Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

18. Донесение королеве Христине от 26 января 1649 г.

Милостивейшее повеление вашего кор. в—ства от 11-го декабря я всеподданнейше получил от Якова Симонсона 19-го января. Всеподданнейше прошу ваше кор. в—ство всемилостивейше простить мне, что я, не зная русского языка и не будучи в состоянии в этом месте в это опаснейшее время найти какую-либо хорошую помощь, не могу делать столько, сколько ваше кор. в—ство справедливо можете требовать. Бог ведает, что я ничего не упускаю из того, что при высоком уважении к вашему кор. в—ству, по моему малому разумению в моем звании должно быть делаемо; не сомневаюсь, что Бог в свое время даст благословение. Так как в минувшую смуту (trublen) очень трудно было посылать письма, то я мало удивляюсь, что ваше кор. в—ство никаких моих всеподданнейших донесений, после датированного от 7-го августа, не получали, между тем как я имею уже от 3-го ноября ответ из Стокгольма на те письма, которые вместе с донесением вашему кор. в—ству здесь, в Москве, датированы 19-го сентября. Я после того не только писал всеподданейше вашему кор. в—ству от 21-го и 31-го августа в конвертах на имя г. секретара Ларса Кантерстена, при чем переслано было письмо Иеронима, но и для большей уверенности, так как я тогда не мог найти никакого другого удобного случая, рекомендовал я подателя письма, подполковника Иогана Диксона, по его особой просьбе, г. генерал-губернатору Карлу Мёрнеру; равным образом 2-го сентября (т.е. рекомендовал) поручика Николая Киера; следовательно г. Карл Мёрнер наверное получил эти письма. [438] Адольф Эберс, который 21-го декабря прибыл сюда, в Москву, дал мне письменное удостоверение, что донесения вашему кор. в—ству, мною всеподданнейше писанные, от 4-го и от 19-го сентября, 4-го, 18-го и 31-го октября, 14-го и 29-го ноября, вложенные (в конверт на имя) г. секретаря Иогана Монсона Сёльвершерна и большею частью написанные цифрами, хорошо до него дошли и отправлены далее; на те письма, которые вместе с помянутыми письмами и с донесениями вашему кор. в—ству датированы 7-го декабря, я или на все или на большую часть получил ответы. 30-го декабря послан к вашему кор. в—ству, по просьбе государственного канцлера (т.е. посольского думна дьяка), Томас Флек всеподданнейше известить ваше кор. в—ство, что русские послы скоро хотят отправиться отсюда в Швецию; при сем посланы были копии с моих всеподданнейших донесений вашему кор. в—ству, писанных 14-го и 29-го ноября и 7-го декабря с приложениями под литерами А., В., С., Д., E. Я надеюсь, что теперь все правильно дошло; после того времени прилагаемые письма от 13-го января должны были быть отправлены со шведскими кузнецами, которые тогда готовы были отправиться в дорогу; но так как пушечный литейщик М. Зост фон-Кирхофен (M. Sost von Kirchoffen) принял должность капитана, а его сын должность поручика, то другие (т.е. шведские мастера) ожидали бoльшего количества попутчиков до тех пор пока прибыл гонец вашего кор. в—ства.

Что ваше кор. в—ство столь милостивое королевское попечение имеете о тех Шведах, которые в этом отдаленном шведском дворе здесь в Москве, в отдалении от чужих живут (longt ifran dee fremmande boo), за это ваше кор. в—ство все всеподданнейше благодарят. Но так как я привилегированное место (т.е. где расположен шведский двор в Москве) без милостивого повеления вашего кор. в—ства не смел оставить, то с милостивого изволения вашего кор. в—ства я дал его огородить и построить на нем четыре избы (stufwor), кордегардию (cortegardt), конюшню и амбар (boodh). Ваше кор. в—ство сами можете милостивейше рассудить, как трудно дать смету издержек, нужных на постройку, прежде чем не решено, какая постройка должна быть, одно ли жилище для резидента или же много зданий, как бы некий постоялый двор для купцов. Надеюсь поэтому, что ваше кор. в—ство всемилостивейше простите мне, не понимающему в строительстве, если я на этот раз ничего не в состоянии ответить, но ставлю все под высокую милость вашего кор. в—ства, (смотря потому) сколько на это [439] будет отпущено (hwad dertill deputeras skall). За гольштинский двор Давид Рютц (Davidh Rijtz), имеющий доверенность продать его, просит две тысячи рублей, а Петр Марселиус, который к этому приобрел место, которое однако может быть утрачено (den wal mistas kan), просит 3.000 рублей. Лиценциат Филипп Крузиус в Ревеле имеет поручение продать помянутый дом и с ним лучше всего было бы вести переговоры. Что касается здешней местности, то все в обычном спокойном состоянии; однакоже говорят, что иностранные купцы, не получившие письменных привилегий, будут удалены из Москвы, если только не поможет то, что они скажут там (т.е. русским властям), что они отдаются под власть вашего кор. в—ства; они всетаки могут в таком случае, согласно вечному мирному договору, приезжать в Москву и проезжать всю Россию. Будет ли сломаны, по повелению его царск. в—ства офицерская кирка (officerarnes Korkia), которая, как говорят, стоит на месте русского кладбища, также как и те здания, которые стоят на неудобных местах (swara platzer), —покажет время. Когда 6-го января Морозов вел великого князя на Московскую иордань (Muschaus jorden), то все стрельцы, как слышно, говорили, что они тогда хотели убить Морозова; поэтому он очень расстроен (mycket sinter); однакоже он не хотел взводить никаких обвинений (inthet bekenna) на князя Якова. Трое из слуг Романова недавно были биты кнутом (pijskades) за то, что они, как говорят спустили собак на стрельцов великого князя, когда те охотились в имении Романова Пушкине (Puttkin), и великий князь берет его (т.е. имение) на себя, так как в новом Улажении (Nya Lagboken) будто бы постановлено, что на расстоянии двух верст от Москвы никто не должен жить (т.е. владеть поместьем), но по старому обычаю, должны (т.е. все эти местности) принадлежат Москве. В эти дни много народу подверглось жестоким пыткам (hardt pinade), умирают у Морозова, Ильи Даниловича, Пушкина; (кроме них) присутствовали еще только до 14 и 17 больших бояр; они желали расследовать, какая была причина смятения (волнения —trullen). Но на Романова и князя Якова они (подвергавшиеся пыткам?) не хотели взводить обвинений. 83 Так как стрельцы не пользуются доверием, [440] то Букгофен, под (верховным) начальством Ильи Даниловича, который очень полагается на Голландцев, будет командовать (commandera) пятью тысячами человек, в качестве отряда телохранителей великого князя (гвардейского полка —lijfregemente); на такое хорошее распоряжение (dedh sa wдl ordra) бояре смотрят с неудовольствием.

22-го числа Гамильтону и Кармикелю велено отправиться в Новгород заниматься военными упражнениями (exercera) с населением на границе. Они послали и за Лесли. Державнейшая королева! Что Русские делают много несправедливого (oratt) и однакоже желают охотно сохранять мир, —это я знаю; но если начнется война, то я всеподданнейше прошу ваше кор. в—ство всемилостивейше позволить мне вместе с верными шведскими перебежчиками (med de trogne swenska forlцpare) приехать в Швецию опять с русским посольством назад к границе (komma till Swerige igen med ryska legatione tillbakas till grentzen), дабы со мною тиранническим образом не обошлись эти варвары (desse barbariske), со мною, который добровольно и охотно умрет за ваше кор. в—ство и свое любезное отечество, если смерть моя могла бы принести какую-нибудь пользу. —Москва, 26 января 1649


Комментарии

83 В подлиннике: "men pa Romanoff och knдs Iacob wille de intet bekenna". Можно бы, нам кажется, понимать это место и так, что сами бояре, производившие допросы, не хотели винить в чем-либо Романова и князя Якова Черкасского, особенно, если сопоставить это с тем, что говорится выше о Морозове (тот же глагол и тот же оборот).

г.