1802-1819) и в первые годы правления Нгуен Тхань-то (1820-1840) запрет на императорские имена уже был введен, он еще не был столь строгим, как в последующий период, и не распространялся на издания, которые в ограниченном объеме использовались в столичных образовательных учреждениях [Фан Хуи Ле 1998: 199, 215].

Степень сохранности текстов первой группы неодинаковая. Экземпляр Vhv.2330-2336 в семи томах дошел до нас не полностью - из 25 глав источника отсутствуют 14 (Вводная, пять глав Внешних анналов и восемь глав Основных анналов); таким образом, степень его сохранности составляет 73,5% (920 листов из [44] 1252). Происхождение этого экземпляра точно не установлено, но шифр хранения свидетельствует о том, что в Центральную научную библиотеку (позже - в библиотеку Института информации по общественным наукам) Ханоя, в которой хранились все иероглифические тексты до образования Института иероглифического письма (1979 г.), он поступил после 1958 г. 29. Второй экземпляр (в семи томах в полной комплектации - 25 глав) ныне хранится в г. Хошимин. Во Лонг Тэ, осуществивший текстологическое изучение этого ксилографа, считает, что главы XVI и XVII Основных анналов текста VS.4 имеют иное, нежели остальной текст, происхождение. На титульном листе этого издания стоит шифр личной библиотеки Фам Куиня 30 - P.Q. № Н8-1. После 1945 г. ксилограф поступил в Институт культуры Центральной части Вьетнама в г. Хуэ и получил инвентарный номер 894/1, а в 1956 г. был переправлен в Сайгон, в библиотеку Института археологии. Лишь тогда скорее всего в экземпляр Фам Куиня были добавлены недостающие две главы, для которых характерны более новая бумага, более низкое качество печати и соскабливание черт в запрещенных к употреблению иероглифах. Во Лонг Тэ делает вывод, что эти листы были отпечатаны в правление императора Нгуен Зык-тонга (1847-1883) либо сразу после него [Во Лонг Тэ 1974: XXV]. Эти параметры совпадают с характеристиками текстов ТТ/Куоктызям третьей группы, на которых мы остановимся ниже.

Таким образом, степень сохранности ксилографа VS.4 достаточно высока, она составляет 90,3% и приближается к показателям ксилографа ТТ/Тьинь-хоа - 94,4%. Это обстоятельство, а также самая ранняя среди печатных текстов ТТ/Куоктызям датировка делают данный ксилограф ценным источником для сопоставления [45] с текстом ТТ/Тьинь-хоа при переводе хроники. В 1974 г. в Сайгоне было опубликовано факсимиле Вводной главы и пяти глав Внешних анналов этого ксилографа вместе с переводом и комментариями Та Куанг Фата. Это издание также было использовано в нашей работе.

Вторая группа ксилографов ТТ/Куоктызям представлена экземплярами А.3 и Vhv.179. Фан Хуи Ле считает, что оба были напечатаны в г. Хуэ, в основном с тех же досок, с которых печатались издания первой группы. Главное, что отличает тексты первой и второй групп, - это незначительное изменение запретных знаков. Чтобы не вырезать заново еще вполне годные к использованию доски ТТ, резчики меняли начертание запретных иероглифов, что сводилось к соскабливанию продольной черты или поперечного ключа. Среди исправленных таким образом иероглифов встречаются имена императоров Нгуен Тхэ-то, Нгуен Тхань-то и Нгуен Хиен-то (эра Тхиеу-чи, 1841-1847), из чего следует, что, по всей вероятности, время печатания текстов ТТ/Куоктызям второй группы относится к началу правления Нгуен Зык-тонга (1848-1883).

Ксилограф А. 3 хранится в библиотеке Института иероглифического письма и, судя по шифру, принадлежит к фонду «старых» вьетнамских источников на ханвьете 31, которые были собраны в период работы в Ханое Французской школы Дальнего Востока (1900-1950). У кого этот текст был приобретен, неизвестно. Качество печати оценивается специалистами как высокое. Все главы в списке полностью сохранились без вставок; текст сброшюрован в четыре тома. Именно этот текст был положен в основу первого полного перевода хроники на современный вьетнамский язык, выполненного Као Хуи Зю и изданного в Ханое в 1967-1968 гг. под общей редакцией и с комментариями Дао Зуи Аня (этот перевод ТТ выдержал и второе издание [ТТ/Дао Зуи Ань 1972-1973]).

Другой ксилограф этой группы (Vhv.179) находится в библиотеке ханойского Института истории, сброшюрован в 9 томов. 20,4% его текста утеряно: полностью отсутствуют Вводная глава, пять глав Внешних анналов и две - главы Основных анналов» частично утрачены листы еще в трех главах (в одной из них они заменены на рукописные копии). [46]

Третью группу составляют ксилографы А.2694 (библиотека Института иероглифического письма) и HV. 118 (библиотека Института истории). Качество печати заметно ниже, на оттисках с некоторых старых досок заметны трещины, число новых досок растет, достигая в некоторых главах 20%, - все это говорит о более поздней датировке этих изданий. В связи с тем, что в ксилографах появляются исправленные таким же, как и во второй группе, способом запретные знаки - имена императора Нгуен Зык-тонга - предположительно время печати этих экземпляров определяется как конец эры Ты-дык (1848-1883).

Ксилограф HV.118 Института истории сохранился полностью, в то время как экземпляр Института иероглифического письма - на 68,0%.

Наконец, к четвертой группе отнесено ксилографическое издание из библиотеки Института иероглифического письма под шифром Vhv. 1499/1-11. По самому низкому среди известных во Вьетнаме ксилографических текстов ТТ качеству оттисков, наибольшему количеству неточностей и разночтений, которые возникали в результате ошибок переписчиков и резчиков при изготовлении новых досок, этот текст условно датируется концом правления Нгуен Зык-тонга. Сразу после его смерти в 1884 г. начали изготавливать печатные доски для издания КМ - государственной хроники династии Нгуен, призванной заменить ТТ династии Поздние Ле. В этом случае, как отмечает профессор Фан Хуи Ле, отпадала необходимость в дальнейшем тиражировании и использовании ТТ в Школе сынов отечества [Фан Хуи Ле 1988: 21]. Но это было в теории, а на практике дело могло обстоять несколько иначе. Для того чтобы вырезать на досках, проверить, напечатать и распространить среди учащихся конфуцианских школ достаточное количество экземпляров КМ, требовались не один год и даже не одно десятилетие напряженной работы. Вполне вероятно, что в г. Хуэ и после 1884 г. продолжалось печатание летописи ТТ со старых досок. В пользу этого предположения говорит и несколько иной, чем в текстах ТТ/Куоктызям второй и третьей групп, принцип записи запретных знаков. Хотя к числу табуированных знаков отнесены имена четырех первых императоров династии Нгуен - от Нгуен Тхэ - то до Нгуен Зык-тонга, в изменении их начертаний более не наблюдается единства. Например, иероглиф, обозначающий имя Нгуен Зык-тонга, из начертания которого прежде (надо полагать, во время его правления) стирался ключ слева, в ксилографе Vhv. 1499 встречается лишь с удаленной из этого ключа [47] продольной чертой. А в главах XVIII и XIX Основных анналов некоторые императорские имена сохранены в запретном написании. Это подтверждает вероятность выхода текста в период после эры Ты-дык (1848-1883), когда запреты на употребление табуированных государственных знаков были существенно слабее. В настоящее время этот текст хранится в Ханое в виде 11 томов, в которых недостает четырех глав (Вводная глава, главы I-III Основных анналов); это соответствует 13,7% общего объема ксилографа.

Наборное издание ТТ/Хикида Тошиаки

Чан Ван Зяп и Чэнь Цзин-хэ выделяют ТТ/Хикида Тошиаки (Dan dien Loi chuong - вьетнамское чтение иероглифов, составляющих фамилию японского профессора Токийского университета, издавшего в 1884 г. этот текст) как самостоятельный вариант ТТ. Внешние параметры этого списка существенно отличаются от ксилографов ТТ/Тьинь-хоа и ТТ/Куоктызям. Для печати была использована прозрачная китайская бумага формата 26*15 см, текст издан в трех томах. Японские издатели добавили три собственных предисловия, из которых следует, что данный текст был набран с ксилографа ТТ, подаренного киньлыокшы (наместником) г. Ханоя Нгуен Хыу До японскому офицеру - члену военной миссии во время посещения Вьетнама (так называемый список Тэнри, вьет. Тхиен-ли). По возвращении в Японию офицер передал текст в Токийский университет. За предисловиями японских ученых следуют Вводная глава со стандартной структурой предисловий вьетнамских историографов и издателей и 24 главы Внешних и Основных анналов.

При издании ТТ Хикида Тошиаки внес изменения в названия разделов хроники: раздел «Внешние анналы» (нгоайки) обозначен как «Полные внешние анналы» (нгоайки тоан тхы, главы I-V), «Основные анналы» (банки) - как «Полные основные анналы» (банки тоан тхы, главы I-IX), «Основные анналы, правдивое повествование» (банки тхыклук) и большая часть «Продолжения основных анналов» (банки тукбиен) обозначены как «Продолжение основных анналов» (банки тукбиен, главы X-XVIII), а заключительную главу (XIX) раздела банки тукбиен, написанную Ле Хи и Нгуен Куи Дыком, Хикида Тошиаки назвал «Продолжением, включенным позже» (тукбиен чуизя).

Сводное с разночтениями издание хроники вышло в Японии в середине 80-х годов прошлого века под редакцией профессора [48] Чэнь Цзин-хэ [ТТ/Чэнь Цзин-хэ 1984-1986]. Основой для этого издания послужил наборный текст 1884 г. (ТТ/Хикида Тошиаки 1884].

* * *

В парижских фондах хранится еще несколько экземпляров ксилографических изданий ТТ:

- НМ.2197 А/1-7 - в библиотеке Азиатского общества в Париже;

- А.31 vietnamien - в Национальной библиотеке;

- А.102 vietnamien - в Национальной библиотеке;

- VIET./A.Hist.1 - в библиотеке Французской школы Дальнего Востока.

Нам почти ничего не известно об этих ксилографах. Очевидно, они были переданы в библиотеки из личных фондов французских востоковедов А. Масперо, П. Пельо и С. Мадроля. Научное описание этих ксилографов никогда не публиковалось, и можно лишь предположить, что скорее всего они были напечатаны в XIX в. Из «Каталога иероглифических источников», изданного совместно ханойским Институтом иероглифического письма и Французской школой Дальнего Востока, можно узнать только то, что текст из собрания А. Масперо (НМ.2197 А/1-7), как и экземпляр П. Демьевиля (ТТ/Тьинь-хоа) являются самыми полными из хранящихся в Париже [Зи шан Хан Ном 1993, т. 1: 528]. Помимо оригинальных текстов в Париже хранятся микрофильмы некоторых ханойских списков ТТ, которые были отсняты накануне передачи вьетнамской стороне библиотечных фондов Французской школы Дальнего Востока (например, под шифром MF.54 хранится микрофильм ксилографа А. 3) [Зи шан Хан Ном 1993, т. 1: 527].

* * *

При обращении к «Полному собранию исторических записок Дайвьета» историкам и текстологам необходимо учитывать то обстоятельство, что этот летописный свод более четырехсот лет распространялся исключительно в рукописных копиях. В результате многочисленных переписываний неизбежно появлялись и бессознательные ошибки, лишь частично исправленные издателями конца XVII в., и осознанные изменения, история которых совершенно не изучена ввиду отсутствия ранних версий текста. При работе с [49] текстом ТТ затруднения вызывают даже относительно простые случаи: многочисленные перестановки в тексте, замены иероглифов на омофоны, употребление нестандартных начертаний знаков, которые графически могут совпасть с иероглифами письменности тьыном. Все это, естественно, затрудняет понимание и перевод хроники. Сталкиваясь с аналогичными проблемами, исследователи письменного наследия Китая имеют возможность обратиться к комментаторской и справочной литературе, как современной, так и древней. В случае с вьетнамскими текстами ситуация принципиально иная. Традиция подробного комментирования текста здесь не сложилась в древности и не развивалась в средние века, только в самом конце XVIII в. вьетнамские книжники начинают применять методы цинской филологии. Не всегда удается и сопоставить свое понимание текста с переводом хроники на современный вьетнамский язык, так как многие сложные для понимания места вьетнамские переводчики фактически обходят, предлагая читателю фонетическое воспроизведение иероглифики средствами куокнгы 32.

Структура ТТ

Согласно традиционным представлениям, первые главы ТТ были написаны Ле Ван Хыу к 1272 г., а заключительным этапом создания хроники можно считать завершение в 1697 г. составления Ле Хи и Нгуен Куи Дыком разделов, посвященных правлению императоров Ле Хуен-тонга (1663-1671) и Ле Зя-тонга (1672-1675). В том же году было издано распоряжение о ксилографическом издании всех двадцати пяти глав ТТ [ТБ/А.1415, к. 20: 18a-18b].

Хроника состоит из Вводной главы и основного текста, структурно разделенного на две части: Внешние анналы (нгоайки) и Основные анналы (банки).

Вводная глава включает четыре предисловия XV-XVII вв., раздел «Пояснения», оглавление и конспективное изложение истории Вьетнама с древности до начала XV в.:

Дайвьет шы ки тукбиен ты («Предисловие к "Продолжению записей исторических записок Дайвьета"»), написанное Ле Хи в 1697 г.; [50]

Дайвьет шы ки тукбиен тхы («Докладная записка [по поводу завершения] "Продолжения записей исторических записок Дайвьета"»), написанная Фам Конг Чы в 1665 г.;

Дайвьет шы ки нгоайки тоан тхы ты («Предисловие к Внешним анналам "Полного собрания исторических записок Дайвьета"»), написанное Нго Ши Лиеном в 1479 г.;

Тиен Дайвьет шы ки тоан тхы биеу («Прошение о представлении [на Высочайшее имя] "Полного собрания исторических записок Дайвьета"»), написанное Нго Ши Лиеном также в 1479 г.;

Тоан ту Дайвьет шы ки тоан тхы фате («Пояснения [к правилам] составления "Полного собрания исторических записок Дайвьета"»), написанное Нго Ши Лиеном, и Тукбиен фамле («Продолжение пояснения»), принадлежащие кисти составителей ТТ конца XVII в.;

Дайвьет шы ки ки ниен муклук («Оглавление погодной хронологии "Исторических записок Дайвьета"»), составленное Ле Тунгом в 1514 г.

ТТ/Тьинь-хоа включает, кроме того, принадлежащее кисти Ле Тунга Вьет зям тхонг кхао тонглуан («Общее рассуждение к всеобщему обозрению зерцала вьетской [истории]»); в одном из списков ТТ/Куоктызям (VS - 4, см. выше) «Общее рассуждение» помещено в конце хроники.

Внешние анналы состоят из пяти глав, Основные анналы - из девятнадцати глав, которые делятся на следующие три раздела:

- Полные основные анналы (банки тоан тхы) - главы 1-Х;

- Основные анналы, правдивое повествование (банки тхыклук) - главы XI-XV;

- Продолжение основных анналов (банки тукбиен) - главы XVI-XIX.

Эта структура окончательно оформилась к 1665 г., после того как Фам Конг Чы завершил свой этап работы над хроникой - составил главы «Продолжения основных анналов» (с 1533 по 1662 г.) и отредактировал предыдущие разделы.

В первый том настоящего издания вошли три главы хроники: Вводная и две первые главы Внешних анналов. В самом тексте ТТ Вводной главы как раздела со своим заглавием нет. Предисловия составителей, оглавление и другие документы, каждый со своей пагинацией, просто предваряют текст летописи. Но в научной литературе Дальнего Востока давно сложилась традиция объединять эти документы в самостоятельный раздел (вьет. куентху, кит. цзюаньшоу) для удобства цитирования и отсылок. Поскольку этот прием широко применяется в переводах памятника на вьетнамский [51] язык и даже в изданиях его оригинального текста, мы также ввели этот раздел.

Предисловия расположены в порядке, обратном хронологии (предисловие, написанное последним, стоит в тексте первым) и построены по стандартной схеме: небольшой теоретический пассаж о значимости исторических сочинений со ссылками на китайскую классику и наиболее известных представителей жанра, перечисление предшественников и оценка их вклада в создание ТТ, описание собственного раздела и обоснование некоторых решений, связанных главным образом с делением хроники на главы и оценкой исторической роли того или иного персонажа.

Первая глава Внешних анналов была составлена Нго Ши Лиеном в 1479 г. и охватывает время с 2879 по 208 г. до н. э. В ней приведены сведения о родах Хонг-банг и Тхук, включающие описания правления Киньзыонг-выонга, Лак-лонг-куана, восемнадцати поколений Хунг-выонгов и Анзыонг-выонга. Основу главы составляют легендарные сведения о первых правителях рода Хонг-банг и предания о чудесном ребенке из Фудонга, о соперничестве Духа Гор и Духа Вод, о Золотой Черепахе - Ким Куи, о непобедимом воине Ли Онг Чонге, любви Ми Тяу и Чонг Тхуи. Отредактированные Нго Ши Лиеном, они приобрели вид исторической хроники.

Вторая глава (наряду с главами III-V Внешних анналов и I-IV Основных) представляет собой древнейший пласт собственно хроники и восходит к сочинению Ле Ван Хыу, которое было закончено к 1272 г. Она включает период с 207 по 111 г. до н. э. Эти 97 лет стали временем правления пяти представителей рода Чиеу. Первый из них, Чиеу Да, основатель династии, правил 71 год, оставив заметный след в истории страны как авторитетный политик, умевший с помощью войны и дипломатии обеспечить независимость от могущественной Ханьской империи. Затем последовательно правили потомки Чиеу Да: Ван-выонг, Минь-выонг, Ай-выонг и Тхуатзыонг-выонг.

Таким образом, хронологические рамки двух первых глав охватывают более двух с половиной тысяч лет древнейшей и древней истории Вьетнама (с 2879 по 111 г. до н. э.).

* * *

Перевод с ханвьета выполнен: Вводная глава - А. В. Никитиным, первая и вторая главы - К. Ю. Леоновым и А. В. Никитиным. Комментарий написан переводчиками и А. Л. Федориным: [52] вступительная статья - К. Ю. Леоновым при участии В. И. Антощенко, А. В. Никитина и М. Ю. Ульянова. Приложение «Участники создания ТТ» подготовлено А. Л. Федориным и К. Ю. Леоновым. Кроме того, А. Л. Федорин разработал правила передачи имен и терминов, составил Список сокращений, Библиографию и Указатели, а также осуществил научное редактирование всего тома.

Авторы выражают глубокую благодарность М.Н. Ткачеву за ценные замечания, позволившие существенно улучшить качество перевода глав ТТ, вошедших в первый том. [53]

ПРАВИЛА ПЕРЕДАЧИ ИМЕН, НАЗВАНИЙ И ТЕРМИНОВ, ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ТЕКСТА ТТ

1. При передаче вьетнамских имен, названий и терминов, не подлежащих переводу, используются следующие правила:

1.1. Все иероглифы транскрибируются на вьетнамский язык в соответствии с китайско - вьетнамским словарем Дао Зуи Аня [Дао ЗуиАнь 1957].

1.2. При передаче вьетнамских слогов стоящие в начале слогов буквы и буквосочетания, означающие твердые согласные звуки, передаются следующим образом:

b

c

d

d
(с чертой)

g

h

k

l

m

n

q

б

к

з

д

г

х

к

л

м

н

к


r

s

t

v

x

ph

tr

kh

ng

th

ж

ш

т

в

с

ф

ч

кх

нг

тх

1.3. Буквосочетания, стоящие в начале слогов, которые обозначают мягкие согласные (gi, nh, ch), передаются либо путем добавления к соответствующим русским буквам мягкого знака (зь, нь, ть), либо, когда это возможно, путем замены следующих за ним букв. Например: ty = ти, chi = тьи; но ta = та, cha = тя.

1.4. Буквы и буквосочетания, обозначающие слогообразующие гласные, передаются в соответствии с нижеследующей таблицей (*** - здесь так обозначены варианты написания с диакритикой - OCR):

 

а, ***

е, ***

i, y

о,***

u

u
(u с точкой)

ie

оа, ***

После твердых

а

э

и

о

у

ы

иэ

оа

После мягких

я

е

ьи

ьо

ю

ьы

ьиэ

ьоа


 

oe

ua

ue

uo

uy

uye

uo
(u с точкой)

После твердых

оэ

уа

уэ

уо

уи

уе

ыо

После мягких

ьоэ

юа

юэ

юо

юи

юе

ьыо [54]

1.5. Буквы и буквосочетания в конце слогов, обозначающие согласные или неслогообразующие гласные звуки, передаются в соответствии со следующей таблицей:

а

с

ch

i

m

n

ng

nh

o

р

t

u

y

а

к

ть

й

м

н

нг

нь

о

п

т

у

и

1.6. В случае необходимости различие между q и с в слогах типа qua и cua передаются путем постановки ударений (соответственно куА и кУа).

1.7. Слог viet порядке исключения транскрибируется как вьет.

1.8. Предлагаемая система передачи вьетнамских слогов, с одной стороны, максимально приближена к их звучанию, а с другой - в большинстве случаев позволяет различать близкие по звучанию слоги. Остаются непереданными тоны, а также различия между: а, ***; е, ***; о, ***.

2. Географические названия пишутся слитно, с большой буквы. Если в них присутствует третий иероглиф, обозначающий очевидные вещи - страны света, левый - правый, внешний - внутренний, старый - новый и т.п., то он переводится: например, Левый Тханьоай.

3. Географические детерминативы са (кит. шэ ***) и хуен (кит. сянь ***) и с китайского, и с вьетнамского языка всегда переводятся соответственно как «община» и «уезд».

4. Прочие географические детерминативы (тхон, an, дао, куан, тинь, чан, фу и т.п.) переводятся с обязательным дополнением их транскрипцией: например, область - цзюнь, провинция - тинь, округ - дао, селение - тхон и т.д.

5. Вьетнамские имена передаются по слогам, раздельно, каждый слог с прописной буквы (Нгуен Ван Чой).

6. Имена буддийских и даосских монахов (употребляемые без фамилий) пишутся как обычные двусложные имена (Ты Ло, Ман Зяк).

7. Храмовые имена императоров пишутся с прописной буквы через дефис: например, Ле Тхань-тонг, Нгуен Тхэ-то.

8. Именные титулы знатности пишутся следующим образом: именная часть титула (слитно), дефис, название титула (курсивом, слитно): например, Тай-выонг, Зунг-куокконг, Тхуатзыонг-хау.

9. Названия эр правления пишутся: двусложные - с прописной буквы, курсивом, через дефис: Кань-хынг, Хонг-дык; многосложные - курсивом, с разделением на двусложные смысловые компоненты, каждый из компонентов через дефис и отдельно от [55] остальных, первый из компонентов с прописной буквы: Тхиен-кам тьи-бао.

10. Неименные титулы, должности, почетные звания и т.п., оставленные без перевода, пишутся со строчной буквы, курсивом, слитно (без разделения дефисом): дайтыонг, тьыонгко. Сложные титулы и названия должностей, являющиеся соединением нескольких названий или титулов, разделяются на соответствующее число компонентов, каждый из которых не соединяется с другими дефисами и пишется со строчной буквы: тхыонгтхы Министерства назначений, тхиеубао, Кам-куанконг, чиши Нгуен Хау Куен. Добавка к должности pho всегда переводится как «заместитель».

11. Названия архитектурных и культовых сооружений, армейских подразделений и т.п. пишутся с прописной буквы, слитно (без разделения дефисом), они могут быть частично переведены с применением принципа «третьего иероглифа» (см. п. 2): Тхайбинь, отряд Правый Воуи.

12. Названия учреждений, как правило, переводятся; названия должностей чиновников в этих учреждениях, как правило, не переводятся.

13. Циклические обозначения времени в календаре передаются транскрипцией со строчной буквы, курсивом: день мао, час тхин. Двойные циклические обозначения годов пишутся через дефис, курсивом: год динь-зау.

14. Названия вьетнамских мер и весов, денежных единиц и другие непереводимые термины пишутся слитно, со строчной буквы, курсивом.

15. Обычно во вьетнамских исторических текстах используются два относительных размера иероглифов (большие и малые). Первые означают основной текст, вторые - разного рода примечания составителей. Текст, написанный малыми иероглифами, выделяется угловыми скобками.

16. Комментарии авторов выделяются отступом.

17. Квадратные скобки обозначают, что заключенный в них текст добавлен переводчиками для связности перевода. Вне рамок основного текста перевода в квадратные скобки заключены библиографические ссылки.

18. Цифрами на полях и знаком // в тексте обозначается пагинация страниц ксилографа ТТ/Тьинь-хоа. При ссылках на этот источник приняты следующие сокращения: TL-титульный лист, QT - Вводная глава (куентху), NK - Внешние анналы (нгоайки), ВК - [56] Основные анналы (банки). Далее идет номер главы (для Внешних или Основных анналов) или номер по порядку части Вводной главы, затем - номер страницы. Например, QT-1: 2а означает, что речь идет о странице 2а первой части Вводной главы (Предисловия Ле Хи). При цитировании хроники КМ приняты следующие сокращения: ТВ - Предварительное повествование (тиенбиен), Главное повествование (тьиньбиен).


Комментарии

1. Куокнгы - современное вьетнамское латинизированное письмо, созданное католическими миссионерами в первой половине XVII в.

2. Биографические сведения об упомянутых здесь и далее авторах ТТ даны в Приложении («Участники создания ТТ»).

3. Подробнее о мировоззрении Ле Ван Хыу см. [Ха Ван Тан 1977: 136-143; Данг Дык Тхи 1994: 207-221].

4. Хокши - должность чиновника пятого ранга второго класса в Академии Ханлам или в Восточных палатах [Фан Хул Тю 1957: 66-69; Ле Ким Нган 1963: 47-48].

5. Академия Ханлам - аналог китайской Академии Ханьлинь (букв. «Академия леса кисточек [для письма]»), появившейся при династии Тан, в правление Сюань-цзуна (712-756). Когда подобное учреждение было образовано во Вьетнаме, точно неизвестно, но при династии Поздние Ли (1010-1225) оно уже существовало. Главной функцией Академии была подготовка проектов всех основных государственных документов, которые потом проверялись и исправлялись в Восточных палатах и переписывались и обнародовались в Центральной канцелярии [Фан Хуи Тю 1957: 69; Ле Ким Нган 1963: 2, 4, 15, 45, 46, 48, 104-108, 110, 117].

6. Цит. по [Фан Хуи Ле 1993: 14].

7. До Ань By - в 1138-1158 гг. регент при императоре Ли Ань-тонге (прав. 1138-1173), вступившем на престол в возрасте трех лет; фактически являлся правителем страны в этот период.

8. Вуа-тюа (вьет, vua-chua) - означает «император - правитель»; в исторической литературе этим термином обозначается существовавшая в Дайвьете в XVI-XVIII вв. система наследственного правления верховных правителей (тюа) из рода Чинь при сохранении фактически полностью лишенных власти вуа (императоров) династии Поздние Ле.

9. Во вьетнамской традиции описания книг два первых из четырех разделов китайской библиографической системы - «Классика» (кинь ***) и «Исторические сочинения» (шы ***) - порой объединялись в один раздел - «Классика и история» (***).

10. Высокую степень концентрации комментариев можно пытаться объяснить и иначе. См. [Уолтере 1976].

11. Такой же точки зрения придерживается авторитетный современный вьетнамский исследователь Ха Ван Тан [Ха Ван Тан 1977: 134].

12. Иероглифический текст предисловия см. [Чан Ван Зяп 1970-1990, т. 1: 123]. Сочетание «van tich vi cu» мы понимаем как «книг не существовало, записи не велись» исходя из общего смысла контекста и всего предисловия, хотя дословный перевод выглядел бы так: «книг и записей еще недостаточно».

12. Иероглифический текст предисловия см. [Чан Ван Зяп 1970-1990, т. 1: 123]. Сочетание «van tich vi cu» мы понимаем как «книг не существовало, записи не велись» исходя из общего смысла контекста и всего предисловия, хотя дословный перевод выглядел бы так: «книг и записей еще недостаточно».

13. Этот стихотворный сборник фигурирует под разными названиями [Чан Ван Зяп 1970-1990, т. 1:79].

14. Подробнее о «героических стихах» см. [Нгуен Минь Тыонг 1997: 425-426].

15. См. примеч. 2 к переводу второй главы Внешних анналов ТТ.

16. Попытки такого рода предпринимаются и современными вьетнамскими исследователями. См., например, [Нгуен Куанг Нгок 1998: 188-189].

17. Ксилографом работы Данг Суан Банга мы не располагаем. Предисловие к его работе цитируется по [Чан Ван Зяп 1970-1990, т. 1: 158-162].

18. Тьыном (вьет. chu Nom) - вьетнамское иероглифическое письмо, в котором иероглифы используются в качестве фонетических знаков для записи вьетнамской речи.

19. Подробнее о вьетнамском конфуцианстве XV в. см. [Фан Дай Зоан 1997].

20. В биографии Ле Тунга из работы Фан Хуи Она, посвященной лауреатам экзаменов, его сочинение названо «Общее рассуждение [по поводу] истории Вьета» - Вьет шы тонг луан [Фан Хуи Он/А.485, к. 3: 79b].

21. Тхамтунг - высшее должностное лицо аппарата гражданских чиновников (см. примеч. 38 к Вводной главе).

22. Подробнее см. [Деопик 1994: 240-245].

23. Перевод этих двух выражений близок: «издание, [напоминающее] залатанную одежду [монаха]».

24. Подробнее см. [Леонов 1993].

25. См., например, [Ле Тхань Лан 1988].

26. Внутренние палаты (Нойкак) - собрание всех гражданских чиновников при правительстве тюа Чинь. По данным ТТ, ЛЧТК, КМ, впервые было созвано в резиденции тюа в 1673 г., затем стало собираться регулярно [ТТ/Тьинь-хоа, ВК - XIX: 35а; JIЧТК/Vhv.l321, к. 1: 8b; KM/A.2674, СВ - XXXIII: 36а]. Вопрос о времени появления Внутренних палат был центральным в ходе специальной дискуссии во Вьетнаме о времени создания ТТ/Тьинь-хоа. Подробнее см. [Фан Хуи Ле 1993: 43-50].

27. Здесь и далее ссылки даются на территориально - административное деление Вьетнама по состоянию на начало XIX в. [Тэн ланг са 1981].

28. Вопрос о том, считать ли печатное издание ранних разделов государственной хроники 1800 г. под редакцией Нго Тхи Няма одним из списков ТТ, во вьетнамской текстологии еще окончательно не решен. Чан Ван Зяп и Чэнь Цзин-хэ однозначно относили это произведение к традиции составления и издания ТТ [Чан Ван Зяп 1970-1990, т. 1: 73; ТТ/Чэнь Цзин-хэ 1984-1986, т. 1: 15]. Профессор Фан Хуи Ле достаточно противоречиво заявляет: «Хотя это (Дайвьет шы ки тиенбиен) - другое сочинение, с иной структурой по сравнению с Дайвьет шы ки тоан тхы, но автор опирался и во многих случаях цитирует целые фрагменты Дайвьет шы ки тоан тхы» [Фан Хуи Ле 1998: 201].

29. В 1958 г. Французская школа Дальнего Востока передала ДРВ свои библиотечные фонды (в том числе около 3500 наименований старых книг). В 1960 г. было решено собрать в Центральной научной библиотеке фонды иероглифических изданий из разных библиотек и хранилищ: Ханойского университета, Министерства просвещения, Архивного управления, Отдела образования провинции Хадонг, Ванмиеу, Общества распространения знаний и нравственности, некоторых личных собраний (например, Хоанг Суан Хана). Приобретались книги и у частных владельцев. Основная часть новых фондов современного Института иероглифического письма, среди которых и единицы хранения с шифром Vhv., была сформирована в 1960-1979 гг., но и в последующие годы они продолжали пополняться [Чан Нгиа 1993:22,42].

30. Фам Куинь (1892-1945) - известный литератор и политический деятель, издатель просветительского журнала Намфонг; занимал министерские посты в правительстве последнего императора династии Нгуен - Бао-дая (1925-1945).

31. Ханвьет - вьетнамизированная версия вэньяна, использовавшаяся во Вьетнаме до введения латинизированного письма как официальный язык государственных документов; на нем же вьетнамские авторы писали подавляющее большинство литературных, исторических, философских и прочих произведений вплоть До начала XX в.

32. Главы хроники, включенные в этот том, переводились на современный вьетнамский язык четырежды [ТТ/Дао Зуи Ань 1972-1973; ТТ/Мак Бао Тхан 1964; ТТ/Та Куанг Фат 1974; ТТ/Фан Хуи Ле, Нго Дык Тхо 1993]. Возможно, имея в виду чрезвычайную близость этих переводов, справедливее говорить о четырех редакциях одного.

Текст воспроизведен по изданию: Полное собрание исторических записок Дайвьета (Дайвьет шы ки тоан тхы). Том 1. М. Восточная литература. 2002

© текст - Никитин А. В., Леонов К. Ю. 2002
© сетевая версия - Strori. 2011
© OCR - Иванов А. 2011
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Восточная литература. 2002

Водосточные системы

Дополнительный доход - водосточные системы. Продажа авто, запчастей.

mobils.by