Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

3. Посольство князя Борятинского с товарищами в Швецию в 1617 —1618 гг.

(Моск. Главн. Архив Мин. Ин. Дел, Шведский статейный список, № 16)

...."И сентября в 30 д. в шестом часу дни присылали свейские послы 8 ко государевым послом говорити от себя Анцу Брякилева, [29] и Анца государевым послом говорил: съезжалися свейские послы с ними, ц. в—ва с великими послы, у реки Лавуи, у мосту, и на том съезде по договору с обеих сторон послов поставлены были шатры; а розъехались с того съезду государевы послы с свейскими послы вчерась для того, что не похотели свейские послы сидети з государевыми послы за одним столом. И свейские послы ныне его, Анцу, к ним, государевым послом, прислали, а велели ему говорить: в договорных записях государевых и свейских послов написано: съехатца б государевым послом и свейским на реке Лавуе, на мосту, на прямом рубежном разделении, и государевы б послы велели стол поставить на реке на Лавуе, середи мосту, на прямом рубеже, и свейские де послы съедутца, а за тем столом сидети с ними учнут, а как съедутца и за стол придут, и государевым бы и свейским послом показати друг другу государские подтверженные грамоты.

И государевы послы Анце говорили и свейским послом сказать ему велели: прислали ко государевым послом свейские послы его, Анцу, с тем, чтоб поставить стол середи самого мосту на реке Лавуе, и съехався б государевым и свейским послом [30] сидети за тем столом, и пока б смерити пядью, что велеть поставить государевым послом стол средь самово мосту; и государевым послом мимо того, как были на съезде ц. в—ва великие послы, околничей князь Данило Иванович Мезетцкой с товарыщи, с свейскими послы в Дедерине да Столбове, ныне вновь ничего не делывать, а быти б столу в государеве в съезжем шатре и сидети б за ним свейским послом з государевыми послы попрежнему, и толко ныне свейские послы не учнут дело, и им, государевым послом, с ними на съезде не бывать. Да с тем государевы послы к свейским послом ево, Анцу, и отпустили.

И того ж дни ввечеру присылали ко государевым послом свейские послы переводчика Анцу ж Брякилева, а велели ему говорить: видя свейские послы меж государя з государем их, свейским королем, дружбу и любовь и вечное мирное постановенье, поступаютца государевым послом, —хоти будет им, свейским послом, и сидети з государевыми послы за одним столом, и государев бы стол поставить середи мосту, а титлы б говорить ц. в—ва и королевского имени сшодчись накоротке по договорным записям, а говорити бы де титлы обоих государей обоим послом вместе, а толко государевы послы учнут на съезде говорити государевы полные титла не по договорным записям, и свейским послом з государевыми послы за тем не съезживатца и о делех ни о каких не говаривать, и такому де будет делу нарушенье от государевых послов, а не от свейских; то де с ним, с Анцою, приказали свейские послы к ним, государевым послом, последней ответ, а толко де быть не по тому последнему слову, и свейские де послы, приехав завтра к съезжему месту, к реке Лавуе к мосту, явя дворяном и всяким с обе стороны людем и показав подтверженные грамоты и ударя из дву волконеек, пойдут назад.

И государевы послы к свейским послом с переводчиком с Анцою Брякилевым приказывали, что им, государевым послом, вновь собою ничего не делывать и государева стола посередь мосту, за которым с ними сидети с (sic) свейским послом, не ставливати, а быти б государеву столу и им, государевым и свейским послом, сидети за ним попрежнему, как было у послов у околничего у князя Данила Ивановича Мезецкого с товарыщи с их свейскими послы, а титлы они ц. в—ва и королевского велеможства съехався учнут говорить по посолским договорным записям накоротке, и завтра они, государевы послы, к свейским послом на съезд [31] будут, а свейские б послы ко государевым послом на съезд по тому ж были. Да с тем ево, Анцу, государевы послы к свейским послом и отпустили.

И октября в 1 д. в другом часу дни присылали свейские послы к реке к Лавуе на мост ставити шатра и поставили посередь мосту, а государевы послы государев съезжей шатер велели поставить на том же мосту на конце, з государевы стороны. И в третьем часу дни приехали свейские послы и стали с королевской стороны, на берегу у реки Лавуи, в шатре. И того ж часу после свейских послов приехали государевы послы и стали з государевы стороны, у реки Лавуи, в своем шатре, а ехали государевы послы из своих станов к реке к Лавуе урядясь по государеву наказу и по посолскому обычаю, а приехав в шатер, велели дворяном и детем боярским, которые с ними ехали, стояти по берегу урядясь полком, а стрельцом и казаком велели стоять от своего шатра до мосту и от мосту до шатра по обе стороны с пищальми.

И того ж часу прислали к государевым послом свейские послы переводчика Анцу Брякилева, а велели ему государевым послом говорить, чтоб государевым послом велеть государев съезжей шатер придвинуть к их шатру и поставить бы государев стол меж шатров, и половине б того стола быти в государеве шатре, а другой в свейском шатре, потому как съезжались государевы и свейские послы в деревне в Столбове, и у послов стоял стол, за чем они съехався сидели, посередь избы.

И государевы послы с Анцою с Брякилевым к свейским послом приказали, что они ещо, хотя меж государей видети доброе дело в довершенье, возмут то мимо государев наказ на свои головы, велят государева шатра на мост к свейскив послов шатру подвинуть, а свейские б послы свой шатер велели к государеву шатру придвинуть, а стола им государева отнюдь меж шатров не ставливать: как было у государевых и у свейских послов на съезде в Дедерине в шатрех, по тому и ныне государевым послом делать.

И Анца Брякилев говорил: хотят они государевы послы так делать, как было у послов в Дедерине, и у послов никакой договор в Дедерине не стался, а о всем договорились и утвердились в Столбове, и они б, государевы послы, велели государев стол поставити меж шатры, в оба шатра по половине.

И государевы послы к свейским послом приказали, что им отнюдь меж шатров, в оба шатра по половине, государева стола [32] не ставливать и за ним не сиживать, а быти б государеву столу в государеве шатре и сидети б за ним государевым и свейским послом попрежнему. Да с тем Анцу к свейским послом государевы послы и отпустили.

И свейские послы велели свой съезжей шатер на мосту подвинути на государеву сторону к государеву съезжему шатру, а государевы послы велели государев шатер подвинуть свейских послов к шатру, чтоб содвинуть шатер с шатром ветреницами вместе. И государев шатер занял полами от берегу з государевы стороны, а свейских послов шатер подался гораздо к берегу, что на государеве стороне; а поставя шатер велели государевы послы нести в него стол и поставить у дверей, в которые говорить с свейскими послы, да подле стола велели от государевы стороны с приходу поставить скамью.

И свейские послы прислали к государевым послом дворянина Мартына Говстеда и с ним к государевым послом приказали, чтоб государевы послы велели государев стол, за которым им, послом, сидети, поставить меж шатров, половина б стола была в государеве шатре, а другая в свейских послов шатре.

И государевы послы приказали к свейским послом с ним же, с Мартыном, что им отнюдь меж шатров государева стола не ставливать, а стояти у них, государевых послов, государеву столу в государеве шатре и сидеть бы им, государевым и свейским послом, за государевым столом попрежнему, как наперед сего сидели у государевых послов в Дедерине свейские послы.

И свейские послы прислали к государевым послом королевского дворянина Юрья Бейнарта, что они идут на мост в свой съезжей шатер, а государевы б послы по тому ж шли в свой съезжей шатер.

И в пятом часу дни пошли свейские послы ис шатра, что стоял на берегу, на мост, в свой съезжей шатер, а государевы послы после свейских послов, помотчав с треть часа, пошли в государев съезжей шатер, и пришод в шатер, сели за государевым столом, а с собою велели быть в шатре дворяном, которые посланы с ними с Москвы, да переводчиком да подъячим.

И того ж часу свейские послы велели растворить двери у своево шатра, и государевы послы по тому ж у своего шатра, и велели свейские послы из своего шатра к государеву столу приставить скамью; а как сошлися, и диак Богдан Кашкин по государеву наказу послов князя Федора и Осипа и себя объявил" (лл.103 —109).

[.... .... ....] [33]

...."И государевы послы того ж часу послали к свейским послом о том говорить подъячего Сурьянина Тороканова: дали они, свейские послы, государевым послом на съезде королевскую подтверженную грамоту, и в той подтверженной грамоте написано в королевской титле королевское имя не против договорных записей: надобе —велеможный государь король Густав Адолф свейской. 9 Да в той же королевской грамоте прописано ц. в—ва в титле Сибирское царство да карталинская титла, да в конце у грамоты прописано: царь и великий князь, а написано: государя Михаила Федоровича всеа Русии, да и иные статьи писаны в той грамоте не против же посолских договорных записей.

И свейские послы подъячему Сурьянину Тороканову сказали: как они будут на съезде з государевыми послы, и они о тех о всех статьях меж себя сами переговорят, а съехатися б государевым послом с ними, с свейскими послы, завтра, октября в 2 день.

И октября в 2 д. съезжались государевы послы с свейскими послы на реке Лавуе, на мосту, и сидели свейские послы у государевых послов за столом попрежнему.

И государевы послы свейским послом говорили: съезжались они с ними вчера, октября в 1 д., и на том съезде розменились государскими подтверженными грамотами, и в той грамоте, какову они дали, свейские послы, государевым послом, написаны государские и королевские титлы, да и иные статьи, не против посолских договорных записей, и они б, свейские послы, на то учинили им, государевым послом, ответ.

И свейские послы государевым послом говорили, что они, государевы послы, дали им, свейским послом, государеву грамоту, а сказали, что де та государева грамота по посолским договорным записям, и та де грамота написана не по достоинству, и дела в ней против посолских договорных записей не написано ни одново слова, только писаны посолские имена, а писана кабы обсылочная грамота; такими грамотами обсылаютца меж себя послы, а не утвержаютца, и говорить учали сердито" (лл.124 —125).

[.... .... ....]

...."И октября в 8 д. съезжались государевы послы с свейскими послы и сидели свейские послы за государевым столом попрежнему. [34]

И говорили государевы послы свейским послом про тое ж их королевскую подтверженную грамоту те ж статьи, что им с такою грамотою к ц. в—ву итти нелзе, такие у них грамоты государь наш, его ц. в—во, приняти не велит.

И свейские послы государевым послом говорили: ведают де они и сами, что в государевых титлех прописано, а дело все в той грамоте написано по посолским договорным записям, а подлинную королевскую грамоту они послали х королю в Свею и чают де ее к себе вскоре, а ныне у них подтверженные грамоты з государевыми со всеми полными титлы нет.

И государевы послы свейским послом говорили: не видя нам, государевым послом, королевские подтверженные грамоты ц. в—ва со всеми полными титлами, дела не делывать, и им, свейским послом, ко государю к Москве, и им, государевым послом, х королю в Свею не хаживать.

И свейские послы государевым послом говорили, что у них королевская подтверженная грамота будет, толко б де государевы послы дали им государеву, его ц. в—ва, подтверженную грамоту против записей слово в слово, и в обороте б де в совершенье написано было, чтоб государю и его ц. в—ва наследником и будущим великим государем царем и великим князем росийским тот вечной мир твердо и нерушимо держати.

И государевы послы свейским послом говорили: идут они ко государю, к его ц. в—ву, к Москве, и толко государь наш, его ц. в—во, изволит, и он, великий государь, то велит написать в свою государеву грамоту на Москве.

И свейские послы говорили, чтоб де государевы послы написали здесь список, какову быти государеву слову при них, свейских послех, на договорную запись, слово в слово, и в конце у совершенья у тое грамоты то написали имянно, также как государя их Густава Адолфа короля в подтверженной грамоте написано, что государю укрепити за себя, государя, и за своих государевых наследников и потом будущих государей царей и великих князей росийских, и то бы государю и его государевым наследником и потом будущим государем, что в той грамоте написано, и что межевальщики розмежуют, здержать крепко и нерушимо.

И государевы послы свейским послом говорили: тово мимо государев, его ц. в—ва, наказ учинити, что про закрепленье наследников, без его государева указу немочно, а как они, свейские [35] послы, у государя на Москве будут и в том волен Бог да государь, его царское величество" (лл.141 —143).

[.... .... ....]

...."И свейские послы (на съезде 10 октября) з государевыми послы теми грамотами с полными титлы назад розменились, государеву грамоту отдали им, ц. в—ва послом, а свою, королевскую грамоту от государевых послов взяли. Да дали они, свейские послы, государевым послом королевскую подтверженную грамоту з государевыми и с королевскими титлы подлинную, против записей.

А государевы послы дали свейским послом государеву подтверженную грамоту з государевыми и с королевскими с короткими ж титлы по первой же мере.

И велели государевы послы того ж часу переводчиком Елисею Павлову да Ондрею Петрову в той королевской грамоте начала и концы досмотрети, и в той королевской грамоте в начале королевское имя не по договорным записям, также как и в той грамоте, про которую свейские послы сказали, что она с полными титлы; написано в ней: великий государь Густав Адолф, король свейский и иных, а не велеможный, а в совершенье у грамоты, в государеве в царском именованье, в той же статье, в которой и с полными титлы, царского имянованья и великого князя не написано ж" (лл.151 —152).

[.... .... ....]

...."И свейские послы государевым послом говорили: им же де слух есть, что государя вашего в подданных рознь.

И государевы послы свейским послом говорили, что милостию Божиею, а праведного государя нашего ц. и в. к. Мих. Фед., всеа Русии самодержца, жалованием, его ц. в—ва синклиты и всяких чинов всякие люди живут все меж себя в совете и в любви и почитают и служат ему, великому государю, как и к прежним великим государем царем росийским, с великим раденьем, и никакой розни в них нет, то все затейные статьи" (лл.155 —156).

[.... .... ....]

На съезде 12 октября русские послы объявили, что подтвержденной грамоты, переданной им шведскими послами на предыдущем съезде (10 октября), они одобрить также не могут, и с нею им, шведским послам, в Москву ехать нельзя. Шведские послы ответили, что кроме этих двух грамот с ними больше никакой подтвержденной грамоты нет, и, с своей стороны, заявили неудовольствие по поводу русских подтвержденных грамот. На следующем съезде, 17 октября, решено было послать с той и другой стороны [36] к государям за новыми инструкциями, а пока, в ожидании их, разъехаться и стоять неподалеку от реки Лавуи. 19 октября шведские послы прислали к русским послам список шведским подданным, находившимся в плену в России, и просили переслать его в Москву. В списке этом (лл.163 —171), кроме собственно пленников, взятых Русскими, в конце перечисляются также по именам Шведы, перебежавшие добровольно на русскую сторону.

...."Да и иные салдаты, пешие и конные, от его к. в—ва свейского в порубежных крепостях и городах после мирного договору к ним побежали, а имян подлинно неведомо, и всех полоненников по всей росписи 209 человек.

А подлинной лист и с него перевод послан ко государю ц. и в. к. Михаилу Федоровичю к Москве с сыном боярским с Иваном Есиповым" (л.171).

[.... .... ....]

Шведские послы сперва стояли, согласно условию, в нескольких верстах от р. Лавуи; но потом уехали в Орешек. После предварительной обсылки грамотами оба посольства снова приехали к р. Лавуе 10 декабря, и 12 декабря состоялся съезд на прежнем месте.

...."И государевы послы свейских послов спросили: где в их Свейской земле и в которых местех литовские люди у них воюют?

И свейские послы государевым послом говорили: про то де мы приказывали к вам с дворянином с Юрьем Бедриковым, как он к нам от вас с грамотою приезжал, с сех мест всего недели з две, а после де того к ним весть не бывала. А был де литовских людей замысл нам ними, передался де к государю их к свейскому королю воровством литовского короля воевода Франжбек и город де здал воровством королю их, а после де того государю нашему королю изменил, их свейских людей побил и городы поворотил к литовскому королю назад, и стоять де ныне государю их королю за те городы не для чево, да и не жаль, что де поимал был государь их король те городы у литовского короля не себе, курлянскому князю; а свейские де их люди отошли целы, и литовских людей в их земле нет, стоят де литовские люди, гетман Радзивил с польскими людьми, на рубеже и присылает де к государю их королю о перемирье и добиваетца гораздо, и государь де их, свейской король, ожидает тово, что делаетца у нас с вами, з государевыми послы, да и послы де от государя их короля [37] из Свеи с ними, с литовскими людми, на съезде есть же и манят де им до тех мест, что зделаем мы с вами, государевыми послы.

И государевы послы свейским послом говорили, что так государь их король делает не по пригожу: учиня с великим государем нашим вечной мир, да хочет с полским королем в миру быть, а в договоре то имянно написано, что было на общего недруга, на польского и литовского Жигимонта короля, стояти за один и друг друга не подать, и то ныне, ничего не видя, хотите зделать вечному миру нарушенье, и той неправде Бог не потерпит. Литовской король миритца оманом, и ныне бы государь их король по договору правду и к государю нашему дружбу свою и любовь исполнял, на литовского короля помочь учинил, с своей стороны послал на него на лифлянские городы, куды податнее, своих людей, чтоб того вопъчего недруга обессилить и безнадежна учинить.

И свейские послы государевым послом говорили: о таком бы деле государь ваш к государю их королю послал нарочно; в договорных записях написано, что де государю свейскому королю на государя вашего литовскому королю и сыну ево Владиславу не помогать и не стоять с ними за один.

И государевы послы свейским послом говорили: в договорных записях написано, что обоим послом быти полномочным, что учинити меж себя, великого государя нашего, его ц. в—ва, и велеможного государя их, его к. в—ва, соединенье и союз против короля Жигимонта полского и полские коруны и великого княжества Литовского, по тому обычаю, как обеим государем получнее и лутче покажетца; и им бы, свейским послом, с нами, его ц. в—ва послы, о том договор учинить, и по тому на обе стороны обеим государем, великому государю нашему, его ц. в—ву, и государю их королю против того опщего недруга стояти надежнее будет; чтоб они, свейские послы, однолично о том с ц. в—ва послы договор учинить (sic) и записи б меж себя ныне пописать.

И свейские послы государевым послом сказали, что де нам никак о том с вами, з государевыми послы, не делывать: наказано де нам делать, как мы будем у государя вашего, его ц. в—ва, на Москве, а вы де, ц. в—ва послы, как будете у государя их у короля в Свее.

Да свейские ж послы государевым послом говорили: как де мы с обеих сторон подтверженных подлинных грамот дождемся, и вам бы, ц. в—ва послом, дати нам на себя писмо в том, как де мы пойдем ко государю вашему к Москве и назад к себе в [38] Свею, и от литовских людей и от руских воров дурна какова и позору не будет; а мы де за то имаемся и писмо на себя дадим в том, что де вам, ц. в—ва послом, государя их в Свейской земле никакова дурна не учинитца, а толко де вы, ц. в—ва послы, в том нам на себя писмо не дадите, и нам де к государю вашему к Москве итти за проездом не сметь.

И государевы послы свейским послом говорили: то дело нестаточное, что в том писмо давать; в договорных записях написано и закреплено кресным целованьем, что с обе стороны послов приимати и провожати честно, а как они, свейские послы, к государю нашему, к его ц. в—ву, к Москве пойдут, и им будут провожатые, дворяне и дети боярские и стрельцы и казаки, колькими людми пройти мочно бесстрашно, а се наши головы сойдут в ваших голов место.

Да государевы ж послы свейским послом говорили, чтоб они прежними подтверженными грамотами, которую они у государевых послов взяли по другой мере, а они, государевы послы, взяли у них, свейских послов, подтверженную грамоту, с которой послали к государю к Москве список, без государевых и с королевскими с короткими титлы, розменились.

И свейские послы государевым послом сказали: дожидаемся де мы государя вашего и государя своего короля подтверженных подлинных грамот, а как де дождемся, и с теми подлинными грамотами съедемся на съезд, и мы в те поры теми грамотами розменимся, а топерво де толко теми грамотами нам розменитца, ино де доброму делу кабы чаеть и нарушенья, и вперед де кабы и съезду не хотеть.

Да говоря государевы послы с свейскими послы тот день до вечера, на том и розъехались, а приговорили быть съезду 10 на другой день декабря в 13 день (лл.282 —288).

[.... .... ....] [39]

...."И генваря ж в 9 д. в государеве цареве и в. к. Михаила Федоровича всеа Русии грамоте писано в Ладогу ж к государевым послом посолского приказу с тотарским толмачом с Мочаком Кучюмовым: как государевы послы с свейскими послы будут на съезде и у короля в Свее, и им бы, государевым послом, свейским послом будучи на съезде, и в Свее будучи у короля самому королю и его ближним людем говорить полского короля и сына ево Владислава о многих неправдах и о злом умысле над ц. в—вом и ц. в—ва над государствы и над Свейским королевством накрепко, против прежних государевых грамот и как у государевых послов о свейском деле в большом государеве наказе написано, и свейского короля на то всякими мерами велено наводити, чтоб свейской король на своей правде и по докончанью з государем на полского короля стоял за один, и послал бы свейской король многих своих ратных людей на Лифлянты и в литовские городы войною, куда податнее, и велел бы Лифлянты и Литовскую землю воевать, да и к аглинскому и к дацкому королем и к галанским владетелем свейской король от себя отписал, чтоб они на полского короля с ц. в—вом и с свейским королем стали за одно, и полского короля извоевать, чтоб полскому королю его злому умыслу помешать, чтоб он над Московским государством, также и над Свейским королевством, какова дурна не учинил" (лл.332 —333).

[.... .... ....]

22 января 1618 года оба посольства опять прибыли к рубежу, на р. Лавую. 26 января состоялся съезд на прежнем месте. Шведские [40] послы предъявили присланную им от короля новую подтвержденную грамоту, а русские послы —полученные ими из Москвы грамоты. После некоторых споров о размене прежними подтвержденными грамотами, на новом съезде, 29 января, послы разменялись новыми грамотами. Оне оказались во всем сходными, только в шведском тексте король написан был "государем Ижорской земли", а в русском —"государем в Ижере". Это подало повод к новым спорам, после которых перешли к переговорам о союзе против Польши. Шведские послы сказали, что о союзе против Польши к ним писал король, и на следующем съезде они об этом поговорят. Следующий съезд был 2 февраля.

...."И свейские послы государевым послом говорили: тому де уж третей год, как началось меж государей соединенье на полского короля, а докончанья де не учинят потому, что ни которые ц. в—ва послы полные мочи им не объявят; а толко де соединенье, ино де статьи надобеть, как стоять и каким вспоможеньем, людми, или казною, а ведаете де вы, государевы послы, и сами, что свейские ратные люди без найму не служат. Как де они будут у государя, у его ц. в—ва, на Москве, и будет государь, его ц. в—во, велит им, свейским послом, о том говорить с своими государевыми бояры и з думными людьми, и у них де, свейских послов, о том полной королевской указ есть. Да говоря о том, государевы и свейские послы того дни розъехались" (л.378).

После тщательной сверки обоих текстов подтвержденных грамот, шведские послы в русской грамоте не одобрили того места, где говорилось об утверждении договора за наследников, а русские послы попрежнему заявляли неудовольствие по поводу "ижерской титлы". Об этом велись переговоры на съездах 4 и 7 февраля.

[.... .... ....]

...."И свейские послы (на съезде 9 февраля) государевым послом говорили, чтоб свейских полоняников, которые крещены силно, или которые из Свеи выбежали на русскую сторону после посолского крестного целованья, и тех бы сыскав на Москве и в русских городех отпустить всех в Свею.

И государевы послы свейским послом говорили, что их свейских полоняников нихто на Москве и в русских городех силно не крещен, а которые будет свейские люди выбежали из Свеи в русские городы после мирного договора, и те государю нашему, его [41] ц. в—ву, не надобны; где которой объявитца, и тех по сыску отдадут вам тотчас" (лл.394 —395).

[.... .... ....]

...."Да государевы ж послы (на том же съезде) по государеву наказу свейским послом говорили: как был съезд у государевых послов, у околничего и наместника Суздальского князя Данила Ивановича Мезетцкого с товарыщи, с свейскими послы с Яковом Пунтусовым с товарыщи, и с того де съезду приехав в Копорью, Яков Пунтусов посылал от себя из Копорьи в Ивань-город Федора Аминева да торговых людей Ждана Насонова да Олешку Бабина, а в Яму-город Микиту Калитина, уговаривать тутошних руских всяких людей, чтоб они остались на королево имя, а на царского в—ва имя не шли. И как приехали от аглинского посла человек его Самойло да переводчик Ондрей объявляти про посолской договор, что тем людем, которые похотят в государеву сторону, выходити волно в две недели, и Федор Аминев да Анца Брякилев иванегородцов детей боярских и посадцких людей прелщали государя вашего Густава Адолфа, короля свейского, жалованьем, дворян и детей боярских —поместьи и вотчины, а посадцким людем говорили: чтo у них взято животов, и за те животы дадут им денги, или за денги дадут деревни. А как иванегородцом Федор Аминев да Анца Брякилев поволили итти, куды хто в которую сторону хочет, и иванегородцы многие люди учали прошатца и писатца в государеву сторону на ближние места, на Сумерскую волость да на Гдов, —и Анца Брякилев да Федор Аминев, видя то, что их много в ц. в—ва сторону пишетца, постановили заставы многие по тем местам, куды ближе к рубежу итти, и пропущать де их на государя нашего, его ц. в—ва, сторону не велели, а которые иванегородцы пошли было в государеву сторону на Сумерскую волость да на Гдов, и тех де Анца Брякилев имаючи сажал в тюрму, а из Ямы де и из Копорьи по тому ж многих людей, которые хотели итти в государеву сторону, дворян и детей боярских и посадцких торговых людей, не пустили, а подъячих и пушкарей и затинщиков никого ни одного человека ни с которого города не выпустили, а они де прошались безпрестанно при аглинского посла людех, которые были для того посланы, и то учинено не по договорным записям, как в договорных в посолских записях написано, что было изо всех городов, которых государь наш, его ц. в—во, для покою крестьянского поступился государю вашему, свейскому Густаву Адолфу королю, всяких людей, хто похочет итти в Новгород [42] или в ыные в которые ц. в—ва государствы (sic) городы, выпускать со всеми их животы и статки в две недели без зацепки и провожати велети до ближних рубежей, чтоб им дойтить здорово, а силно никого, кто не похочет у них остатца, не неволить никоторыми делы и умыслы. А ныне с вашу сторону делаетца мимо государя вашего послов договор неведомо какими обычаи. И государь бы ваш, свейской король, и вы того остерегали, чтоб вперед смуты меж великого государя нашего, его ц. в—ва, и меж государя вашего, корол. в—ва, не было, и доброго б дела и мирного вечного договору не нарушивали, чтоб по договору и по утверженью по записям исправили, иванегородцких и ямских и копорских дворян и детей боярских и посадцких людей всех, которые прошались ц. в—ва в сторону, и подъячих и пушкарей ныне отпустили со всеми их животы и статки, чтоб мирной договор тем не нарушен был. И свейские послы государевым послом говорили: как меж государя вашего, его ц. в—ва, и Свейского королевства учинился мирной договор, и Яков деи Пунтусов пошол с посолства в Копорью, и из Копорьи от себя в Ивань-город Федора Аминева да торговых людей Ждана Насонова да Олешку Бабина, а в Яму-город Никиту Калитина, уговаривать тутошних руских всяких людей, чтоб они остались на королевское имя, а на ц. в—ва имя не шли, не посылывал, а Анца Брякилев был все в Копорье у Якова Пунтусова и от нево никуда не посылыван же; а пришед де Яков Пунтусов в Копорью, тутошним всяким людем велел честь грамоты и кликати по три дни всем людем вслух: которые похотят служить королю и жить под свейскою коруною, и те б остались тут, а которые хотят служить государю, его ц. в—ву, и те б шли на государеву сторону, куда кому податнее и ближе покажетца; и которые де похотели итти на государеву сторону, и те пошли толды ж после того вскоре, а которые де хотели служить доброволно государю их королю, и те остались, а в тюрму де тех людей, которые писались на государево имя, не саживали и никого ничем не прельщали, а хто остался или пошол, и тем дано на воле, а никого не неволили, и ныне де они о том к государю своему х королю отпишут тотчас и наскоро, чтоб государь их король для дружбы и любви з государем, с его царским величеством, и для того б вечной мир не нарушался, и меж государств для покою и тишины велел таких людей сыскав отпустить тотчас на государеву сторону безо всякого задержанья" (лл.396 —401).

[.... .... ....] [43]

...."Да свейские ж послы государевым послом сказывали, что ныне у них с литовским королем всчинаетца война болшая, в Ливонской де земле стоят литовских людей тысячи з две, и учали де было литовские люди с свейскими людми говорить о перемирье оманом и свейских де посолских людей хотели литовские люди скрасть, и послыша де то, свейские послы убереглись, на съезд к ним не поехали; и то у них перемирье нарушилось" (л.411).

[.... .... ....]

"И апреля в 26 д. 11 говорил государевым послом пристав их, королевской дворянин Петр Ливкнехт, что он едет побывать у короля в Стеколне.

И послы ему, Петру, говорили, что они, приехав в Упсал, живут четвертую неделю, а держат их в Упсале неведомо зачем, а сказывают им они, королевские дворяне, которые у них, послов, в приставех, Тимон Шрув да он, Петр, что будто их, государевых послов, держат в Упсале затем, что из Упсала в Стеколну водяным и сухим путем проехать немочно: на море и в озерах лед не прошел, а сухим путем грязи великие, и он бы, Петр, приехав в Стеколну, королевским ближнем людем, моршалку и канцлеру, сказал, что их, государевых послов, толко в пригородех держать не годитца, да и в мирном договоре про то написано, что ц. в—ва и к. в—ва послом с обе стороны принятым быть честно и отпущеным назад безо всякого задержанья" (л.534).

[.... .... ....]

...."Да государевым же послом пристав Тимофей говорил, что приехал к нему из Стеколны дворник его, у кого он, Тимофей, приехав ставитца, а тот де дворник его слышал у гданских немец, которые ныне пришли в Стеколну на карабле, что государевы люди полского короля сына Владислава в московских городех побили и самого осадили накрепко, и королевич деи послал в Полшу, а велел ис Польши посылать по городом на выручку себе наймовать людей" (л.539).

[.... .... ....]

...."Да канцлер же и Яган Шит государевым послом говорили: для чего не описываете вы короля государем Ижерские земли, а пишете глухо: в Ижере? [44]

И государевы послы говорили: в государеве в подтверженной грамоте написан король в Ижере, а не государем Ижерские земли, потому, что за королем Ижерская земля не вся, а за государем нашим в Ижере Водская пятина, а в ней многие ижерские погосты, а ныне они учинились за рубежом в государеву сторону; да о том мы с послы вашими, смотря на обе стороны подтверженных грамот, договорились и по тому договору, взяв с подтверженных грамот на обе стороны списки за нашими посолскими руками, к государем и поехали, и ныне о том минущем и приговореном деле говорить нечего.

И канцлер и Яган Шит государевым послом говорили: в государеве в подтверженной грамоте написан король в Ижере, и король, неведомо, в Ижере государь, неведомо —князь.

И государевы послы говорили: написан король в подтверженной грамоте в Ижере, и то одно, что государь Ижерские земли, что в Ижере, и много нам о том с вами говорить нечего: смотрили мы меж себя, обои послы, подтверженных грамот, и такую подтверженную грамоту свейские послы у нас полюбили и х королю нам с нею итти велели, а толко б они у нас той государевы подтверженные грамоты не полюбили, и нам было с ними делати по подтверженным грамотам с короткими титлы; и они не захотели, а приговорили с нами делати по подтверженным грамотам с полными титлы; а в мирном договоре про то написано имянно, что вести на съезд с обе стороны по две подтверженные грамоты, одна с полными, а другая с короткими титлы. Будет которой государь не произволит писатись полными титлами, ино писатись короткими, а приговорили с нами государя вашего послы, что быти тому так, как король в нынешней государской подтверженной грамоте в титлех написан, и того деланого дела переделывать ныне нечего для, и говорить непригож. И болши того о том канцлер и Яган не говорили" (лл.609-611).

[.... .... ....]

...."И канцлер и Яган государевым послом говорили: которые были руские люди в Иване-городе да в Яме-городе и хотели на государеву сторону, и те все по мирному договору из Иваня-города и из Ямы-города выпущены, а нихто из них не задержан; а хто будет руских людей в тех городех задержан, или кого подговаривали, или не выпустили Федор Аминев да Анца Брякилев да торговые люди Жданко Насонов да Олешка Бабин, и вы, ц. в—ва послы, дайте тем людем писмо, и король тех людей всех велит сыскав отпустить. А ц. в—ва люди государя нашего короля [45] уездных ямских да копорских людей подговорили болши трех сот человек, и вам бы, ц. в—ва послом, тех королевских людей велети сыскав отдати.

И государевы послы говорили: как мы государя вашего с послы на рубеже съезжались, и мы им о том говорили ж, а они нам сказали, что они о том о всем королевскому величеству отпишут, а про тех людей, что, сказываете, сбежали на Русь из Ямы и из Копорья, и они нам ничего про то не говаривали, впервые про то и слышим; а будет толко из к. в—ва городов которые люди после сроку збежали, и вам бы тем людям дати нам писмо, и мы то писмо довезем до государя, до его ц. в—ва, и ц. в—во велит тех королевских людей сыскав всех отдати назад тотчас.

И канцлер и Яган про то ответу ничего не дали.

Да государевы ж послы канцлеру и Ягану говорили: ц. в—ва отчины Великого Новагорода гость Иван Харламов, а ныне он живет в Колывани, и корол. б в—во велел его отпустить в Великий Новгород, а он государя нашего отчины, Великого Новагорода, уроженец.

И канцлер и Яган государевым послом говорили: гость Иван Харламов бил челом государю нашему королю волею давно, до мирного постановенья, и король поместье ему дал, да и в мирном договоре про то написано имянно, что выходити из городов на государеву сторону тем людем, хто похочет итти, а хто не похочет, и тем туто жить, и гость Иван Харламов живет государя нашего короля в вотчине, в Колывани, волею, а не неволею.

И государевы послы канцлеру и Ягану говорили: гость Иван Харламов съехал в Колывань в безгосударное время, а ныне у нас на Московском государстве и на всех великих и преславных государствах Росийского царствия великий государь наш, царь и в. к. Михайло Федорович, всеа Русии самодержец; и Иван Харламов преж сего, и ныне хочет быть на государеве, его ц. в—ва, стороне, и ныне у него сын и двор и животы ц. в—ва в вотчине, в В. Новегороде, и его б на Русь отпустить, и тех людей, которые туто же силою задержаны, по тому же б король велел отпустить.

И канцлер и Яган государевым послом говорили: что мы про то у вас речей слышали, и мы о том о всем известим королю.

Да государевы ж послы канцлеру и Ягану говорили: про [46] полоняников в мирном договоре написано, что полоняником, какова оне чину или народу ни буди, и тем всем свобоженым и отпущеным быти, а из далних мест по тому ж для свободы приведеным быти; и мы ныне здесь, в Стеколне, видим и по сторонам, в Свейской и в Финской земле, слышим многих полоняников; и королевское б величество тем мирного договору не нарушал, чтоб к. в—во по мирному договору руских полоняников, которые ныне в Свее, в Стеколне и в ыных городех в его державе, велел отпустить на Русь.

И канцлер и Яган государевым послом говорили: которые руские люди ныне у короля в Стеколне и в ыных городех, и тех людей велит король сыскав отпустить на Русь. А вы, ц. в—ва послы, дайте мне тем людям писмо, и мы про то скажем королю; а иные из тех же руских людей изучились немецкой грамоте и хотят жить у государя нашего у короля, и тех по неволе нелзе отпустить.

И государевы послы говорили: толко государь ваш король похочет совершить к государю нашему, к его ц. в—ву, дружбу и любовь и мирной договор исполнять, а себе, государю, болшую славу учинить, и он бы, государь, велел в Стеколне и в ыных своих городех прокликати и явно о том учинить, что всех руских людей, которые поиманы в полон, пожаловал он, к. в—во, велел их отпустить на Русь; и хто похочет итти, и он бы, государь, тем людем велел дати на воле, а задерживать бы их силою никому не велел.

И канцлер и Яган государевым послом говорили, что они о том о всем известят королю.

Да канцлер же и Яган государевых послов спрашивали про Сибирское царство: хто из вас в Сибири бывал ли и сколко от Московского государства до Сибири?

И государевы послы говорили, что он, князь Федор, в Сибири бывал и город Сургут на Оби на великой, в Остякех, блиско Пегие орды, поставил; да говорили про Сибирь, что от Московского государства до Сибири многие тысячи, и Сибирское государство в государеве жалованье и в повеленье попрежнему изобилно всем. Как Московское государство было в смуте, и меж людей в безгосударное время была рознь, и от околних государей было утесненье и разоренье, а Сибирь ни в чем не поколебалась и от Московского государства не отставывала, и в ней меж людей смуты никакие и рати и войны не бывало; толко в Сибири всякие люди [47] наживали и богатели, а ныне по царской милости и жалованью живут во благоденстве свыше прежнего.

А перед прежним ныне, при великом государе нашем ц. и в. князе Михаиле Федоровиче, всеа Русии самодержце, при его ц. в—ва державе, учинились под его, великого государя нашего, рукою многие прибылые государства и земли, которые на восток, а пошли к Сибирскому государству: Калмаки, Черные и Белые, Киргишская земля, Домацкая земля. А по всем по тем землям живут розные князи по розным своим кочевьям, и люди у них многие, и наперед сего те все земли ни с которыми крестьянскими и мусулманскими государи, не токмо под чьею рукою, и в ссылке ни с кем не бывали, а ныне, по милости Божией и великого праведного государя нашего ц. и в. к. М. Ф., всеа Русии самодержца, счастьем и праведными его к Богу молитвами, те все новоприбылые земли учинились под его государевою рукою и послов своих от тех ото всех земель к великому государю нашему прислали бити челом, что они все учинились под государевою рукою, во всем его царском повеленье, и ясак с тех со всех земель великому государю нашему в его ц. в—ва отчину, в Сибирское государство, дают, что у них в которой земле ведетца: соболи дорогие и лисицы и рыси и барсы и иные многие дорогие узорочья, в котором государстве что у них ведетца. Да за теми ж за всеми далними землями объявились новоприбылые государства: Китайское государство, которое в кронниках описует великим государьством, и ныне великого государя нашего люди и до того великого государства дошли, а в том Китайском государстве царь, а имя ему Тайсынь, а город Китай стоит на морской губе, а около его конем добрым езду 10 дней, опричь его уезду и земли Китайской. Да тут же х Китайскому государству подошли государства великие ж: Катанское царство, а в нем царь именем Акапрык, а город каменной же, за Китайским государством ходу месяц; да блиско Китайсково ж государства Топинское государство, а в нем два царя, одному имя Ишим, а другому имя Блатырь, а городы у них все каменные и богаты добре, всякими узорочьи дорогими наполнены. Да у Китайсково ж государства блиско за месяц от него кочевные два государства великие, Жолтово царя да Алтына царя, а по их языку —Золотого царя. И Алтын царь прислал ныне к великому государю нашему, к его ц. в—ву, послов своих Сканья Менгера с товарыщи бити челом государю, чтоб его принял под свою царскую руку и велел его торговым людем со всякими [48] дорогими товары ходити торговати в свои государевы сибирские городы, а государь их из своего государства учнет к государю всякие дорогие узорочья в дарех присылать, что в его государстве дорогих узорочей ведетца; а збираетца де того Алтына царя воинских людей с триста тысечь и болши. И ныне те Алтына царя послы у государя нашего, его ц. в—ва, были при нас на Москве.

И канцлер и Яган спрашивали государевых послов: аглинского короля торговым людем государь ваш, его ц. в—во, с торги ездити в Персиду поволил ли?

И государевы послы канцлеру и Ягану говорили: как мы поехали от великого государя нашего, его ц. в—ва, с Москвы, и аглинской посол князь Иван Ульянов был на Москве, о том у него з государевыми бояры и з думными людми еще договору не было.

И Яган Шит сказал: яз де посылан от государя своего от короля в Аглинскую землю к Якубу королю, и князь Иван де мне Ульянов сказывал, что государь де им той дороги в Персиду не поволил.

Да канцлер же и Яган государевых послов спрашивали: много ль от Московского государства до Хвалимского моря и до Астарахани?

И государевы послы говорили: от Московского государства до Хвалимского моря верст тысечи с три.

И канцлер и Яган государевых послов спрашивали: много ль от Московского государства до Казани и от Казани до Астарахани, и Казань на Волге ль стоит, и сколко от Казани до Астарахани городов?

И государевы послы канцлеру и Ягану говорили: от Московского государства до ц. в—ва отчины, до Нижнево Новагорода 500 верст, а от Нижнего Новагорода до Казанского царства 500 же верст, а Казанское царство стоит на Волге, а от Казани до Астарахансково царства 2.000 верст. А городов от Казани до Астарахани на низ по Волге: Тетюши, Самара, Саратов, Царицын, и меж тех городов на Волге у ц. в—ва у людей многие рыбные промыслы, а у промыслов стоят остроги; а от Астарахансково царства до Хвалимского моря вниз верст со сто, и на Хвалимском море стоит царского же в—ва город Терек, на реке на Терке. Да блиско Хвалимского ж моря в горах государя ж нашего подданные, Кабардинские Черкасы, государю нашему, его ц. в—ву, служат. Как был вор Ивашко Заруцкой прежних воров з женою, [49] Сендомирского воеводы з дочерью с Маринкою, в Астарахани, и они и первые люди пришли под Астарахань и к государю службу свою показали и того вора и с тою жонкою поимали и Астарахань государю очистили; да и во всем они государю нашему, его ц. в—ву, служат и прямят, как прямые которые подданные и природные его государевы холопи; куда им ц. в—во на которого своего недруга в которое время велит итти, и они против государевых недругов ходят и всегда ходити готовы. А за Черкаскою землею Иверская земля, а в ней живет грузинской царь, государя ж нашего подданной" (лл.623 —633).

[.... .... ....]

...."И встав началной бискуп Упсалской, приклякнув перед королем и перед послы, пошел из олтаря в кирку и стал на своем месте, а место ему зделано высоко у столпа, видеть на всю кирку. А став чел розказанье, а как бискуп розсказанье чел, и король и королевич сидели, а государевы послы и королевские думные люди по местам сидели ж, а в кирке стояли королевских всех чинов и посадцкие всякие люди; а чел того розсказанья часы с три, а которые слова у него переводчики выразумели, и про те слова послом сказали. Розсказывал де из старого закону про брань и междусобство, про войны и что от войны случаетца, да говорил ко всему народу: возлюбленнии християне, сесь день подобает нам и по нас детем нашим воспоминати и Господа Бога хвалити, чтить и его святое имя превозносити за его великое милосердье и благодать, юже он в сий день нам подаровал. Возлюбленнии христьяне, всем вам известно, каковы сии дни крепки и злы; враги нам были Руские исстари да и до сех мест, а ныне Бог укротил, и мир с нами учинили; не великое ли то Божие милосердие, что мы ныне в дружбе и в любви во веки с таким великим, сильным и богатым царством, что со многими царствы и землями может вдруг воеватись, понеже тот великий государь имеет у собя множество людей храбрых и богатых, и подданы ему многие царства, земли и княжества, и ныне с нами в соединенье. И мы сего ради Бога восхвалим и сердечне Господу нашему Исус Христу помолимся, чтоб Бог над нами смиловался, подаровал бы сесь мир во веки крепко и непоколебимо стоять меж того великого Московского царства и нашей прироженой земли. И в ыных словах король и королевич вставали, и падчи король лежал и плакал с час и болши.

И как бискуп розсказанье прочел, и пришед перед короля [50] и перед послов, приклякнув, пошел на прежнее свое место, и король говорил канцлеру, а канцлер, пришед к государевым послом, говорил королевским словом: велеможнейший государь король вам, ц. в—ва великим послом, велел говорить, что он идет к престолу совершать своего дела, и вам бы, ц. в—ва великим послом, итти к престолу с королем вместе.

И встав с места, король и королевич пошли к престолу, а послы с ними ж; а у престола зделано с правой стороны королю место, а государевым послом зделано место, поставлена скамья, обита отласы золотными. И пришед король к престолу, сел на своем месте, а послом велел сести против себя, а королевичю Карлу Филипу велел король стояти у себя с правые руки, а за королем и за королевичем кругом стояли курлянской князь да королевские ближние люди. И как король и государевы послы сели, и король велел перед собою и перед послы чести канцлеру свою подтверженную грамоту, какову повезли к государю к Москве его свейские послы. А как канцлер тое подтверженную грамоту чел, и король против государева имяни с места приподымался, а послы против государева и королева имяни вставали. Да как канцлер прочел грамоту, и король, встав с места, велел Упсалскому бископу с престола сняти евангелие и положити перед собою на серебряном столе, и как бископ евангилье перед королем на стол положил, и король стал у престола, а послы стали тут же у престола. И велел король канцлеру чести грамоту своего королева слова; а как канцлер грамоту чел, и диак Богдан Кашкин смотрил тое грамоты по переводу, а толмачил свейской переводчик Анца Арпов, а государевы переводчики слушали; и как всю грамоту канцлер прочел и поднес х королю, и король, взял перо, тое грамоту при государевых послех у самово престола своею рукою подписал.

И разогнул король евангелие сам и в евангелье главы приискивал и положил грамоту своего королева слова на евангилье в том месте, где написано: "в начале бе слово и слово бе к Богу и Бог бе слово"; и положа король на евангилье и на грамоту руку трема персты, да говорил сам по писму: "обещаемся и клянемся Богом, кладучи свою руку на святое евангилье, что нам и нашим наследником все то крепко и нерушимо держати, как в мирном договоре и в грамотах писано". И сняв король руку с евангилья и грамоты, дал грамоту государевым послом сам и звал их [51] к руке, и послы, приняв у короля грамоту и быв у руки и сшед с приступа, королю здравствовали" (лл.650 —654).

[.... .... ....]

...."И канцлер с товарыщи государевым послом говорили: преж сего государь наш бывшей Карлус король з государем вашим, с ц. и в. к. Васильем Ивановичем всеа Русии, сославса договор учинили в Выборе, и те договорные статьи, которые нам памятны, что им обоим государем, царю Василью и королю Карлусу, на полского и литовского короля стояти за один, и миру им с полским королем не чинить и ни которому государю ни без которого не миритца и друга другу не подати и людми и казною друг другу помогать. И к. в—во велел нам вас, ц. в—ва великих послов, о том допросить, хочет ли государь ваш, его ц. в—во, тот договор, который учинен в Выборе по тем статьям обновить, чтоб учинити во всем по Выборскому договору; а к тому будет которые полные мочи имеете за собою, и мы в том договоре статей пополним.

И государевы послы говорили: по Выборскому договору, что стояти вел. гос. нашему, его ц. в—ву, з государем вашим, с его кор. в—вом, и их детям и наследникам вместе, и то, что, не обослався одному государю з другим государем, с полским королем и с Литовским государством не миритись, по тому приговорим и в запись напишем и закрепим. А о казне и помочи, что которому государю вперед будет надобно, и о том бы им, государем, меж себя сослатца, так и запись напишем.

И канцлер с товарыщи государевым послом говорили: для чего так учинить, что обоим государем меж себя стояти на полского короля вместе, а казною друг другу не помогати? Учинити бы так, что стояти за один и друг другу людми и казною помогать.

И государевы послы канцлеру с товарыщи говорили: о людех с нами и о помочи от ц. в—ва говорити не наказано, а будет вперед великому государю нашему, его ц. в—ву, на полского короля воинские люди понадобятца, или государю вашему от вел. гос. нашего, от его ц. в—ва, на полского короля помочь понадобитца, и о том государи меж себя вперед обошлютца, и кому что от кого надобеть, тот тому и учинит, по тому ныне ту статью с вами и в запись напишем" (лл.667 —669).

[.... .... ....]

...."Да канцлер же с товарыщи говорили: у прежних росийских царей и великих князей и свейских королей меж себя о [52] дружбе утверженья такова не бывало, а ныне государь наш, его к. в—во, з государем вашим, с его ц. в—вом, учинился в дружбе и в любви и в мирном вечном докончанье, и им бы, великим государем, утвердити, как им стояти на полского и литовского короля, крепким обычаем, болшим договором, да к тому ж бы и сверх того об иных статьях договор учинить, а на которых статьях делать, и мы вам, ц. в—ва великим послом, объявим статьи.

1 статья.

Которые послы и посланники приезжают к государю нашему, к его к. в—ву, в Стеколну, и тем у короля поволность всякая, хто куда похочет, тот туда и ходит, да к. в—во отпущает их от себя, государя, к государем их, хто от кого прислан, не задержав, а ныне у государя вашего, у его ц. в—ва, послом, которые присланы от государя нашего, от его к. в—ва, о закрепленье мирного утверженья, теснота и неволя, заперты на дворе. И государь бы ваш, его ц. в—во, государя нашего короля послов и посланников, которые учнут к нему, государю, приезжати, теснить и запирать не велел, а велел бы им давать на воле, хто куда похочет итти, того б туда и пускать, и отпущати б их велеть без задержанья.

И государевы послы говорили: коли государь наш, его ц. в—во, учинился с государем вашим, с к. в—вом, в дружбе и в любви, и которые послы и посланники присланы будут от государя вашего короля к государю нашему, к его ц. в—ву, и тех послов и посланников государь наш, его ц. в—во, велит отпустить к государю вашему королю по мирному договору не задержав, и поволность им всякая, и запору никакова нет.

И канцлер с товарыщи государевым послом говорили: присланы вы от ц —ва х к. в—ву, и вам, ц —ва великим послом и дворяном и всем посолским людем, подаваны у государя нашего короля в Стеколне дворы добрые, и кому куда надобно итти, тот туда и ходит, а никакие вам неволи нет, а у ц. в—ва на Москве к. в—ва послов держат заперши на одном дворе и никуда з двора никого не пускают.

И государевы послы говорили: в обычаех то у государей наших повелось исстари, —которые послы и посланники от государей приезжают к государю нашему, и у государя нашего, у его ц. в—ва, на Москве тем послом и посланником устроен посолской болшой двор блиско болшого города, в котором вел. госуд. нашего, его [53] ц. в—ва, двор, и блиско болших торгов, и хоромы на нем поделаны многие, и покои всякие, что им угодно, учинены, а по посацким дворам послов и посланников у государя нашего не ставят. А что вы говорите, что королевских послов людей з двора никуда не пускают, и то дело нестаточное. Не пускают посолских людей з двора без приставов, а с приставы пущают, хто куда похочет, для того что государи нашего, его ц. в—ва, царствующий град Москва государство великое, и люди в нем многие, чтоб тем посолским людем ни от кого никакого дурна и безчестья не учинилось" (лл.671 —674).

[.... .... ....]

...."Да канцлер же с товарыщи государевым послом говорили, чтоб Свейского королевства торговым людем волно было ездити торговати в Московское государство и в ыные городы Московского государства и оттоле назад отпущенным быти безо всякого задержанья. Ту б статью вам, государевым послом, обновити имянно.

И государевы послы говорили: государя вашего короля торговые люди торгуют государя нашего в городех, в Новегороде и во Пскове и на Тихвине и в Ладоге и в ыных городех, и с торги приезжают и назад ездят безо всякого задержанья, по мирному договору; та статья в договоре написана, и тое нам статью ныне обновлять нечего для: торговым людем по мирному договору велено в которые городы торговати ездить, те туда и ездят, и задержанья им никакова нигде нет.

И канцлер с товарыщи государевым послом говорили: в посолском мирном договоре написано, что свейским торговым людем имети торговые дворы на Москве и во Пскове, и ныне б государь свейским торговым людем на Москве под двор место очистить велел.

И государевы послы говорили, что в мирном договоре про ту статью написано и утвержено имянно, а то все по договору и совершено будет; а в царствующем граде Москве учинен приезжим из иных государств торговым людем гостин болшой двор, и приезжают на тот двор и торгуют торговые люди изо многих из розных государств, а государя вашего торговые люди по тому ж учнуть приезжать торговать на тот же гостин двор.

И канцлер с товарыщи говорили: аглинским торговым людем у государя вашего на Москве двор особной, и государя б нашего, его к. в—ва, торговым людем дану быть на Москве под двор [54] месту особному ж; да и во Пскове б де и в Новегороде по тому ж учинить дворы особные.

И послы говорили: будет государя вашего торговые люди на гостином дворе на Москве торговати не похотят, а похотят зделать себе особной двор, и в. г. наш, его ц. в—во, велит дать под двор место особное, да и во Пскове и в Новегороде и в ыных городех по мирному договору по тому ж под дворы места даны будут.

Канцлер же с товарыщи государевым послом говорили: приказал нам к. в—во, а велел вам, ц. в—ва великим послом, говорить, чтоб государь ваш, его ц. в—во, поволил свейским торговым людем ездити через свои государства к турскому и х крымскому и в ыные государства, которые с ним, государем, не в явной недружбе стоят, торговати, и то б было свейским торговым людем на воле, и ездети б на обе стороны без задержанья.

И государевы послы говорили: о тех о всех статьях был договор, и по договору то и учнет делатца; а нам о таких делех вновь договариватца не наказано, а которым торговым людем государя вашего надобно ездить в те государства, которые з государем нашим не в явной недружбе стоят, торговать, и толко государь ваш король о том з государем нашим обошлетца, и государь наш, его ц. в—во, чаем, и за то не постоит, торговати тем людем в те государства ездить поволит" (лл.675 —678).

[.... .... ....]

...."Да канцлер же с товарыщи государевым послом говорили: в посолском мирном договоре написано: государевым и свейского короля торговым людем с обе стороны торговать ездить, ц. в—ва людем Свейского королевства в городы, а свейским торговым людем ездити торговать ц. в—ва в городы; и свейским бы торговым людем поволил государь торговать ездити к Архангилскому городу и в Лопские погосты.

И государевы послы канцлеру с товарыщи говорили: как в мирном договоре о том уложено, и то по мирному договору все исполнено и совершено будет. А про которые статьи в мирном договоре не написано, и нам тех статей вновь зачинать не наказано" (лл.680 —681).

[.... .... ....]

...."И канцлер с товарыщи послом говорили: коли вы сказываете то, что опричь тех статей, которые вам от государя вашего, его ц. в—ва, на полского и на литовского короля делать наказано, иных статей у вас о том нет, и вы б с послы нашими, [55] будучи на рубеже, о том договаривались и положили с ними на тех статьях, как бы такому великому делу впредь стоятелну быть, и они б о том писали к государю нашему, к его к. в—ву, и по тому б послов наших писму король указ им учинил.

И государевы послы канцлеру с товарыщи говорили: по государя нашего наказу о тех мы о всех статьях, что ныне вам объявили, к. в—ва с послы на рубеже говорили, и королевские послы нам в том отказали, что им о соединенье и о стоянье на полского короля велено делать, будучи у государя на Москве, с его государевыми бояры и з думными людми, а тех статей, что вы нам здесь говорили, к. в—ва послы на рубеже не объявили" (лл.683 —684).

[.... .... ....]

...."И канцлер с товарыщи государевым послом говорили: ныне у вас полского и литовского короля сын Владислав, а стоит в государя вашего земле, в Вязме или будет в Дорогобуже, со многими людми; и толко государь наш король пошлет от себя людей на лифлянские городы, и те государя нашего люди взманя его на себя, и придет он в государя нашего землю, в Лифлянты; и государь ваш, ц. в—во, государю нашему королю на полских людей помочи велит ли?" (л.685).

Послы ответили, что велит, и для того они, великие послы, и присланы, чтобы "укреплятца, что стоять государю нашему и государю вашему на полского короля обоим вместе за один и помогать друг другу кому ж с своей стороны" (лл.685 —686).

[.... .... ....]

...."И канцлер с товарыщи государевым послом говорили: толко полской и литовской король к государю нашему королю пришлет гонца о миру, чтоб государю вашему 12 королю с полским королем помиритца; и толко полского короля гонца задержать, а о том государю нашему королю з государем вашим ссылатца, и того будет полгода, а в те поры какое дурно учинитца, или будет за полского короля вступитца аглинской или дацкой короли и учнут о том писать государю нашему королю, а из них которой государь меж государя вашего и государя нашего будет посредником, и по тому что учинити? А в те поры будут у полского короля в собранье ратные люди, и того гонца как задержать, и что им на то отповедь учинить? [56]

И государевы послы канцлеру с товарыщи говорили: коли от полского короля прислан будет к государю вашему королю гонец о миру, чтоб ему з государем вашим королем помиритца, или будет вступятца за полского короля аглинской и дацкой короли и учнут к государю вашему писати о том, чтоб государь ваш король с полским и литовским королем помирился, а из них, государей, которой государь меж государя нашего и государя вашего будет посредником, а в те поры у полского короля в собранье будут ратные люди, и того б полского короля гонца государю вашему королю у себя подержать да о том бы сослатца с государем нашим, с его ц. в—вом, а ратным бы людем, которые в те поры в собранье будут у полского короля, велети ждати до тех мест, как обои государи меж себя о том мирном договоре сошлютца. Да и то мы вам, к. в—ва думным людем, говорим: как у государя нашего, у его ц. в—ва, з государем вашим, к. в—вом, мирного постановенья не было, и в те поры государя нашего ратные многие люди стояли против полских и литовских людей с литовские стороны, а другие многие ратные люди посланы были против государя вашего людей, и как з государем нашим государь ваш о мирном постановенье сослался, и великий государь наш для покою крестьянского придвижностью своею к миру велел тех ратных людей воротить, а того по тому ж можно учинить, смотря и рассудя по делу и по присылке.

И канцлер с товарыщи государевым послом говорили: которые речи слышали мы о том деле у вас, ц. в—ва великих послов, и мы те речи известим государю нашему королю.

Да канцлер же с товарыщи государевым послом говорили: в посолском мирном договоре объявлено, что государю вашему, его ц. в—ву, лифлянскою титлою не описыватца, и ныне государь ваш, его ц. в—во, лифлянскою титлою описуетца, и у посланника государя вашего, которой послан к дацкому королю, у Ивана Баклановского, в проезжей грамоте государю вашему лифлянтская титла написана, и король для того государя вашего гонца хотел с тою грамотою воротить назад, и послыша то, что вы, ц. в—ва великие послы, едете к нему, государю, по мирному договору с полною мочью, не воротил.

И государевы послы канцлеру с товарыщи говорили: государь наш, его ц. в—во, государя вашего лифлянтскою титлою никак не пишетца, развее будет описанось без хитрости" (лл.688 —690).

[.... .... ....] [57]

...."И государевы послы канцлеру с товарыщи говорили об наряде и о колоколах по государеву указу и по росписи, какову взяли в В. Новегороде у околничего у князя Данила Ивановича Мезецкого с товарыщи. А в росписи написано: до отданья Новагорода за 12 ден сослано из Новагорода ночью в Свею две пушки руские увив в сено, а обе те пушки положены на одних дровнях; да в те ж поры сослано с теми ж пушки вместе семь колоколов, три болших, а четыре невеликих; и ныне те две пушки, что вывезены из Новагорода, на Яме-городе; да до отданья ж Новагорода за 4 дни сослано из Нова ж города три колокола, которые выкопаны в Старой Русе; и королевское б в—во велел те пушки и колокола сыскав отдати" (лл.692 —693).

[.... .... ....]

...."И государевы послы канцлеру с товарыщи говорили по той же государевых послов, околничего князя Данила Ивановича Мезетцкого с товарыщи, росписи Розважского монастыря о колоколах, о трех целых да о дву розбитых, что вывез Индрик Юнсон после договору в генваре месяце, и об иных статьях по той же росписи, про три колокола да про пивной котел, что вывез после договору ж ладожской воевода, да про 4 колокола да про 2 пушки, что вывез порховской воевода.

И Яков Пунтусов говорил: кленусь де вам, ц. в—ва великим послом, в том во всем сам своею душею, чтоб деи мне душа своя в ад послать, что никак болши 14 колоколов, что моршалок прислал, никакого наряду и колоколов из Новагорода и из Ладоги и из Порхова после договору не вываживано, в том де он дает клятву сам своею душею, и сыскивать де за ним король про то не пошлет.

И канцлер и Яган послом говорили: как деи вы тому не верите, коли де граф Яков Пунтусов в том во всем сам кленетца и сымает на свою душу, больши де того и королю сыскивать нечего" (лл.700 —701).

[.... .... ....]

...."Да в переводех з другово листа 13 написано:

По сем статьям просит его ц. в—во, чтоб дали отповедь [58] ц. в—во, також бы то поставить в утверженную грамота или в ыное укрепленье, чтоб его к. в—ву разумети, что в союзе пребывает.

1 статья.

В Тявзине лета 1595 году и потом в Выборе 1609 году и ныне последнее в Столбове 1617 году договоренося, что его ц. в—ву и росийским царем никогда от сякова дни собя не причитати никакие правды к Ливонской земле, ни к последней деревни или к обжи в Ливонской земле. Такоже его ц. в—ву и росийским царем не описыватися ни х которому мирному государю в титлах своих о Ливонской земле, ни х королю полскому или к иному, да особно ж, будет его к. в—во может ратью своею осилеть всю Ливонскую землю по Дюн-реку.

2 статья.

Чтоб торговой двор особно отведен был от иных земель людей по договору свейским торговым людем на Москве, в Новегороде, во Пскове и в ыных местех, где они учнут просити, а будет то для нынешние литовские войны и несоединенья или иные для незгоды совершить не уметь, и от свейских последствовану быти нелзе, чтоб то вперед им за то не постояти, когда оне о том учнут просити, и помешка бы им в том не учинити от Росийского царствия незгоды.

3 статья.

Чтоб тем свейским торговым людем по мирному прямому договору поволити волным торгом ездити во все руские городы и с рускими подданными торговати, и чтоб им в том помешки и убытков не было. Також, чтоб им поволено было торговати в Арханьгилском городе, в Колмагорах, в рыбной ловле в Белом море, в Лопском берегу. Також бы им торговати в Усть-Коле и с подданными тех мест. Також бы свейским поволено было волной торг имети в Колмагорах и около Онежьского озера, чтоб им волно без помешки ездити в Онежское озеро своими лодьи и судами и торговли свои имети без пререкания.

4 статья.

Чтоб тем свейским торговым людем поволно было ездити с своими товары и животы в Персию, в Татарскую землю, в Крым, в Арменскую землю и опять назад. [59]

5 статья.

Чтоб тем свейским послом и гонцом людей своих, також торговым людем, имети прямые волности в Росийской земле, когда оне тамо будут, тем обычаем, как руские люди здеся имеют в том, чтоб оне не были заперты во дворех своих или в городы не пущены, как преж сего бывало, но ходити бы им просто и волно, и быти б, аки у друзей, а не аки полоняники, покоены.

6 статья.

Чтоб никакому рускому подданному не поволити торговля или дружба имети со псковичи (sic) и с литовскими людми, особно ж, чтоб тем псковским людем заповедать торговля имети с юрьевскими и с рижскими и с литовскими людми, поколь та недружба стоит.

И послы, выслушав королевские грамоты и статей переводов, велели написати, какове быти королевской грамоте о соединенье на полского короля, с образцового списка, каков им дан на Москве ис посолского приказу, а дело в той грамоте велели написати из государева наказу по последней мере, как им на полского короля о соединенье делать наказано, и написав тое грамоту, послали х канцлеру с переводчиком с Анцею ж Арповым назавтрее того, июля в 8 д., и приказывали с ним х канцлеру: как учинитца на литовского о соединенье договор, и грамоте б, королеву слову, быти на тот договор такове, а по той грамоте, какову канцлер к ним прислал, делати о том мимо государев наказ немочно.

Да послы ж говорили переводчику Анце Арпову, что в той королевской образцовой грамоте государевы его ц. в—ва и королевские титла написаны не по договору, ни болшие, ни короткие. И Анца Арпов сказал, что написано де так для поспешенья, скорым делом, а в подлинной деи грамоте написаны будут обоих государей полные титлы по договору" (лл.716 —720).

[.... .... ....]

...."И канцлер государевым послом говорил: государь наш король, его к. в—во, з государем вашим, с его ц. в—вом, на вопчего своего недруга, на полского и на литовского короля, стояти хочет и стоит, да и ныне государя нашего, его к. в—ва, люди в государя нашего земле, в лифлянских городех против полских и литовских стоят и взяли государя нашего люди полского короля [60] в ливонских городех город Пернов, и что литовские люди в государя нашего земле, в лифлянских городех пожгли волости, и тем городом те волости государю нашему оплатятца. А нам от него здесь живучи боятца нечего: живем на острову, а около нас вода, и ничего он нам лиха не зделает. А толко впредь полской король государю нашему королю лиха не учинит и на городы государя нашего наступати не учнет, и государю нашему для чего ныне на полского короля людей посылать и его взять из добрые воли на свои головы? А как государю нашему, его к. в—ву, государю вашему, его ц. в—ву, на полского короля помогати, как бы о том договор учинить, и мы послали к вам, ц. в—ва послом, с королевским писарем с Анцею Улсоном да с переводчиком с Анцою Арповым писмо статьям, которым быти написаным в королевской грамоте, по которой грамоте укрепитца король з государем вашим на полского короля о соединенье; и вы, государевы послы, дайте мне на те статьи ответ.

И государевы послы канцлеру говорили: в писме, которое принесли к нам от тебя писарь Анца Улсон да переводчик Анца Арпов, тем статьям, которым написаным быть в королевской грамоте, написаны те ж статьи, которые обоих государей великие послы на съезде договорили и в договорных своих записях и в подтверженых грамотах написаны, и государи своими государскими душами закрепили. И тех статей нам переговаривать и переписывать несхожее дело" (лл.750 —752).

[.... .... ....]

...."И канцлер послом говорил: в мирном договоре ц. в—ва городы, которые знатны, и те написаны, а которые не знатны, и те не написаны, а свейские городы по тому ж писаны имянные, а иные не написаны, а всех де было ц. в—ва и к. в—ва городов по мирному договору в ту статью 14 не переписати, и толко де свейские торговые люди приедут с торги к Арханьгилскому городу, и им де галанские и иных городов немецкие торговые люди учнут завидовать, потому что де они приехали с торги вновь; и тое бы де статью ввести в грамоту и подтвердити вам, ц. в—ва послом, ее имянно" (л.762). [61]

...."И канцлер говорил: к. в—во мне приказал, что без тех статей, которые заданы вам на писме, ни без одной не хочет на литовского о соединенье с вами делать. Вот де с нами в миру галанцы; и сперва де с нами были так в перемирьи, а как подкрепили о соединенье, что против всякого недруга стоять вместе за один, и мы де статьи обновили, и что де нам от них казны и людей в помочь понадобитца или им от нас, и то де у них и у нас с обе стороны тотчас готово.

И послы говорили: ныне мы учиним о том договор по тому, как мы вам, думным людем, объявили, и записи о том соединенье напишем, а о тех лишних статьях посылает ныне к великому государю нашему, к его ц. в—ву, к. в—во посланника своего, и за те статьи великий государь наш, его ц. в—во, не постоит, как ему, государю, годно, велит о том договор учинить.

И канцлер говорил: делать де договор о том о всем вдруг в одном месте" (лл.768 —769).

[.... .... ....]

...."И канцлер послом говорил: послати ц. в—ву государю вашему на полского короля в помочь людей немногих нечего для, а толко послать болших людей, и того недруга государю нашему взяти на себя; а то вам, ц. в—ва послом, по королевскому приказу последнюю статью объявляю, что король о том о всем, как ему з государем вашим, с его ц. в—вом, стояти на полского и литовского короля, посылает ныне к государю вашему от себя, государя, с своею королевскою грамотою секретаря, и в той грамоте все будет написано подлинно, а вас, ц. в—ва послов, государь наш король отпустит от себя, государя, из Стеколны кончее июля в 13 д. в понедельник. Да и то вам, ц. в—ва послом, по королевскому ж приказу объявляю, что государя нашего люди против полского короля людей в Лифлянтах стоят, и належанье (sic) ныне людей государь наш против полского короля (зачеркнуто: людей) пошлет, а велит им ждати от себя, государя, указу, и как от ц. в—ва с Москвы к государю нашему королю с подлинным делом секретарь приедет, и королевское в—во тем своим людем, которые посланы против полских людей, с полскими людми и учинити велит, и перемирья государь наш король с полским королем без государя вашего, его ц. в—ва, ведома никак не положит, а учнет дожидатца от государя вашего к себе, государю, на те на все статьи, о чем писал с секретарем, указу; и как секретарь от государя вашего приедет, и государь наш король, смотря по [62] тому делу, и делати учнет. Да молыл в тай, что однолично король ныне вскоре на литовского посылает многих людей, а без тех де безо всех статей, которые мы вам дали на писме, гос. нашему королю о соединенье на полского короля з государем вашим не делывать" (лл.770 —772).

[.... .... ....]

...."И того ж дни (15 июля) ввечеру приходил к государевым послом королевской кухмистр Стюленмар да пристав Тимон Шрув и говорили послом: прислал де нас к вам, ц. в—ва послом, канцлер и велел вам говорить королевским словом, чтоб вам того Васку Бутурлина 15 отдати, а дала де ево королю мать самому в руки, как жила во Гдове, а ныне де она живет в Иване-городе, и король де ево дал в науку, и он збежал, и за то де вам, ц. в—ва послом, и стоять не за что, потому что он не полоняник, да хоти бы де был и полоняник, ино силою имать непригоже, а за полоняников к. в—во не постоит, велит отпустить всех не задержав. А будет де вы его не отдадите, и король велит его у вас взять силно, и то вам, ц. в—ва послом, будет не честь.

И послы кухмистру Стюленмару и Тимофею говорили, что писал из Ругодива моршалок ц. в—ва к послом, к околничему ко князю Данилу Ивановичю Мезецкому с товарыщи, в ответном списке про полоняников про Василья Бутурлина да про Гаврила Перетрутова да про Перхурова, что де к. в—во за тех полоняников государю нашему, его ц. в—ву, не постоит, велит сыскав отдати их тотчас; а в мирном договоре написано, что всех полоняников, какова они чину или народу ни буди, которые на которую сторону похотят, отпускать без зацепки. Да как мы были и у к. в—ва, и он, к. в—во, рекся всех полоняников руского народу отпустить на Русь, и государское слово ложно не бывает. А великому государю нашему, его, ц. в—ву, бьют челом об нем полоненики безпрестанно, родимцы его, Васильевы, и мы ныне его посылаем х канцлеру с вами ж вместе ц. в—ва с переводчиком с Елисеем Павловым, да и вам о том же говорим, чтоб вам наши речи розсказати канцлеру, а канцлер бы доложил о том к. в—ва, чтоб государь ваш король тем дружбу свою и любовь ко государю нашему, к его ц. в—ву, исполнил, по мирному договору того Василья [63] и иных руских полоняников сыскав велел отпустить с ним вместе, тем бы мирново договору не нарушивал.

И того ж часу переводчик Елисей, пришед от канцлера, послом сказал, что он те речи канцлеру говорил, и канцлер с ним к послом приказал, что они, государевы послы, стали за тово Василья не делом; била де челом, да и дала королю самому в руки мать ево, Васильева, и как дала, и она в те поры жила во Гдове, а ныне де живет в Иване-городе, и Гдов ещо и ныне за к. в—вом; а коли Гдов по договору отдан будет ц. в—ву, и коли пришлет бити челом королю мать ево, Васильева, о том, чтоб его отпустить на Русь, и корол. де в—во велит ево отпустить тотчас и с матерью.

И июля в 17 д. король пошол из Стеколны в кораблех на море, а сказали послом тутошние люди, что пошол король для того, что пришли через дацкого короля землю мимо город Зунт ишпанского короля воинские люди, а нанял де ишпанской по присылке полсково короля 14 караблей, а в них 5.000 ратных людей, и послал де их на море, чтоб от Риги да от Ругодива да от Колывани дорога застать; а прошли деи тайно, укрывся, будто торговые карабли, а не воинские, да и дацкой де король к нему, к свейскому королю, про то писал же, чтоб он от него берегся. А оттоле де ему, королю, итти в Лифлянты, доступать курлянского князя городов, которые у него поимал литовской король. А перед собою король отпущал воинских людей, конных и пеших, в кораблех по многие дни, а почал отпущать маия с 5 числа. А иные воинские люди пошли после короля, а пошло воинских людей с королем и переж и после короля тысеч з десять и болши. А наперед себя король отпустил курлансково князя в цесарскую землю к зятю своему, алцыграфа князя х племяннику, х Казимирусу, для воинских людей, а ему де, курланскому князю, король дал на ратных людей 10.000 пищалей да лат столко ж; а быти де ему с теми воинскими людми в сход х королю ж" (лл.776 —778).

[.... .... ....]

...."И канцлер и граф Яков государевым послом говорили: коли вы хотите государю своему и государю нашему делати на польского короля о соединенье, и вам бы и ту шесть статей велети написати в запись, по чему то закрепить, а в том бы вам положитца на государя своего волю; будет толко похочет, и он, государь, и учинит, а будет не похочет, и он отпишет х к. в—у; да будет толко вы тех статей делати и в запись писати не похотите, [64] и вам бы толко две статьи в запись написати: что свейским торговым людем ездити в Персиду и ловити рыбу в Белом море. И послы канцлеру и графу Якову говорили: не токмо нам то учинить, что те прибавочные две статьи в запись написать, и нам того и подумать нелзе. Коли к. в—ву те прибавочные статьи, кои нам велите писать в запись, надобны, и он о том сошлись з государем нашим, с его ц. в—вом. Сами вы нам анамнясь, да с вами Яган Шитц, о том же говорили, а сказали, что великий государь наш, его ц. в—во, и аглинскому Якубу королю по прошенью его великого посла князя Ивана Мерика того персицкого ходу торговым людем через свое великое государство не поволил. А нам ту статью без его царского ведома как в договоре учинить?" (л.785).

[.... .... ....]

...."Да послы ж канцлера и графа Якова Пунтусова спрашивали: сколь у них давно те вести и от кого учинились, что будто литовские люди ц. в—ва ратных людей под Колугою побили и Колугу город и боярина и воеводу князя Дмитрея Михайловича Пожарского взяли, и полского короля сын будто ныне стоит в подмосковных городех?

И канцлер и граф Яков учали говорить врознь. Канцлер учал говорить по-немецки толмачю, а Яков говорил сам по-руски, что про те вести писал к ним из Ругодива его, Яковлев, брат названой, ратной моршалок, да курфистр Жокшанской, да изо Гданска приехав сказывали торговые люди, что полского короля сын Владислав с полскими и литовскими людми многих государевых людей под Можайском и под иными государевыми городы побили. А канцлерово слово толмач сказывал, что сказывал де им те вести, приехав из Иваня-города, Федор Аминев тому ден с десеть. Да Яков же Пунтосов говорил: у них же де здесь вести носятца, что будто с Москвы х полского короля сыну Владиславу писали: толко он креститца в православную веру, и его на Московское государство возмут. Да и козаки де многие от государя к полского короля сыну отъехали.

И послы канцлеру и графу Якову говорили: никак то дело нестаточное, что вы нам о вестех про полского короля сына сказывали. А слышали будто вы те вести от Федора Аминева, как он приехал к вам из Иваня-города; и Федка Аминев, заворовав и изменя ц. в—ву, отъехал служить к. в—ву, и ему нечего добра про государя нашего, его ц. в—ва, людей говорить. А что будто про те ж вести писали к вам из Ругодива ратный моршалок да [65] курфистр Жокшанской и сказывали вам гданские торговые люди, —и ругодивской моршалок и курфистр Жокшанской писали к вам про те вести не розведав подлинно, развее им про то сказывали какие люди на ссору, не хотя видеть государей наших, ц. в—ва и к. в—ва, доброго дела. А что, сказываете, слышали про те ж вести у гданских торговых людей, и гданские торговые люди в подданных у полского короля, и им про государя своего какое худо говорить; хоти будет что и ц. в—ва люди полским и литовским людем учинили, а они сказывают, что полские и литовские люди то государевым людем учинили. А что вы же сказываете, будто писали из Москвы полского короля к сыну: толко он креститца, и его возмут на Московское государство, —и то отнюдь дело нестаточное. Самим вам ведомо, как полского короля гетман Станислав Желковской да с ним 35 человек полковников целовали крест Московского государства бояром и всему Московскому государству полского короля и сына его душею, да в том во всем солгали и Московское государство выжгли и высекли и разорили было до основанья; толко бы милостивый Бог не призрел народ христианский и не воздвиг праведного великого государя нашего, и им было и до конца все Росийское государство разорять. И ныне его ц. в—ва всякие чиновные и воинские люди и все православное християнство по милости Божией утвердились в крепком единомыслии и про королевича и слышать никакими мерами отнюдь не хотят и бьютца до смерти, а хто молыт про королевича, ино у нас всякому человеку грубее того слова нет. Да по милости Божией нигде литовские люди государя нашего людем сильны не бывали, везде великого государя нашего, его ц. в—ва, рука над ними высока" (лл.787 —790).

[.... .... ....]

...."И того ж часу (26 июля) переводчик Анца Арпов государевым послом пришед сказал, что канцлер де вам, ц. в—ва послом, велел сказать: мимо де тот договор, что они вам, послом, задали на писме, 15-2 им король делать не велел, а посылают де к государю вашему, к его ц. в—ву, о том деле посланника" (л.800).

[.... .... ....] [66]

...."Августа ж в 26 д. присланы из Стеколны в Выбор на судне руских полоняников мужиков и жонок и робят 22 человека.

А хто имянем полоняников поехали из Стеколны с послы, и которые опосле присланы, и тому роспись.

Полоняники, которые поехали из Стеколны з государевыми послы вместе:

Пелагея Ефремовская жена Бесстужева, новгородца Вотцкие пятины Иванова дочь Косецкого; свезли ее немецкие люди, как деи мужа ее немецкие люди замучили, из Ладоги в Свею во 123 году.

Степанида Степановская жена Волкова, новгородца Деревские пятины Микулина дочь Бровцына, з дочерью з девкою с Настасьею; взяли ее в забеге под Осташковым, на острову, из Новагорода загонные немецкие люди во 123 же году.

Девка Марья Ильина дочь Плещеева, новгородца Деревские пятины; взяли ее под Осташковым, в Ситенском погосте, во 123 году из Новагорода немецкие загонные люди.

Татьяна Васильева дочь Никоновская жена подъячего; взята во 124 году в Новегороде.

Да сын ее, малчик Васка; взят в Нове ж городе во 122 году.

Малчик Томилко, псковитина Богданов сын Нагина; взят подо Псковом во 124 году.

Девка Марья Степанова дочь попова; взята во 117 году под Новым-городом; осталась в Выборе" (лл.812 —814).

[.... .... ....]

...."И назавтрее того, сентября в 2 д., как дал Бог ветр к Орешку, и послы посылали к приставом переводчика Елисея Павлова, чтоб они полоняников из Выбора за рубеж отпустили.

И того ж часу переводчик Елисей Павлов пришед к послом сказал: сказали де ему приставы, что государя их свейские послы писали к выборским воеводам, чтоб они руских полоняников никого из Выбора до королевского указу не отпускали, для того что с Москвы свейских полоняников отпустили толко восмь человек; и они де о том х королю писали и тех гонцов отпустили х королю в Стеколну.

И послы говорили приставом сами по многие дни, чтоб они полоняников отпустили за рубеж, тем бы мирного договору и королевского указу не нарушали" (л.820).

[.... .... ....] [67]

...."И после того послы приставом говорили многижда, чтоб полоняников на рубеж отпустили.

И приставы говорили, что им отпустить их без королевского указу нелзе; и учинили послом крепость, за город на рускую сторону русково человека и полоняника никак не выпустили" (л.822).

[.... .... ....]

...."И сентября в 27 д. говорили послы приставом: послан к великому государю нашему, к его ц. в—ву, от государя вашего, от его королевского велеможнейшества, посланник секретарь Индрик Юнст, а ныне он здесь, в Выборе; и ему с нами вместе к государю к Москве ехать ли?

И приставы сказали, что тот секретарь, которому было ехать к государю к Москве, ныне лежит болен, и ехать де ему с вами немочно.

И послы болши того о том не говорили" (л.823).

[.... .... ....]

...."А Ефим Есипов 16 по вспросу сказал, что де свейские межевалные послы Анц Мук с товарыщи з государевыми с межевалными послы з Гаврилом Писемским с товарыщи разъехались за волость Реболу да Лендоозерского погосту за деревню Порозеву, и приворачивают де тое волость и деревню свейские послы к себе и называют, что та волость и деревня их королевские стороны старинные, и старожилцов не ставят своим произволом.

А тое волости и деревни старинные крестьяне государевым межевалным послом сказывали, что та волость и деревня государевы стороны старинные, а не королевские стороны, и спорывались де свейские послы з государевыми послы о той волости и о деревне много. И выбрали де свейские межевалные послы тое волости старинных крестьян 40 чел. и дали де имяна их государевым межевалным послом и говорили: будет де те крестьяне скажут, что волость и деревня государевы стороны исстари и крест де нам на том поцелуют, и запись де целовалную написали, и написав запись, поставили де крест. И как де тем крестьяном перед государевыми и перед ними, свейскими, обоими межевалными послы, запись целовалную прочли, и хотели де те их, свейских послов, выборные крестьяне крест целовати на том, что де та волость [68] и деревня государевы стороны старинные, и они де, свейские межевалные послы, выслушав записи, тем крестьяном креста целовать не дали, а сказали, что бутто те мужики сказывают и называют тое волость и деревню государевы стороны исстари и крест целовать хотят воровством.

Да розсердясь де за то свейские послы Анц Мук с товарыщи отошли стоять в Корелу.

А государевы де межевальные послы Гаврило Писемской с товарыщи стояли на рубеже две недели, после их отошли стоять на Белоозеро" (лл.829 —830).

[.... .... ....]

...."И того ж часу (октября 13) государевы послы с свейскими послы на мосту на реке Лавуе съехались и съехався витались за руки и витався меж себя на обе стороны розменились: государевы послы пошли за рубеж на государеву сторону, а свейские послы пошли за рубеж на свою сторону.

И того ж часу государевы послы, не отъезжая от мосту, послали от себя к свейским послом за мост переводчика Елисея Павлова, а велели ему свейским послом говорити, чтоб они, не отъезжая от мосту ж, с ними, з государевыми послы, съехались узжо поговорити меж себя о государственных делех" (л.839).

[.... .... ....]

...."И государевы послы свейским послом говорили: с ыванегородцкие стороны межи розмежеваны, и Гдов в государеву сторону отмежеван, и межевалные послы, закрепя своими душами на обе стороны, розъехались; и с их стороны межевалные послы Ефим Бернц с товарыщи к государю их королю в Стеколну при нас приехали. А с корелские стороны также чаеть, что межи розмежеваны ж.

И свейские послы государевым послом говорили: в договоре де написано, как государи душами своими закрепят, и послы с обе стороны на рубеж придут, и межи уложены и розмежеваны будут, и тогда де город Гдов со всем уездом очистить.

Да свейские ж послы государевым послом говорили: есть ли де о том вперед съезжатца, ино б де завтра сослався съехатца, и о всем переговорим; а топере де они з дороги едучи поистомились, а се де Густав Стенбук болен ногою и стоять не сможет. И поговоря о том, государевы послы с свейскими послы на том того дни и розъехались, а приговорили, что съехатца завтра, октября в 14 день" (лл.844 —845).

[.... .... ....] [69]

...."И того ж часу (октября 14) переводчик Елисей Павлов пришод государевым послом сказал: приказывали де с ним, с Елисеем, свейские послы, что де они к ним, государевым послом, на съезд будут, и съехався б де переговорить ныне ж обо всем, а переговоря де розъехатца ныне; а съехатца б де на той же реке Лавуе насереди, меж тех же деревень, где они стоят, а не на мосту, и меж де себя говорить на лошадех, и послати б де с обе стороны по дворянину, а велети досмотрить места, где б им, послом, мочно было съехатца.

И того ж часу послали государевы послы дворянина Осипа Коноплева, а велели ему сойтись с свейских послов з дворянином, и сшедчись, велели ему на реке на Лавуе приискать место на броду, где б им, государевым послом, с свейскими послы мочно было съехатца" (л.847).

[.... .... ....]

...."И государевы послы ему 17 говорили: то свейские послы опять всчинают свои прежние замеры; говорили и приказывали к нам сами, что было съехатца на лошадех верхи да меж себя переговорить, а топере опять затевают иное несхожее дело, что съехався сойтись на мосту пешими, а говорить сшодчись о государственных делех сидя на стулех" (л.850).

[.... .... ....]

...."И как государевы послы с свейскими послы середи реки Лавуи съехались и говорили государевы послы свейским послом о отдаче города Гдова те ж свои прежние речи, как им говорили вчерась на розмене" (л.852).

[.... .... ....]

...."И свейские послы государевым послом говорили: как де будут межи уложены и розмежеваны, и после де того две недели спустя город Гдов государь наш король велит очистить и договор однолично во всем исполнит. А ныне де нам слух тот есть, что с корелские стороны межи не розмежеваны и по ся места, и межевалщики розъехались.

И государевы послы говорили: со гдовские стороны межи розмежеваны, и Гдов в государеву сторону отмежеван, и послы межевалные, закрепя своими душами на обе стороны, розъехались давно. А на корелской стороне государя вашего межевалные послы Анц Мук [70] с товарыщи межи отводят не прямо, насилством, и з жеребья, с образом и по старожилцове скаске по прямой меже не идут и делают во всем упрямством мимо приговор свой, не обослався ц. в—ва с межевалными послы, идут по меже без государевых старожилцов, отмежевали государевы земли Новгородцкого уезду х Корелскому уезду Лопских погостов волость Пороозеро по Валамскому монастырю, а не по Корелскому уезду, самоволством. Да Лопских же погостов пашенных лесов и сенных покосов, рек и озер и всяких угодей Линдоозерского погосту в розных местех, в длину на 40 верст, а поперег на 30 верст, а инде и болши; и хотят отмежевати насилством и Ребулскую волость и поморские волости со многих местех и все делают насилством, межи кладут во многих местех по государя нашего, его ц. в—ва, земле, не по старожильцовым скаскам и не по сыску волосных людей, своим произволом; и что з государевыми с межевальными послы ни говорят, и на том своем слове ни в чем не стоят. И о той их неправде и самоволстве и в ответе вам государя нашего, его ц. в—ва, бояре говорили и ответ писмом вам на те дела дали. Да и то от ц. в—ва его государевым межевалным послом указано, да и вы к своим межевалным послом писали ж: в спорных местех земли велели розмежевати з жеребья с образом и с крестным целованьем, да и приговорили было межевалные обои послы в спорных местех з жеребья дать веру, и жеребей вынелся крест целовать государя нашего, его ц. в—ва, крестьяном; и государя вашего межевалные послы Анц Мук с товарыщи, не похотя того, государя нашего, его ц. в—ва, крестьяном креста целовать не дали и розсердясь с межи поехали. А в договоре написано: не розъехатца до тех мест, покаместа о межах во всем полюбовно розделаютца. А о Гдове вы на Москве ц. в—ва з бояры в ответе говорили, что было вам, съехався с нами на рубеже, Гдове отдати тотчас; а хотя будет по ся места межи и не розмежеваны, и то делаетца от ваших межевалных дворян, от Анц Мука с товарыщи, а не з государя нашего стороны, и за тем гдовской отдаче мешкать не за чем" (лл.854-856).

[.... .... ....]

...."И в Ладоге послом учинилась весть, что литовского короля сын с полскими и с литовскими с многими людьми пришол под Москву, а от него многие люди пошли по дорогам к замосковным городам. [71]

И послы стояли в Ладоге за роспутицею и выжидаючи вестей про литовских людей ноября по 26 число.

И ноября в 26 д. послы из Ладоги пошли на Тифину ноября в 28 д., в суботу; а с Тифины было проходить на Белоозеро да на Ярославль.

И на Тифине сказал послом воевода Степан Горихвостов, что учинились ему вести ото многих людей, что литовские многие люди пошли в Белуозеру. Да к нему же де писал с Устюжны воевода Федор Бутурлин, что литовские люди и руские воры стоят в селе в Василеве, от Устюжны за 50 верст, и под Устюжною де ходят неподалеку. Да ноября в 30 д. приехал на Тихвину с Устюжны новгородец, Обонежские пятины сын боярской, Ондрей Хоныков; и послы его про вести роспрашивали, и по вспросу сказал, что литовских людей прошло к Белуозеру, х Кирилову монастырю, полтары тысячи, а около де Устюжны литовские люди стоят верстах в 30 и менши.

Да декабря в 1 д. прибежал на Тифину с белоозерского рубежа Обонежские пятины Ондрей Кулюбакин, а сказал, что прошли литовские многие люди в Череповскую волость, а того де не ведомо, куды они ис той волости пойдут, на Бело ли озеро, или на Тифину.

И декабря в 2 д. послы по тем вестям пошли с Тифины в В. Новгород и к государю о том писали того ж дни с людми своими, а в Новгород пришли совсем, дал Бог, здорово декабря в 7 день" (лл.873 —875).


Комментарии

8 При заключении мира в Столбове условлено было, что для присутствования при торжественной ратификации мирного договора обоими государями и для переговоров о союзе против Польши с той и с другой стороны отправятся особые посольства, которые должны сперва встретиться между Ладогой и Орешком, на пограничной реке Лавуе, и обменяться там текстами мирного договора в окончательной его форме: русские послы получат от шведских —одобренный королем Густавом Адольфом шведский текст договора, который потом король в их присутствии торжественно подтвердит клятвою над евангелием, а шведские послы получат от русских русский текст, который при них в Москве подтвержден будет царем крестным целованием. Из Москвы отправились в посольство 1 июля 1617 года дворянин и наместник муромский князь Федор Петрович Борятинской, дворянин Осип Яковлевич Прончищев и дьяк Богдан Кашкин с обычною свитой. На пути их задерживали польские отряды, занявшие все дороги к Новгороду, куда послы прибыли только 21 августа. Шведские послы Густав Стенбук, Яков Якобсон и Монсь Мортенсон ждали уже их в Орешке и оттуда вели с ними переписку. Еще в этой переписке начались споры о титулах: шведские послы недовольны были тем, что русские послы в своих грамотах дают царю титул "обладателя". 24 сентября русские и шведские послы подъехали к реке Лавуе и стали переговариваться через посланцев о съезде. Шведские послы отправили одного из своих дворян измерить мост на реке и предлагали сперва съехаться на самой середине моста и говорить без шатров. Потом согласились поставить шатры, но тоже на самой середине моста, и с тем, чтобы им сидеть за своим столом.

9 А написано: "Мы, великий государь Густав Адолф, король свейской" (л.123).

10 На этом съезде русские послы опять предлагали шведским разменяться, не дожидаясь дальнейших инструкций, находившимися у них текстами договора. Но шведские послы, особенно недовольные тем, что в русском тексте не было включено обещания за наследников об исполнении договора, не соглашались на это. Они с своей стороны предлагали дождаться от того и другого двора "подлинных подтверженных грамот", т.е. таких текстов их, которые могли бы быть одобрены как ими, так и русскими послами, разменяться ими окончательно тут же, на рубеже, и укрепить присегою вместо государей, а в Москву не ездить совсем, так как шведские послы опасались, что к Москве "дороги отъимут литовские люди". Русские послы ответили, что "дороги к Москве все чисты", и "то дело нестаточное, что подтверженными грамотами не быв у государей розменитца" (лл.295 —296). Приговорено было ждать подлинных подтвержденных грамот с той и с другой стороны, русским послам в Ладоге, а шведским —в Орешке. 17 дек. русские послы уехали в Ладогу. 30 дек. они получили из Москвы два новых текста договора, один с полными царскими и королевскими титулами, другой с краткими. Эти тексты велено было показать, если шведские послы никак не согласятся взять прежних, бывших с послами. В другой грамоте из Москвы, полученной в тот же день, велено послам говорить на съезде о союзе против Польши. Русские послы в тот же день написали шведским послам в Орешек. Шведские послы ответили, что они все еще не получили "полного указа" от короля и съехаться не могут.

11 Когда русские послы с рубежа уже приехали в шведский город Упсалу.

12 Очевидно, описка — вместо: "нашему".

13 Лист этот вместе с проектом собственно союзного договора, в виде дополнения к нему, прислал русским послам 7 июля канцлер Аксель Оксеншерна.

14 Т.е. статью Столбовского договора о торговых сношениях России со Швецией и о торговых дворах для русских купцов в Швеции и для шведских в России.

15 Василий Бутурлин незадолго перед тем взят был русскими послами в качестве русского пленника в Стокгольме и помещен у одного из посольских дворян, у Осипа Коноплева.

15-b Разумеется проект союзного договора, переданный русским послам 18 июля. В нем прямо не излагались добавочные статьи, но было о них упоминание, и русские послы не одобрили его.

16 Боярский сын, которого прислали к послам в Выборг ладожские воеводы.

17 Юрию Бейнарту, посланцу шведских послов.