Сборник дипломатических документов, касающихся событий на Балканском Полуострове.

(Обращаем особое внимание наших читателей на этот сборник, который наглядно разъяснят ход событий на Балканском полуострове.)

(Август 1912 г. — Июль 1913 г.).

219

(См. ”Русская Старина”, август 1915 г.).

Посланник в Софии.

Июня 1913 г.

(Телеграмма).

Здешний Австро-Венгерский Представитель еще не получил одобрения текста коллективного заявления о разоружении. В четверг Сербский Посланник вручил Болгарскому Правительству ноту, предлагающую сведение военных сил обеих сторон до четверти нынешнего состава. Министерский кризис должен разрешиться сегодня Кабинетом Г. Г. Данева — Тодорова. Генерал Ковачев будет Военным Министром.

(Подп.) Неклюдов.

220.

Посланник в Афинах.

2 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Получил Вашу телеграмму 31 мая.

Греческое Правительство письменно уведомило меня о своем согласии на совещание Премьеров в Петербурге и о [372] сделанном им Софийскому Кабинету предложении приступить к сокращенно численного состава армии. Вместе с тем Афинский Кабинет настаивал на прекращении дальнейшего сосредоточения болгарских войск на греческом фронте.

(Подп.) Демидово.

221.

Посланник в Белграде. Сообщается в Софию.

2 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Получил Вашу телеграмму 31 мая.

Я не преминул передать Сербскому Правительству предложение о безотлагательном прибытии в Петербург Председателя Совета Сербских Министров. Г-н Пашич сейчас же известил меня, что Правительство, получив согласие Короля, с благодарностью принимает наше приглашение.

(Подп.) Гартвиг.

222.

Посланник в Софии.

3 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Получил Вашу телеграмму 31 мая.

Во исполнение заключающихся в ней указаний, я немедленно передал г-ну Даневу наше предложение о безотлагательном прибытии в Петербург Болгарского Председателя Совета Министров. Г-н Данев лично, по-видимому, желает ехать в Петербург, но его смущает неуверенность в том, приняла ли Сербия безусловно арбитраж России.

(Подп.) Неклюдов. [373]

223.

Посланник в Софии.

3 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Г-н Данев сообщил мне, что болгаре ответили представлениям Сербии требованием очистить занятые ею области Македония. Однако, ставя вопрос о демобилизации в тесную связь с вопросом о размежевании, г-н Данев признался мне в своем намерении поставить этот вопрос следующим образом: Болгария согласна немедленно демобилизировать, но при непременном условии, чтобы в Македонию, на ряду с сербскими оккупационными войсками, допущены были и болгарские. Отряды обеих сторон могут при этом быть сведены к мирному составу.

(Подп.) Неклюдов.

224.

Посланник в Софии.

3 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Ссылаюсь на Вашу телеграмму 31 мая и на телеграмму Посланника в Белграде 2 июня. В продолжительном разговоре с г-ном Даневым, я указал на немедленное принятие нашего приглашения г-ном Пашичем, убеждая болгар последовать этому доброму примеру. Г-н Данев, отложив свой окончательный ответ до завтра или среды, заявил мне пока частным образом довольно определенно, что, если мы не отказываемся от предложенная арбитража, основанного на договоре, к если сербы приняли наш арбитраж безусловно так, как приняла его Болгария, то он поспешит прибыть в Петербург. В противном же случае, ему нельзя будет покинуть Болгарии, так как дальнейшее уклонение Сербии от арбитража вызовет такую непосредственную опасность, которая требует присутствия Первого Министра в стране.

(Подп.) Неклюдов. [374]

225.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Софии.

С.-Петербург, 3 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Здешний Болгарский Посланник передал нам просьбу г-на Данева об ускорении сербско-болгарского арбитража с указанием, что если Сербия приняла арбитраж в рамках договора, то немедленный приступ к нему является единственным средством предотвратить войну. В виду этого г-н Данев просит нас назначить для обоих Правительств срок в несколько дней для изложения своих взглядов.

Вследствие сего благоволите сообщить г-ну Даневу, что, оставаясь на прежней точке зрения в вопросе сербо-болгарского арбитража, который подлежит осуществлению нами совершенно отдельно от решения греко-болгарского спора, мы, тем не менее, не может приступить к первому, не имея уверенности, что второй не получит такого же мирного исхода.

В виду сего мы и приглашаем всех четырех Премьеров безотлагательно собраться в Петербурге, чем и будет достигнуто желаемое г-ном Даневым ускорение. Сербское и Греческое Правительство уже ответили благодарностью и согласием на съезд Премьеров в Петербурге.

(Подп.) Сазонов.

226.

Министр Иностранных Дел — Послам в Вене и Берлине.

С.-Петербург, 3 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Ссылаюсь на телеграмму Посланника в Софии 1 июня.

Австро-Венгерский Представитель в Белграде сделал совместное с коллегами представление о разоружении. Тем [375] более странным представляется воздержание от подобного же шага в Софии.

Сомневаемся в справедливости газетного известия, будто бы Австрия приостановила распоряжение об участии своего Представителя в упомянутом коллективном шаге на том основании, что Сербия уже его сделала сама в Софии. Полагаем, что согласие Сербии с точкой зрения Держав тем более должно побуждать эти Державы добиться того же согласия и в Софии. Благоволите переговорить с Министром Иностранных Дел в указанном смысле.

(Подп.) Сазонов.

227.

Посол в Вене.

30 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Получил вашу телеграмму 3 июня.

В ответ на мой вопрос, чем объясняется воздержание Австрии от шага в Софии, между тем как в Белграде он был сделан, Министр Иностранных Дел мне ответил, что Aвcтpийcкий Посланник в Белграде не понял своих инструкций: он должен был, как и Австрийские Посланники в Софии и Афинах, предварительно представить текст коллективной ноты на одобрение Правительства. Теперь же, что Сербское Правительство обратилось к Болгарии с предложением частичной демобилизации, Австрийское Правительство не желает, чтобы его шаг казался поддержкою сербского почина.

(Подп.) Е. Гирс.

228.

Посол в Берлине.

5 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Получил Вашу телеграмму 3 июня.

Я спросил Статс-Секретаря по Иностранным Делам, верно ли известие, что Австрия воздержалась от совместного [376] представления в Софии о демобилизации. Г-н Ягов ответил утвердительно, прибавив, что в Белграде Австрийский. Представитель участвовал в общем шаге лишь за неполучением во время приказания не делать такового. Изменение первоначального решения Венский Кабинет мотивировал тем, что Сербия сама уже выступила с предложением демобилизации.

(Подп.) Свербеев.

229.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Софии.

С.-Петербург, 4 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Ваша телеграмма 3 июня получена.

Наше приглашение четырех Премьеров в С.-Петербург внушено нам убеждением, что в личном общении гораздо легче, чем путем переписки придти к соглашению по сложным вопросам.

Свидание Премьеров не связывает их заранее какими-либо решениями.

В виду указанных соображений настаиваем на скорейшем ответе Г-на Данева, желает ли он, или нет приехать в Петербург.

Благоволите указать ему, что промедлением или уклонением от ответа на приглашение он не содействует делу примирения. С другой стороны, если до свидания он хочет выяснить все вопросы, то этим самым он сделал бы ненужным самое свидание.

(Подп.) Сазонов.

230.

Поверенный в делах в Цетинье.

4 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Министр Иностранных Дел официально уведомил меня, что Черногорское Правительство с благодарностью принимает [377] наше приглашение и командирует на Петербургское Совещание Председателя Совета Министров, Генерала Вукотича.

(Подп.) Обнорский.

231.

Посланник в Букаресте.

4 июня 1913 г.

(Телеграмма).

По сообщению Г-на Маиореско, Румынское Правительство отказалось от намерения призвать под знамена резервистов трех армейских корпусов, считая, что телеграмма ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА Болгарскому и Сербскому Монархам должна иметь последствием мирное улажение спора между союзниками. В случае разрыва между ними, вызванного несговорчивостью одной из сторон, и нарушения союзниками мира на Балканах, Румыния тотчас же мобилизует свою армию и займет своими войсками болгарскую территорию по линии Туртукай — Балчик.

(Подп.) Шебеко.

232.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Софии.

С.-Петербург, 5 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Ваша телеграмма 3 июня получена.

В виду обострения болгаро-сербских отношений мы опасаемся, что предложенная Г-ном Даневым Сербскому Правительству мера не приведет к умиротворению, даже если бы была принята Сербиею, что более чем сомнительно. Если Болгария отказывается от первоначальной своей инициативы приступить к демобилизации, то и независимо от дальнейших переговоров, предпочли бы оставить этот вопрос открытым до свидания в Петербурге четырех Премьеров.

(Подп.) Сазонов. [378]

233.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Белграде.

С.-Петербург, 5 1юня 1913 г.

(Телеграмма).

Полученные за последние дни из Софии известия и сообщения свидетельствуют о росте опасного возбуждения, охватывающего правительственные круги. Г-н Данев не решается, по-видимому, согласиться на съезд в Петербурге, не имея уверенности, что Сербия подчинится арбитражу России.

Та же уверенность нужна и нам. Помимо этого, находим крайне существенным для того, чтобы состоялось свидание, иметь возможность, на основании заявления Сербского Правительства, сообщить Г-ну Даневу хотя бы следующее:

”Г-н Пашич согласен, явившись в Петербург, разговаривать и по договорному арбитражу, и он надеется, что эти переговоры приведут к осуществлению Верховного третейского разбирательства России между Сербией и Болгарией”.

Благоволите оказать нужное воздействие для скорейшего ответа Г-на Пашича. Дальнейшее упорство и промедление могут иметь самые гибельные последствия.

Из верного источника узнаем, что нынешнее положение может длиться лишь несколько дней, после чего можно ожидать самых серьезных осложнений.

(Подп.) Сазонов.

234.

Посланник в Софии.

5 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Согласно полученным указаниям, я, не теряя времени, сегодня же вечером заявил Г-ну Даневу, что Императорское Правительство строго держится своего взгляда на необходимость арбитража, истекающего из договора и основанного на договоре; я далее сказал Г-ну Даневу, что Сербское Правительство вовсе не отклонило арбитража и что, по приезде [379] Премьеров в Петербургу Г-н Пашич будет поставлен в необходимость принять формально арбитраж. Я посоветовал Г-ну Даневу не откладывать своего решения и прибыть в Петербург как можно скорее. Г-н Данев был очень обрадован моими заявлениями, но вместе с тем указал на безусловную необходимость, до своего отъезда, положить хотя в принципе начало демобилизации. Как известно Вашему Высокопревосходительству из агентских телеграмм, ответная нота Болгарского Правительства на сербскую ноту о демобилизации предлагает, как условие таковой, допущение болгарских отрядов, в мирном составе, в области, занятые сербами.

(Подп.) Неклюдов.

235.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Белграде.

С.-Петербург, 6 июня 1913 г.

(Телеграмма)

Сведения, получаемые нами из различных источников, указывают на ростущее в болгарской армии брожение в пользу немедленной войны, или роспуска. Если Сербия не примет арбитража России без оговорок, по примеру Болгарии, Болгарское Правительство не будет ждать и свидание здесь Премьеров не состоится.

Согласие Сербии на арбитраж России без оговорок не может рассматриваться в качестве какой-то уступки Болгарии.

Согласие Сербии на указанную постановку вопроса нужно не только для Болгарии, но и для нас, ибо без уверенности в подчинении нашему арбитражу обеих сторон без оговорок, мы не можем осуществить обязанностей арбитра.

Помимо сего, мы приступим к сербо-болгарскому арбитражу, только получив уверенность, что греко-болгарский спор также передан будет на решение обязательного арбитража.

Благоволите пригласить Р-на Пашича безотлагательно дать нам ясный и определенный ответ. Окажите все доступное Вам воздействие, чтобы предотвратить гибельное и неминуемое иначе столкновение между союзниками.

(Подп.) Сазонов. [380]

236.

Посланник в Софии.

6 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Получил Вашу телеграмму 5-го июня.

Г-н Данев сегодня заявил мне, что для него невозможно прибыть в Петербургу пока Сербия не заявит непосредственно Болгарии, что согласна подчиниться арбитражу России, и пока не начнется демобилизация; на последнюю же Болгария может пойти в том случае, если Сербия допустит присутствие болгарских войск в за-Вардарской Македонии в равных силах с демобилизованными сербскими. Последнее Г-н Данев считает безусловно необходимым и вытекающим из договора, так как договор определенно предвидел кондоминиум Сербии и Болгарии в завоеванных провинциях вплоть до окончательного раздала. Я самым решительным образом заявил Г-ну Даневу, что, так как нет никакой надежда на то, чтобы Сербия пошла собственною волею навстречу этим двум болгарским требованиям, то, значить, отказ Г-на Данева от своей поездки в Петербург равняется твердому решению Болгарского Правительства начать через несколько дней войну. Напротив того, немедленное начатие переговоров в Петербурге, одновременно с нашим арбитражем, спасет мир и общеславянское дело.

(Подп.) Неклюдов.

237.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Софии.

С.-Петербург, 7 июня 1913 года.

(Телеграмма).

Ваша телеграмма 5-го июня получена.

Обратите внимание Болгарского Правительства на то, что, согласно почину самой Болгарии, мы предложили в Белграде [381] и Афинах демобилизации независимо и до переговоров. Мы не можем изменить нашу точку зрения в угоду изменившимся взглядам Софийского Кабинета на этот вопрос.

(Подп.) Сазонов.

238.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Софии.

С.-Петербург, 7 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Ссылаюсь на Вашу телеграмму 6-го июня.

Сегодня здешний Болгарский Посланник снова вернулся к вопросу о демобилизации на условии совместной оккупации Македонии сербскими и болгарскими войсками.

Мы ответили ему указанием на неосуществимость этой меры, которую вследствие этого не беремся предлагать и поддерживать в Белграде.

Если Сербия даст удовлетворительное заверение по вопросу об арбитраже, то мы не видим надобности в иной гарантии для приступа к демобилизации, и считали бы, что настойчивость Болгарии только способна привести к конфликту.

Если Болгарское Правительство указывает на настроение болгарской армии, то ему нельзя не считаться как с настроением сербской армии, так и с положением, которое готова принять Румыния в случае конфликта.

Едва ли благоразумно действовать путем угроз, которые могут не запугать соперников, а создать для самой Болгарии опасное положение; полагаем поэтому, что самым мудрым решением было бы приступить к демобилизации без всяких условий, кроме принципиального согласия Сербского Правительства на арбитраж России.

Что касается просьбы Г-на Данева о коллективном представлении в Константинополе о демобилизации, мы ответили Болгарскому Посланнику, что совместному представлению воюющим в этом смысле воспротивилась одна из Великих Держав, ссылаясь на то, что это неприятно болгарам.

(Подп.) Сазонов. [382]

239.

Министр Иностранных Дел Посланникам в Софии и Белграде.

С.-Петербург, 8 июня 1913 г.

(Телеграмма).

В недавней беседе с нашим Посланником в Белграде Г-н Пашич заявил, что ”разногласие в нынешних взглядах на договор не послужило в глазах Сербского Правительства препятствием к принятию с благодарностью приглашения в Петербург и представлению недоразумений с болгарами на Верховный третейский суд”.

Полагаем, что в этих словах Сербского Министра содержится желаемая Болгарией вполне достаточная гарантия, ибо Верховный третейский суд Россия намерена осуществить исходя из прав, предоставленных ей договором, и произнести решение на основании совокупности данных, относящихся к договору, его толкованию, его обязательствам и его выполнению обеими сторонами.

В виду этого, приступая к арбитражу, мы ожидаем от Правительства, при коем Вы аккредитованы, доставки Вам мемуара, в 4-х-дневный срок, со времени передачи Вами настоящего заявления, с изложением всех его соображений в пользу защищаемых им домогательств.

Так как, однако, сербо-болгарским арбитражем не разрешаются все другие вопросы, в частности параллельная ликвидация греко-болгарского спора, то считаем необходимым одновременный по этому поводу другой арбитраж.

(Подп.) Сазонов.

240.

Посланник в Софии.

8 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Г-н Данев, поздно вечером, сообщил мне, что Совет Министров решил постановить условием прибытия Г-на Данева в Петербург: либо официальное согласие Сербии на [383] Верховный третейский суд России на основании договора и в пределах оного, либо впуск сербами болгарских гарнизонов в за-Вардарскую Македонию. Я не обинуясь ответил Г-ну Даневу, что Ваше Высокопревосходительство, вне всякого сомнения, остановитесь на первом условии, соответствующем нашим энергичным настояниям в Белграде.

(Подп.) Неклюдов.

241.

Посланник в Белграде.

8 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Получил Ваши телеграммы 5-го и 6-го июня.

Руководствуясь Вашими указаниями, я употребляю все усилия, чтобы склонить Сербское Правительство к принятию нашего арбитража без оговорок, но, пока, встречаю сильные препятствия. Общее впечатление здесь, что мы хотим заставить Сербию подчиниться всем требованиям Болгарии, против чего я борюсь со всею энергиею. Я не теряю пока надежды на благополучное решение. Хорошее влияние имело заявление, что мы приступим к сербо-болгарскому арбитражу, только получив уверенность, что обязательному арбитражу также будет подвергнуть и греко-болгарский спор.

(Подп.) Гартвиг.

242.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Белграде. Сообщается в Софию.

С.-Петербург, 9 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Ваша телеграмма 8 июня получена. Категорически опровергаем приписываемое нам желание предоставить Болгарии возможность продиктовать Сербии свою волю. Предлагая Министрам обоих Государств определенно заявить о согласии на арбитраж России без оговорок и представить нам в [384] 4-х-дневный срок мемуар, мы становились на почву нашего бесспорного права, и полагаем, что, подчинившись этому, Сербия не поступается ни своим достоинством, ни интересами и имеет возможность занять позицию, которая уничтожит какое-либо законное оправдание у Болгарии в случае дальнейших настояний, не истекающих из ее права.

Исходя из той же точки зрения, мы категорически отказались не только поддержать, но и передать в Белград требование о демобилизации при условии совместной оккупации спорных областей, ибо находим это требование столь же необоснованным, сколь и практически непригодным.

Без уверенности в направлении греко-болгарского спора в русло арбитража мы не произнесем третейского решения.

(Подп.) Сазонов.

243.

Посланник в Афинах.

9 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Болгарский ответ, ставящий принципиальное принятие демобилизации в зависимость от установлений совместной греко-болгарской военной оккупации в местностях, занятых греческими войсками, произвел здесь тяжелое впечатление и усматривается как призыв к конфликту.

(Подп.) Демидов.

244.

Посланник в Софии.

9 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Сегодня Г-н Данев просил меня от имени Короля и Правительства передать чрезвычайно спешно Вам нижеследующее сообщение:

”В виду крайней опасности, особенно усилившейся с получением вчерашней сербской ноты, и в виду невозможности [385] непосредственного соглашения между сторонами относительно демобилизации, Болгарское Правительство, желая исчерпать все средства мирного разрешения спора между Сербией и Болгарией, обращается к Верховному Арбитру с почтительнейшей просьбою произнести свое решение в кратчайший возможный срок, а именно не позже 8-ми дней; при этом Болгария ожидает, что арбитраж последует на основании и в пределах сербо-болгарского договора и его приложений. Болгарское Правительство просит далее, чтобы Императорское Правительство уведомило его официально о принятии его просьбы до вторника вечером. В утвердительном случае Министр Президента выедет в среду в Петербург для выслушания арбитражная решения и уже после решения для обсуждения всех других вопросов".

(Подп.) Неклюдов.

245.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Софии.

С.-Петербург, 10 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Ваша телеграмма 9 июня получена. Срок для представлений мемуаров нами назначен; это указывает на вступление нами в права и обязанности арбитра. О приезде Г-на Данева в Петербург дополнительно сообщим Вам.

(Подп.) Сазонова.

246.

Посланник в Белграде.

10 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Г-н Пашич сообщил мне о том, что уже приступлено к изготовлению сербского мемуара.

(Подп.) Гартвиг. [386]

247.

Министр Иностранных Дел — Посланникам в Софии и Афинах.

С.-Петербург, 11 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Бесспорным доказательством лояльности и примирительного настроения Сербского Правительства будет служить получение от него мемуара, указывающего на подчинение Сербии арбитражу России.

Нет сомнения, что если Сербия решится на этот шаг, то лишь в силу данных нами уверений о том, что греко-болгарский спор будет одновременно направлен в русло арбитража. В виду желательного скорейшего разрешения всех вопросов, создающих нынешнее острое положение, крайне желательно было бы ныне же Болгарскому и Греческому Правительствам придти к скорейшему соглашению о передаче их разногласий определенному арбитражу. Благоволите объясниться в этом смысле с Министром Иностранных Дел.

(Подп.) Сазонов.

248.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Софии.

С.-Петербург, 11 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Г-н Данев высказал Вам сомнение в том, исполнит ли Сербия неприятное для нее третейское решение России, даже после принятия нашего арбитража. Этим сомнением Г-н Данев обусловливал необходимость демобилизации, предлагая, однако, основания, неприемлемые как для Сербии, так и для Греции, вследствие чего Софийский Кабинет ныне не настаивает, по-видимому, на своем предложении.

Обеспечение в подчинении нашему решению обеих сторон не менее важно для нас, чем для каждой из них.

Поэтому как только мы получим от Сербии желаемое заявление вместе с мемуаром, Вам нужно указать Г-ну [387] Даневу, что после такого шага с ее стороны, необходима общая демобилизация союзников на тех самых основаниях, кои предлагались самим Болгарским Кабинетом, т.-е. одновременная и пропорцианальная.

Тогда, одновременно с направлением в русло арбитража греко-болгарского спора, мы получим обеспечение в исполнении нашего третейского решения.

(Подп.) Сазонов.

249.

Посланник в Белграде.

11 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Я сказал Г-ну Пашичу, что, вовсе не желая ставить Сербию в какое-то подчиненное положение относительно Болгарии, Россия предлагает обоим Государствам определенно заявить о согласии на ее арбитраж и представить нам в 4-х дневный срок мемуар. В этой задаче я надеюсь успеть. Некоторая задержка произошла вследствие кабинетного кризиса, который разрешится, вероятно, к четвергу, когда мне будет передан и мемуар. В четверг же соберется Скупщина, на которой Г-н Пашич, как я надеюсь, заявят о принятии предложения Императорского Правительства.

(Подп.) Гартвиг.

250.

Посланник в Белграде.

11 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Во исполнение указаний, заключающихся в Вашей телеграмме 9 июня, я сообщил Г-ну Пашичу предъявляемые нами требования, добавив, что без уверенности в направлении греко-болгарского спора в русло арбитража Россия не [388] произнесет третейского решения по сербо-болгарскому спору. Это произвело на Сербское Правительство самое успокоительное впечатлите.

(Подп.) Гартвиг.

251.

Посланник в Софии.

11 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Получил Вашу телеграмму 10 июня. Объяснившись по ее содержанию с Г-ном Даневым, я повторил ему самым определенным образом, что просьба Болгарского Правительства о срочном произнесении арбитражная приговора будет признана у нас неосуществимою и что приговор не будет произнесен ранее, чем по греко-болгарскому спору достигнуто будет предварительное соглашение об обращении к арбитражу. Г-н Данев обещал довести о моем заявлении до сведения Короля и Совета Министров и желал уверить меня, что отклонение нами срока может вызвать со стороны болгарских генералов непримиримую оппозицию.

(Подп.) Неклюдов.

252.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Белграде.

С.-Петербург, 12 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Весьма желательно, в виду тревожная оборота дел, доставление завтра же Г-ом Пашичем мемуара, во исполнение требования России, выступающей в роли арбитра. Напомните ему его же заявление, переданное Вами в телеграмме 20 апреля, в коей он признавал силу договора. Сербское Правительство могло бы, быть может, предотвратить катастрофу подтверждением этого заявления одновременно с доставкою нам мемуара.

(Подп.) Сазонов. [389]

253.

Министр Иностранных Дел Российским Представителям в Лондоне, Париже, Берлине, Риме, Вене, Константинополе, Софии, Белграде, Букаресте, Афинах и Цетинье.

С.-Петербург, 12 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Г-н Бобчев, по поручению своего Правительства, заявил мне, что формула арбитража и семидневный срок для произнесения решения были последним предложением Болгарского Правительства и что так как наш ответь не определяет срока, когда решение будет произнесено, то Болгария принуждена прекратить всякие дальнейшие переговоры.

Я ответил Болгарскому Посланнику, что Болгария принимаете решение, равносильное объявлению братоубийственной войны, к чему Русское Правительство не может отнестись иначе, как совершенно отрицательно. Мы относимся с осуждением и к Сербии, не давшей определенного ответа, подчиняется ли она арбитражу Императорского Правительства.

(Подп.) Сазонов.

254.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Софии.

С.-Петербург, 12 июня 1913 г,

(Телеграмма).

Ссылаюсь на мою телеграмму от сего числа.

Я указал Болгарскому Посланнику на то, что предпринимаемый Болгарией шаг является изменою славянскому делу и полным невниманием к благожелательному нашему призыву.

Я прибавил, что для меня совершенно ясно, что Болгария действует так, подчиняясь посторонним внушениям и подаваемым ей надеждам, в которых она может горько разочароваться.

(Подп.) Сазонов. [390]

255.

Посланник в Белграде.

12 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Г-н Пашич спешит окончательно урегулировать все вопросы, чтобы возможно скорее быть готовым к отправлению в Петербург. Завтрашнее заседание Скупщины будет закрытым, дабы избежать неуместных прений.

(Подп.) Гартвиг.

256.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Софии.

С.-Петербург, 13 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Благоволите предложить Г-ну Даневу, в качестве последней примирительной нашей попытки, чтобы он, одновременно с передачей нам мемуаров Болгарским и Сербским Правительствами, что указало бы на принятие Сербией нашего арбитража и явилось бы началом его осуществления, заявил о своем безотлагательном приезде в Петербург, к одновременному съезду Представителей Союзников.

Непринятием настоящего нашего предложения все доступные нам средства мирного воздействия будем считать исчерпанными.

(Подп.) Сазонов.

257.

Посланник в Афинах.

13 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Министр Иностранных Дел сообщил мне содержание имеющего быть сегодня переданным Болгарскому Правительству ответа на его ноту относительно разоружения. В [391] вежливых, но твердых выражениях Греческое Правительство настаивает на равномерной демобилизации безотносительно к вопросу о военном кондоминиуме в местах греческой оккупации, который в таком случай должен быть распространен и на области, занятые болгарами. Оно возражает на болгарский тезис по оккупации, предлагаешь один общий арбитраж по всем разногласиям между союзниками и еще раз призывает к благоразумно и союзническим обязанностям.

(Подп.) Демидов.

258.

Посланник в Букаресте.

14 июня 1913 г.

(Телеграмма).

По заявлению Г-на Маиореско, Румынское Правительство предписало своему Представителю в Софии сообщить Болгарскому Правительству, что, в случае войны между Болгарией и Сербией, Румыния мобилизует свою армию и откроет военные действия.

(Подп.) Шебеко.

259.

Посланник в Софии.

14 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Я настоятельно предупредил Г-на Данева, как делал уже неоднократно, о серьезнейшей опасности, угрожающей болгарам со стороны Румынии в случай столкновения с сербами. При этом я категорически предупредил его, что, в случае столкновения болгар с сербами и греками, сколь ни грустно было бы для нас болгарское поражение, мы пальцем не двинем, чтобы удержать Румынию.

(Подп.) Неклюдов. [392]

260.

Посланник в Белграде.

14 июня 1913 г.

(Телеграмма).

В виду крайнего возбуждения, охватившего оппозицию, Г-н Пашич не мог в Скупщине приступить к изложению правительственной декларации без риска вызвать неодобрение. Посему заседание отложено до понедельника вследствие двух праздников. За эти два дня Г-н Пашич и его единомышленники рассчитывают заручиться абсолютным большинством. Г-н Пашич сообщил мне, что Сербское Правительство не только не уклоняется от соблюдения сербо-болгарского уговора, но видит в нем основу для своей точки зрения. Возможно, что он завтра же передает мне мемуар, если на это согласится Совет Министров.

(Подп.) Гартвиг.

261.

Посланник в Софии.

14 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Получил Вашу телеграмму 13 июня.

Сообщил Г-ну Даневу ее содержание и самым решительным образом поставил ему на вид необходимость, не обинуясь, последовать нашему совету. Г-н Данев обещал дать мне официальный ответ сегодня вечером после Совета Министров. Пока же он заявил, что вполне готов иметь в Петербурге те переговоры с Г-ном Венизелосом, на коих мы настаиваем, но что он все-таки умоляет нас поставить какой-нибудь срок произнесения нами арбитражного приговора, ибо он не может не уехать из Болгарии, не успокоив на сей счет генералов. Я объяснил Г-ну Даневу, что мы сами заинтересованы в скорейшем заключении арбитража и на день не затянем его, лишь только Г-н Данев [393] сговорится с Г-ном Венизелосом. Но при этом я повторила что для нас совершенно немыслимо назначение срока для арбитража.

(Подп.) Неклюдов.

262.

Посланник в Софии.

14 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Ссылаюсь на мою телеграмму от сего числа.

Сегодня вечером Г-н Данев заявил мне, что Болгарское Правительство отнюдь не прерывает переговоров об арбитраже; — мемуар готов и будет доставлен мне завтра для прочтения на болгарском языке, но будет представлен официально в русском переводе, который уже делается; что Г-н Данев вполне согласен и рад ехать в С.-Петербурга, но только усиленно просит, чтобы мы сообщили ему официально то, что было сообщено Болгарскому Посланнику неофициально в Министерстве, а именно, что мы постараемся заключить арбитражное разбирательство в самый краткий срок. Болгарское Правительство опровергло в своем официальном агентстве сведения о перерыве переговоров в Петербурге. Но Г-на Данева, с другой стороны, беспокоит полученное сегодня известие из Белграда, будто бы Г-н Пашич отложил до понедельника свой ответ на интерпелляций в Скупщине, и следовательно ранее вторника, 18 июня, нельзя будет знать, приняла ли наконец Сербия окончательно и безусловно наш арбитраж.

(Подп.) Неклюдов.

263.

Посланник в Бухаресте.

15 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Согласно сообщению Г-на Маиореско, Румынский Посланник в Софии сделал Болгарскому Правительству заявление относительно образа действий Румынии в случае войны между [394] Болгарией и Сербией. Г-н Данев заметил Князю Гике, что сообщение это, по его мнению, носит тем более недружелюбный и угрожающей характер, что оно сделалось уже достоянием гласности. Он к этому прибавил, что, после доклада об этом Совету Министров, он не преминет дать ответ Румынскому Правительству.

(Подп.) Шебеко.

264.

Посланник в Бухаресте.

16 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Сообщается в Софии.

Неблагоприятные сведения, полученные из Белграда, касательно ожидаемого результата завтрашнего заседания Скупщины, очень встревожили Румынское Правительство.

На сегодняшнем совещании у Г-на Маиореско принято было решение, что Румыния, в случае отказа Сербии подчиниться благожелательным указаниям России и принятия ею каких-либо агрессивных решений, угрожающих сохранению мира на Балканах, — с своей стороны, откажется от плана перехода болгарской границы, ограничившись сосредоточением на сербской и болгарской границах своих войск.

(Подп.) Шебеко.

265.

Посланник в Белграде.

16 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Ссылаюсь на телеграмму Посланника в Букаресте от сего числа.

Я немедленно сообщил содержание ее Г-ну Пашичу, который сказал, что решение Румынии его не удивляет; он в то же время просит заверить; что Сербское Правительство [395] никаких агрессивных замыслов не питает, не сделает первого шага к нарушению мира, которым оно дорожит и озабочено исключительно ограждением своих интересов.

(Подп.) Гартвиг.

266.

Посланник в Белграде.

16 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Г-н Пашич, не теряя веры в благоразумие народных представителей и лидеров политических партий, работает в пользу образования необходимого Правительственного большинства на роковом заседании Скупщины, имеющем быть завтра.

(Подп.) Гартвиг.

267.

Посланник в Софии.

16 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Румынское заявление произвело здесь большое впечатлите. Я надеюсь, что мир может быть сохранен, если в Белграде завтра победит благоразумное настроение.

Г-н Данев заявил мне сегодня и просил передать Вашему Высокопревосходительству, что Болгария никогда не желала войны с союзниками, но что отказ Сербии от арбитража поставил бы Болгарское Правительство в безвыходное положение. Г-н Данев лично продолжает думать, что заявление Румынии есть только способ заставить Болгарию согласиться на новую территориальную уступку. Но в других кругах лучше понимают смысл румынской угрозы и серьезно опасаются войны.

(Подп.) Неклюдов. [396]

268.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Белграде.

С.-Петербург, 17 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Ссылаюсь на телеграмму Посланника в Букаресте 16 июня.

Румынское Правительство занимает угрожающее положение по отношению к стороне, ответственной за нарушение мира. Благоволите предостеречь Г-на Пашича против опасности принять на себя ответственность разрыва, не считаясь с советами Императорского Правительства.

(Подп.) Сазонов.

269.

Министр Иностранных Дел Посланниками в Букаресте и Софии.

С.-Петербург, 16 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Сегодня Г-ну Бобчеву было поручено справиться об отношении Императорского Правительства к возможному активному выступлению Румынии. Мы ответили Болгарскому Посланнику, что видим в заявлении Румынии о том, что, в случае войны между союзниками, она не останется безучастна, лучший способ предотвратить конфликт. Наконец мы предупредили Г-на Бобчева, что, в ответ на поставленный нам румынами вопрос, мы заявили, что не стали бы защищать Болгарии, если бы последней принадлежала инициатива военных действий.

(Подп.) Сазонов. [397]

270.

Поверенный в Делах в Цетинье.

17 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Здешний Болгарский Посланник сообщил мне, что из весьма авторитетного источника ему стало известно, что, в случае войны между Сербией и Болгарией, Черногория пошлет свои войска на помощь Сербии.

(Подп.) Обнорский.

271.

Посланник в Софии.

17 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Согласно полученным сегодня известиям, произошли довольно серьезный столкновения болгарских войск с греческими и сербскими. В виду предстоящего выезда своего в С.-Петербург, Г-н Данев усиленно просит Вас сделать возможное в Белграде и Афинах, дабы предупредить дальнейшая столкновения.

(Подп.) Неклюдов.

272.

Посланник в Белграде.

17 июня 1913 г.

(Телеграмма).

На сегодняшнем заседании Скупщины Г-н Пашич изложил программу Правительства, после чего открылись прения. Во время перерыва заседания Скупщина осведомилась полученными известиями, что болгары в два часа ночи напали на сербские войска от Иштиба до Злетова, то есть по всей линии Овчьего поля, а также и по линии других позиций. Известие это вызвало сильное возбуждение. Заседание отложено. Несмотря [398] на это; впечатление Г-на Пашича, что он все-таки получит большинство. Затеянное однако болгарами нападение одновременно на сербов и греков может перевернуть всю картину.

(Подп.) Гартвиг.

273.

Посланник в Софии.

17 июня 1913 г.

(Телеграмма).

 

Известие, что Скупщина отложила свое решение до завтра, побуждает Г-на Данева отложить свой отъезд до послезавтра. Он просит меня передать Вашему Высокопревосходительству настоятельную просьбу Болгарского Правительства не оставить Вашим воздействием в Белграде, дабы не произошло новой отсрочки, ибо напряжение здесь достигло крайнего предала.

(Подп.) Неклюдов.

274.

Посланник в Афинах.

17 июня 1913 г.

(Телеграмма).

В виду одновременной атаки болгар на сербском и греческом фронтах. Король выезжает в Салоники для принятия командования греческой армией. Флот получил экстренно приказание отплыть к Элефтерису, где, по официальным сведениям, греческий отряд уже отрезан наступающими болгарскими силами. Г-н Венизелос считает, что, хотя война не объявлена, Греческое Правительство все же принуждено принять соответственные меры обороны. Оно еще готово идти на примирение, если со стороны Болгарского Правительства последует официальное сообщение о тому что наступление болгарских войск явилось следствием недоразумения.

(Подп.) Демидов. [399]

275.

Министр Иностранных Дел Посланникам в Софии и Афинах.

17 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Как явствует из полученной вчера Болгарским Посланником телеграммы, Г-н Данев снова возвращается к мысли о совместной оккупации на этот раз спорных с Грецией областей. Передав уверение, что Болгария не намерена воевать с Грецией, Г-н Данев указывает на то, что, предварительно греко-болгарского арбитража, необходимо точно установить его предмет, вследствие чего самое обращение к арбитражу представляется преждевременным.

Болгарскому Посланнику вновь повторено было: 1) что при нынешних чуть не ежедневных стычках мы решительно отказываемся поддерживать мысль о совместной оккупации; 2) что соображения о невыясненности предмета греко-болгарского арбитража подтверждают лишь необходимость предварительного личного свидания Премьеров, во время коего выяснятся как предмет греко-болгарского арбитража, так и состав третейского суда. Когда эти вопросы получат определенное направление, общая демобилизация союзников не может встретить затруднений. Опасение, что Сербия не исполнит третейского решения, даже подчинившись арбитражу, указывает лишь на необходимость общей демобилизации до произнесения решения, в каковом случае все союзники будут в одинаковых условиях боевой готовности.

Опасаемся, что пока не состоится свидания Премьеров, положение сохранит нынешнюю опасную неопределенность.

(Подп.) Сазонов.

276.

Министр Иностранных Дел Посланнику в Софии.

17 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Укажите Г-ну Даневу, что всякое осложнение на границе затрудняет получение сербского согласия на передачу нам [400] меморандума, вызывая новое возбуждение умов и ставя Г-на Пашича в тупик. Думаем, что Г-н Данев не хочет войны, и потому ему следует принять решительные меры к тому, чтобы в передовых войсках водворилось спокойствие.

(Подп.) Сазонов.

277.

Посланник в Белграде.

18 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Здесь стало известно, что в сфере сербской оккупации произошла не стычка, а весьма серьезное сражение, при чем на слабо защищенные позиция сербской 3-ей армии болгары ночью внезапно двинули все свои войска в количестве 90.000 человек. Застигнутая врасплох 3-я армия вынуждена была отступить по направленно к Скоплье, потеряв сорок офицеров и 1.400 солдат убитыми и ранеными. Первая армия Королевича Александра выступила на помощь. Возбуждение громадное.

(Подп.) Гартвиг.

278.

Посланник в Белграде.

18 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Всякое мирное воздействие на Правительство будет безсильно в силу всеобщего возбуждения, достигшего крайних пределов.

По мере получения детальных сведений, обнаруживается широко задуманный план болгарской атаки. Болгарская армия в количестве 90 батальонов с артиллерией и конницей, перейдя зону у Брегальницы и Злетова, совершила ночное нападение с трех различных пунктов на всю линию сербских передовых позиций, имея в виду отбросить сербов и проложить себе путь в Скоплье. Несмотря на внезапность нападения и громадный потери, сербы устояли. Как далеко [401] болгары зашли в глубь сербской зоны — доказывает сражение у Дренека, в 12 километрах в тылу передовых сербских постов. Болгарская армия продолжает сражаться, и до полного изгнания ее сербы не отступят во избежание деморализации в войсках.

(Подп.) Гартвиг.

279.

Посланник в Афинах.

18 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Г-н Венизелос сообщил мне, что внезапное нападение болгар, состоявшееся несомненно по преднамеренному общему плану и вытеснившее греков из многих занятых ими важных пунктов, создает для Греции обязанность продвинуть вперед войска для обороны самих Салоник, угрожаемых ныне неприятелем.

Министр усматривает в генеральном болгарском наступлении попытку создать совершившийся факт и насильственными средствами закрепить оккупационные права болгар на греческие области. При таких условиях он не может выехать ранее получения от Болгарского Правительства формального отречения от его последних действий — обратного отозвания болгарских войск до демаркационной линии, установленной протоколом, и официального заявления о принятии Болгарией обязательного арбитража, хотя бы и не общего, а одновременного с сербо-болгарским, по разграничению. Положение критическое.

(Подп.) Демидова.

280.

Посланник в Букаресте.

18 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Известие о серьезных столкновениях болгар с сербами и греками, имеющих характер настоящих сражений, [402] побудили Румынское Правительство принять сегодня некоторые подготовительные к мобилизации меры. При первом известии об открытии военных действий румынская армия будет мобилизована и двинута через болгарскую границу.

(Подп.) Шебеко.

281.

Посланник в Белграде.

20 июня 1913 г.

(Телеграмма).

Г-н Пашич сказал мне вчера, что для Сербии и Греции не представляется фактической возможности возвратиться к вопросу об арбитраже в такую минуту, когда оба государства находятся в действительной, хотя и не объявленной войне с Болгарией, вызвавшей ее своим планом ночного захвата территорий, оккупированных названными государствами. Г-н Пашич не сомневается, что Ваше Высокопревосходительство неминуемо пришли бы к тому же заключению, если бы Болгарское Правительство не скрывало фактов, свидетельствующих о том, что три южные болгарские армии, из коих крупнейшею командует сам Военный Министр, непрерывно, с 17-го июня, ведут жесточенный бой на всем протяжении оккупационной зоны. Г-н Пашич говорит, что при указанных условиях заявление его о готовности ехать в Петербург было бы немыслимым и встретило бы здесь самое серьезное сопротивление всех кругов.

(Подп.) Гартвиг.

(Продолжение следует).

Текст воспроизведен по изданию: Сборник дипломатических документов, касающихся событий на Балканском Полуострове. (Август 1912 г. — Июль 1913 г.) // Русская старина, № 9. 1915

© текст - ??. 1915
© сетевая версия - Тhietmar. 2015

© OCR - Станкевич К. 2015
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Русская старина. 1915