Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

2. Переговоры в сельце Столбове в 1617 г.

(Московск. Главн. Архив Минист. Иностр. Дел, Шведский статейный список, № 13)

После первого съезда русских послов со шведскими, состоявшегося "у аглинского посла у князя Ивана Ульянова в Семеновском поместье Репьева в сельце Столбове" 31 декабря 1616 г., русские послы на другой день, 1 января 1617 г., отправили к Мерику дьяка Добрыню Семенова. Семенов должен был говорить английскому послу, чтоб он "к царскому величеству службу свою совершил, свейских послов уговаривал, чтоб они такова великого дела не нарушили, взяли б по его, князь Иванову, договору государевы казны двадцать тысяч рублев денгами или, будет похотят, и мягкою рухлядью, а городы б государевы очистили ныне все; а что они говорят, чтоб им оставить у себя на время городы до тех мест, [5] покаместа государь закрепит своею государскою душею и городы розмежуют, и то они делают хитростию .... хоти в чем в межах и спор невеликой будет, и то мочно изнова послать розмежевати .... а только в межеванье учнут за собою городы держати до тех мест, докуды розмежуют, то явно хотят неправду делати и мирное утверженье нарушить; хоти и по правде будут межи розмежеваны, и они новые статьи учнут всчинать и в чюжую землю учнут вступатца и за тем городы за собою похотят держати". Послы просили Мерика пригласить к себе сперва (до съезда) шведских послов "и о том бы с ними поговорить накрепко и на то их приводить, а мы к тебе приедем поопосле их приезду, да и сами с ними о том станем говорити" (лл.255,282 —285).

2 января утром Мерик прислал к русским послам секретаря своего Свифта с извещением, что он, Свифт, по поручению Мерика ездил к шведским послам и уговаривал их "всякими мерами" "лишния слова и безмерства оставить", города отдать все теперь же, а за точное исполнение договора с царской стороны и за то, что в размежеванье "медлянья и поворотки не будет", Мерик ручается. Но шведские послы ответили, "что им мимо королевского наказа без закладных городов не делывать, только де государевы послы на съезде учнут те же статьи про закладные городы говорить и за них стоять, что и на первом съезде, и то де мы русских людей обычай знаем, что хотят делом дляти и жити долгое время и длянием дело сделать, и нам де на съезде жити недолго, а делати по государя своего наказу, чтоб сделать вскоре, да приказали де ко князю Ивану, что они в тот день на съезд приедут и о тех статьях с государевыми послы учнут говорити сами".

"И того же дни 2 государевы послы съезжались с свейскими послы у аглинского посла у князя Ивана Ульянова и сидели государевы послы за государевым столом попрежнему, а аглинской посол сидел по конец государева стола за своим столом, у государевых послов с левую сторону" (лл.286 —287).

...."И государевы послы свейским послом божилися: поверьте душам нашим, что договорим и укрепим, то государь все по нашему закрепленью зделает и закрепит, а деньги или иную казну за городы емлите, а городы государевы очистите и отдайте все. [6]

И свейские послы говорили: не о деньгах де слово, хотя деньги и взять, ино немногие деньги, коли де король их и тешитца, и у него такая казна выдет и в один вечер, только де вы на государя нашего короля неверку кладете, что, оставя городы за собою на время, да впроки держати, и то де не мир, война всчинать, коли де за Новгород войны не было, и за Ладогу и за Гдов и за Сумерскую волость новая кровь всчинать ненадобно, а оставливает де государь их те городы за собою для закрепленья, как повелось у иных государей, а без того не ведетца: мирился де государь их з дацким королем и дацкой де отдал городы его после закрепленья три месяцы спустя; и мы де за то и не говорили, чтоб городы наперед отдати, а мы городы оставливаем с того же обрасца.

И государевы послы говорили, что меж вашего государя з дацким королем ни было, и городы ваши за дацким были, и они о том нескучны были, что у них один язык и одна вера, а мы за городы стоим, что вам очистити, для того, что у нас вера розошлас, и что все православные крестьяне греческого закона в тех городех живут и ожидают Божией милости и мирного постановенья; а как сведают, что их опять оставливают за государем вашим, и они сами учнут руки свои на себя подымать от великих правежев, и тех невинных души взыщет Бог на вас и на нас, а се мы ныне поступаемся в свейского короля сторону государевы искони вечные отчины городов, а денежною заплатою за городы платим, а у дацкого короля государь их свейской король оставливал городы в денежной расплате, а не своей искони вечные отчины городов отступался в королевскую сторону и не на вечной мир, а государь наш отдает свои государевы городы на вечной мир, а не за денежную расплату, и по договору деньги, дватцать тысяч, даем вдруг, и оставливать городов за государем вашим не годитца, а что говорите: столько денег выдет у короля вашего на пиру в один вечер, —как король ваш захочет, так и делает, только чаем, того несостоитца, что по дватцать тысяч на пирех выводити на всякой день: скоро так государю вашему и все свое государство пропировать; а как прямо говорити, мочно из велика и убавить, да про то и говорить отставить, а говорити б, как к доброму делу ближе.

И свейские послы говорили: з дацким королем было де у них замирено земли только на 10 миль, а дале 10 миль —чья моч с которую сторону возьмет, и над уездом было промышлять мочно, и король де наш, дав слово свое, на том устоял, уезду ничим не [7] тронул, хотя было и мочно, а ныне, которые государевы городы останутца за государем их королем до государского закрепленья и до розмежеванья, и королю их тех городов и в них людей не розорять ничем, держати их для веры, а те де городы пустые, ратных людей им не прокормити, государю де их королю только убыток будет ратных людей кормити собою, а без закладных де городов быти нельзя" (лл.305 —308).

[.... .... ....]

7 января Мерик прислал русским послам "статейной список, каков к нему прислали свейские послы на образец записям":

...."и о перезыванье людей: которых городов царское величество поступился в свейского короля сторону, и из тех бы городов и из посадов тех людей, которые в них останутца жити в королевской стороне, в государевы городы не перезывать и не подговаривать, и о переездчикех, которые люди учнут от своей измены и татьбы и душегубства с обе стороны своровав бегати с одной стороны на другую сторону, и тех людей со всем с тем, что они покрадут или пограбят, отдавати опять назад на ту сторону, с которой они своровав збежат, и о ворех, которые люди учнут воровати в порубежных городех с обе стороны, и великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца, и велеможного короля Густава Адолфа свейского порубежных городов воеводам и приказным людем воров бы сыскивати и их выводити" (лл.363 —364).

[.... .... ....]

...."И государевы послы (на съезде 9 января) свейским послом говорили: для чего ныне великого государя нашего облаадателем писати не хотите, а наперед того государи ваши, свейские короли, великих государей наших, росийских царей, облаадателем писали.

И свейские послы говорили: с нашие де стороны николи государей ваших, росийских царей, облаадателем не описывали, а то де ныне всчинаете ново.

И государевы послы говорили свейским послом, что та великих государей наших, росийских царей, титла искони вечно ведетца, и блаженные памяти при царе и великом князе Иване Васильевиче всеа Русии тою титлою прежние свейские короли описывали.

И свейские послы государевым послом говорили: та де титла учинилася при царе и в. кн. Иване Васильевиче всеа Русии, как он взял Казанское и Астороханское царство, и он де возгордяся почал тою титлою писатца, а государи де их, свейские короли, [8] к нему и к иным росийским государем облаадателем не писывали, а только де государю вашему написати облаадателем, и кабы де он и всеми государствы облаадал, а как де мирное постановенье было в Тявзине, и государя де царя и в. кн. блаженные памяти Федора Ивановича всеа Русии свейские послы написали без тител, на коротке, и без облаадателя.

И государевы послы свейским послом говорили: Тявзинской мир был, а в те поры был у вас на королевстве Жигимонт, король польской, и послы де ваши хотели писати в договорных записях с польскими и литовскими и с свейскими титлами, и государевы послы не похотели Жигимонта короля польскими и литовскими титлами писати, потому что мирились с Свейским королевством, а не с Польским, и приговоря написали обоих государей титлы на коротке" (лл.371 —372).

[.... .... ....]

...."Да говорили государевы послы свейским послом: которых городов ц. в—во государю их королю поступился, и из тех бы городов и из уездов Божье милосердье, образы и кресты, и книги, и сосуды церковные, и ризы, и колокола, и всякое церковное строенье, и наряд и всякие пушечные запасы, и духовной чин —архимаритов, игуменов, и попов, и дьяконов, и дворян, и детей боярских, и всяких руских посацких и уездных людей выпустити в государевы городы со всеми их животы и статки, против того как они великому государю, его ц. в—ву, блаженные памяти Федору Ивановичу, всеа Русии самодержцу, отдали город Корелу и их всяких людей со всеми животы выпустили, и как поступался Корелы царь Василей, и Божье милосердье отдавали и духовной чин и всяких руских людей выводили.

И свейские послы почали сердитовать: что де им в пустых городех, только людей выпустить и оставить одни стены, нечто де будет и выпустити, ино выпустить чернцов, а мирян и посацких и уездных людей никако не выпускивать, а образов де и всякого церковного строенья отдати им нельзя, и попов не выпустят, потому что останутца за ними крестьяне вашие грические веры, и им де без образов молитися нечему и без попов быти нельзя, а из уездов де крестьян никоими обычаи подумати нельзя, что их выпустить, а только де выдут из городов и из уездов всякие русские люди, ино де всчатися новой крови, да о том сердитуя и о том говорить перестали и отказали. [9]

И государевы послы говорили свейским послом: как наперед того блаженные и славные памяти в. г. ц. и в. к. Федор Иванович, всеа Русии самодержец, великого гос. нашего ц. и в. кн. Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца, дядя, взял у государя вашего на перемирье свои вотчинные городы: Яму, Копорью, и он ваших всяких немецких людей велел выпустить, а наперед того блаженные памяти в. г. ц. и в. к. Иван Василиевич, всеа Русии самодержец, мирился с польским королем с Степаном, и которые городы ему, ц. в—ву, досталися, и он польских и литовских людей из тех городов велел выпускать в литовские городы, а литовской король велел его государевых руских людей выпускати в его государевы городы, и тому как статися, что духовной чин и всяких руских людей греческие веры держати в своей вере неволею; а не в давных летех, как царь Василей поступился государю вашему города Корелы, и государь ваш из Корелы Божье милосердье и всякое церковное строенье отдал и епископа Селивестра и весь духовной чин и всяких руских людей выпустил, а ныне б вам по тому ж учинити; то меж вел. государя нашего и государя вашего будет крепкая дружба. И на ту на всю статью уговорити их было немочно, а только было уговорили, что выпускали государевых руских охочих людей из посадов, а уездных людей никоими обычаи не выпустят, а и посацких людей выпустят, учиня срок после объявленья, что те городы поступлены в государя их королевскую сторону, и как подлинное совершенье будет, и после того две недели спустя посылати грамоты, чтоб ведали, как мирное постановенье с ними учинитца, а после дву недель выходити было месяц; и в том слове свейские послы не устояли.

А говорили свейские послы государевым послом, что они охочих людей из посадов учнут выпускати, учиня срок после объявки, что те городы ц. в—во поступился государю их, спустя две недели выходить месяц, а из тех бы де городов, которые государю вашему, его ц. в—ву, государь их отдает, из Новагорода, из Старой Русы, из Порхова, из Ладоги, изо Вдова (sic), из Сумерской волости потому ж выходити охочим людем в Свейскую землю поволить и грамоты во все городы отписати.

И государевы послы говорили: мы просим и стоим за своих природных греческие веры крестьян из тех городов, которых ц. в—во государю вашему поступаетца, не токмо что из Новагорода и из иных городов, которых великому государю нашему государь ваш отдает, своих природных людей греческого закона [10] отдавати, и тому как статися, что покиня свою природу итти в ыную веру, и они б то отставили.

И свейские послы государевым послом говорили: коли де нам отпускати из городов, кои останутца за ними(нами), охочих людей, ино де из тех городов, которые отдает(м) в царского в—ва сторону, в их сторону охотники будут же, а иные де, чают, и пошли.

И государевы послы говорили: которые де в вашу сторону пошли, и то вы над ними учинили неволею, а охотою нихто не пойдет, да говоря о том много и розсужая всякими мерами, государевы послы свейским послом отказали, что из Новагорода и из иных городов, которые ц. в—ву отдают, людей к ним не выпускивать и воли им не давывать.

И свейские послы государевым послом говорили: никак де того не бывало и не будет, что их неволею приводити и томити, а только де вам не писати в Новгород грамот таких, ино де и нам не давать писать в те городы, коих нам поступаетеся, а хто де похочет к нам, того вам не унять, чаю де, иные и приехали, да за то упрямились и в той статье отказали" (377 —382).

[.... .... ....]

...."Да свейские ж послы в статейном списке написали и с государевыми послы на съезде говорили, чтоб государя их подданным людем торговати и двором за ними быти на Москве и в Новегороде и во Пскове и в Ярославле, а любских бы и иных поморских земель немцам в государеве отчине в Великом Новегороде и во Пскове не торговати, и двором за ними не быти, и государю их вольно посылати послов своих и посланников к турскому салтану и к шаху персидцкому и к царю крымскому, и торговым людем ходить торговать в Персиду.

И государевы послы свейским послом говорили, что в Ярославле свейские торговые люди с торги не бывали и к турскому салтану и к персидцкому и х крымскому послы государя вашего через государя нашего земли в послех и с торги не хаживали, а торговли и двором за ними быть на Москве и в Новегороде и во Пскове, а торговати своими товары, а иных земель чужими товары не торговати и чужих товаров своими не называти, а пошлина платити по уложенью, а хто учнет торговати чужими товары, а сыщетца до пряма, и тот товар взяти на вел. гос. нашего даром, а любских и всех поморских земель торговым немцам в государя нашего отчине торговати было повольно. И о том с государевыми послы свейские послы много споровався, и то у свейских послов государевы послы [11] отговорили: в Ярославль им и в Персиду и в Турки торговати не ездити, а любским немцам и иных земель со всякими товары повольно ездити в Новгород и во Псков и в ыные городы, да на том государевы послы с свейскими послы и положили" (394 —395).

[.... .... ....]

...."А о иных о невеликих статьях государевы послы, по государеву указу и что им самем мочно зделать с свейскими послы, только их лукавства и поворотки о большом деле и о тех невеликих статьях не будет, договорили и на мере положили, а договорные статьи, которые статьи договорили, писаны выше сего, а стало ныне у государевых послов государево дело с свейскими послы в ц. в—ва титле за облаадателем, да за тем, что хотят свейские послы государя своего в титле писать Ижерским и тех городов, которых ц. в—во государю их поступился, да о посылке к аглинкому королю и что аглинкому королю к записи рука прикладывать, и о церковном строенье и о выводе людей, что из тех городов, которых ц. в—во поступился государю их, Божья милосердия, образов и крестов и всякого строения отдати не хотят и людей не выпустят, а хотят в запись написать, что выпускати охочих людей, а против того хотят писати, что из тех городов, которые ц. в—ву отдают, охочих людей в их городы выпускати ж; и о тех статьях государевы послы положили на князя Ивана, чтоб он свейских послов уговаривал всякими мерами и еще к съезду з государевыми послы приводил и к ц. в—ву о тех спорных статьях государевы послы о указе писали" (лл.397 —398).

[.... .... ....]

Перед съездом 20 января русские послы посылали через Мерика к шведским послам образцовый список договорной записи. "И свейские послы того статейного списка не полюбили и отослали его назад":

...."А велеможного Густава Адолфа короля полномочным послом из тех городов и из уездов Божие милосердие —образы и кресты, и церковное строенье и книги и колокола и ризы служебные всякие и всякое церковное строенье отдати, и духовной чин, архимаритов и игуменов и попов и дьяконов и всяких людей церковного причету, также дворян и детей боярских всех, а посацких всяких охочих людей греческие веры, хто похочет, из тех городов в государя нашего, его ц. в—ва, городы отпустити со всеми их животы ничем не тронув, а объявить в тех городех руским людем вечной мир после закрепленья в две недели, а срок учинити [12] тем людем выходить после объявки дву недель четыре недели и наряд из тех городов выдать весь" (лл.425 —426).

...."И будет которые с обех сторон збежат изменою от убивства, от татьбы, от долгу, или от иного воровства, и тех никоторые стороны не приимати, а выдавати их назад на обе стороны, как их попытают" (л.436).

[.... .... ....]

...."Да говорили (на съезде 20 января) государевы послы свейским послом: которые городы вел. государю нашему ц. и в. кн. Михаилу Федоровичу, всеа Русии самодержцу, его ц. в—ву, отдаете назад, Новгород, Старую Русу, Порхов, Ладогу, Гдов, Сомерскую волость, и тех бы городов всяких людей отдати со всеми их животы, что у кого есть, ничем их не тронув, а которых городов поступаетца вел. государь наш в государя вашею, свейского короля, в сторону, и из тех городов руским всяким людем духовного чину и всяких чинов людей выпустити и дати волю выходити в государевы городы.

И свейские послы государевым послом говорили: которые де городы отдают оне в государеву сторону назад, и тех де оне городов руских всяких чинов людей отдадут со всеми их животы, что у них ни будет, не велят их тронути ничем, а которых де городов поступился государь ваш в государя их сторону, Иваня-города, Ямы, Копорьи, Орешка и Корелы, и из тех де они городов и с посадов выпустят в государевы городы духовного чину чернцов, а попов и всяких чинов руских людей из городов, с посадов и из уездов выпускати им в государеву сторону немочно, потому —только де им из тех городов посацких и уездных людей выпустити, им де что в тех городех, толко одни стены останутца, а попов де им по тому ж выпустити немочно, что де в тех городех будут за ними руские люди греческого закона, и они де в греческой вере и жити похотят, а они де их в свою веру от греческие веры приводити не станут, и им де как без отцов духовных быть, которые руские люди без отцов духовных будут и скончаютца; и того де им зделати немочно, что попов выпустить, и оставити греческие веры людей без отцов духовных.

И государевы послы свейским послом говорили: и на первом вы съезде говорили с нами, что было вам выпускати всяких чинов людей из тех городов и из посадов, как в те городы придут грамоты, что мирное постановенье учинилось, после того спустя четыре недели беззаборонно, и вы хотели так зделать, и [13] ныне б вам по тому ж учинить, поволити государевым людем из тех городов выходити в государевы городы хоти сроком.

И свейские послы государевым послом говорили: говорили де мы на первом съезде и на письме де мы в статьях вам дали, что государевых людей и духовного чину изо всех городов в государевы городы выпускать поволят, опричь тех, которые сами не похотят, а против бы того поволити государевым послом руским всяким людем выходити из государевых городов, из Новагорода и изо всех городов, которые они отдают государю, в государя их королевские городы, а срок де учинити в те городы розсылать грамоты, что мирное постановенье учинилося, две недели, а после того охочих людей выпускать, которые похотят в государеву сторону, две же недели, а из Новагорода изо всех городов, которые в государеву сторону отдают, учинити по тому же срок две недели выходить охочим людем в королевскую сторону, а инако же зделать немочно.

И государевы послы свейским послом говорили: на первом съезде у нас с вами говорено, что розослати грамоты в две недели, а выпускати было после того четыре недели, и то у вас ныне переменилось. А что говорите про новгородцов и про те городы, которые ц. в—ву государь ваш отдает, чтоб из тех городов охочих людей выпускать в королевскую сторону також две недели, и мы стоим за государя своего природных людей греческие веры, чтоб их из тех городов, которых ц. в—во поступаетца государю вашему, вывести в государевы городы, в их природную веру. А тому как статися, что, покиня своя природа и крестьянская вера, итти в ыную веру? Никако не добыть такова охотника, разве кого вывезете сильно или оманом.

И свейские послы государевым послом говорили: сильно де и оманом никого не выведем и от веры отводити не станем, а хто де от веры людей отводит в неволю, а тому де Бог не терпит, да говорили к тому притчь. Царь де Максимьян говорил: что небесного достичь, то человека от веры отвесть, да за то де и земное потерял; а ишпанской де король хотел недерляндских владетелей от веры отвесть и тем де Недерлянскую землю потерял, и мы де руских людей от веры отводити не станем, а которые де были охочие люди в королевскую сторону, и те де, чаю, по сю пору и повышли, да нельзя де было не вытти, что многие служили королю и королевичу правдою, и их де за то руские люди возненавидели. [14]

И государевы послы свейским послам говорили: которые люди из тех городов вышли, покиня свою природную крестьянскую веру, и тех Бог судит, а которых вывезли сильно и впредь до закрепленья похотите вывозить, и тово взыщет Бог на вас и на душах ваших, и нам тово в запись никак не писывать.

И свейские послы государевым послом говорили: сильно де никого не вываживали, а как де у нас почалось доброе дело делати, и мы де до закрепленья никого перезывати и сильно вывозити не велим, а в запись де будет не напишете, и то де отставити мочно, а написати б де вам в запись и укрепитись накрепко: из тех городов, которые государю вашему государь наш свейской король (гос. ваш гос. нашему св. королю?) отдает, выпускати чернцов и детей боярских и посацких охочих людей, которые похотят итти, с сроком после мирного постановенья рассылать грамоты две недели, да после грамот выходити две недели же, а впредь бы де после сроку из тех городов, которых государь ваш поступился государю нашему свейскому королю, людей не подговаривати, а которые де собою побежат руские или немецкие люди, и тех бы людей не приимати и отдавати назад.

И государевы послы свейским послом говорили: то в запись напишем, что после сроку людей не подговаривати, а которые збежат от воровства немецкие люди, или з государевы стороны руские люди в государя вашего сторону, и тех сыскав на обе стороны отдавати назад, а которые руские люди, дворяня и дети боярские или посацкие люди, оставлены будут у вас неволею, а придут в государевы городы, и тех отдавати не годитца.

И свейские послы говорили государевым послом сердитуя: только де руские люди учнут бегати в государевы городы из государя их городов, а назад их отдавати не учнут, ино де то не к миру, к большому задору, и литца крови на обе стороны по прежнему, и стояли в той статье добре крепко.

И государевы послы, поговоря меж собя, чтоб о той статье вперед говорить, а ныне её урвати. Да говорили государевы послы: написано у вас в статейном списке: которой свейской наряд в Новегороде и в ыных городех, которые отдают в государеву сторону, и тот бы наряд и ратных людей з животы вывести теми ж ноугородцкими и иных городов государевыми людьми до королевских городов, и тому как сстатись мочно? Да и самим вам, свейским послом, ведомо, что они бедны и разорены до конца, только им про то объявить, ино и достальные учнут сами на себя руки свои класть от ваших великих правежей, и того взыщет [15] Бог на вас, и то б отставити, а вывести наряд и людей з животы своими людьми, копорскими и ямскими и ореховскими, а те у вас городы блюденые.

И свейские послы государевым послом говорили: никако им копорскими и ямскими и ореховскими людьми из Новагорода и из иных городов, которые в государеву сторону отдают, наряд и людей вскоре вывести немочно, а дати б де с Новагорода хотя со сто подвод под больных людей.

И государевы послы говорили аглинскому послу князю Ивану Ульянову: самому ему ведомо, что новгородцкие люди бедны и до конца разорены, нисколько им подводы с себя собрати немочно, и ему б то у свейских послов отговаривать, чтоб они наряд свой, которой в государевых городех будет, и ратных людей вывезли в свои городы на своих подводах, своих же городов людьми.

И аглинской посол князь Иван Ульянов свейских послов много уговаривал, чтоб они подвод з государевых людей не имали.

И свейские послы почали подвод убавливать, а просили штидесять и пятидесять и сорока подвод и стали на тридцати подводах, а меньше де того взять никак немочно.

И государевы послы говорили аглинскому послу, чтоб он свейских послов на то утвердил и укрепил гораздо: которые тридцать подвод собрав пошлют с саньми и с проводники, и тех бы подвод дале Орешка и Копорьи не проводити, а из Орешка и из Копорьи те подводы с саньми и с проводники отпустити тот час и проводити их велети, чтоб их на дороге немецкие люди не ограбили и никуды с ызвозы не поворотили.

И свейские послы государевым послом и аглинскому послу князю Ивану Ульянову слово свое с клятвою дали на том, что им те подводы с саньми и с проводники из Орешка и из Копорья отпустить со всем, и проводити велят тот час ничим не тронув.

И государевы послы свейским послом говорили: как записи розоймем и кресным целованием закрепим и казну у аглинского посла у князя Ивана Ульянова по договору почнете имати, и нам бы волно было послать в Новгород государева дворянина, да и аглинскому послу королевского дворянина к митрополиту и к всяких чинов людем про мирное постановленье объявити, да и от собя вам слати гонца наскоро, чтоб в Новегороде всяких людей на правежи не ставили и нужи им никоторые не делали и вновь салдацких кормов не розводили и людей в свою землю не выводили, а как казну у аглинского посла по договору всю сполна возьмете, [16] и вам бы государевы городы —Новгород, Старую Русу, Сумерскую волость, Порхов, Ладогу, отдати тот час, Новгород при нем же, аглинском после, и людей своих вывести и очистити безо всякие зацепки и грабежу, а государевых людей в город пустити, а иные городы отдати при королевских дворянех, кого аглинской посол пошлет от себя, и государевых людей в городы пустити тот час не мешкая.

И свейские послы государевым послом говорили: как де с вами записи попишем и розъимем и кресным целованием закрепим и казну почнем отчитати, и в те поры вольно будет вам государева дворянина, а аглинскому послу королевского дворянина, послати тот мир обестити, да и мы де с ними гонца своего пошлем и в Новегороде с тово дни, как приедут, Новгородцов всяких людей на правежи ставити, вновь салдацких кормов розводити и насильства и руских людей в свои городы выводити не велим; а как де казну возьмем сполна, и Новгород и Старую Русу, Сумерскую волость, Порхов очистим и отдадим после заплаты две недели спустя, а Ладогу отдадим после заплаты четыре недели спустя, а меньши де того делати им немошно.

И государевы послы свейским послом говорили про Новгород и про Порхов и про Старую Русу и Сумерскую волость: на прежних съездех говорено, что после заплаты отдати две недели спустя, и тому так и быти, а про Ладогу говорили, что после Новагорода очистити и отдати вскоре же, как пойдете вы, послы, из нее вон, а ныне четыре недели для чего ее за собою держати?

И свейские послы государевым послом говорили, что из Новагорода и из Порхова и из Старой Русы итти немецким людем на Ладогу, для того что у многих немецких людей жены и животы, и им де Ладоги вскоре очистити нелзя, для того что им з женами и з животы из Ладоги вскоре поднятца немочно.

И государевы послы свейским послом говорили: которые немецкие люди ныне вдруг животов своих и рухляди не подымут, и они б оставили в Ладоге, а вперед им по те животы, ныне по зимнему пути, или на весне водяным путем, в Ладогу приехати и отъехати вольно будет.

И свейские послы государевым послом говорили: меньши де того им сделати немочно, что после закрепленья, как записи розоймем и крестным целованием закрепим, Новугороду для выводу людей побыти за нами две недели, а после ноугородцкие отдачи [17] держати и Ладога неделю, а заплатою б де не издержати и не истянуть. Да на том и уложили.

И государевы послы свейским послом говорили: написано в вашем статейном списке: которые государя вашего подданные, служилые и торговые люди, имеют долги в Руском государстве за службы и товары, и те долги выплачивати. И нечто будет имеют торговые люди на торговых же людех за товары, а служилых какие долги? И та б статья служилых людей и долги отставити, писати не годитца.

И Яков Пунтосов государевым послом говорил: вам де то, великим послом, ведомо, что моей службы с ратными людьми к царю Василью было много, а за службу мне заплаты не заплачено, и царь Василей в той недоплате дал ему свою опасную грамоту, и ныне де та грамота у меня, и мне де своей заплаты как не просити.

И государевы послы Якову Пунтосову говорили: то всчинаешь ты не г делу, что наперед того отговорено и отставлено на первых съездех еще в Дедерине, потому что с вашей стороны неправда и смута учинилася, и ты в своем кресном целованье царю Василью не устоял; только вси твои неправды станем теперь вычитати, и тебе будет досадно. И ц. в—во те вси досады велел отставити, а для покою крестьянского ц. в—во поступилса таких великих городов: Корелы, Иваня-города, Ямы, Копорьи, Орешка, со всеми уезды, да к тому 20.000 рублев казны; а прежние поступки государя нашего взято в городех денежные и всякие казны и хлебных запасов и наряду и колоколов, что есте вывезли в свою землю, и потом есте взяли с тех городов всяких доходов в пять лет, и что взяли сверх того на всяких людех правежем и грабежем, и того всего государь наш поступилса, и тебе о своих долгах не годилося и поминати.

И Яков Пунтосов государевым послом говорил: то де поступленос и заплачено будет королю, а мне де заплаты заслуженые как не пытать; а то де вычитаете, что ся зделано, что королю Бог дал, и вам то как отняти, а только де о том, что взято в городех, ныне говорити, ино доброму делу не быть, только кровь всчать.

И государевы послы свейским послом говорили: мы вам говорили припоминаючи, а не с вычетом, и нам бы о том говорити отставить, чему быть нелзя, и Яков о том говорити перестал" (лл.465-480).

[.... .... ....] [18]

...."Да говорили свейские послы государевым послом: которые руские дворяня и дети боярские с их сторону иманы на боех, а ныне у ц. в—ва в опале, в тюрьмах и в ссылках, а братья их ныне служат государю их, свейскому королю, а жены их в Новегороде, и тех бы де освободити с полоняники вместе.

И государевы послы свейским послом говорили: которые руские люди иманы хоти и на боех, а иные в подъездех, а иные на дороге, как ехали от государя вашего из Стекольны, и приведены к великому государю нашему, ц. и в. кн. Михаилу Федоровичу, всеа Русии самодержцу, к его ц. в—ву, и ц. в—во по своему милосердому нраву вины их отдал и своим царским милосердым жалованьем, денежным и поместьи, пожаловал, и они служат ц. в—ву с своею братьею, с природными людьми, с радостию, а у многих жены и дети из Новагорода выведены, живут ныне с женами и детьми по царской милости, и им как то зделать: оставя свою веру и природное государство, идти к государю вашему служить в Свею.

И свейские послы государевым послом говорили: многие де такие дворяне и дети боярские, которые служили государю их королю, сосланы в Сибирь, а иные сидят в тюрьме, и их бы собрав привести на рубеж и спросити их, куды оне похотят, и дати им волю, чтоб де на государе нашем тот грех не лежал.

И государевы послы свейским послом говорили: которые такие дворяня и дети боярские посланы в Сибирь, и те посланы не за опалу, на службу в воеводы и в головы; и государево им денежное жалованье и подмога давана, а как по государеву указу три годы и с проездом отживут, и их ц. в—во велит переменити. А в тюрьмах никаких дворян и детей боярских нет, и на рубеж тех дворян и детей боярских приводити не годитца: то государевы природные холопи, да и сами они того не похотят, то б вам говорити отставити.

И свейские послы государевым послом говорили: есть де у государя нашего руской дворянин Микита Калитин, а у него де два брата, взяты на боех, в Москве, и Микита де государю нашему бьет челом и нам всегда докучает, чтоб братью ево из Москвы освободити.

И государевы послы свейским послом говорили: Микитины два брата служат великому государю нашему, а бьют челом государю о Миките и о матери своей и о женах, а сказывают, что к ним Микита пишет, а велел бить челом государю и просити милости, чтоб государь пожаловал, велел мать их и ево, Микиту, [19] и жен их и детей выкупить или на обмену выменять, да кладут Микитины грамотки.

И свейские послы государевым послом говорили: никако де Микита к Москве к братье своей грамоток писать не учнет и сам де к Москве не поедет, а докучает де о братье своей, чтоб их в Свею выкупити, а будет де так Микита делает, ино де из руских людей и верити некому; только б де их на рубеже поставя спросить, куды похотят.

И государевы послы свейским послом говорили: не годитца таких людей на рубеж приводити, то государевы природные люди, говорят вам теперво за неволю, что оне в ваших руках. И свейские послы о том и говорить престали" (лл.485 —488).

[.... .... ....]

Шведские послы утвержали, что вместе с Корельским уездом должны быть уступлены Швеции и Лопские погосты, будто бы принадлежащие к нему. Они показали в находившемся у них списке русского текста Тявзинского договора то место, где говорилось, что "свейским приказным людем никаким обычаем помешки не чинити гос. ц. и в. к. Федора Ивановича, всеа Русии самодержца, приказным людем дань имати с их Лопарей, которые к Двинской и х Корельской земле и х Коле городу"; если бы Лопские погосты относились к Новгородскому уезду, говорили шведские послы, то в договоре было бы написано: "Ноугородцкого уезду подошли х Кореле".

...."И государевы послы свейским послом говорили: хоти Ноугородцким уездом в записи не написано, а написано: которые Лопские погосты к Двинской земле, и х Коле и х Кореле, и то стало меж рубежа; а только б Корельской уезд, ино б Корельским уездом и написано, а Корелы на том миру 3 государь ваш, свейской король, поступился государю нашему совсем. И только б Корельской уезд, и для было чего те погосты писать, опричь Корелы и Корельского уезду имянно? А х Кореле всего искони семь погостов: погост Микольской Паданской, погост Спаской Селецкой, погост Рожественской Семчезерской, погост Ругоозерской, погост Ляндоозерской, погост Шуеозерской, погост Панозерской, а больши того х Кореле иных погостов не писано, и не бывало, в том бы зделати правда, а в чюжее не вступатца; а которые Лопские погосты [20] называете Корельским, и вы нам объявите, и мы учнем межи ныне сыскивати и ответ дадим.

И свейские послы Лопским погостом, которые называют х Корельской земле, имян не сказали и говорили: будет те Лопские погосты не Корельской уезда, и мы де тот спор ныне отставим до розмежевальщиков, как межевальщики поедут, и межевальщики де про то сыщут старожильцы. Да отложили то обои послы до межевальщиков.

Да говорили государевы и свейские послы про записи, что с обеих сторон записи прислати к аглинскому послу к князю Ивану Ульянову и положа обе записи на мере писати, а на облаадателя оставити место, покаместа с Москве от государя указ будет, да на том и розъехалися, а присрочили съехатца опять генваря в 23 д. в четверг.

И государевы послы, примеряся ко государевой образцовой и к Тявзинской записи и свейских послов к заданным статьям, написали статейной список, как писати в записях, послали к аглинскому послу с подъячим с Васильем Волковым генваря в 22 д.; а велели подъячему Василью Волкову аглинскому послу князю Ивану Ульянову говорить, чтоб он позвал (sic —послал?) от собя к свейским послом и к ним приказал, чтоб они статейной список свой прислали, а каков статейной список государевы послы послали к аглинскому послу ко князю Ивану Ульянову на образец, и в образцовом списке написано:

Список статьям, каков посылан к аглинскому послу ко князю Ивану Ульянову с подъячим с Васильем Волковым, и тот список у князя Ивана свейские писари справливали и с него противень отвезли к свейским послом, и свейские послы по тому списку иные статьи излюбили, о которых статьях на съезде договорено, а иные спорные статьи отложили до съезду, а в ыных с отказом писали и свое слово переменяли и о том писано под статьями" (лл.490 —493).

[.... .... ....]

...."И про наследников говорено накрепко всякими мерами, на прежние договоры, на Тявзинской, указывано, что в том в Тявзинском договоре и преж сего николи в закрепленьи наследников не писывано, только государские имяна в укрепленье живут объявлены, а наследником будущие государи цари и королей не писывано николи, и ныне ли написати против Тявзинского договору. И свейские послы в том отказали с великим сердцем, что им без того никак не делывать и дела не починывать; только наследников, [21] будущих царей росийских, не написать, без того де ни о каком деле не говаривать и не делывать, то де дело и начальное. И государевы послы им говорили, чтоб об иных статьях говорить, а о том отложить до ц. в—ва указу, о том отпишут к ц. в—ву о его царском указе, а без государева указу нам того дела делать нелзя. И свейские послы о том нам отказали, на обсылку им в том не отсрочивать и на съезд не езживать без того слова и дела не делывать, а поедут в Ладогу, и о том отказали.

А о людях, кои в тех городех, в Иване-городе, в Копорье, в Орешке, в Яме, чтоб выдать церковное строенье и духовной чин выпустить с их животы и дворян и детей боярских и посацких и уездных всяких людей в государевы городы со всеми животы, о том свейские послы написали по многих спорех и разговорех: ис тех городов иноческого чину выпустить, а дворян и детей боярских з женами и з детми и посацких людей выпустити охочих, которые похотят пойти в ц. в—ва городы, и тех охочих людей выпустити с их женами и детми и с людми и со всеми их животы и статки, а срок им положити выходити после мирного укрепленья, как в те городы весть учинят и грамоты к ним о том придут, после того две недели спустя, опричь уездных людей, а попом и уездным всем пашенным людем в уездех быти тех городов велеможного короля Густава Адолфа свейского стороне, которых ему ц. в—во поступилса" (лл.506 —508).

[.... .... ....]

"Такоже тех руских людей, которые ныне живут в тех посадех, в городех, в землех и в уездех, которых великий государь наш ц. и в. к. Михайло Федорович, всеа Русии самодержец, поступился велеможному королю Густаву Адолфу свейскому в наследие, или в ыных городех, которые за Густавом Адолфом королем наперед сего были, и тех его ц. в—ва людем к себе не подзывати и не подговаривати никоторыми делы.

И по той статье приговорено.

Также, которые от своей измены и душегубства, татьбы и для которые иные причины с обе стороны своровав учнут бегати с одной стороны на другую, руские, или иных земель люди, и тех людей со всем тем, что они покрали или пограбили и с собою унесли, в ту сторону, с которой своровав збежали, беззаборонно опять назад выдати.

Приговорена" (лл.521 —522).

[.... .... ....] [22]

...."И свейские послы генваря 23 числа на съезд не поехали, а прислали к аглинскому послу, чтоб им тот срок о съезде с государевыми послы отсрочить, покаместа они свой статейной список против договору четвертого съезду изготовят и к нему, ко князю Ивану, пришлют, и после того последнего съезду свейские послы о статейных списках ссылались генваря по 27 число и съездом манили, а генваря в 27 д. прислали к государевым послом свейские послы статьям письмо, каковым быти договорным записям, и в том письме многие статьи написали свейские послы сверх договору, многие нестаточные статьи, а иные статьи, о которых государевы послы с свейскими послы на съезде договоря и на мере положили, и свейские послы те многие статьи в речах переменили, и по тем статьям, что государевы послы послали, свейские послы делати не хотят.

И государевы послы о спорных статьях ссылались и непристойные статьи отговаривали и к съезду свейских послов призывали, а против их статей государевы послы писали на ответ свои статьи, а свейские послы съездом пересрачивали и в статейных списках многие статьи переменяли и крепили всякими мерами, мимо прежних обычаев.

Да свейских же послов в статейном списке в вечном докончанье и в отдаче городов во всех статьях пишут в укрепленье в поступке, что поступился государь, его ц. в—во, государю их свейскому королю, за себя, государя, и за своих наследников, росийских царей, и за все Росийское и Ноугородцкое государство, а с своей стороны так же пишут, и без того свейские послы никак делати не хотят, а в образцовой записи, какова к государевым послом прислана, и в Тявзинской записи наследников не написано, в одном Выборском договоре написано против их письма и с наследниками.

А что в государеве образцовой записи написано, что быти вечному миру крепку, нерушиму здержану на том, что свейские послы по государя своего наказу отдали назад ц. в—ву искони вечные отчинные городы, которые были поиманы в безгосударное время, и свейские послы того в записи не пишут и государевым послом отказали, а пишут: ныне государь их король за собою имеет и тех городов поступаетца, и того государевым послом у свейских послов отговорити немочно и хотят розорвати.

Список с писма свейских послов, каково прислал ц. в—ва к великим послом аглинской посол князь Иван Ульянов с писарем [23] с рычарем Сфивтом в третие, генваря в 27 день 125 году (лл.538 —540):

....Только иноческому чину, чернцом и дворяном и детем боярским, такоже и посацким людем по городом и по посадом, которые в две недели после того, как сесь договор объявлен будем, доброволно на его ц. в—ва сторону похотят идти, и тем волно оттоле вытти з женами и з детьми и з домочадцы и со всеми животы и статьи к его ц. в—ва земле к городом, куды похотят, а руским уездным попом и уездным людем в преж помянутых местех и уездех, которые его кор. в—ву от его ц. в—ва поступленысь, и тем никоторыми обычьи оттоле не выходить, но жить тут попрежнему; такоже и всем дворяном, детем боярским и посацким людем, которые в те преж помянутые две недели не выдут, и тем жить тут попрежнему (л.554).

....Також, которые от измены, душегубства, татьбы, или для которые иные причины ни буди, с одной стороны на другую учнут перебегати, руские или иного народу люди, и тех людей, когда с той стороны, отколя они збежали, просити учнут, от другие стороны со всем тем, что они покрали, пограбили или с собою свезли, беззаборонно опять назад выдати" (л.566).

[.... .... ....]

"И февраля во 2 д. государевы послы посылали к аглинскому послу ко князю Ивану Ульянову, написав спорные статьи, что у них с свейскими послы в споре, а велели говорить, чтоб он свейских послов уговаривал и призывал на съезд с ними, государевыми послы, чтоб им те спорные статьи с ними о государевых делех договаривати, а в статьях написано:

1 статья.

Королевского величества послы пишут в писме своем царское величество: царшь гохэит, 4 а то по-руски: высочества, а королевское величество в писме своем пишут: магистет, по-руски: величество; и то пишут перед прежними обычаи, великого государя нашего ц. и в. к. Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца, имя с умаленьем, а государя своего пишут мимо прежние ж обычаи, а наперед сего государь их писался велеможным, а величеством [24] не писывался: то слово руское, не свейское. А коли они за то слово стали и упрямилися и похотели государя своего писати величеством с руского обычая, и они б писали на обе стороны, ц. в—ву и государю своему королю: магистет, а по-руски: величество.

2 статья.

Свейского ж Густава Адолфа короля послы пишут в писме своем государя своего: великого князя Финлянского, и Чюхонским.

И на то ц. в—ва великих послов ответ: говорено у нас —писати обоим государем титла по Выборскому договору и в Выборском договоре государю их великого князя Финлянского не написано, и толко они пишут ц. в—во со всеми титлы и со облаадателем, а государя их опишут по Выборскому все титлы, как в государевой в Выборской записи написано" (лл.579 —581).

[.... .... ....]

4 статья.

"Написано в писме: иноческому чину и дворяном и детем боярских и всяким жилецким людем после договору, которые похотят, в две недели волно выходити з женами и з детьми, а после дву недель дворяном и жилецким людем в тех городех остатися и вперед не выпускати, а духовного и из уезду крестьян отказали о том, что не выпускати.

И на то ответ: о том приговорено на съезде: иноческой бы чин с их животы весь выпустить, а дворян и детей боярских с их женами и с детьмя и с людьми, что в тех городех, выпустити всех в две недели, а из посацких людей, которые похотят пойти в ц. в—ва городы, з женами же и з детьми и с их животы и статки и с людьми выпустити в две ж недели и поволити б послати в те городы, которых ц. в—во поступаетца, дворян з грамоты от ц. в—ва великих послов для выпуску, да послу великого государя Якуба короля, князю Ивану Ульяновичю, слать своего человека; и как они в те городы придут, и положити б срок с тех мест выпускати две недели, опричь тех, которые в отсылках и в отъездах, и тем срок иной положить, опричь уездных людей, чтоб о том вперед ссоры не было, а уездным руским попом и пашенным людем в уездех быти в тех городех, велеможного короля Густава Адолфа свейского стороне, которых ему ц. в—во поступился; дворян и [25] детей боярских и жилецких людей неволею за собою не оставливати" (л.581 на обор.).

[.... .... ....]

...."И того ж дни (2 февраля) государевы послы к аглиньскому послу ездели.

И аглинской посол князь Иван Ульянов сказывал государевым послом, что посылал он к свейским послом писаря своего рыцаря Свифта и приказывал к свейским послом, чтоб они с ними, государевыми послы, на съезд ехали.

И свейские де послы приказали к нему с писарем его с рыцарем Свифтом: толко де государевы послы напишут государю их в титло великим князем Финлянским и арцуком Ижерским и в поступках в укрепленье, что поступаетца ц. в—во государю их городов за себя и за своих наследников, вперед будущих царей росийских, и они де на съезд поедут, а только писати не похотят и им на съезд не езживати, а хотя и приедут, и они, повидався с ним и простяся, поедут в Ладогу" (лл.587 —588).

[.... .... ....]

3 февраля Мерик уведомил русских послов, что к нему приезжали шведские послы прощаться, "и хотят с ним простився розъехатися и дело розорвать, и он де, князь Иван, их уговаривал, чтоб они виделись з государевыми послы и о спорных статьях договорили, а дела не розорвали, и свейские послы ему отказали, что де им государю своему без ижерские де титлы и бес тех статей, которые у государевых послов с ними в споре, не делывати и з государевыми послы видетца не хотят, и он де, князь Иван, свейских послов на то уговорил, чтоб они з государевыми послы виделися. И говорили де ему свейские послы: будет де государевы послы государю своему в титле облаадателя отставят, а государя их свейского короля ижерскою титлою опишут и в ыных статьях, о которых дали писмо, спору чинити не учнут, и они де з государевыми послы видятца".

В тот же день состоялся в квартире Мерика съезд, на котором продолжался спор о титуле "обладатель". Шведские послы отрицали справедливость указания русских послов на то, что шведские короли "издавна прежних государей, царей росийских, описывали облаадателем", и говорили, что в Выборгском договоре такого титула нет. Русские послы показали тогда Мерику "грамоту, какова прислана к послом с Москвы ис посолского приказу, что писал к царю Василью государь их Карло король в 115-м году" (л.591). [26]

...."И аглинской посол князь Иван Ульянов, досмотря королевскую печать и подпись в грамоте королевские приписи, и показал свейским послом и говорил им, что просили они, свейские послы, у государевых послов Выборской записи за посольскими руками, а ныне государевы послы кладут государя вашего Карлуса короля грамоты за его рукою и печатью, а в них писано их свейским языком: овервиннеры, 5 а по-руски: облаадателем, и они б свое упрямство отставили и делом не дляли, ц. в—ва именованье писали сполна и со облаадателем" (лл.591 —592).

[.... .... ....]

...."И государевы послы говорили свейским послом: только вам того 6 ныне не подкрепити, и вам вперед самим каятца; литовской король вам болши нашего недруг, хочет он доступати себе и сыну своему по степени отца своего свейской коруны.

И свейские послы говорили государевым послом: долго де ему того доступати, да не доступити, емлет де государь наш с полским королем перемирье не на долгое время для одних лифлянских городов, а вечного де у нас мира не будет, и о вашем бы де союзе на полского и литовского короля сослатись государю вашему и государю нашему самем, 7 а инако де нам, опричь того, не делати, да о том и говорити перестали" (л.606).

[.... .... ....]

Увидев, что русские послы не соглашаются послать мирный договор для подтверждения к английскому королю, не хотят описывать короля шведского "ижерскою титлою" и включить в договор обещание за наследников царя и будущих царей, шведские послы велели своим людям садиться на лошадей, объявили, что "толко де не так, ино миру не бывать, и им никак не делывати, и пора де опять за бои прииматца, и сердитовав из-за стола встали и хотели ехати к себе" (л.616).

...."И государевы послы из-за стола по тому ж встали и говорили свейским послом: бой великому государю нашему не страшен: то делаетца Божиею волею; а коли говорити к бою, и у государя нашего рати не наемные, всегда готовы, а которая кровь крестьянская [27] на обе стороны взочнетца, и великий государь наш от тое крови будет чист, а взыщет Бог тое крови на государе вашем и на вас, что вы доброго дела не делаете.

А про наследников государевы послы свейским послом говорили накрепко всякими мерами и указывали на прежние договоры и на Тявзинской, что в Тявзинском договоре и преж сего николи в укрепление наследники не писывано, толко государьские имена в укрепленье живут объявлены, а наследников, будущих государей царей и королей, не писано николи; и ныне б вам написати в записи против Тявзинского договору.

И свейские послы в том отказали с великим серцем, что им никако без того не делывати, только наследников, будущих царей росийских, не написати, то де дело и начальное.

И государевы послы говорили свейским послом, чтоб говорити об ыных статьях, а о том отложити до ц. в—ва указу; о том мы отпишем к великому государю своему ц. и в. к. Михаилу Федоровичу, всеа Русии самодержцу, об указе, а без государева указу нам того делати нелзе.

И свейские послы государевым послом говорили сердито, что им на обсылку не отсрачивать и на съезд без того не езживать, и поедут в Ладогу и из-за стола встали и хотели итти вон.

И государевы послы приказали к аглинскому послу ко князю Ивану Ульянову с писарем ево с рыцарем Свифтом тайно, чтоб свейских послов поудержал" (лл.616 —618).

[.... .... ....]

...."И государевы послы говорили свейским послом: посылали мы к вам с статейным списком, которые у нас статьи с вами были приговорены, и вам бы с своими статьями справити и х концу доброе дело приводити.

И свейские послы говорили: которые статьи к ним присланы, а они велели справливать, и которых слов не выразумели, и они переправили по своему обычаю, а спору де в том не будет, а толко де спор у них о дву статьях, что государя их написати в титле Ижерским, да слати б обоим государем к аглинскому королю послов мир объявити и просити его, чтоб он к утвержению руку и печать приложил" (лл.628 —629).

[.... .... ....]

...."И аглинской посол говорил свейским послом, чтоб слати государевым послом к нему, аглинскому послу, гонцов [28] с грамотами: то будет охочим людем верно, что услышат ц. в—ва от послов и от него, аглинского посла, грамоты.

И свейские послы отказали, что ц. в—ва от послов гонца им в те городы не пускивать.

И государевы послы говорили свейским послом, чтоб слати в те городы с их гонцом аглинскому послу гонца ц. в—ва послов и аглинского посла с грамотами.

И свейские послы государевым послом про гонца отказали, а говорили: будет де послать гонца, ино слати с их гонцом одному аглинскому послу князю Ивану Ульянову, и они при нем охочих людей велят выпускати.

И государевы послы говорили свейским послом: будет их гонцу не быти, ино слати государевым послом к руским людем в те городы от себя грамоты аглинского посла с гонцом.

И свейские послы говорили, что слати в те городы о выпуске охочих людей с их гонцом аглинского посла гонца, а грамот государевых послов и аглинскому послу не посылати, а пошлют де они в те городы с своим гонцом свои грамоты и велят при аглинского посла гонце с того числа, как в которой город приедут, кликати и в трубы трубити и по набатом бити, чтоб руским людем всем было явно; хто похочет в ц. в—ва городы, и им будет в две недели выходити волно, а которые останутца и в те две недели в ц. в—ва городы не пойдут, и тех после дву недель вперед они не выпустят. А грамот царского величества послом и аглинскому послу в их городы послать не годитца, что будет смута. И много царского величества послы о том с свейскими послы говорили, что им и аглинскому послу в те городы слати своих гонцов з грамотами, и уговорити не могли" (лл.650 —652).


Комментарии

2 Т.е. 2 января. У Лыжина (Столбовск. договор, стр.64) ошибочно сказано, что второй съезд был на другой день после первого.

3 Разумеется Тявзинский мир (1595 г.), по которому возвращен был России Корельский уезд, завоеванный Шведами в конце царствования Ивана Грозного.

4 В шведском проекте договорной записи было, вероятно, написано: Zarische Hoghet (Царское Высочество).

5 Ofvervinnare (глаг. ofvervinna —побеждать, преодолевать) —побеждающий, преодолевающий.

6 Союза России и Швеции против Польши.

7 В подлиннике тут, очевидно, описка: смамем.