Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

4. Царская грамота в Новгород, 1624 г., 17 июня.

(Моск. Гл. Арх. Мин. Ин. Д., Шведские дела 1624 г.)

От ц. и вел. кн. Михайла Федоровича всеа Русии в нашу отчину в Великий Новгород боярину нашему и воеводе, князю Григорью Петровичю Ромодановскому, да дьяком нашим Федору Опраксину да Добрыне Семенову: в нынешнем во 132-м году, июня в 8 день, писали есте к нам, что вы по нашему указу на съезд с немецкими людми для перебещиков выбрали дворян шесть человек, а на которых им местех и на урочищах на рубеже с свейскими дворяны съехатца, и тово вам имянно не указано, и росписей межевых у вас в Новегороде нет, а переводчиков, кого послать, в Новегороде всего два человека: Еремей Еремеев, и тот умеет немецкой язык и грамоту, а другой Андрей Петров, и тот умеет [273] по-свейски говорит и грамоту свейскую знает, а на руской язык свейской грамоты перевести и по-руски розсказати без толмача не умеет, и в Новегороде без одново переводчика, без Еремея, быти нельзя, а Ондрея Петрова толко из Новагорода на съезд послати в одно место, и ему без иново толмача быть нелзя, потому что он свейсково писма на руской язык сам перевести и розсказати не умеет, а в два места переводчиков и толмачей послати неково: служилых и торговых немец в Новегороде ни одново человека нет; а подъячих, кому быти з дворяны на сьездех, трех человек, ково б с такое дело стало, выбрать не ис ково, толко в Розрядном Столе да в Болшом Приходе да в Дворцовом приказе подъячих по одному человеку, и те делают сметные списки, да их же в приходе и в росходе считают за пять лет, и подъячих на съезд послать нелзя, а которые у них товарыщи, молодые подъячие, и те не научны, и с такое наше дело их не станет; да маия в 15 день прислал к тебе, боярину нашему, ореховской державец Нилс Алсон лист, а в том листу своем писал к тебе о перебещиках, которые с их стороны перебежали в нашу сторону, а о тех перебещикех, которые перебежали с нашие стороны в их сторону, писал к тебе: колко он их мог сыскати, и он тебе, боярину нашему, об них ведомо учинил наперед тово, а вперед де он перебещиком своим у вас росписи просити и тем перебещиком, которые перебежали с нашие стороны к ним, прислать к вам не хочет, а как де будет съездное время, и он перебещиков наших хочет на сьезде поставити и в нашу сторону отдати хочет, и объявил тебе в том листу своем дворян имяна, которым для розмены перебещиков на сьезде быти с их людми, а тово тебе, боярину нашему, в писме своем не объявил, сколко с теми дворяны на сьезде каких людей числом будет. И ты, боярин наш, с тово ореховского державца листу перевод прислал к нам, а к нему против того послал свой лист. И чтo ты, боярин наш, против того ореховского державца листа от себя к нему писал, и нам то ведомо; и будет вперед ореховской державец или иных свейских городов державцы учнут к тебе, боярину нашему, писать о дворянском сьезде, чтоб для розмены перебещиков и для росправы всяких обидных дел дворяном сьехатца в трех местех, а перебещиков, которые с нашие стороны к ним перебежали и у них сысканы, в нашу сторону высылати и досталных перебещиков по прежним вашим росписям сыскивать не учнут и к вам тем перебещиком росписей не пришлют, а у [274] вас своим перебещиком росписей просить не учнут или до нашего указу дворян своих на рубеж вышлют не обослався да учнут о сьезде писать с рубежа, или будет свейские дворяне не похотят быти сьезду в трех местех, и кому з дворяны на сьездех в трех местех быти подъячим и переводчиком, и о межах, в которых местех на рубеже дворяном сьезжатца, и о том бы о всем велети вам наш указ учинити. И как к вам ся наша грамота придет, а ореховской будет или ругодивской и корельской державцы учнут к тебе, боярину нашему, ко князю Григорью Петровичю, писати о дворянских сьездех, чтобы для перебещиков сьехатца и перебещиками розменитца, и ты б, боярин наш, от себя писал к ним, что ты (о росписи) перебещиком, которые с нашие стороны перебежали на их сторону, к ним писал и неодинова, и они к тебе росписи тому не прислали, а пишут о своих перебещиках, и ты про то послал сыскивати во весь Новгородцкой уезд, а то им самим ведомо, что Новгородцкой уезд розъезд великой, и вскоре тово сыскати немочно, а про которых сыщут, и ты, боярин наш, о том ему вперед объявишь подлинно, а не сыскав про то подлинно, дворяном на сьезд ехати будет не для чево, а по нашему царскому повеленью во всем Новгородцком и во Псковском уездех по всему рубежу заказы учинены крепкие, перебещиков с их стороны никаких людей приимати не велено никоторыми делы, а хто будет своровал, кого принял, и тому будет наказанье жестокое, о том им самим вперед будет ведомо, и перебещиков, которых сыщут, в их сторону высылати учнут, где кого сыщут, хоти и без сьезду, и вперед приимати не велят, а они б по тому ж наших людей к себе не приимали, а которые придут, и тех бы отсылали назад, а будет не похотят руских людей, которые перебежали с нашие стороны в их сторону, отдати или выслати, а своих по тому ж имати, потому как орешковской державец писал в своем листу, что он о том вперед писати не будет, и ты, боярин наш, и по тому учинить велишь и тех перебещиков, которые перебежали с нашие стороны к ним, просити не будешь, а будет надобно сьехатца дворяном для перебещиков или о иных о росправных делех, и ты тово не отговариваешь и сьехатца дворяном с их дворяны велишь, лише остерегаешь тово, чтоб сьехатца и розъехатца не без дела, чтоб меж государств ссоры не было; да ведомо тебе, боярину нашему, подлинно, что тем руским людем, которые в их стороне, в отдаточных городех, чернцом и [275] попом и мирским людем, в православной христианской вере утесненье, и Божиих церквей им строити и вновь ставить не волно, и многие церкви заперты и запустели, и службы в них нет, а попом и чернцом в Новгород к богомолцу нашему, к Новгородцкому митрополиту, для благословенья и поставленья ездить не велят и от веры руских людей отводят в свою веру и теснят всякими мерами, а в Иванегородцкой и в Орешковской и в Ямской и в Копорской уезды привели они немец из-за моря и деревни у руских людей отняли и отдали немцом, а руских людей выбили вон, и многие руские люди пошли от них в Литву и в Лифлянскую землю, и то делаетца мимо посолской договор и утверженье, а в посолском договоре написано имянно: которые руские люди, попы и чернцы и мирские люди, поступленыся в свейскую сторону с отдаточными городы, и тем в свейской стороне быти в своей вере по тому ж, как они были при прежних государех, блаженные памяти при деде нашем, при великом госуд. ц. и вел. кн. Иване Васильевиче, всеа Русии самодержце, и при дяде нашем, при вел. гос. ц. и в. кн. Федоре Ивановиче, всеа Русии самодержце, а при тех великих государех были они в православной хрестьянской в руской вере, а ныне де им в том во всем теснота, и в Нов-город их к митрополиту не пускают, и те люди от гоненья бегают в Литву и в Лифлянскую землю; а как были у нашего ц. в—ва на Москве государя их Густава Адолфа короля послы, Густав Стенбук с товарыщи, и они о том у нас просили, чтоб из их отдаточных городов чернцом и попом в Нов-город к митрополиту для благословенья и поставленья поволити приезжати попрежнему, чтоб всем руским людем, которые в их стороне, быть в своей вере непременно; и как приехал к Москве отец наш, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии, и он, государь, свое государское святителское повеленье в Нов-город к митрополиту послал, попом и чернцом с их стороны в Новгород приезжати поволил и безчестья им и укоризны никакие чинить не велел, и из Новагорода боярин и воевода наш, князь Данило Иванович Мезетцкой, о том к ним писал; и они ныне попов и чернцов в Новгород к митрополиту для благословенья и поставленья не отпускают и вере чинят тесноту, и руские люди, видя от них тесноту, бегают, и то делаетца мимо посолской договор; толко ты, боярин наш, и на то не смотря, по нашему царскому повеленью, перебещиков велели(ъ) сыскивати во всех местех, и где кого сыщут, и тех велели(ъ) высылать к ним за рубеж, а [276] тем людем, у кого сыщут, велели(ъ) чинить наказанье, о том им самим ведомо будет вперед; а которые будет люди бегают в Литву и в Лифлянскую землю, а оттеле будет учнут выходити в Новгородцкой и Псковской уезды, и тебе тех высылати и отдавати не годитца, потому что они учнут выходити из Литовские земли, а не от них, а из Литовские земли выходцы и руские люди выходят в нашу землю поволно, и назад их не отдают. Да однолично б есте велели во всех местех перебещиков сыскивать неоплошно и высылать их велели назад с рубежа, хто отколе пришел, хоти и невдруг, чтоб их не отдачею отдати, для того чтоб их за то в немцах не казнили, а толко отдавати отдачею, и им быти кажненым; а тем людем, хто их приимал мимо нашего повеленья, велели б есте чинити наказанье жестокое: бити по рубежу кнутом нещадно, чтоб то в немецких городех отозвалося, что их приимали порубежные люди без нашего повеленья; и вперед бы есте никово приимати не велели, а хто учнет приимать, и тем от нас быть кажненым смертью. А в Сумерскую волость и в Тесово и по иным порубежным местам послали б есте нарочно, а велели про перебещиков сыскивати накрепко, а хто их приимал, и тем чинить наказанье нещадно, и вперед приимать не велели, чтоб за то меж государств ссоры не было. А будет которые перебещики, руские люди, выбегли из Литовские или из Лифлянские земли, хоти и в отдаточных городех были, и вы б тех писати велели на роспись особно и высылать их и отдавати в немцы не велели, а отказывати об них, что они вышли из Литовские земли, а не от них, и толко б они ныне были в Литовской земле, и они б у них не были ж, а сколко где перебещиков сыщут и назад отошлют, и сколко останетца в нашей земле, и сколко наших людей перебещиков в Свейской земле и сколко тех людей, которые вышли из Лифлянские или Литовские земли, и вы б тому подлинную роспись прислали к нам тотчас, вы, диаки, за своими руками. А переводчика и толмача и подъячих в прибавку указали есмя послать к вам вскоре. А вам бы в то время ссылатца обсылкою, а самим о сьезде не задирать, а отказом бы о сьезде впрямь не отказывати ж, для того чтоб того не поставили немцы в нарушенье миру, а проволачивати б ссылкою, смотря по мере, а будет без сьезду никоими мерами быть нелзе, ино б сьехатца в одном месте, где пригожь, или, по самой по конечной мере, в дву местех. И про отдачю перебещиков объявляли бы есте, смотря по их росписям, будет они учнут о том писать з докукою, и почаете за то [277] нелюбья или задору, —по тому б смотря и делати, а самим бы о сьездех не задирати. А будет ореховской и корелской и ругодивской державцы дворянскими сьезды во все три места учнут с своей стороны спешити и о сьездных сроках, как им с нашими дворяны сьезжатца, к тебе, боярину нашему, писати учнут и имена тем дворяном, которым быти на сьездех, и число людем, колко каких людей с ними на котором сьезде будет, пришлют, а перебещиков, наших людей, которые к ним перебежали и у них сысканы, в нашу сторону не вышлют, и досталных перебещиков, наших людей, по вашим росписям сыскивати и к вам тем перебещиком росписей наперед сьездов присылати не учнут, и ты б, боярин наш, писал к ним по прежним нашим указом, чтоб они наперед дворянских сьездов прислали к вам перебещиком, нашим людем, которые у них сысканы и на розмену высланы будут, имянные росписи, а ты против того также их перебещиком, которые у тебя сысканы и на розмену высланы будут, имянные росписи к ним пошлешь; а как перебещитцкими имянными росписми на обе стороны меж себя сошлетеся и перебещиков с обе стороны, которые будут в сыску, на обе стороны изготовите, и тогды и дворян на сьезды с обе стороны, в которые места пригож, по приговору вышлешь, и тем дворяном и сьездным людем, которые с ними будут, ни которые мешкоты на сьездех не будет; а толко наперед дворянских сьездов перебещитцкими имянными росписми на обе стороны не сослатца и перебещиков на обе стороны на розмену не изготовить, —и дворяном, сьехався на сьездех, за тем будет мешкота; а мочно в таких делех сьехатца и об обидных о всяких делех росправа учинити мочно и в одном месте, в котором пригож, потому что те все сьездные места, о которых они, ругодивской и орешковской и корелской державцы, писали, меж себя стоят неподалеку, а сьезжатца в трех местех в таких невеликих делех не для чего: лише будет волокита людем и истома с обе стороны, потому что перебещики, которые перебежали с нашие сторны в их сторону, а ныне они у них сысканы в одной государя их стороне, и тех перебещиков всех мочно сведши в одно место и прислати з дворяны своими и ими розменитись в одном в котором ни буди месте, а ты, боярин наш, с своей стороны также перебещиков их, которые у тебя по их росписям вперед в сыску объявятца, выслати велишь на розмену, также в одно место, а иных сыскивая и до сьезду велел ты, боярин наш, высылати к ним за рубеж. Да однолично бы вам [278] наперед перебещитцих имянных росписей дворянскими съезды не спешити и о всем делати смотря по мере. Да будет свейских городов державцы из Ругодива и из Орешка и из Корелы наперед съездов перебещиком, нашим людем, которые у них сысканы и которые вперед в сыску будут, имянные росписи учнут к вам присылати прямо, а не обманом, и о съездном месте об одном, или по нуже хотя и о дву, и о сроке, на которой срок дворяном с обе стороны на съезжие места съехатца, отпишут, и съездным дворяном, кому быти с их свейские стороны на съездех, имяна пришлют наперед, и ты б, боярин наш, по прежнему и по сему нашему указу, примеряся к их ссылочным листом и к росписям, будет они прямо перебещиков, наших людей, по росписям сыскивать учнут и росписи к тебе пришлют и на рубеж на съезжие места з дворяны своими вышлют, —по тому ж их перебещиков, которые у вас в сыску есть, роспись, опричь дворян и детей боярских, которые будет от них переехали на нашу сторону, и съезжим дворяном велел написати имяна в одно или по нуже и в два места, а по самой по конечной мере, толко будет ругодивской и орешковской и корелской державцы упрямятца о всех трех съездных местех, а похотят того, чтоб съезжатца дворяном врознь, и вы б и во все в три места дворян и подъячих послали толких же человек, колко с свейской стороны будет, смотря по их ссылке, и о чем им съехався говорити, велели дворяном и подъячим в наказы написати, примеряся к делу и к сей нашей грамоте, и о съездных местех отписали имянно. А в которых местех сьездным нашим дворяном с свейскими дворяны по ссылке свейских городов державцов на съездех съехатца, и мы для ведома порубежных мест, в которых местех меж Ноугородцкого и Ладожского и Гдовского уездов и Сумерские волости с Орешковским, с Копорским, с Ямским, с Иванегородцким и с Корелским уездом межи, послали к вам с межевых дворянских записей списки с посылочным подъячим с Сенкою Тростиным. А как у вас с свейскими державцы наше дело учнет делатца, обсылкою ли перебещиков учнете высылати, или на съезды пошлете, и кого именем, дворян и подъячих, и сколко с ними пошлете служилых людей и кого именем и колких человек перебещиков велите выслать наперед и на съезде отдати и кого с их стороны возмете, и вы б о том к нам отписали, а отписки и росписи велели отдавати в посолском приказе дияком нашим, думному Ивану Грамотину да Саве Раманчюкову. А наперед бы есте х корелскому и к орешковскому и к [279] ругодивскому державцом перебещиков их, которые в нашей стороне у вас в сыску будут, и которых им отдати будет мочно, на съездех имянных росписей и дворянских имян и с ними служилых людей, которым быти на съездех, и самех дворян на съезды, не выждав от них, здачею не отдавали, а велели отсылать с рубежа, а у них просили перебещиком, нашим людем, имянных росписей и дворянских имян наперед, и с ними ссылались и о съездных срокех с ними приговаривали, смотря по их писму. А будет есть в сыску в нашей стороне попы или чернцы, которые перебежали от них, и вы б о том имянно к нам отписали, сколко тех людей, и сколь давно хто вышел, и хто их приимал, и за кем ныне живут, а в порубежных бы местех однолично перебещиков нихто не держал никоторыми мерами, а хто учнет приимать и держати в порубежных местех, и тем быти кажненым смертью. Да ведомо нам учинилось, которые свейские перебещики, всяких чинов люди, перебегают с свейские стороны, и те де живут укрываяся на нашей стороне в порубежных местех, в Тесове и в Сомерской волости и в ыных местех, за всякими людми, а наши порубежные люди их у себя держат и их укрывают, и свейские державцы про них пишут к вам беспрестанно, и то делаетца неведомо какими обычеи, мимо нашего указу, а по нашему указу велено вам того смотрить накрепко и о перебещиках заказ учинить крепкой, и приимать не велено, а хто приимет, и тому велено чинить наказанье, и вы по ся места наказанья в том никому не чинили, а порубежные люди воруют, меж государств чинят ссору. И вы б вперед однолично перебещиков в нашу сторону с свейские стороны отнюдь приимати не велели и заказ о том по рубежу всяким людем учинили под смертною казнью по прежнему нашему указу и по грамотам, каковы наши грамоты посыланы к вам о том наперед сего. А которые будет порубежные наши люди после прежнего и нынешнего нашего указу учнут с свейские стороны перебещиков принимати и у себя их держати тайно, и вы б тех перебещиков велели высылать назад и до съездов, а тех людей, которые после вашего заказу с свейские стороны перебещиков в нашу сторону принимали и у себя держали в порубежных местех, велели, водя по самому рубежу, бити кнутьем нещадно и винных не щадити, чтоб тот заказ в свейских городех был ведом, и вперед бы в том меж государств ссоры и посолскому договору нарушенья не было.

Писан на Москве, лета 7132-го, июня в 17 день.