ТАЙНЫЙ НАКАЗ,

данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и записки Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции.

ЗАПИСКИ ПОСЛАННИКОВ ПЕТРА ПОТЕМКИНА И СЕМЕНА РУМЯНЦОВА.

Мая в 30-й день, сказывал Посланникам Пристав Францышка де-Лира, о чем вы Посланники со мною наказывали, и о том он Королевского Величества Ближним людям сказывал; а Ближние люди Королевского Величества докладывали. И велели вам Королевские Величества сказать: Для Великого Государя вашего Его Царского Величества братской дружбы и любви до Французского первого порубежного города подводы вам готовы Королевского Величества сколько надобно; и Пристав с вами будет [2] прежний, Депунтальский Воевода Дон Бенита, который с вами из Портомории ехал до Мадрида, да с ним послан будет Королевского Величества дворянин, чтоб к Вашему приезду везде дворы были готовы. Да вам же Королевские Величества пожаловали, велели дать корм в дорогу, на четыре недели, против того ж как в Мадриде дано.

Да Королевское Величество велели вам объявить, как вы из Мадрида поедете и вам бы изволить заехать в кляштор в Скурьяль (Ескуриял) и посмотреть того кляштора и всякого в нем строения, где Ишпанского Государства Короли лежать, а то место в Ишпанском Государстве славное, а которые послы в Ишпанском Государстве бывают от всех Великих Государей Христианских и те послы по Королевскому указу того места не смотря не проезжают. А вы о том как изволите?

Посланники говорили: На милости Великого Государя вашего, и Великой Государыни вашей, Их Королевских Величеств, челом бьем, что для Великого Государя нашего Его Царского Величества братской дружбы и любви нас жаловали в Государстве их: с приезда и до сего времени жили, и ныне Их Королевское Величество с всякой достойной честью жалуют нас, отпускают. А как аж даст Бог будут у Великого Государя нашего, у Его Царского Величества послы или Посланники Великого Государя вашего Его Королевского Величества в великом в Российском Царствии и им также от Великого Государя нашего, Его Царского Величества, всякая достойная честь будет, а что Великая Государыня ваша И Великий Государь ваш их Королевское Величество соизволили нам ехать в кляштор во Скурьяль и всякого строения в нем смотреть, и то буди на Их Королевских Величеств воле, как они Государи изволит, а мы в тот кляштор Скурьяль ехать готовы. Июня в 7-й день поехали из Мадрида Стольник [3] Петр Иванович Потемкин и Дьяк Семен Румянцов со всеми посольскими людьми; с королевскими каретами приезжал по них Пристав Францышка де-Лира с братом Мануилом. Кареты были королевские теж, в которых приезжал Пристав встречать на приезде.

И отъехав от Мадрида верст с пять, Пристав говорил: Рад бы он провожать их Посланников до Скурьяла, только не возможно, потому что у него много прибыло посольских дел вновь, и в том бы им на него пожаловать не покручиниться; а в тож время приехал прежний Пристав Дон Бенита, которому по указу Королевского Величества велено ехать с Посланниками до Французского рубежа, и Пристав Францышка, простись с Посланники и со всеми посольскими людьми и отпустив Посланников, поехал в Мадрид; а Посланники сели в королевские путные кареты поехали в кляштор во Скурьял. Со Стольником Петром Ивановичем в корете сидел сын его Степан, да Пристав Дон Бенита, да переводчик Иван Госенц; в другой карете Дьяк Семен Румянцев, да с ним два человека дворян; а в тех в двух каретах возницы и возники были королевские, в третьей королевской карете три человека дворян; в четвертой карете два священника да подьячие.

А посольские люди ехали все верхами, и отъехав от Мадрида три мили, ночевали в селе Ряулове.

Июня в 8-й день приехали в Скурьял. И того ж числа Посланники во Скурьяде кляштора и всякого костельного строении смотреть ездили, а каково в том кляшторе строенье, и о том писано ниже сего.

Июня в 9-й день, отъехав от Скурьяла две мяли, ночевали в селе Модораме.

Июня в 10-й день от села Модорама Посланники и все посольские люди поехали верхами, для того что в каретах ехать было не мочно: горы каменные великий, словут Модорама. Кареты и телеги большие везли на быках; рухлядь [4] всякую перекладывали в малые одноколесные тележки, и везли на восьми и десяти быках, потому что безмерно те горы высоки; а от тех гор отъехав, стояли в местечке Виле-Кастилиа. Июня в 11-й день стояли в селе Соянове. Июня в 12-й день стояли в селе Боллестилии.

Июня в 13-й день приехали в город Фаледолид. (Валладолид).

Того ж числа приезжал к Стольнику Петру и к Дьяку Семену Воевода Фаледолитский и говорил с великим прошением, чтоб они Посланники посмотрели у них в городе всякого строения и королевского двора и сада. Посланники говорили: На приятстве твоем, что к нам приехал, кланяемся; а мешкать нам здесь не возможно.

Того ж числа, приезжал к Посланникам Дюка Антоши, Динахра, да с ним маркез и многие градские начальные люди и говорил: чтоб вы Царского Величества Посланники изволили посмотреть в городе Фаледолиде королевского потешного двора и сада.

Посланники говорили: Хотя было и не мочно нам мешкать, а для вашего приятства и прошенья двора королевского и сада будем смотреть.

И Стольник Петр и Дьяк Семен двора королевского и сада смотреть ездили: в карете сидел Стольник Петр по правую сторону, а Дюка Антоний сидел по левую сторону. В другой карете сидел Дьяк Семен; подле него по левую сторону Маркез Лунис. Дворяне ехали в иных каретах.

На королевском дворе палаты многие, в саду воды взводные, травы сажены узорами; винограда и всяких деревьев много, на которых родятся винные ягоды, миндальные ядра, гранаты, яблоки, груши, лимоны, оранцы, оливки, цитроны, орехи грецкие, вишни и финичные деревья; кипариса множество. [5]

А как из сада Стальник Петр и Дьяк Семен поехали, провожал их Дюка Антоний, да Маркез Лунис, и воевода и многие дворяне до того двора, где они стояли.

Июня в 14-й день поехали Посланники из Фаледолида: провожали их воевода и дворяне Королевского Величества за город.

Июня в 15-й день стояли Посланники в городе Конкимоди.

Июня в 16-й день стояли в местечке селе Венкамиле.

Того ж числа поехали из местечка Венкамиля, и стояли в городе Бургусе.

Того ж числа, приезжал к Посланникам Бургуса города Воевода, Маркез, со многими дворяны, а говорил: Для Великого Государя вашего, Его Царского Величества братские дружбы и любви к Великому Государю нашему, к Его Королевскому Величеству, приехали к вам Посланником поклониться и ваше здоровье видеть.

Стольник Петр и Дьяк Семен им говорили: На вашем приятстве, что вы к нам приехали, почитаючи Великого Государя нашего, Его Царского Величества пресветлое имя, челом бьем.

Июня в 17-й день поехали Посланники из Бургуса; провожали их воеводы и дворяне Королевского Величества за город с версту.

Июня в 18-й день стояли в местечке Марраду-Девре.

Июня в 19-й день стояли в городе Виктории.

Июня в 20-й день стояли в местечке Арцывлесте.

Июня в 21-й день стояли в местечке Тонусе.

Июня в 22-й день стояли в местечке Виллафранке.

Июня в 23-й день стояли в местечке Толузе.

Июня в 24-й день стояли в местечке Аурсоне.

Июня в 25-й день приехали Ишпанского Государства в порубежный город Аирон и по указу Королевского Величества поставили Посланников на дворе королевском, а [6] заплаты по указу Королевского Величества за тот двор имать с них не велено; покамест будут стоять в том городе Аироне.

Того ж числа приезжал города Аирона Воеводе к Стольнику Петру и к Дьяку Семену, а говорил: по указу Королевского Величества велено вам Царского Величества Посланникам всякую честь чинить и оберегать вашего здоровья мне, покамест будете в городе Аироне.

Стольник Петр и Дьяк Семен ему Воеводе говорили: За милость Королевского Величества челом бьем, что Великого Государя нашего Его Царского Величества для братской дружбы и любви велели нас оберегать тебе Воеводе со всякой достойной честью, и, если даст Господь Бог, увидим Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца и многих Государств и земель Восточных и Западных и Северных отчича и дедича и Наследника и Государя и Обладателя, Его Царского Величества пресветлые очи и о том о всем ему Великому Государю нашему Его Царскому Величеству известит.

 

о Дружбе Ипшанского короля, с которыми Государи Послы ссылается и которых Королей и Курфирство Послы и Резиденты по скольку лет в Ишпанском государстве живут.

С Папой Римским в дружбе и любви, потому что единоверны с ним; и Послы ссыпаются: Папины Послы в Ишпанском Государстве живут по три года; также и Короли Ишпанского Послы живут в Риме у Паша по переменам. [7]

С Цесарем Римским в крайней дружбе и любви, потому что Леопольдус Цесарь Римской Королеве Доне-Марианне де-Устрия брат родной, а Карлусу Королю дядя. Послы Цесарские в Ишпанском Государстве живут по семи лет.

Также Ишпанские Послы в Цесарской земле живут переменяясь.

Со Францужским Королем помирились, а любви совершенный с Ишпанским Королем у Францужского нет, хотя и во ближнем свойстве. За Людовиком нынешним Королем Францужским, Карлусу Ишпанскому нынешнему Королю сестра родная, а матери его Королеве Доне Марианне де-Устрии, падчерица и по смерти Ишпанского Короля Филиппа отца Карлуса Короля, зять его Людвих Король Францужский наступя на него внезапу с великим войском; а было де с ним двадцать тысяч конных, да тридцать тысяч пеших людей, и многие города у него поимал во Фландрской земле. Сказывали Приставы Стольнику Петру и Дьяку, Семену, что близко половины Фландерские земли завладел Францужский Король у шурина своего Ишпанского Короля, и если бы де не прислали Послов своих Папа Римский и Цесарь Римский и Король Английский и Голландские Статы, ко Францужскому Королю о том, чтоб больше того на Ишпанского Короля не наступал, и помирили его с Ишпанским Королем. А большие мировщики были Голландцы для себя, потому Фландерская земля сошлась с Нидерландской землею, и если бы Францужский Король завладел всею Фландерской землею, стал бы он доступать и Нидерландской земли. А для того де войною и ходил Король Францужский на шурина своего на Ишпанского Карлуса Короля: как женился у отца его, у Филиппа Ишпанского Короля, на дочери, Францужский Лудвих Король, и приданое ему не все было дано и он за то приданое тою Фландерскою землею хотел всею завладеть.

Да и то в Ишпании от Приставов Стольник Петр [8] и Дьяк Семен слыхали: Хотя де ныне Карлус Король и помирился с зятем своим со Францужским Королем и многих городов во Фландерской земле ему поступился, а Король де Францужский в вечном мире и в любви с Карлусом Королем никогда не будет: помешкав немногое время, да и станет искать того, чтобы за что мирное постановление разорвать.

С Королем Английским в дружбе и в любви и Послы ссылаются. Английские Послы в Ишпанском Государстве живут погодно, также и Ишпанские земли Послы бывают почасту в Английской земле.

С Португальским Королем была война двадцать семь лет и в прошлом во сто семьдесят шестом (1668) годе помирился Ишпанский Король с Португальским, на перемирные На двадцать на семь лет, а посредником меж их был Английский Король, и мирил их Английского Короля Посол, потому что родная сестра Португальского Короля за Английским Королем.

А прежде сего та Португальская земля была под державою Ишпанских королей, и послан был наместником в ту Португальскую землю от Ишпанского Короля великородный человек Дук в столицу Лизбон; и будучи тот Дук в Португальской земле многие лета, великими пожитки обогатился, потому что в Восточной Индии острова иногие были за Ишпанским Королем. Золото и жемчуг и всякое каменье драгое из той Восточной Индии, с островов в Португальскую землю приходило, а из Португальские в Ишпанскую. И тот Дюк отложился от Королей Ишпанских со всею Португальскою землею и учинили того Дюка Португальского государства всяких чинов люди Королем Португальским. И с тех мест, по сто семьдесят шестой год бился Король Португальский с Ишпанским Королем, а Ишпанскому Королю помогал Цесарь Римский, присылал к нему служилых людей на помощь, и боя великие были меж ими на море и на сухом пути. [9]

А учинить было Ишпанскому Королю над Португальским Королем того не мочно, чтоб Государства Португальского доступить, потону горы каменные великие меж Ишпанского Государства и Португальские земли разошли до моря. А ныне в Португальской земле того Дука, который отложился от Ишпанскаго короля сын его меньшой Королем; а большой его сын был же Королем в Португальской земле, и в прошлом во сто семьдесят шестом году, от Королевства отбыл за увечьем: храм был и глух. И брат его Король дал ему дом и людей, и всякий покоя, и корм учинил.

С Польским Королем Ишпанский Король в дружбе и в любви и Послы ссылаются.

С Князем Флоренским в дружбе и в любви и в ссылке. Послы Флоренского Князя по часту бывают у Ишпанского Короля.

С Князем Венецийским в дружбе и в любви. Послы Венецийские и Резиденты в Ишпанском Государстве живут по три года; Ишпанские Послы в Венеции бывают почасту.

Князя Пармского Послы в Ишпанском Государстве живут по шести лет.

Голланских Статов Послы в Ишпанском Государстве живут по четырнадцати ле. Купецкие люди Голланско земли живут в Ишпанском Государстве домами, во многих городах, и промыслы у них и торги в Ишпанской земле великие.

С Турецким Салтаном у Ишпанских Королей ссылки бывают только не почасту, лет в пятнадцать и в двадцать; а дружбы де не бывало у Ишпанских Королей, с Турецким Салтаном никогда. Если прилучится Ишпанцу убить Турченина, и в великое свято почитают, если кто Турченина убьет. А буде жида возьмут на корабле, или на каторге, или Турчанина, то отдадут его на каторгу до [10] века: которые каторги ходят на море Ишпанского Короля, против воровских кораблей и каторг Турецких.

С Персидским Шахом в ссылке и в любви, и послы ссылаются, только не почасту, потому что от Ишпанского Государства до Персидского морем год идти на кораблях.

И от Курфирстов, которым мочно приезжать в Ишпанское Государство, Послы и Резиденты в Ишпанию приезжают, и торговые люди изо всей Италии в Ишпанское Государство с товары приезжают, а они им золото и серебро на товары меняют.

Да сказывали Стольнику Петру и Дьяку Семену Приставы, Дон-Бенита Депунтальский и Дон-Францышка-де-Лира про Королей Ишпанских в разговорах.

В Ишпанском де Государстве был Король Карлус первый, а Цесарь Римский был пятый он же: а владел тот Король Карлус Ишпанским Государством и Цесарскою землею.

А у того де Карлуса Короля был брат родной Максимилиан, да сын Филипп первый. И как тот Король Карлус почел быть в совершенной старости, и он при себе учинил на Ишпанском Королевстве сына своего Филиппа первого.

А брата Своего родного Максимилиана учинил Цесарем Римским, а сам пошел в кляштор.

А слыхали де они от старых, от знатных людей, что из великого Российского Царствия, от Великого Государя Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всея России Самодержца была прислана грамота к тому Максимилиану Цесарю Римскому, а Цесарь Максимилиан с той грамоты список прислал к племяннику своему в Филиппу Королю Ишпанскому, а в котором году и о чем та грамота была прислана, того не ведомо.

А после того Филиппа первого Ишпанского Короля был на королевстве сын его Филипп второй. [11]

А после Филиппа второго был на королевстве сын его Филипп третий.

А после негр был на Ишпанском Королевстве сын его Филипп четвертый, нынешнего Карлуса второго Ишпанского Короля отец. А как умер Филипп Король четвертый тому ныне четыре года, а сын его Карлус Король ныне семи лет.

А Королева его, Филиппа четвертого Ишпанского Короля Дона Марианна де Устрия владетельная в Ишпанском Государстве; обо всяких делах Бояре ей докладывают и без ее ведома никаких великих дел вершить не могут, Леопольдусу Цесарю Римскому она Королева Дона Марианна де Устрия, родная сестра и за Леопольдусом Цесарем Римским, Филиппа четвертого Короля, и ее Королевы, Доны Марианны, дочь родная.

И Стольник Петр в Дьяк Семен Пристава спрашивали, по какому обычаю за Цесарем Римским, за братом родным Королевы Марианны де Устрии дочь ее родная?

И Пристав сказывал: Благословил де Цесаря жениться на племяннице его, родной Папа Римский, для того, чтобы их государский корень не умалился и братская дружба и любовь множилась и тех обоих Государств люди были в мире и в соединении.

Да от Пристава ж Стольник Петр и Дьяк Семен в разговорах слышали о Ближних Королевского Величества людях. В Ишпанском Государстве при Короле великородные Ближнее люди, на которых всякие государственные дела после смерти Филиппа Короля положены до того времени, как Король Карлус будет в возрасте; и в духовной об них отец его Король Филипп написал: Первый Бискуп Плаценский, он же Президент Кастиллийский. Другой Кардинал ди Аррагон Арцыбискуп Толедский. Третий ныне Инквизитор, Королевы Доны Марианны де Устрии духовник: приехал он из Цесарские Земли в то время, как шла за муж Королева за Филиппа [12] Четвертого Короля Ишпанского. Четвертый Конда де Пинорадда, Презедент Индийский; пятый Маркез де Атона Майор-дома, а по-русски Боярин и Дворецкий. Ведает он весь дом Королевский и в крайней самой близости у Королевского и у Королевина Величества, и прежь его ни который Ближний человек великих дел у Королевина Величества не может ведать, и живет со всем домом на королевском дворе.

При Короле ж Думные люди: Конда де Кастрило, бывший Презедент Кастиллийский; Дюкде Медина де Старос, Презедент Сентлюкасский; Дон Хуан де Устрия; Маркез де Мортаро; Маркез де Кастель, Родригоговор Нидерландский; Кардинал Мункадо; Конда де Аяло; Маркез де ла Фульты.

И Стольник Петр и Дьяк Семен посылали спрашивать тех всех Ближних Думных людей от себя о здоровье, после того многое время спустя, как были у Королевского Величества на Посольстве и видели его Королевские очи, для того слышали от Пристава Дон Францышки де Лиры: которые де Послы не бывают в Ишпании, а к тем великородным Ближним самым людям посылают спрашивать о здоровье; да и для. того, чтоб делу Великого Государя, Его Царского Величества от того порухи не учинилось, потому что на них Государство все положено по смерти Филиппа Короля, а Король в самых малых летах. Да и те все Ближние Думные люди присылали ж к посланникам спрашивать о здоровье.

О ЧИНАХ ВЕЛИКОРОДНЫХ ЛЮДЕЙ ИШПАНСКОГО ГОСУДАРСТВА.

Первый чин Дюки; второй Маркезы; третий Копты; те три чина природные Государства Ишпанского, великородные люди из древних лет. Четвертый чин Кавалеры, природные Дворяне и Дворянские дети; и из тех Кавалеров на многие чины прозванье имеют. [13]

О ВЕРЕ ИШПАНСКОГО ГОСУДАРСТВА

Вера у них Католицкая, и крепки в вере своей таковы, что ни которыми, мерами не дают в Государстве иные веры костела или кирки или школы жидовской поставить в Ишпанском Государстве, и если кто похочет в Государстве жить, иного Государства человек и веры иные, не мочно тому человеку жить в Государстве Ишпанском, если не будет с ними в Католицкой вере и к их костелу приходить.

А костелы в Ишпанском Государстве великие и стройные и монастырей множество и строенья в монастырях и в костелах всякого много: сосуды золотые и ризы, что на образ Пресвятые Богородицы, на праздники ее кладут, низаны жемчугом и камением дорогим, и сосудов и лампад и подсвечников серебряных много.

Есть кляштор в Ишпанском Государстве Скурьял, от столицы Королевского Величества от города Мадрида в семи милях, и того кляштора в костеле часть венца тернового, который венец был на Господе нашем Иисусе Христе, во время вольные Его Спасителя нашего страсти; устроен в златом ковчеге за хрусталем. Да мощи святых верховных Апостол Петра и Павла, Иоанна Златоуста и иных многих Святых также устроены в ковчегах за хрусталями. Да крест животворящий устроен в яхонтах червчатых и в алмазах великих и в изумрудах, да у того ж животворящего креста внизу на спине висит зерно жемчужное, с небольшое лесное яблоко; да к тому же животворящему кресту учинено лобное место в золоте с дорогим камением: около того места будет с четверть аршина. Да ризы устроены на образе Пресвятые Богородицы, которые кладут на Нее во владычные праздники, аксамитные, низаны жемчугом с дорогим [14] каменьем и корона на главу на тот же образ Пресвятые Богородицы золотая с каменьем устроена.

Да в том же кляшторе под костелом, во склепе, прежние Ишпанские земли четыре Короля, да четыре Королевы лежат в каменных гробницах, а в костеле и в склепе паникадилы и подсвечники серебреные; в костеле ж и в склепе столпы граненые и стены устроены из растиранного узорчатого камени, и лицо наведено подобно аспиду. А около костела устроены великие палаты о четырех жильях в растиранном камени; а растирают камень пилами. И иного всякого каменного строения много. И сады около кляштора предивные, и винограду много; воды взводные, строенье в садах великое. А сказывают, что делали тот кляштор лет со сто; и такого де кляштора нет в Риме, и во всей Италии, строеньем таким великим.

В Андалузском Государстве, под державою Ишпанского Короля в городе Сивиллии, костел строенья древнего. Сказывают про тот костел, что с тысячу с триста лет, как сделан; и в том костеле с девяносто приделов, а во всяком особая служба. Ксензов и всяких слуг жебников с пять сот человек в нем. Длиною тот костел будет со сто сажен; поперег с шестьдесят сажен; столпов в том костеле с тысячу, не добре толсты, потому что деланы те столпы из дикого растиранного камени; своды в том костеле каменные разные, и на стенах в костеле притчи многие резные ж.

У того ж костела сделана колокольня добре высока и на ту колокольню мочно на лошади человеку верхом, ехать. А сказывают, что та колокольня прежь и костела того Сивильского сделана.

В Ишпанском Государстве великородные и всяких чинов люди платье носят черное, строеньем особым при иных землях. Они же носят при себе по две: шпаги одна мерная добре, а другая короткая, и ту шпагу короткую [15] скрыто носят. Во нравах своеобычны, высоки. Большая часть их ездят в каретах. Неупьянчивы: хмельного питья пьют мало, и едят по малуж.

В Ишпанской земле будучи, Посланники и все Посольские люди в шесть месяцев не Видали пьяных людей, чтоб по улицам валялись, или идучи по улицам, напився пьяны, кричали.

Домостройные люди наипаче всего домашний покой любят. В иные земли для купечества мало ездят, потому что изо всех земель привозят к ним товары всякие, которые им надобны, а у них за те товары золото и серебро емлют и на деревянное масло меняют и на Ишпанское вино и на лимоны, потому что много добре в Ишпании родится масла деревянного и вина Ишпанского и лимонов. А больше всех в Государстве их промысл чинят Голландской земли купецкие люди и живут домами в городах Ишпанских.

В Ишпанском Государстве продают муку пшеничную, и мясо и рыбу и всякий съестной запас и овощи всякие в вес в фунты самою дорогою ценою. Быка купят ефимков в сорок и в пятьдесят и больше; барана ефимка в четыре и в шесть и в девять; куры индейское ефимка в два и в три; гусь в два ефимка, утка в ефимок; куры русские по ефимку, рябец в пол-ефимка, куропать по ефимку, ветчины гривенка (старинное слово, обозначавшее вес фунта) в три и в четыре алтына и говядина по тому ж. Муки пшеничной пуд в два ефимка; масла коровья по пол-ефимку гривенка; масла деревянного пуд в два ефимка, меду гривенка по полуефимку; воску белого чистого гривенка в пол-ефимка ж, яиц десяток по десяти алтын, рыбы семги свежие гривенка по полуефимку, семги соленой и трески, и иные соленые рыбы гривенка по пяти алтын; уголья пуд по ефимку, безчет [16] дров по полу-ефимку пуд (то есть количество дров без счету, весом в один пуд). И пошлину со всего того сбирают на Короля.

А у служилых людей и у купецких в городах, запасов мало в домах своих держат: хлебы печеные пшеничные покупают с торга во всякий дом, а больше из сел и из деревень хлебов печеных в города привозят на всякий день.

Да у великородных людей в домах хлебов не пекут: с торгу же покупают.

В Ишпанском Государстве рыб безмерно мало, а птиц всяких и всякого скота много.

Во всем Государстве Ишпанском торгуют золотыми ефимками и медными деньгами; всякие товары и запас всякий покупают на медные ж деньги безо всякого прекословия, хотя золотых ефимков у них много.

(Продолжение в следующей книге)

Текст воспроизведен по изданию: Тайный наказ, данный при царе Алексеи Михайловиче первому русскому посольству в Испанию, и записки русских посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции // Сын отечества, № 5. 1851

© текст - Масальский К. 1851
© сетевая версия - Трофимов С. 2008
© OCR - Трофимов С. 2008
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Сын отечества. 1851