Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

5. Статейный список Агиша Уварова о размене перебежчиков, 1625 г.

(Моск. Гл. Арх. Мин. Ин. Д., Шведск. дела 1625 г., № 1)

Лета 7133-го, февраля в 7 день, по наказу боярина и воеводы, князя Григорья Петровича Ромодановского, да диака Федора Опраксина приезжал на рубеж меж Ладоги и Орешка, на реку на Лавую, Агиш Уваров для розмены перебещиков, а из Орешка прислан на рубеж каптин Лас Урбансон с товарыщи. И как сьехалися на рубеже, и каптин учал был королевское титло наперед говорити, и Агиш шапку положил на голову, и немецкой толмач учал Агишу говорити: "для де ты чево шапку положил на голову против королевские титлы?" И Агиш молыл: "николи тово не бывало, что наперед царского величества титл государя вашего титла говорити, да и ныне яз тово не хочю слышети". И учал по наказу государево титло говорити, а проговоря титло, говорил, что послан я от боярина и воеводы Великого Новагорода и наместника Брянского, от князя Григорья Петровича Ромодановского, на рубеж для розмены перебещиков, для того: писал в Великий Новагород царского величества к боярину и воеводе Великого Новагорода и к наместнику Брянскому, ко князю Григорью Петровичю Ромодановскому, города Орешка державец, что он перебещиков, царского в—ва людей, которых сыскал в своей стороне, в ц. в—ва сторону отдает, и тем перебещиком прислал роспись, и он бы, каптин, по той росписи перебещиков в ц. в—ва сторону отдал, а которые их перебещики в ц. в—ва стороне в сыску объявилися, и те присланы на рубеж.

И каптин Лас учал отдавати перебещиков по росписи, а з государевы стороны учал просити своих перебещиков столко же человек, человек против человека.

И Агиш говорил ему против наказу, что с вел. государя нашего, царя и вел. кн. Михайла Федоровича, всеа Русии самодержца, его ц. в—ва, стороны наперед сего многие их перебещики, которые в сыску объявилися, в ых сторону высланы, а оне с своей стороны перебещиков, ц. в—ва людей, выслали немногих, а у себя держат многих, и оне б ныне перебещиков, ц. в—ва людей, которых имяна в росписи своей объявил орешковской державец, в царск. в—ва сторону отдали всех, а досталных бы по росписям, [281] каковы к ним из Великого Нова-города посыланы, сыскивали и в ц. в—а сторону высылали, а своих перебещиков, которые в ц. в—ва стороне сысканы и на рубеж ныне приведены, в свою сторону взяли, а будет которые иные перебещики их в ц. в—ва стороне вперед объявятца, и тех по тому же к ним за рубеж учнут высылати, а в ц. в—ва стороне держати их не будут.

И каптин говорил, что де многие их перебещики живут в государеве стороне, в Наугородцком и в Ладожском уезде, и учал сказывати имянно, где хто живет, а к ним де их не высылают.

И противу того Агиш говорил ему: велено мне приняти с вашие стороны перебещиков, ц. в—ва людей, которых объявил в росписи своей орешковской державец, а в вашу сторону велено выслати ваших перебещиков, которые в сыску объявилися и на рубеж приведены, а об ыных перебещикех говорити мне не приказано. И их бы горододержавцы писали о том в Великий Нов-город к боярину и воеводе Великого Нова-города и к наместнику Брянскому, ко князю Григорью Петровичю Ромодановскому, и он против их писма о том им и ответ учинит.

И туто ж стоя, толмачь Анс молыл: нашего де короля зовут долгоруким, потому что де у него руки долги и далеко достанет.

И противу того Агиш говорил: у меня в наказе государя вашего короля написаны все полные титлы, а тово, что он долгорукой король, в титлах не описано, и у в. государя нашего, ц. и в. кн. Михайла Федоровича, всеа Русии самодержца, его ц. в—ва, вечное мирное постановение учинено з Густавом Адолфом, королем свейским, а не з долгоруким королем, а долгорукой король нам не страшен. И толко вы присланы от долгоруково короля, а не от свейского Густава Адолфа, и я с вами съезжатца и ни о чем говорити не хочю, а будет вы называете государя своего, свейского короля, долгоруким мимо его королевских прямых титл, чево наперед сего николи не бывало, и тем прозвищом государя своего безчестите, и вам то от него не пробудет.

И тут же, на съезде, говорил немчин Ондрюшка Данилов про государя ц. и в. кн. Михайла Федоровича всеа Русии непригожее слово: ваш де государь не владеет ничем, а владеют де у него чернцы и князи и бояря.

И Агиш Уваров, принявся за саблю, говорил ему: как ты, детина страдник, про великого государя нашего, ц. и в. кн. Михайла Федоровича, [282] всеа Русии самодержца и многих государств государя и облаадателя, такое непригожее слово говоришь, а он, великий государь наш, ц. и в. кн. Михайло Федорович, всеа Русии самодержец, своими великими и преславными и иными многими государствы владеет милостию Божиею сам, и все ему, великому государю, послушны, и его государьское повеленье князи и бояря и всяких чинов люди везде со страхом исполняют, и толко ваш государь король про то сведает, и он тебя, страдника, за такое непригожее слово велит на рубеже повесить.

А выговоря то, говорил каптену Ласу: по твоему ли веленью тот немчин про великого государя нашего, царя и вел. кн. Михайла Федоровича, всеа Русии самодержца, про его ц. в—во, такое непригожее слово говорит? И каптин против того ничего не выговорил. И с тово съезду розъехалися: Агиш стал в государеве стороне, в деревни в Василкове, а каптин стал в своей стороне, на погосте у Троицы. И послал он, каптин, от себя к ореховскому державцу гонца для докладу, как прикажет перебещики розмениватца.

И февраля в 8 день ввечеру присылал к Агишу Уварову по приказу орешковского державца каптин Лас с вестью, чтоб сьехатца для розмены перебещиков февраля в 9-м числе из утра.

И февраля в 9 день на рубежи, на реке на Лавуе, Агиш Уваров с каптином съехалися, перебещиками, коих с обе стороны на рубеж привели, розменилися, а розменяся перебещиками, (с) съезду розъехалися.