Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 125

1654 г. января между 15 и 22. (Датируется по упоминанию числа в тексте и по отметке о подаче) – Отписка новгородского воеводы Ю. П. Буйносова-Ростовского в Посольский приказ о запрещении проезда торговых людей через рубеж в связи с эпидемией («моровым поветрием») в Стокгольме.

/л. 1/ Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии холопи твои Юшка Буйносов Ростовской, Исачко Кудрин челом бьют.[184]

В прош[ло]м, государь, во 161 и в нынешнем во 162 годех по твоему государеву [ук]азу отпускали мы, холопи твои, из Великого Новагорода новгородцов и иных городов торговых людей с проезжими грамоты для торговли с товары за рубеж в свейскую сторону и приказывали им про всякие вести проведывати накрепко, что ныне за рубежем в свейской стороне деетца и нет ли у них в которых городех на люди морового поветрея. И в нынешнем же, государь, во 162 году генваря в 14 день приходил к нам, холопем твоим, в съезжую избу гость Семен Стоянов и сказывал нам, что де объявилось /л. 2/ за рубежом в свейской стороне, в Стекольне, на люди моровое поветрее. А приехал де к нему, Семену, из за рубежа прикащик ево Федька Прокофьев, а сказал он, Федька, ему, Семену: выехал де он и[с] Стекольна до Филиповых заговен, 1 а свейская де королева и с нею бояре выехали при нем и[с] Стекольна в город во Псол, от Стекольна за 60 верст. А как де он, Федька, приехал и[с] Стекольна в Колывань, и после де их в Колывань пришла весть, что в Стекольне объявилось на люди моровое поветрее в декабре месяце; а как де он, Федька, был в Стекольне, и при нем де на люди морового поветрея не слыхать было.

И мы, холопи твои, велели в Великом Новегороде сыскивати новгородцов и иных городов торговых людей, хто приехал из за рубежа, чтоб про моровое поветрее проведывати накрепко и роспросити их подлинно. И того ж, государь, числа приехал[и] из за рубежа новгородцы торговые посадцкие люди Иван Карпов да Иван Микляев, и мы, холопи твои, в съезжей избе тех посадцких людей про моровое поветрее /л. 3/ и про иные вести роспрашивали. А в роспросе нам, холопем твоим, Иван Карпов сказал: в прошлом де во 161 году ездил он, Иван, из Великого Новагорода по проезжей грамоте для торговли с товаром за рубеж в свейскую сторону и был де он в Стекольне недель с 8, а и[с] Стекольна де он выехал в октябре месяце; и при нем де [Иване] в Стекольне на люди морового [по]ветрея не было; а ехал де он и[с] Стекольна в Канцы выборским берегом, и слышел де он в Канцах в розговоре от немецких от торговых людей, что де в Стекольне объявилось на люди моровое поветрее.

А Иван Микляев в роспросе нам, холопем твоим, сказал: в прошлом де во 161 году ездил он за рубеж в свейскую сторону по проезжей грамоте для торговли с товаром и был в Стекольне; и при нем де, Иване, за 2 педели [до Ф]илипова поста 1 свейская королева Христина и з бояры своими выехала и[с] Стекольна в город во Псол, а для де чево она, королева, и[с] Стекольна выехала, и про то де он не ведает; а при нем де в Стекольне на руских торговых людей морового поветрея не было; а про немецких де людей, что есть ли на них моро[вое] поветрее или нет, того де он не ведает... (Текст утрачен (начало строки)) ехал де он и[с] Стекольна на Колывань, а из [Колы]вани, как [до] приехал он, Иван, в Ругодив, и тут /л. 4/ де в Ругодиве слышел он в розговоре от немецких людей, что де приехали и[с] Стекольна в Колывань неметцкой переводчик Данило Данилов да торговой человек Олферей Иванов, и от них де понеслось и сказывали в Колыване, что до в Стекольне есть на люди моровое поветрее.

Да генваря ж, государь, в 15 день в съезжей избе сказывал нам, холопем твоим, новгородец торговой человек Митрофан Карпов: писал де к нему, Митрофану, ис Колывани новгородец посадцкой человек Гришка Якимов, а к нему де, Гришке, писал и [с] Стекольна товарыщ ево, и он де, Гришка, списав с той грамотки список на новую бумагу, и прислал тот список к нему, Митрофану; а в том списке написано, что де было у него, Гришке, оставлено товару в Стекольне, и то де все цело, [185] потому что в долг давать товарыщ ево не смеет для мору, и купцов де на товар нет; а королева де и большие бояре и[с] Стекольна выехали вон все в город во Псол; а в Стекольне де мор большой и на весну де неведомо чим совершитца; а на руском де на гостине дворе руские торговые люди по ся мест здоровы.

И мы, холопи твои, на заставы к заставным головам из Великого Новагорода писали того ж числа, а велели им про то проведывати подлинно и торговых и всяких чинов людей, которые приезжают из за рубежа, велели их про моровое поветрее роспрашивати подлинно; да будет по роспросом объявятца какие люди из моровых мест, и тех людей /л. 5/ велели им от застав отсылать назад за рубеж, а в твою государеву сторону пропущать никово не велели. И того велели им беречь накрепко и стояти на заставах с великим береженьем неоплошно, чтоб в твою государеву сторону из за рубежа на люди морового поветрия не навесть, да и за рубеж мы, холопи твои, послали о том проведывати нарочно. А которые, государь, приехали до тех вестей из за рубежа в Великий Новгород руские и неметцкие торговые люди с товары, и мы, холопи твои, до сыску с товары их к Москве пропускать не велели для того, что они до морового ли поветрея выехали из за рубежа. И будет, государь, которые торговые люди по сыску объявятца, что они выехали из за рубежа до морового поветрия, и тех торговых людей к Москве пропущать ли их или не пропущать, и о том как ты, государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии, нам, холопем своим, укажешь.

И на прибавку, государь, по заставам из Великого Новагорода дворян и детей /л. 6/ боярских и стрельцов и казаков послать неково, потому что по твоему государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии указу велено боярину и воеводам Василью Петровичю Шереметеву с товарыщи из Великого Новагорода взяти с собою для розбору и смотру на твою государеву службу новгородцов, дворян и детей боярских и новокрещенов и отставных всех до одного человека и казаков, да с ними ж приказ новгородцких стрельцов, и в Великом, государь, Новегороде дворян и детей боярских и новокрещенов и отставных и иных никаких служилых людей не останетца никово, опроче больных и старых дворян и детей боярских да одного приказу стрельцов. Да и ис тово ис последнего приказу розосланы на твои государевы службы на Олонец и по заставам и для посылок многие в тех место стрельцов, которому приказу стрельцом велено быть на твоей государеве службе /л. 7/ з боярином и воеводами с Васильем Петровичем Шереметевым с товарыщи; и то стрельцы и казаки, которые наряжены на твою государеву службу, для твоих государевых дел в посылки и по заставам и в отъезжие службы не ездят и городовых караулов стрельцом Васильева приказу Теглева караулить не помогают. И о том мы, холопи твои, к тебе, государю, к Москве, писали в Розряд и неодинова. И на Олонец, государь, послать переменить прежних стрельцов Васильева приказу Теглева, что ныне стоят на Олонце 25 человек, бес перемены неким, и на прибавочные заставы для укрепленья морового поветрея послать неково ж. И о том что ты, государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии, нам, холопем своим, укажешь. А что, государь, у нас, холопей твоих, из за рубежа про моровое поветрее и иных каких вестей впредь объявитца, и мы, холопи твои, о том к тебе, государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии, к Москве, отпишем тотчас.

На л. 1 об.:

Отметка о подаче: 162-го генваря в 22 день новгородцкого гостя Семена Стоянова с прикащиком с Ывашком Рогозинским. [186]

Помета: Бояре приговорили послать государеву грамоту в Великий Новгород к боярину и воеводе и к дьяку, будет подлинно в Стекольне учинилось на люди моровое поветрее и которые иноземцы с[вейские] или иных государств торговые или служилые люди поехали [ис] (Часть текста утрачена (край листа), восстановлена на основании грамоты из Посольского приказа новгородскому воеводе (лл. 8 – 12)) Стек[ольна] в то время, как [моровое пове]трее на люди учало быть, [и вам бы тех] людей посылку из [за рубежа] на государеву сторону про[пускать не ве]леть. А которые госуда[ревы торговые] люди поехали и[с] Стекольн[а в то же] время, и тех, пропустя [в нашу] сторону, велеть им [и с то]вары их по[быть в по]рубежных деревнях, и будет от них в [тех] местех болезни никакие нашлы[е] не объявитца, учинить по [ра]з[смо]тренью. А которые торгов[ые] люди отпущены ис Стекольны и с товары своими до то[го] времяни, и, сыскав про то до[пряма], пропускать тех людей и к Москве. 2

Ф. Сношения России со Швецией, 1654 г., № 1, лл. 1-7.


Комментарии

1. «Филиппово заговийно», или «Филиппов пост», – с 15 ноября по 24 декабря.

2. На основании пометы послана грамота от 25 января 1654 г. новгородскому воеводе (то же дело, лл. 8-12).