Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

4. Отправление в Швецию двух гонцов с грамотами к королю и к русским послам в июле 1618 г.

(Моск. Главн. Арх. Мин. Ин. Дел, Шведские дела 1618 г., № 6)

...."Да как, аж даст Бог, они, Иван и Тимофей, 18 к послом приедут, а они будут ещо в Свее от короля не отпущены, и им дати послом государевы грамоты, что посланы х королю и к послом, и говорити им от великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, что отпущены они от царского величества [72] к свейскому королю тому уж многое время, а вести об них царскому величеству нет никоторые: были ль они у короля и государево и земское дело совершили ль. А к свейским послом, которые были у великого государя на Москве, и к тем от короля гонцы гоняют частые, а от них царскому величеству отнюдь ни о каких делех неведомо. И то делается неведомо каким обычаем. А свейские послы, которые были у государя на Москве, от царского величества отпущены з докончаньем и со всем з добрым делом тому уж многое время. И они б ныне по государеве грамоте, какова к ним с ним прислана, х королю просились и государево и земское дело делали не мешкая, чтоб им однолично у короля о полском и о литовском деле зделати, как к ним от государя в нынешней государеве грамоте писано с ним, с Иваном, да с Тимофеем, и их бы, Ивана и Тимофея, отпустить ко государю из Свеи наперед себя тот же час и ко государю отписати о всем против государевы грамоты, какова к ним прислана с ними, с Иваном и с Тимофеем, наперед себя. А им, Ивану и Тимофею, велено с тем со всем ехати к государю наперед их наспех, не мешкая нигде ни часу".

______________

(Из царской грамоты к послам кн. Борятинскому с товарищами)

"Божиею милостию от великого государя ц. и в. к. М. Ф., всеа Русии самодержца, послом нашим, дворенину и наместнику Муромскому князю Федору Петровичю Борятинскому да дворенину Осипу Яковле(вичу) Прончищеву да дьяку нашему Богдану Кашкину. В нынешнем во 126-м году июня в 30 день свейской Густав Адолф король прислал к послом своим, которые от него были у нашего царского величества на Москве, к Густаву Стенбуку с товарыщи пяти человек гонцов и о всяких вестех к ним писал; а к нам, великому государю, от вас, послов наших, как вы пришли в Свею и как были у короля, и как вас король принял на посолстве и в котором городе, и какова вам была от короля честь, и как у вас наше и земское дело по нашему наказу делалось и совершилось, или не совершилось, и зачем вам по ся места от короля отпуску нет, и для чего есте задержаны, —и по ся места ведома нет никакого. И нам, великому государю, то в великое подивленье, нивисть то делаетца вашим нераденьем, или будет нечто вам у короля великое укрепленье, что вам ничего доведатца и к нам ни о чем [73] писать немочно. А как Густава Адолфа, короля свейского, послы Густав Стенбук с товарыщи были у нас, великого государя, на посолстве и как после посолства были у бояр наших в ответе многижда, и по нашему указу бояря наши говорили с послы о соединенье на литовского короля, чтоб нам, великому государю, з государем их, з Густавом Адолфом королем, стоять на полского короля и сына его заодно. И Густава Адолфа, короля свейского, послы Густав Стенбок с товарыщи подали бояром нашим ответ писмяной, а в ответе их написано, чтоб нам, великому государю, и государю их, Густаву Адолфу королю, быти в укрепленье, что друг другу помогать против Жигимонта, короля полского, и его детей и помогателей и против коруны полские и великого княжства Литовского на той мере: будет нашему царскому величеству надобны будут люди, и нам тогда прислать посланника нашего или гонца х королю договор учинить, сколко людей пеших и конных нашему царскому величеству на помочь надобно. А нашему царскому величеству тех воинских людей, покаместа они у нашего царского величества в земле будут, платежем воздержать без его королевского убытка; а будет в его королевской земле ни в которой стороне недругов не будет, и не почаять нигде, и королю нашему царскому величеству помогать и меншое пятью тысечи воинскими людми на тот срок, как наше царское величество с его королевским велеможством соединачитца, а нашему царскому величеству дати тем людем наперед на наем дватцать тысяч рублев. Также бы и нашему царскому величеству, как надобна будет королю пoмочь, помогати свейскому королю пятью же тысечи воинскими людми или болши; а никакого миру или перемирья нам, великому государю, меж нашего царского величества и Росийского государства с короли полскими и с коруною полскою и великим княжством Литовским без королевской ведомости не учинить. Также б и свейскому королю с королем полским и с коруною полскою и с великим княжством Литовским никакого миру и мирного постановенья без ведомости нашего царского величества и безо всего Росийского государства не учинити. А будет мир или какое мирное постановенье наше царское величество или государь их свейской король похотим учинить, и то б учинить тем обычаем, что тому, которой мирного постановенья похочет, и сходство ему к миру будет, и в те поры то друг другу объявить и о том с недругом договор учинить, что и другово ему с собою вместе тут же замирить; и будет к тому недруг подвижен будет, и тому, которой к мирному [74] договору придвижен, и другому объявить, на чем он себе чает быти в миру, и тогда он повинен слушать добрые думы и воспоминанья; а будет толко недруг никоторыми мерами не похочет мирного постановенья и перемирья чинить и делать с обеими государи, а похочет делать с одним, и нам, великому государю, и государю их, свейскому королю, в том не рознитися, а стояти обема заодно. А по нашему царского величества указу нашего царского величества бояря свейского Густава Адолфа короля с послы о соединенье на полского, Жигимонта короля в ответе говорили и писменой ответ к ним послали таков, что мы, великий государь, з Густавом Адолфом, королем свейским, и с его наследники и с Свейским королевством на полского и литовского Жигимонта короля и на ево сына и на ево государства стояти вместе будем, потому что Жигимонт король нам, великому государю, и всему Росийскому государству, также и государю их, велеможному Густаву Адолфу королю, вобчей недруг, и неправды Жигимонта короля и думных полских и литовских людей перед Росийским государством и перед его Свейским королевством показались многие, то им самим ведомо, и друг нашему царскому величеству и всему Росийскому государству, также и свейскому королю и всему Свейскому королевству, Жигимонт король и сын его и Поляки и Литва николи не будут. И они б, послы, ныне з бояры нашими говорили и написали в записи и утвердили, что нам, великому государю, и наследником нашим и всему Росийскому государству, также и государю их, Густаву Адолфу королю, и его наследником и Свейскому королевству, на Жигимонта короля и на его наследников и на Поляков и на Литву стояти заодин и над ними промышляти собча, кому ж с своей стороны, и с турским и с крымским нам, великому государю, и государю их, Густаву Адолфу королю, о помочи ссылатись, потому что турской и крымской с Поляки государи пограничные, чтоб однолично Жигимонта короля и Поляков и Литву со всех сторон войною учинить бессилна и безнадежна. А будет лучитца нам, великому государю, с полским и с литовским королем на которой будет мере помиритца по их присылке для покою ратных людей, а то будет толко годно и свейскому королю, и нашему царскому величеству замиривать с полским и литовским королем и свейского короля и промышляти о том всякими мерами, как будет возможно, и ко государю их, свейскому королю, мы, великий государь, будет лучитца ссылатись о перемирье, ведомо учинить велим, а чего по конечной мере учинити [75] будет невозможно, того наше царское величество и на государе их, Густаве Адолфе короле, спрашивать не велим; а государю их, Густаву Адолфу королю, будет понадобитца с полским и литовским королем учинить мир, и нам, великому государю, то будет годно ж, и государю их, Густаву Адолфу королю, замиривать с полским же и с литовским королем и нас, великого государя, и нам о том ведомо учинит. А что друг друга именно замирить, и того написать и утвердить немочно, потому что дело заочное, и меж государств дела различные; також и для того: как о том перемирье учнут говорить, а в те поры о том меж государств о замиренье государей будет ссылка, и того будет долгое время, и толко от тово государя, х которому о том пошлют, ждати ответу, и в то время многие меры переменятца, и кровь прольетца; и хоти было и быть какому перемирью, и то за мотчаньем не сстанетца. А хоти будет вперед нашему царскому величеству с полским королем учинитца в некоторых делех и перемирье, а государя их, Густава Адолфа короля, замирить будет нелзе, а с полским королем государю их, Густаву Адолфу королю, будет война, и мы, великий государь, наше царское величество, полскому королю на государя их людми и казною помогати не учнем и полских и литовских воинских людей на государя их землю пропустити не велим, хоти о том полской король нас, великого государя, и просити будет. И свейские послы Густав Стенбук с товарыщи против бояр наших ответу о полском короле зделки болши того, что подали на писме, во многих розговорех ничего не объявили, а сказали, что им от государя их болши того о полском короле делать не наказано, а мимо наказ делать им нелзе. И говоря о том бояре наши с свейскими послы ни на которой мере не положили и договору не учинили ни которого, и мы, великий государь, говоря о том з бояры нашими, с свейскими послы о соединенье на литовского болши того говорити не велели, потому что свейские послы на нашей государской воле делати не похотели.

[.... .... ....]

А будет король и ближние люди о литовском соединенье с вами по сему нашему государскому указу делати не похотят, а учнут говорити и делати похотят по тому, как послы на Москве бояром нашим объявили, или к тому иные дела прибавят, и вы б о том мимо нашего указу не делали и того, что, не обослався государем меж себя, одному без другово не миритися, или имянно замирить, которой государь у другово попросит, тот тому и учинит, [76] и о помочи денгами и людми однолично не делали и в запись не писали, хоти будет о соединенье на литовского бес тех статей и делати не похотят, и вы б то отложили, а приговорили о том деле вперед на обсылку".


Комментарии

18 Гонцы —подъячий Иван Дедков и немецкий переводчик Тямофей Фанемин. Данный им наказ, из которого приводится здесь извлечение, помечен 15-м июля 1618 г.