Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Панели шпон

Фанеровка шпоном панели шпон. Работаем уже более 20 лет

idealshpon.ru

ПУТЕШЕСТВИЯ РУССКИХ ПОСЛОВ XVI-XVII ВВ.

СТАТЕЙНЫЕ СПИСКИ

АРХЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Общие замечания

Отчеты русских послов о их пребывании за границей — вестовые и статейные списки — появляются в «Посольских делах» уже с XV в. В XVI и XVII вв. эти списки становятся неотъемлемой частью «Посольских дел» — почти каждая миссия русского посла за границу сопровождается специальным отчетом; в некоторых случаях послы представляют по нескольку списков за одно посольство 1.

Из огромного числа дошедших до нас статейных списков нами выбраны для настоящего издания шесть наиболее интересных в литературном и историческом отношении, в том числе один неизданный (посольство Новосильцева в Турцию).

Как составлялись отчеты послов об их путешествиях, кто их писал и каким образом они вносились в «Посольские дела?» Проверялось ли их содержание предварительно и корректировались ли они кем-либо? Вопросы эти не только не разрешены, но даже не поставлены в исторической науке: посольские списки, насколько нам известно, ни разу не были предметом специального исторического исследования 2. Единственное свидетельство, которое мы имеем в данном случае, — часто цитируемое замечание беглого подьячего Котошихина, весьма скептически оценивавшего известия статейных списков: «И кто что в посольстве своем говорил какие речи сверх наказу, или которые речи не исполнят против наказу: и все те речи, которые говорены и которые не говорены, пишут они в статейных списках не против того как говорено, — прекрасно и разумно, выславляючи свой разум на обманство, чрез чтоб доставить у царя себе честь и жалованье болшое; и не срамляются того творити, понеже царю о том кто на них может о таком [348] деле объявити?» 3. Как и остальные желчные замечания Котошихина, эта его характеристика статейных списков, несомненно, требует самого критического отношения к себе. Однако, для того чтобы проверить ее правильность, необходимо как раз выяснить, как в действительности составлялись статейные списки.

Кое-какой материал для такого исследования можно найти в самих списках, в том числе и в списках, публикуемых в настоящем издании. Внимательно читая «Список посольства Федора Писемского да подьячего Неудачи Ховралева», мы находим там некоторые указания по вопросу об авторстве статейных списков. Посольство состояло из двух лиц — Писемского и Ховралева, но функции этих лиц были различны. Писемский, один из наиболее опытных и талантливых русских дипломатов XVI в., имел от Ивана Грозного особые поручения, не доверенные его помощнику. 20 января 1581 г., когда Писемский и Ховралев находились в Ричмонде у Елизаветы, Писемский был вызван к королеве на тайную аудиенцию. «Королевнин советник» сказал Ховралеву: «А тебе де королевна велела посидеть здесь в столовой полате; а как будет время и тебе королевна велит же у себя быти». Дальше список сообщает о разделении участников посольства: «Федор, взяв с собой толмача Елизара, с советники пошел к королевне, а Неудача остался в столовой палате». За кем же теперь следит статейный список: за ушедшим Федором или за оставшимся Неудачей? Оказывается, за Неудачей. Здесь говорится о лицах, оставшихся с ним в «столовой палате», о вызове его к королеве и о речах, обращенных Елизаветой лично к нему. Ясно, что автором этих строк, как, вероятно, и остального списка, был Неудача Ховралев — подьячий и секретарь посольства. Но тайная аудиенция Федора Писемского тоже нашла отражение в списке. После окончания основного текста списка мы читаем новый заголовок: «А се таков список посольства тайново подал государю Федор Писемской». Эта часть списка, несомненно, написана самим послом. Итак, отчет о посольстве Писемского был написан двумя лицами.

В статейном списке Писемского следы двух авторов обнаруживаются в разных местах списка. В списке посольства «дворянина Григория Ивановича Микулина да подьячего Ивашки Зиновьева» в Англию (1601 г.) мы замечаем следы работы двух лиц в одном и том же месте. Произошло это благодаря счастливой для нас случайности. В рукописи ЦГАДА, сохранившей текст статейного списка Микулина, дважды повторяется несколько листов (в заключительной части списка). Внимательно просматривая эти дублированные листы, мы обнаруживаем, что они не вполне совпадают между собой: перед нами два разных варианта одного текста. Один из этих вариантов (повидимому, окончательный) мы включили в основной текст списка (стр. 198), другой — поместили в «Археографическом обзоре» (ниже, стр. 352), отметив (разрядкой и подстрочными [349] примечаниями) различия между ними. За исключением нескольких, чисто стилистических, различия эти сводятся к одному: текст, публикуемый нами ниже, систематически упоминает рядом с «Григорием» — Микулиным еще и «Ивашку» — Зиновьева; основной текст отодвигает Ивашку на второй план, но зато включает ряд подробностей, относящихся к одному Григорию Микулину. Здесь, например, не упоминается, что «эрл Дарбей» встречал наряду с «Григорием» еще и «Ивашку»; не указывается, что «Иван» наряду с «Григорием» отказался от угощения «овощами и вином», когда Елизавета не передала окончательного ответа царю; не упоминается, что «лорд Ефимгам» передал вторичное приглашение к королеве обоим лицам, «Григорью и Ивашку». Зато мы читаем в основном тексте подробное описание того, как Микулин «дожидался» (а не «дожидались») приглашения к Елизавете, кто с ним в это время сидел, как его позвали к королеве. Говоря о том, как участников посольства звали «к руке» королевы, автор щепетильно подчеркивает, что «подьячего Ивашка» позвали «после Григорья». Еще более интересны речи Микулина к Елизавете (с выражением благодарности за «любовь» к царю), читающиеся в основном тексте и отсутствующие в другом. Естественно возникает предположение, что один из текстов восходит к Зиновьеву, а другой (основной) — к Григорию Микулину. Несомненно также, что оба текста не должны были сосуществовать рядом на страницах «Посольских дел»: отмеченная нами дублировка случайна и в других местах списка не встречается. Один из текстов представляет собой первоначальный вариант, связанный с одним из участников посольства, другой — его обработку на основании материалов, собранных обоими участниками. Какой же из текстов является первоначальным, какой окончательным? Вероятнее предположить, что первоначальные и основные записи вел, как и в списке Писемского, подьячий — «Ивашка»; посол же, которому принадлежало последнее слово, выбросил чересчур частые и нескромные упоминания своего помощника о его роли в переговорах 4 и вставил зато более точный и пространный список речей, произнесенных и слышанных лично им.

Так или иначе, мы встречаемся здесь с указанием на то, что статейный список, читающийся в «Посольских делах», не был идентичен тому отчету-дневнику, который велся во время пребывания послов за границей. При включении в «Посольские дела» предварительный отчет подвергался какой-то обработке и исправлению.

Более определенное представление о характере такой обработки мы можем получить из одного статейного списка, который (не представляя особого интереса в литературном отношении) не включен в настоящее издание. Это — список Сугорского и Арцыбашева, послов, ездивших в 1576 г. к германскому императору [350] Максимилиану II. Статейный список этих послов, содержащийся в «Посольских делах» («Книгах Цесарского двора», ЦГАДА) довольно давно известен в исторической науке 5. Но существует и другой список Сугорского и Арцыбашева, лишь недавно введенный в научный оборот. Находится он в Рукописном отделе Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде 6. Сравнение этой рукописи со статейным списком, содержащимся в «Посольских делах», обнаруживает значительную разницу между ними. Список, сохранившийся в ГПБ, как и известный прежде текст, построен в форме дневника, но это — дневник в гораздо более точном и буквальном смысле, чем текст «Посольских дел» и вообще чем все известные нам посольские списки. Все события (и даже грамоты, полученные послами) расположены здесь по дням, причем автор не пропускает ни одного дня, ни одного, даже самого мелкого события, ни одного пункта на пути послов. Список из «Посольских дел» опускает множество подробностей, сохранившихся в этом дневнике — он гораздо более краток и деловит. И вместе с тем оба источника, несомненно, теснейшим образом связаны между собой: в ряде мест они текстуально совпадают. Едва ли можно сомневаться, что именно официальный текст, внесенный в «Посольские дела», является окончательным текстом, сократившим первоначальный текст дневника, — выпустив значительную часть несущественного с государственной точки зрения материала, статейный список в ряде случаев исправляет неверные показания дневника 7. Перед нами, таким образом, опять пример обработки предварительного отчета-дневника, но пример гораздо более разительный. Если от предварительного текста списка Микулина сохранилось всего несколько листов, то здесь мы встречаем целый предварительный дневник. И масштабы обработки также оказываются значительно большими, чем мы могли думать: окончательный список во много раз сократил свой первоисточник.

Более внимательное сличение предварительного и окончательного списка Сугорского позволяет сделать еще одно наблюдение. Редактор списка не только сократил предварительный дневник, не только исправил отдельные показания, но и сделал некоторые добавления к тексту. Исправить текст можно было, быть может, с помощью простых припоминаний участников посольства. Но откуда взялись дополнения? Одно из них, повествующее о визите нескольких членов посольства («государевых дворян Третьяка и Мамлея») в костел, занимает в печатном издании 8 две колонки убористого текста. Здесь мы читаем подробные указания, где сидел «цесарь», где «посол папы римского», где «цесаревы [351] сыны», как «государевых дворян» «поставили на переходех мало не над цесарем», как в церковь «взошли немки и девки многие», как они «стояли на перилцех и на стулех присиживали», как «по цымбалом и по трубом дьяки пели» и т. д. Чтобы внести все эти подробности в текст статейного списка, редактор, кроме предварительного дневника, должен был обладать дополнительным источником — чьими-то записями, сделанными параллельно с дневником. Подобный дополнительный источник был, вероятно, и у редактора статейного списка Микулина — из него он мог почерпнуть речи Микулина, читаемые только в одном из вариантов текста. Таким образом, мы можем предположить, что статейным спискам в «Посольских делах» предшествовал даже не один, а несколько предварительных источников.

Приведенных наблюдений, разумеется, еще далеко не достаточно, чтобы восстановить весь процесс работы над посольскими списками, Однако даже на основании этих примеров мы имеем право заключить, что дошедшие до нас статейные списки являются результатом большой, сложной и весьма ответственной работы нескольких лиц. Это относится и к спискам, печатающимся в настоящем издании.

Статейный список И. М. Воронцова

Статейный список И. М. Воронцова был издан в «Сборнике Русского исторического общества» (РИО, т. 129, СПб., 1910) в качестве составной части «Памятников дипломатических сношений с Швецией» (под № 12).

Статейный список Воронцова сохранился в следующих рукописях.

1) ЦГАДА, Книга свейских посольств, № 2 (1569-1572), в четверку, относится ко второй половине XVI в., т. е. современна самому статейному списку. Текст статейного списка находится на лл. 9-108. Эта рукопись использована при издании: Сб. РИО, т. 129; по этой же рукописи публикуется текст и в настоящем издании.

2) ГПБ, Q. IV. 221, в четверку, конец XVIII — начало XIX в. Это — копия с «Книги свейских посольств № 2» в целом. Список Воронцова на лл. 11 об. — 156 об. К изданию не привлекается.

Статейный список И. П. Новосильцева

Статейный список И. П. Новосильцева издается впервые. Два отрывка из него были изданы в приложении к статье П. А. Садикова «Поход татар и турок на Астрахань в 1569 г.» (Исторические записки, № 22, 1947 г., стр. 164-166). Рукопись — в ЦГАДА, Книга Турецкого двора, № 2, в четверку, второй половины XVI в., т. е. современна самому списку. Текст статейного списка Новосильцева находится на лл. 62-136 об.

Статейный список Ф. А. Писемского

Статейный список Ф. А. Писемского впервые был издан (с пропусками) в журнале «Северный архив», 1822 г., ч. I, кн. 4. Полностью издан в «Сборнике [352] РИО» (т. 38, СПб., 1888) в качестве составной части «Памятников дипломатических сношений с Англией». Рукопись — в ЦГАДА, Книга Английского двора, № 1, в четверку, конца XVI в., т. е. современна самому статейному списку. Статейный список Писемского на лл. 29 об. — 118 об.

Статейный список Г. И. Микулина

Статейный список Г. И. Микулина был издан в «Сборнике РИО» (т. 38, СПб., 1888) в составе «Памятников дипломатических сношений с Англией» (подробный пересказ содержания этого списка был сделан еще в статье Н. В. Чарыкова «Посольство в Англию дворянина Григория Микулина» и сборника «Древняя и Новая Россия», № 8, 1876; отд. изд. — М., 1878). Рукопись в ЦГАДА, — Английские дела в столбцах, № 2(31), 1600-1601, начала XVII в., т. е. современна самому статейному списку. Статейный список занимает всю связку (столбец) № 2. В рукописи имеется ряд дефектов — края листов (верх и низ) в ряде случаев оборваны, так что в настоящее время отсутствуют иногда даже те слова, которые читались при издании и в 1888 г. Текст на лл. 58-65 дублируется на следующих за ним лл. 66-69. Издатели списка Микулина в Сб. РИО, т. 38, опустили текст лл. 66-69 (никак не оговорив это в своем издании). Мы также не включаем этого отрывка в основной текст, ибо его наличие в составе списка Микулина, несомненно, является случайностью. Однако совершенно игнорировать этот отрывок не следует: сличение лл. 66-69 (Б) с лл. 58-65 (А) показывает, что это — два разных варианта одного текста. Мы воспроизводим поэтому текст Б здесь, для наглядности отмечая разрядкой (Курсивом в электронной версии. — OCR) все места, отсутствующие в А, и отмечая в примечаниях наиболее важные места, имеющиеся в А (полный текст А см. выше, стр. 198) и отсутствующие в Б.

«И майя в 16 день приехал от королевны к Григорью и к Ивашку королевнин ближней дворянин лорд Сусеке, а с ним королевниных дворян шесть человек и, сшедчися с Григорьем, витался за руки и говорил от королевны, сняв шляпу: Государыня, деи наша, Елисавет королевна, велела тебе поклонитись и о здоровья спросити; и велела деи вам сего дни, быти у себя, в селе своем, в Гренючена отпуске 9.

И Григорей и Ивашко поехали на королевнин двор 10; а ехали до реки в кочах, а сидел з Григорьем лорд Сусеке в коче против Григорья на переднем месте, а в реке ехали в королевниных судех, а сидел у Григорья с левые руки. А как приехали х королевнину двору и высели из судов блиско ворот и встречал Григорья и Ивашка от королевны боярин эрль Дарбей, а с ним многие королевнины князи и дворяне; и сказывали [353] про эрль Дербея, что он великой человек, князь вотчинной; и сшедчися з Григорьем эрль Дарбей витался за руки, и пошли в королевнины полаты; а шел эрль Дарбей у Григорья с левые руки, и как вошли в полаты и дожидались от королевны присылки в передней полате 11.

А как вошли х королевне в полату и королевна с места своего встала, и велела Григорью подойти к себе поближе, и спрашивала о здоровьи, и говорила: «Отпускаю вас к 12 к великому государю вашему царю и великому князю Борису Федоровичю всея Русии самодержцу любительному моему брату, чтоб ему многодетно здравствовати» 13. И позвала Григорья к руке.

И Григорей королевне говорил 14: «Великий государь наш, царь и великий князь Борис Федоровичь всеа Русии самодержец и многих государств государь и облаадатель к тебе, к любительной сестре своей, к Елисавет королевне прислал меня 15, а велел тебе свое государство обестити, и про свое царское здоровье сказати и твое, сестры своей, здоровье видети 16; и я, по великого государя нашего, его царского величества наказу тебе, Елисавет-королевне, от великого государя нашего, царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии самодержца и его царского величества сына великого государя нашего, царевича князя Федора Борисовича всеа Русии, поклон и поздравленье правил и речь по наказу говорил, и об-ыных делех з бояры твоими говорили: а ныне нас отпускаешь к царскому величеству к великому государю нашему, царю и великому князю Борису Федоровичу всея Русии самодержца к его царскому величеству и его царского величества сыну, к великому государю нашему, к царевичу Федору Борисовичу всеа Русии, приказу со мною нети ответу нам на те дела не учинено» 17. [354]

И королевна говорила Григорью: «Завтра деи яз к тебе пришлю думного своего секраторя Гарберта, с любительною грамотою к великому государю вашему, к его царскому величеству, и ответ о всех делех, что ты от великого государя, от любительного моего брата, говорил мне речью на посолстве, и о которых делех говорили есте с моими бояры, пришлю» 18.

И Григорей был у руки, ударя челом королевне, пошел от королевны ис полаты.

И встречник эрль Дарбей да лорд Сусеке подчивали Григорья и Ивашка 19 овощи. И Григорей и Ивашко за овощи не пошли 20 и говорил Григорей эрль Дарбею да лорд Сусексу: «Государыня ваша Елисавет королевна, так учинила не попрежнему, и великому государю нашему, царю и великому князю Борису Федоровичю всеа Русии, и его царского величества к сыну, к великому государю нашему к царевичю ко князю Федору Борисовичу всеа Русии, челобитья не приказала. И мне к великому государю нашему царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии и к его царского величества сыну, к великому государю нашему к царевичю ко князю Федору Борисовичу всеа Русии 21, с чем приехати?...» 22

Пришел к Григорью и Ивашку ближней дворянин лорд адмиралов сын Ефимгам и говорил сняв шляпу: «Государыня наша Елисавет-королевна велела вам итти к себе в постелные коморы» 23.

И Григорей и Ивашко и переводчик Ондрей х королевне в коморы пошли, а как вошли х королевне в полату 24, и королевна с места своего встала и велела Григорью приступитись к себе близко и говорила: «Того деи себе и в мысли не держите, что был вам давеча от меня отпуск, то как учинити, что к великому государю царю и великому князю Борису Федоровичу всея Русии самодержцу и к любительному моему брату 25, не подлинно наказав и челобитья не приказав, вас отпустити; а давеча де яз тобя, Григорья, позвала к [355] руке, жалуючи, и велела вас как в столовой полате подчивати овощи и вины» 26. И велела Григорью сести на стул близко себя. И Григорей на королевнине жалованье бил челом и блиско королевны не сел, и отодвинув стула от того места с сажень и сел на стуле; и посидя немного, королевна, встав с места своего, говорила: «Теперь деи вас отпускаю к великому государю вашему, царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии самодержцу, а к любительному нашему брату, а приказываю с тобою великое челобитье 27, и к великой государыне вашей царице и великой княгине Марье Григорьевне и царевичу князю Федору Борисовичу всея Русии и царевне и великой княжне Ксенье Борисовне; а яз деи молю бога о их здоровье, чтоб деи ему, любительному моему брату, великому государю, царю и великому князю Борису Федоровичю всея Русии самодержцу и его царице, и их царским детем многодетно здравствовати, и ко мне б ему любовь свою держати попрежнему и свыше прежнего; а яз деи его любительного своего брата, братцкой любви, и ссылки и крепкой дружбы с великим сердечным доброхотеньем добре желаю; а на той его братцкой великой любви много челом бью, что прислал ко мне тобя, посланника, государство свое обестити и про свое царское здоровье и своего царского величества сына царевича Федора Борисовича всеа Русии сказати, и мое сестры своей здоровье видети» 28.

А изговоря королевна речь позвала Григорья и Ивашка 29 и Ондрея к руке и отпустила на подворье 30.

Статейный список Ф. Елчина

Статейный список Ф. Елчина был издан С. А. Белокуровым в «Чтениях в Обществе истории и древностей российских», 1887, кн. 2, стр. 257-376.

Сохранился статейный список Ф. Елчина в двух рукописях. Списки эти отличаются друг от друга. Ф. Елчин, повидимому, был неграмотным (он не смог сам приложить руку к поданному им в Посольский приказ статейному списку). Состоявший при посольстве подьячий, который, как можно думать, и начал писать список, умер еще до перехода посольства через перевалы главного [356]

Кавказского хребта в Грузию (см. Чт., ОИДР, 1887, кн. II); далее список писал «человек», т. е. холоп Елчина, очевидно, частью с его слов, частью самостоятельно (см. выше, стр. 224). Это объясняет простоту изложения. Второй список подвергся официальной обработке, сопровождавшейся несомненно дополнительным опросом Елчина или кого-либо из участников его посольства. С. А. Белокуров в своей публикации издал первый список с разночтениями по второму. В настоящем издании мы воспроизводим только первый список, потому что для нас список Елчина важен как литературный памятник, с этой стороны второй список мало что прибавляет к первому. Столбец, содержащий этот список, хранится в ЦГАДА, фонд 110 (Сношения России с Грузией), дела в столбцах, № 4, 1639-1640 гг., 56 сставов, писан разными почерками. При переплетении лл. 13 и 14 перепутаны местами.

Статейный список П. И. Потемкина

Статейный список был издан в «Древней российской вивлиофике», изд. 2-е, 1790, ч. IV, стр. 457-564, по копии, принадлежавшей К. Масальскому, опубликован последним в «Сыне отечества», 1850, № № 5 и 6 и 1851 г. № 7 (посольство в Испанию и начало посольства во Францию).

Подлинный статейный список П. И. Потемкина хранится в ЦГАДА, в фонде Посольского приказа, французские дела, № 5. Рукопись XVII в., в четверку, на 523 листах, в кожаном переплете сумкой. Содержание рукописи: лл. 2-228 — статейный список посольства П. И. Потемкина в Испанию, лл. 230-480 — во Францию, лл. 484-523 об. — расходная книга того же посольства по листам скрепа: «Диак Семен Румянцов». На л. 1 запись: «177-го июня в 15 день подали посланники стольник Петр Потемкин да дьяк Семен Румянцев». На л. 2, перед текстом, виньетка, расписанная красками и золотом. Начало текста также писано золотом.

Статейный список П. И. Потемкина состоит из двух частей. В первой описано его посольство в Испанию, во второй — во Францию. Посольство во Францию было непосредственным продолжением посольства в Испанию. Мы публикуем только вторую часть статейного списка П. И. Потемкина — описание его посольства во Францию.

* * *

При публикации текста приняты следующие правила. Сохранены особенности правописания рукописей со следующими отступлениями: «ъ» в конце слов опущен; буквы *** заменены соответственно буквами «е», «и», «ф» и «о»; проставлен «й». Текст печатается с раскрытием титл и введением в строку надстрочных букв. При этом после согласных, произносимых мягко, вставляется «ь». Необходимые по смыслу буквенные дополнения ставятся в прямые скобки. Славянская буквенная цифирь передается арабскими цифрами.

Текстологические примечания даны под буквами, а ссылки на комментарий — под цифрами.


Комментарии

1. См. стр. 327.

2. Несколько слов о статейных списках содержится в работе С. А. Белокурова: О Посольском приказе, М., 1906, стр. 72; а также в предисловии М. А. Полиевктова к изданию «Посольство стольника Толочанова и дьяка Иевлева в Имеретию», Тифлис, 1926, и в его книге «Экономические и политические разведки Московского государства в XVII в. на Кавказе», Тбилиси, 1932.

3. Г. Котошихин. О России в царствование Алексея Михайловича. СПб., 1906, стр. 52.

4. Доказательством этого могут служить явные ляпсусы основного текста — следы множественного числа в протографе: «Говорил естя с моими бояры» (стр. 200); «Григорей... пошли ис полаты» (стр. 202).

5. ПД, т. I, стлб. 664-696.

6. ГПБ, Эрмит., 98. Ср.: Я. С. Лурье. Новые данные о посольстве Сугорского и Арцыбашева в 1576 г. Исторические записки, т. 27, 1949, стр. 291.

7. Например, неверная дата приема послов в «Дневнике» (14 июля) исправлена в списке (16 июля) (см. там же, стр. 295, прим. 17).

8. ПД, I, стлб. 679-681.

9. А сшедчися з Григорьем, витался за руки и говорил от королевны, сняв шляпу: «Государыня деи наша, Елисавет-королевна велела тебе поклонитись...».

10. А — на королевнине жалование челом били.

11. А и говорил эрл Дарбей Григорью, чтоб Григорей посидел немного в полате; а сам эрл Дарбей пошел про Григорья сказывать королевне, а Григорей дожидался королевниной присылки в передней полате, а з Григорьем в то время был в палате лорд Сусеке, да князь Еремей Боус, да дворяне которые встречали; и немного погодя, пришел к Григорью эрл Дарбей и говорил Григорью: «Государыня де наша, Елисавет королевна, велела тебе итти к себе в полату».

12. Аподробнее.

13. Аподробнее (вопрос к послам, как они жили в Англии).

14. Асперва ответ Микулина — об их жизни в Англии.

15. Апосле этого посланника своего и дворянина, а велел тебе...

16. Аподробнее (цитата из верительной грамоты Микулина).

17. А з бояры твоими говорил; и мне, его царского величества посланнику, о тех всех делех по ся места ответу не было, а ныне опускаешь к царскому величеству меня, посланника его; что со мною к великому государю нашему, к его царскому величеству речью ответ будет?

18. А говорил есте с моими бояры. И позвала Григорья к руке.

19. А ввели Григорья в столовую палату и учали подчивати.

20. А не пошол.

21. Авместо этого: А того не ведаю, для чего и которым обычаем то ся учинилося.

22. Бследует абзац, совпадающий с А (приглашение к столу, см. стр. 200).

23. А — велела тебе итти в постельные коморы; а велела с тобою итти подьячему Ивану, да переводчику Андрею; а модели бы вашим остатца в передней полате.

24. Аподробнее.

25. Аиной порядок (титул короче).

26. Аподробнее: Чтоб деи тебе быть прохладну, а теперво деи вам от меня отпуск подлинной. И велела поставить стула блиско подле себя.

27. Аиной порядок слов.

28. Адалее: И Григорей говорил королевне: — Вижу, государыня, к вели» кому государю нашему, к царскому величеству твою любовь, и приказ твой слышу; а как, аже даст бог, буду у великого государя нашего, у его царского величества, и я, государыня, приказ твой до великого государя нашего, его царского величества, донесу.

29. А — И после того королевна позвала Григорья к руке, а после Григорья позвала к руке подьячего Ивашка.

30. Аподробнее заключение (речь Елизаветы Микулину, проводы его ис полаты).

Текст воспроизведен по изданию: Путешествия русских послов XVI-XVII вв. Статейные списки. М.-Л. АН СССР. 1954

© текст - Лурье Я. С., Мюллер Р. Б. 1954
© сетевая версия - Strori. 2020
© OCR - Иванов А. 2020
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АН СССР. 1954

Панели шпон

Фанеровка шпоном панели шпон. Работаем уже более 20 лет

idealshpon.ru