Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Http://www.aromashka.ru/

http://www.aromashka.ru/ купить масло эфирное апельсин сладкий.

www.aromashka.ru

НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О ПОЛОЖЕНИИ В БИТОЛЬСКОМ ВИЛАЙЕТЕ В 1903 г.

(Из донесений русских консулов)

1903 год в истории Македонии — важнейший этап национально-освободительной борьбы. Обстановка в стране накануне, в период и после Ильинденского восстания — все это в равной степени интересует исследователя. Ценный материал для более глубокой и детальной разработки истории Македонии этого времени имеется в донесениях иностранных консулов, вице-консулов и торговых агентов в Битоле, Скопле и Салониках, бывших основными районами ильинденских событий. К сожалению, из них до сих пор опубликованы сравнительно немногие — донесения английских 1, сербских 2 и австрийских 3 консулов. Поэтому публикация донесений русских консулов из Битоля, центра вилайета, явившегося очагом восстания, представляет несомненный интерес, дополняя и подтверждая сообщения из других источников. Они очень хорошо рисуют картину произвола, насилий и террора, царивших в Македонии в тот период, отчаянное положение населения, авторитет и силу Внутренней македоно-одринской (адрианопольской) революционной организации (ВМОРО), лицемерие турецких властей, героическое сопротивление повстанцев, несмотря на военное превосходство турок, и т. п.

Признавая заслуживающей внимания фактическую сторону донесений, необходимо при этом критически отнестись к ряду [257] имеющихся там оценок. Это относится прежде всего к характеристике революционной организации, отряды которой консулы называют, например, «бандами», считают деятельность ее пагубной для населения и т. п. Во взгляде консулов на национальный состав славянского населения Македонии нашли отражение представления, господствовавшие в то время в Европе.

Ниже публикуются донесения русских консулов за январь — декабрь 1903 г.

Документы расположены в хронологическом порядке. Даты указаны по старому стилю. В источниках, имеющих двойную датировку, даты указаны по старому и новому стилю.

При частичной публикации документа, заголовок начинается словом «из»; опущенный текст обозначается многоточием в квадратных скобках. Частные подробности, не имеющие существенного значения в общем развитии событий, нами опущены. Пропуск текста сделан без оговорок в подстрочных примечаниях.


1

1903 г. января 16. Из донесения русского консула в Битоли А. Ростковского русскому послу в Константинополе И. А. Зиновьеву о бесчинствах солдат и башибузуков в Македонии

№ 10

Битоль

[... ] Помимо учиненного грабежа в селе Брезово, то же самое происходит во всей стране. Ко мне являются чуть ли не каждый день жители разных сел с жалобами на неистовства солдат, грабящих дома, насилующих женщин и т. п. Всех жалобщиков я посылаю к вали, который, приняв прошения, обещает расследовать дело, но, конечно, ничего не делает.

Вообще положение жителей сел отчаянное. С одной стороны, они страдают от посещения турецких солдат, уносящих с собою все, что им попадется под руку, и к тому же подвергающим пыткам жителей с целью узнать, где скрываются инсургенты, с другой стороны, бесчисленные революционные банды, постоянно увеличивающиеся в числе, отнимают у жителей последние крохи.

Если к этому прибавить, что солдаты всякий раз при встречах с инсургентами поджигают дома, то неудивительно, что лишенные крова и всего имущества селяне бродят толпами и вымаливают пропитание у таких же нищих, как и они сами.

Донося о сем печальном состоянии здешних христиан, я позволяю себе покорнейше просить Ваше высокопревосходительство не отказать обратить внимание Славянского благотворительного общества на необходимость подать руку помощи и нуждающимся селянам Битольского вилайета. [258]

С глубочайшим почтением и таковой же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

А. Ростковский.

АВПР, Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455 а, лл. 10-10 об. Подлинник.

2

1903 г. января 18. Донесение А. Ростковского И. А. Зиновьеву о деятельности Революционного комитета в Битольском вилайете

№ 16

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

На днях турецкий отряд нечаянно наткнулся недалеко от Битоля на инсургентскую банду под начальством болгарского офицера Николова.

После непродолжительной перестрелки банда скрылась, оставив на месте одного убитого. Турки же не потерпели урона.

Узнав о происшедшем, власти выслали немедленно несколько отрядов для поимки инсургентов, но безуспешно, так как революционный комитет прекрасно организовал разведочную часть и туркам не удается скрыть от инсургентов движения войск.

Все бывшие до сих пор попытки окружить и поймать банды не удавались, так как инсургенты не собираются более 10 человек вместе и им легко проскочить между надвигающимися на них отрядами.

Хотя революционный комитет 4 и располагает в Битольском санджаке 2500 селянами, изъявившими согласие принимать участие в восстании, но до поры до времени не желает формировать большие банды и только призывает отдельных личностей для пополнения случающихся при столкновении с войсками потерь убитыми и ранеными.

Кроме этих призываемых, Комитет разрешает вступать в банды только лицам, скомпрометировавшимся перед властями и коим удалось заблаговременно скрыться от ареста. Так, например, недавно возле Ресны был пойман почталион Комитета с шифрованными письмами. Пока власти старались разобрать письма, шифры, лица, в том числе несколько учителей, коим они были адресованы, будучи предупреждены своими единомышленниками, бежали в горы к инсургентам. [259]

Насколько население сочувственно относится к инсургентам и старается им помогать, может служить доказательством факт, что неоднократно турецкие солдаты не знали, что они ночевали с инсургентами в одном и том же селе, только на разных концах его.

В числе начальников банд находятся два болгарских офицера Николов и Давидов 5 (последний считается главнокомандующим), которые с помощью болгарских же унтер-офицеров обходят села и обучают селян обращению с оружием. В банде у Давидова находится один турок мусульманин, преследуемый властями за то, что занимался контрабандным провозом ружей из Греции и продажею их болгарам.

Все здешние банды смело ходят из села в село, так как помимо того, что их всегда заблаговременно извещают о надвигающейся опасности, они уверены, что никто не посмеет их выдать из опасения рано или поздно быть убитым за это по приказанию Комитета. Так, например, узнав во время разбирательства одного политического процесса, что год тому назад некий Дима указал властям, где скрывается банда Патчева, что повлекло за собой уничтожение этой банды, Комитет недавно приказал убить предателя, что и было исполнено среди бела дня на базаре гор. Прилепа, причем полиции удалось поймать только одного убийцу, остальные пять бежали.

С глубочайшим почтением и таковой же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

А. Ростковский

АВПР, Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 11-12 об. Подлинник.

3

1903 г. февраля 1 (14). Секретное донесение А. Ростковского о подготовке е Битольском вилайете к большому восстанию в апреле текущего года

№ 29

Битоль

Комитеты думают, что необходимо произвести в апреле большое восстание. В болгарской гимназии ученики под руководством учителей вместо уроков обучаются ружейным приемам, так как они с несколькими учителями гимназии и также со всеми учителями начальных училищ присоединятся к бандам. Комитеты скупают ружья, патроны, приготовляют обмундировку, готовят из слесарей оружейных мастеров для банд, каковые снабжаются [260] машинками для заряжения патронов. Местных инсургентов в Битольском вилайете надеются иметь около трех тысяч, а из Болгарии тоже ожидаются тысячи.

С глубочайшим уважением и пр. Копия сообщена.

АВПР, Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, л. 24. Подлинник (расшифровка).

4

1903 г. февраля 26. Донесение консула А. Ростковского И. А. Зиновьеву о событиях в Охриде

№ 47

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

На прошлой неделе проходил днем по базару в гор. Охриде богатый болгарин Фортумаров. К нему подошел сзади какой-то редифный солдат и, выстрелив из револьвера в затылок, убил наповал.

Несмотря на присутствие заптие и народа, убийца не был схвачен на месте, а был арестован через несколько дней по приметам, указанным лицами, сопровождавшими Фортумарова. Все охридские болгары приписали это убийство турецкому комитету, который якобы решил уничтожить всех более или менее выдающихся болгар. Вследствие сего вся община, во главе с митрополитом, отправила телеграмму вали, прося его принять энергические меры для охранения их личностей.

Не ограничившись этим, болгары, под предлогом, что их жизнь ничем не обеспечена, постановили закрыть все лавки и базар. Так как вся торговля находится исключительно в болгарских руках, то город очутился в самом критическом положении. Власти употребили все старания убедить болгар открыть торговлю, но напрасно — они до сих пор не соглашаются на это.

Получив все эти подробности, я счел своим долгом обратиться к Вам с представлением о необходимости произвести строгое расследование этого убийства, коему болгары приписывают политический характер, и тем успокоить как можно скорее общественное мнение.

Вали мне ответил, что он командировал уже в Охрид для производства следствия инспектора правосудия (адлиэ-муфеттиши), христианина Паскаль-эфенди, так как у него есть некоторые данные предполагать, что подстрекателями убийства, совершенного мусульманином, являются болгары противной Фортумарову партии, к коей принадлежит и сам охридский болгарский митрополит Мефодий.

Ввиду такого важного обвинения, взведенного на митрополита, я буду тщательно следить за производством следствия, о результатах коего поспешу донести Вашему высокопревосходительству. [261]

Теперь же ограничусь замечанием, что, по имеющимся у меня сведениям, митрополит Мефодий всегда относился очень сочувственно к революционным комитетам и поддерживал с ними самые дружеские отношения; Фортумаров же, кажется, наоборот, противодействовал комитетам.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

А. Ростковский.

АВПР, Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1456а, лл. 39-40 об. Подлинник.

5

1903 г. марта 8. Донесение А. Ростковского И. А. Зиновьеву о ходе введения реформ в Битольском вилайете

№ 63

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Во исполнение предложенных Россией и Австрией реформ 6 было амнистировано и выпущено из тюрем Битольского вилайета до 3 марта 506 человек политических преступников, из коих 490 христиан и 16 мусульман.

Несмотря на столь большое число выпущенных, в тюрьмах находится еще довольно много арестованных по обвинению в государственной измене, по крайней мере ко мне ежедневно являются их родственники с просьбою исходатайствовать скорейшее их освобождение.

Ввиду этого я обратился к Вам с просьбою ускорить расследование дел по политическим преступлениям и сообщить мне, когда все арестованные по обвинению в них будут освобождены, чтобы иметь возможность проверить, исполнена ли вполне амнистия или нет.

Что же касается введения других реформ, то в состав полиции гор. Битоли принято 9 христиан греков, пользующихся самой незавидной репутацией. Учреждена также комиссия для выбора и утверждения в должности полевых сторожей из кандидатов, представленных христианскими селами. Комиссия эта состоит из каймакама Битольской казы, полицмейстера, начальника жандармерии, заведующего тапу (дефтери хаккани мемури) и двух членов междлиса казы (одного христианина и одного мусульманина).

Несмотря на то, что христианские села выбрали из своей [262] среды полевых сторожей, прежние мусульмане не желают оставлять населенных мест и требуют, чтобы вновь выбранные только числились, а они сами de facto будут продолжать свою службу и получать прежние доходы.

На мои представления, что власти не дают хода приносимым христианами жалобам на отказ прежних полевых сторожей мусульман оставить свои места, вали оправдывается тем, что комиссия, будучи только что назначенной, не имела еще возможности разобрать все накопившиеся дела, но что в самом скором времени она примет меры по удалению из христианских сел мусульман-бекчи.

Я не верю искренности заявления вали, т[ак] к[ак] подозреваю, что турецкие власти нарочно удерживают подольше мусульман в христианских селах, в надежде, что те будут доносить им обо всем, что происходит между христианами.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

А. Ростковский

АВПР, Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 66-56 об. Подлинник.

6

1903 г. марта 22. Донесение А. Ростковского И. А. Зиновьеву о сопротивлении мусульман назначению христиан полевыми сторожами

№ 76

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Все здешнее мусульманское население крайне недовольно предписанием, чтобы в христианских селах полевыми сторожами были обязательно христиане.

Помимо прежних бекчи мусульман, лишающихся средств к существованию, запротестовали против этой меры и мусульмане — собственники христианских деревень, уверяя, что они не доверяют полевым сторожам, выбранным христианами, и потому требуют, чтобы им разрешили выбирать по своему усмотрению бекчи для охранения своей собственности.

Почти что все деревни в Битольском вилайете принадлежат мусульманам, а христиане являются в них только бессрочными арендаторами, обрабатывающими землю с половины урожая, причем хозяин обязан дать дома с необходимыми постройками, а арендаторы обзавестись рабочим скотом и земледельческими орудиями. Такие деревни, в коих жители живут на чужой земле, называются чифтликами в противоположность селам, в коих земля принадлежит самим жителям. [263]

Ссылаясь на то, что земля принадлежит им и что они заинтересованы лично в охране полей от разных потрав, мусульмане — собственники чифтликов, просили вали разрешить им назначить своих полевых сторожей. Прошение мусульман было передано на рассмотрение главного инспектора Хуссейн-Хильми-паши, который предписал, что в чифтликах, принадлежащих одному собственнику, право выбора бекчи принадлежит исключительно хозяину при условии, чтобы он лично платил жалование полевому сторожу, в чифтликах же, принадлежащих нескольким хозяевам, выбор полевых сторожей должен производиться по взаимному соглашению хозяев с чифтчиями (арендаторами).

Хотя закон и разрешает чифтчиям переходить от одного хозяина к другому, в случае если они ничего не должны прежнему, но это почти никогда не практикуется, т[ак] к[ак] чифтчии находятся в неоплатных долгах хозяевам, у которых они заняли деньги для первоначального обзаведения необходимым инвентарем, за каковой заем они с трудом платят одни только проценты, т. е. другими словами находятся в полной кабале у хозяев, так что не может быть и речи о каких-либо добровольных соглашениях чифтчиев с хозяевами для выбора полевого сторожа. Кроме того, это распоряжение Хуссейн-Хильми-паши противоречит опубликованному официально предписанию о порядке выбора полевых сторожей, на основании коего этот выбор предоставляется старосте и совету старейшин села (аu moukhtar et аu conseil des anciens), а не хозяевам чифтликов. Поэтому в разговоре с вали я высказал убеждение, что это новое постановление уничтожит вполне вводимую реформу, т[ак] к[ак] хозяева мусульмане, конечно, будут назначать исключительно мусульман же полевыми сторожами и население по-прежнему будет страдать и жаловаться на своих притеснителей.

В ответ на это вали приложил все старания, чтобы рассеять мое опасение, обещая, что хозяева чифтликов будут обязаны выбирать полевых сторожей из числа христиан там, где большинство чифтчи христиане, разве только если сами христиане, будучи довольны своими прежними бекчи мусульманами, будут настаивать на оставлении их на службе.

Зная прекрасно, что христиане добровольно не будут просить о назначении к ним мусульман полевыми сторожами, я заявил вали, что если подобные просьбы к нему и поступают, то можно быть уверенным, что жители это сделали, испугавшись угроз прежних бекчи и давления, оказанного на них хозяевами чифтликов. Поэтому я считаю долгом предупредить его, что я обращусь к Вашему высокопревосходительству с просьбой разрешить мне протестовать и не допускать ни в коем случае назначения мусульман полевыми сторожами в христианские деревни.

Ввиду того, что до меня уже дошли сведения, что во многих деревнях хозяева мусульмане назначили мусульман же бек чиями [264] и что жители, по настоянию своих хозяев, местных властей и посланных специально для этого жандармов, подписали просьбы о назначении к ним мусульман, я позволю себе почтительно просить Ваше высокопревосход [ительство] разрешить мне энергично протестовать и не допускать, чтобы турецкие власти по своему обыкновению свели и нынешние вводимые реформы к нулю. Это мне кажется тем более необходимым, что революционные комитеты обрадовались уже этому и указывают населению на необходимость бороться, т[ак] к[ак] ничего хорошего нельзя ждать от реформ, которые, как и все прежние, останутся только на бумаге без всякого применения к делу, ярким доказательством чего является уже изменение Хуссейн-Хильми-пашою системы назначения бекчи с целью, чтобы все прежние притеснители мусульмане остались на своих местах в качестве полевых сторожей и продолжали, как и раньше, бесчинствовать в христианских селах.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, милостивый государь. Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

А. Ростковский

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 70-73. Подлинник.

7

1903 г. апреля 2. Донесение А. Ростковского И. А. Зиновьеву о попытках турецких властей умалить значение консулов

№ 88

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Желая напугать здешних христиан и отучить их приносить жалобы консулам, турецкая полиция проследила трех селян, шедших ко мне с жалобами, и по выходе их из канцелярии арестовала недалеко от ворот консульства.

Узнав об этом, я послал драгомана потребовать немедленного их освобождения из-под ареста, что и было исполнено, а сам отправился к вали потребовать строжайшего наказания виновного полицейского комиссара, т[ак] к[ак] в противном случае сочту, что это сделано по приказанию самого вали, не желаю щего давать мне возможности исполнять мои обязанности, о чем не премину принести жалобу на него Вашему высокопревосходительству.

Генерал-губернатор стал уверять меня, что это произошло помимо его ведома и что он посадит на 5-6 дней под арест виновного, а также пришлет в консульство полицмейстера извиняться и обещать, что ничего подобного впредь не будет.

Я удовлетворился этим, хотя сомневаюсь, чтобы власти исполнили свое обещание не арестовывать приходящих ко мне. По всей [265] вероятности, они это будут делать подальше от консульства, чтобы я не видел.

Слух об арестовании приходивших в консульство быстро распространился по городу, и теперь все обращающиеся ко мне с просьбами опасаются быть тоже арестованными и заблаговременно просят моего заступничества на случай арестования.

Вообще следует заметить, что власти прилагают все свои старания умалить в глазах населения значение консулов. Так, например, по всему городу расставлены теперь пикеты жандармов: с постоянными часовыми, коим приказали не отдавать чести проходящим в сопровождении каваса консулам. Итальянский консул как-то на днях высказал вали свое удивление по этому поводу, т[ак] к[ак] везде в Турции принято, чтобы часовые отдавали честь консулам.

Ген[ерал ]-губ [ернатор ] ответил, что, по соглашению с Хуссейн-Хильми-пашею, решено, чтобы часовые отдавали честь консулам только в том случае, если они будут в полной парадной форме.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

А. Ростковский

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 88-89 об. Подлинник.

8

1903 г. апреля 12. Из донесения А. Ростковского И. А. Зиновьеву о стремлении турецких властей извратить существо предполагаемых реформ

№ 90

Битоль

[...] Ознакомившись с содержанием этого официального сообщения 7, я не замедлил обратиться к вали с указанием на полное искажение одобренных султаном реформ; на это вали мне ответил, что не он составлял это сообщение, а получил его от Хуссейн-Хильми-паши с приказанием обнародовать во всеобщее сведение и потому он не может ничего сделать.

Читая этот документ, более всего бросается в глаза старание составителей избежать употребления слова «христианин». Так, говоря о предстоящих новых назначениях на судебные, полицейские и жандармские места, сказано, что на таковые будут выбираться из среды султанских подданных лица, заслуживающие уважения, но о том, что половина должностей представляется христианам, ни полслова. Как видно, это сделано с двоякою целью; во-первых, успокоить мусульман и показать им, что и эти новые реформы не изменят положения дел в стране [266] и все останется по-старому, а во-вторых, отбить охоту у христиан добиваться назначений на государственную службу, что дает возможность генерал-губернаторам с главным инспектором во главе уверять консулов, что поневоле приходится назначать мусульман, т[ак] к[ак] нет желающих из числа христиан.

Говоря в общих выражениях о необходимости чиновникам быть справедливыми, никого не притеснять и т. д., турецкие власти не обмолвились ни словом о главном существующем здесь зле, а именно о сборе ашара (десятины урожая). В разговоре с вали я коснулся этого вопроса и спросил его, каким способом будет собираться ашар, сбор коего начнется через два месяца. Вали мне ответил, что никакой перемены в этом реформы не предвидели и потому ашар будет отдаваться по-прежнему на откуп тому, кто предложит высшую цену за каждое село в отдельности. Если же селяне пожелают участвовать на торгах, то, как и прежде, в случае равенства предложенных цен преимущество отдается селянам.

Ввиду того, что селяне никогда не осмеливались и теперь не осмелятся конкурировать с разными беями и другими разбойниками-мусульманами, избравшими себе специальностью брать на откуп десятинный сбор, то можно заранее предсказать, что все прежние злоупотребления мюльтезимов (откупщиков) нисколько не уменьшатся и население будет по-старому страдать.

Такое положение тем более печально, что члены комитетов не преминут воспользоваться этим, чтобы указать населению на несбыточность русских обещаний, с целью побудить его принять участие в готовящемся восстании против турецкого ига.

В заключение позволю себе указать на то, что в параграфе о полевых сторожах сказано, что населению будут сделаны облегчения для выбора бекчи. В чем будут состоять эти облегчения, — должны ли в христианских селах быть христиане полевыми сторожами или нет, — об этом благоразумно умалчивается...

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 7903 г., 1455а, лл. 90-92. Подлинник.

9

1903 г. апреля 12. Из донесения А. Ростковского И. А. Зиновьеву о деятельности революционных отрядов в Македонии

№ 91

Битоль

[...] По имеющимся у меня конфиденциальным сведениям, Сарафов 8 в офицерском мундире с бандою в 20 человек обошел села Прилепской, Битольской, Флоринской 9 и Касторийской [267] каз, имел свидания со всеми находящимися здесь бандами, которые, за исключением двух банд (Коте 10 и Арсова 11), признали его своим главным начальником вместо убитого Давидова. Сарафов приказывал селянам продолжать покупать оружие с целью быть готовыми восстать по первому его приказанию, но когда именно произойдет восстание, не сказал [...].

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 95 об.-96. Подлинник.

10

1903 г. апреля 16. Донесение А. Ростковского И. А. Зиновьеву о неспособности турецких властей справиться с революционными отрядами

№ 95

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Турецкие власти, получив известие, что в селе Лесковец, недалеко от гор. Флорины 12, появилась инсургентская банда под начальством Тане, послали туда войска. Несмотря на то, что солдат было около трехсот человек с двумя горными орудиями, а также несколько сот башибузуков, турки, окружив это небольшое село, состоящее всего только из 30 домов, не рискнули атаковать 16 инсургентов, засевших в одном из домов, и простояли в бездействии целый день. С наступлением вечера подошла на помощь осажденным другая банда под начальством Дмитрия Влаха 13, подкрепленная селянами из соседних сел и, сделав диверсию, помогла осажденным безнаказанно удалиться в горы.

Эти неоднократные неудачи турок сильно подняли престиж инсургентов в глазах населения, а также доказали полную неспособность турецких войск справиться с восстанием. Нынешнее положение дел тем более печально, что турецкие власти, озлобленные своею неудачею, вымещают свою злобу на жителях тех сел, из коих они сами по своей бездарности выпустили инсургентов, арестовывая и сажая их массами в тюрьму по обвинению в содействии революционерам.

Такое поведение властей озлобляет население, не принимавшее еще участия в движении, и наглядно им показывает, что только взявшиеся за оружие пользуются безнаказанностью. [268]

Здешняя тюрьма переполнена арестованными по политическим делам, которые еще не допрошены, так как наличный состав судебных следователей недостаточен и не справляется с непосильной ему работой. Крайне необходимо увеличить их состав, чтобы невинные не томились напрасно по целым месяцам в тюрьме.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

А. Ростковский

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 101-102. Подлинник.

11

1903 г. апреля 19.Из донесения А. Ростковского И. А. Зиновьеву о неспособности турецкой администрации поддерживать порядок в вилайете

№ 97

Битоль

[...] Но и тут 14 турки показывают свою полную неспособность справиться с этой задачей. Пока местное христианское население было запугано и не осмеливалось противостоять туркам, дела еще шли кое-как и находились среди христиан предатели, теперь же комитетам удалось, с одной стороны, искоренить предательство, а с другой — внушить населению смелость!... ]

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1435а, л. 104. Подлинник.

12

1903 г. мая 14. Донесение А. Ростковского И. А. Зиновьеву о деятельности католических священников

№ 125

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Здешние французские католические священники, а также, как говорят, и австрийский консул, советуют болгарам принять унию, обещая в таком случае полное свое покровительство. Лазаристы громогласно заявляют, что в случае повторения в Битоли резни их духовная миссия и католические консульства откроют свои двери и предоставят убежище только принявшим унию, которые вместе с тем перестанут быть подозрительными в глазах турецких властей.

Эта последняя перспектива соблазнила двух болгар, находящихся в тюрьме, у коих при обыске найдены были патроны, и [269] они подали заявление вали, что желают принять унию. Болгарский митрополит, узнав об этом, прилагает все свои старания, чтобы подавшие заявления не были освобождены, так как это может соблазнить и других переходить в унию.

Кроме того, высокопреосвященный Григорий обратился к экзарху с просьбою прислать ему денег для оказания помощи нуждающимся, число коих ежедневно увеличивается вследствие застоя дел. Не имея никакой работы, и взрослые здоровые мужчины вынуждены вымаливать себе пропитание. Местные источники для оказания помощи бедным уже иссякли, и потому митрополит вынужден обратиться за содействием к экзарху, опасаясь, что в противном случае католические священники воспользуются безвыходным положением жителей для цели своей пропаганды.

Сообщив мне об этом, митрополит просил меня донести о сем Вашему высокопревосходительству и ходатайствовать перед вали о побуждении экзарха исполнить его просьбу оказать материальное содействие. Со своей стороны позволю себе удостоверить действительно существующую здесь нужду и необходимость прийти на помощь.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

А. Ростковский

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г. д. 1455а, лл. 137-138. Подлинник.

13

1903 г. мая 19. Донесение А. Ростковского И. А. Зиновьеву о бесчинствах турецких солдат

№ 132

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Турецкие отряды постоянно рассылаются по деревням с целью преследовать инсургентов, которые, будучи всегда заблаговременно предупреждены, избегают встреч с войсками.

Не находя инсургентов, турки вымещают свою злобу на селянах, которых бьют, грабят и вообще бесчинствуют по селам.

Чуть не ежедневно я сообщаю вали, что в таком-то селе турецкий отряд бесчинствовал, грабил и, уходя, побоями добился от селян расписки в получении денег за все взятое для продовольствия.

Вали всякий раз обещает расследовать дело, наказать виновных, но редко сдерживает свое обещание. На днях в близлежащее село Смилево явился отряд в 150 солдат под начальством офицера (мулязима Малик Мехмеда) и несмотря на то, что в селе находится мудир, в его присутствии солдаты били прикладами всех [270] попадавшихся им навстречу, затем, войдя в школу, помещавшуюся в прежней церкви, уничтожили все учебные принадлежности и поломали иконы.

С глубочайшим почтением и таковою же честь быть имею , милостивый государь, Вашего превосходительства покорнейшим слугою.

А. Ростковский

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 151-152. Подлинник

14

1903 г. мая 24. Из донесения А. Ростковского И. А. Зиновьеву о финансовом положении Битольского вилайета

№ 141

Битоль

[...] Разосланные по деревням сборщики податей разъезжают по стране с конвоем в 40—50 солдат, бьют страшно селян, домогаясь уплаты налогов, а сопровождающие их солдаты пьют, едят и кормят лошадей на счет деревни, которую уже раньше неоднократно обирали то банды инсургентов, то отряды турок, посланных в погоню за революционерами, так что все здешние села разорены и жители доведены до нищенства. Я уже не раз указывал вали на необходимость пощадить население и не выколачивать с него податей, которых оно не может теперь уплатить, т[ак] к[ак] не имеет даже куска хлеба, а потому следует подождать сбора урожая. Вали обещал наказать некоторых сборщиков податей, отличавшихся особенною жестокостью, но прекратить временно сбор налогов он не в состоянии ввиду громадных расходов по содержанию мобилизированных редифных батальонов.

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д.. 1455а, лл. 164 об.-165. Подлинник.

15

1903 г. июня 4. Донесение А. Ростковского И. А. Зиновьеву об упорном стремлении турецких властей избежать назначения христиан в жандармерию и полевыми сторожами

№ 152

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Как я неоднократно доносил вашему высокопревосходительству, здешние власти прилагают все свои старания, чтобы не приводить в исполнение истребованных у Турции реформ для Македонии. Несмотря на постановление, что половина жандармов в Битольском вилайете должны быть христиане, т. е. 1300 человек, таковых до сих пор принято только 14 албанцев-христиан и 15 греков. [271] Что же касается полевых сторожей, то, благодаря постоянным моим напоминаниям, вали разослал нам список 33 христианских сел Прилепской казы, в коих бекчи христиане. Между тем по проверке оказалось, что в 15 из них de facto полевыми сторожами состоят мусульмане, а христиане только числятся, но обязанностей не исполняют. Кроме того, в других 37 христианских селах Прилепской казы, не помещенных в списках вали, полевыми сторожами официально числятся мусульмане. Таким образом, в Прилепской казе в 52 христианских селах бекчи мусульмане и только в 18 христиане. В Охридской казе дело обстоит еще хуже, так как только в 3-х селах бекчи христиане. В Кырчовской и Флоринской казах громадное большинство сел имеет мусульман полевыми сторожами. В Битольской казе, на глазах у самого вали, в 35 христианских селах тоже бекчи мусульмане. Вследствие всего этого я совместно с австрийским консулом обратился с энергичным протестом к вали, коему передали список христианских сел, имеющих до сих пор бекчи мусульман, и требовали немедленной замены их христианами. При этом, указав на обман Прилепского каймакама, записавшего в 15 селах полевыми сторожами христиан, тогда как эти обязанности исполняют мусульмане, мы настаивали на необходимости для вали честно исполнить принятые на себя Турцией обязательства.

С этой целью прежде всего следует дать христианам бекчи право носить оружие, т[ак] к[ак] в противном случае сами селяне принуждены будут для охраны своих полей нанимать негласно мусульман, коим поголовно разрешается ношение оружия, а безоружные христиане бекчи будут только служить для отвода глаз консулам. Вали ответил, что он расследует дело по представленному нами списку христианских сел с именами бекчи мусульман и предпишет о замене их христианами. Что же касается разрешения бекчи христианам носить оружие, то он будто уже сам запрашивал по этому поводу Хуссейн-Хильми-пашу, но до сих пор не имеет ответа. Ввиду того, что вали постоянно только обещает исполнить наши требования, а в сущности ничего неделает, причем обманывает, говоря, что дело еще окончательно не расследовано, я уверен, что и на этот раз он постарается всеми возможными средствами избежать необходимости дать ход нашим представлениям, находящимся в противоречии с его фанатической ненавистью ко всему христианству.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

А. Ростковский

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 177-178 об. Подлинник. [272]

16

1903 г., июня 9. Из донесения А. Ростковского И. А. Зиновьеву об успехах католической пропаганды

№. 156

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Католическая пропаганда продолжает делать успехи среди болгар. В одном только городе Битоли 17 семейств подписали заявление о желании принять унию. Начальник здешней католической миссии не передал еще генерал-губернатору прошения о признании в городе униатской общины, т [ак ] к [ак ] для этого по закону необходимо, чтобы не менее 20 домохозяев входило в ее состав, поэтому он и старается подыскать среди горожан недостающих еще 3 домохозяев и затем требовать у турецких властей официального признания существования в Битоли униатов. Но движение среди болгар в пользу перехода в унию не ограничивается одним городом Битоли, а распространяется и по селам: слухи ходят, что уже 200 семейств, среди которых 45 признающих патриархию, согласны сделаться униатами. Французский консул уверял меня, что он ежедневно получает прошения о принятии в унию, которые передает начальнику французских лазаристов; по словам Г. Готье, он получил заявления не только отдельных лиц, но даже целые села изъявили желание сделаться униатами[... ]

[...] католические священники стараются всеми силами поддержать среди населения идею, что всякий униат пользуется официальным покровительством в лице французского консула и поэтому он избавляется от произвола местных властей [...]

АБПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 183, 184. Подлинник.

17

1903 г. июля 23. Из донесения А. Ростковского И. А. Зиновьеву о ходе восстания в Битольском вилайете

№ 181 Битоль

[...] Все население с трепетом ждало 20 июля, которое, однако, прошло спокойно, но в ночь на 21-е инсургенты перерезали все телеграфные провода, как правительственные, так и железнодорожные, и банды напали на мусульманские села Лера, Доленци, Прибильцы, жители коих пользовались всегда самой дурной репутацией. Нападения эти не увенчались особенным успехом [... ]

За несколько дней до 20 июля масса молодежи, как городской, так и сельской, бежало в горы и присоединилось к бандам [...] [273]

Дороги шоссейные разрушены, мосты взорваны, и инсургенты не позволяют проезжать. Многие ханы на дорогах сожжены, а также сообщают о многочисленных пожарах по селам, горят дома мусульман-землевладельцев. Город Крушево, исключительно христианский, занят инсургентами; находившиеся там солдаты, потеряв многих убитых, ушли. Вообще мелкие отряды, опасаясь быть перебитыми четами, стягиваются к Битоли. Город Ресна тоже подвергся нападению, но инсургенты были отбиты. Вали послал большие отряды в Крушево и Ресну. Железная дорога еще продолжает работать, т [ак ] к [ак ] удается быстро исправлять испорченное. Железнодорожный телеграф не работает, ибо каждую ночь портится, несмотря на то, что многое тщательно охраняется солдатами [...]

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 219 об., 220-220 об. Подлинник.

18

1903 г. августа 10. Из донесения русского консула в Битоли Н. Кохманского И. А. Зиновьеву о спаде интенсивности восстания

№ 191

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Общий подъем революционного движения в нашем вилайете, обнаружившийся в ночь с 20 на 21 июля и выразившийся в нападении инсургентских банд на мусульманские села, отдельные чифтлики и кулэ в окрестностях Битоля и в поджиганиях стогов сена и хлеба, продержался в относительной интенсивности лишь столько, сколько нужно было времени туркам для достаточного сосредоточения войск, с помощью коих было приступлено к подавлению восстания [... ]

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455 а, л. 228-228 об. Подлинник.

19

1903 г. августа 13. Из донесения И. Кохманского И. А. Зиновьеву о вымещении турецкими войсками своих неудач на мирном населении

№ 194

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Из разных мест Битольского вилайете ежедневно приходят известия о столкновениях турецких войск с повстанцами, причем обстановка дела почти всегда одна и та же: инсургенты, с увеличением турецких сил, стараются избегать открытых встреч с неприятелем и вступают в сражение обыкновенно лишь, когда [274] бывают застигнуты врасплох или обнаружены турками благодаря предательству; в таких случаях их цель скрыться в горы, не оказывая серьезного сопротивления войскам, что им и удается с потерею нескольких человек убитыми, раненых же они уносят с собою. Турки, разъяренные всякий раз безрезультатностью стычек, в коих они подавляют противника своего численностью и вооружением (власти поспешили известить консульства, что в одной из стычек была взята у инсургентов пушка из черешневого дерева, сколоченная обручами — и против такого врага они употребляют новейшие крупповские орудия), набрасываются на встречные христианские села и дают волю своему неистовству, вымещая на них свои неудачи. Затем власти извещают консульства о происшедшем, причем в их версии оказывается, что село разрушено и спалено инсургентскими бомбами, жертвами коих пало и много христианских жителей; удивительно, что при этом турки не несут почти никогда потерь

[...]

[...] Одновременно с бесчинствами войск, подавляющих восстание, начинают проявляться отдельные случаи убийств христиан, совершаемых при мирной обстановке [... ]

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 232-233 об. Подлинник.

20

1903 г. августа 23. Донесение Н. Кохманского И. А. Зиновьеву о спаде восстания

№ 201

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Инсургентское движение в нашем вилайете заметно ослабевает под напором громадного количества стянутых сюда турецких войск.

Революционные банды, старающиеся избегать открытых столкновений со значительно их сильнейшим неприятелем, тем не менее почти повсеместно обнаруживаются турками при тщательном обыскивании ими гор и лесов, причем, по принятой турками тактике, два отряда направляются с противоположных сторон навстречу друг другу; вовлеченные поневоле в сражение, повстанцы терпят полное поражение и несут огромные потери убитыми, ранеными, а в последнее время также и пленными. В стычках на холмах в районе сел Николец, Лобойка и Братучино, например, погибло, по показаниям турок, 6 начальников банд и один взят живым.

Селяне, которые громадными массами присоединялись к инсургентам после объявления 20 июля общего восстания и во многих [275] местах покинули свои деревни, видят теперь бессилие четников и весь вред дальнейшего сопротивления турецким войскам, а потому, разуверившись в обещаниях революционного комитета в самом скором времени доставить им свободу, начинают возвращаться в свои села и приносят повинную, полагаясь на милость турецкого правительства на основании последних официальных прокламаций. Турки, по-видимому, понимают всю выгоду для них такого оборота дела и ввиду этого пока, кажется, еще не злоупотребляют своей властью над сдавшимися христианами, а это, вероятно, склонит и остальных бежавших в горы возвратиться назад в села. Так, в одной Клиссурской нахии до 16 августа около 500 мужчин, женщин и детей, найденные в горах, водворены в гор. Клиссура и содержатся там за счет турецких властей; в Пресбу 15 приведены 30-40 семей, найденных в окрестностях села Николец.

Возвращение этих раскаивающихся селян в их села встречает, однако, большое затруднение, т[ак] к[ак] в большинстве случаев они находят свои жилища разрушенными, сожженными и совершенно разграбленными. Главный инспектор сам этим вопросом сильно озабочен, тем более что не отрицает, что «иногда» подобные разрушения были делом рук турецких солдат и башибузуков, а потому он старается так или иначе облегчить судьбу добровольно возвращающихся с гор селян.

Хильмн-паша даже высказал мне свою идею поселить сдающихся крестьян на время беспорядков в местах более безопасных или высылать их в Салоники, но такая мера была бы принята всеми с тревогою и недоверием, тем более что распространился слух, будто бы турецкое правительство задумывает колонизировать македонские вилайеты мусульманским элементом.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

Н. Кохманский

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1456а, лл. 243-244 об. Подлинник.

21

1903 г. августа 23. Из донесения Н. Кохманского И. А. Зиновьеву о стремлении турецких властей не допускать крестьян в европейские консульства

№ 202

Битоль

[... ] За последнее время замечено, что селяне совершенно перестали приходить в консульства, коим они привыкли поверять свои скорби и нужды. Хотя их вообще мало приходит ныне в город, т[ак] к[ак], как утверждают, им не разрешают выходить [276] в большом количестве из сел, но все же к Хильми-паше являются те или другие депутаты от селян из разных концов вилайета, представляющие им прошения, к нам же после этого никто не заходит, как бывало всегда прежде. Это заставляет думать, что полиция быстро выпроваживает из города просителей и закрывает им доступ в консульство; сам Хильми-паша, как мне передавали, выразил, что раз он взялся за устройство дел селян, то какая нужда им еще обращаться в консульство.

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 7903 Подлинник. д. 1455а л. 246 об.

22

1903 г.августа 30. Донесение Н. Кохманского И. А. Зиновьеву о положении христианского населения Битольского вилайета

№ 206

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Имею честь представить при сем на благоусмотрение Вашего высокопревосходительства список сожженных христианских сел Битольского вилайета 16 за время общего восстания, объявленного в нашем вилайете 20 мин. июля, насколько его возможно было составить с достаточною достоверностью по официальным турецким частным источникам.

Из числа спаленных 98 сел, кои в среднем имели каждое по 100 дворов, большинство уничтожены совершенно; например, от Смилева Битольской казы, имевшего около 300 домов, не осталось целым ни одной хижины. Громадное число селян, бежавших в страхе перед турецкими войсками в леса и горы, ныне возвращаются в свои деревни, где находят одни пепелища; лишенные крова и ограбленные крестьяне приводятся в ближайшие административные пункты, где они содержатся за счет правительства. С каждым днем число возвращающихся с бегства христиан, преимущественно женщин с детьми, увеличивается. Конечно, турецкие власти не могут дать всем крова, а потому держат селян погорельцев под открытым небом, что в настоящее время еще терпимо, но через 1 1/2 месяца наступает холодное время, а перемена в положении этих несчастных крестьян не предвидится.

Я представлял главному инспектору о необходимости теперь же и как можно энергичнее озаботиться о судьбе жителей тех сел, которые были сожжены во время столкновений войск с инсургентами, причем сами селяне, не принимавшие участия в революционном движении, оказывались лишенными всего достояния и крова; в еще более тяжелом положении находятся женщины [277] в тех селах, где все мужчины примкнули к повстанцам, покинув свои семейства на произвол турецких солдат и башибузуков — обремененные малыми детьми, не имея более жилищ, ни пищи - они разыскиваются в таком состоянии в лесах турками и сгоняются затем к городам, где и пребывают как бы в лагерях.

Ставя на вид Хильми-паше, что, без специальных существенных забот его об этих несчастных,.к зиме произойдут новые ужасные бедствия, которые падут на ответственность турецкого правительства, я спросил его, какие меры думает он принять, но он ничего определенного ответить мне не мог, сказав только, что надо сначала, чтобы мужчины сдались и принялись за работу, обещая, что им будет доставлен материал от правительства; он проектирует еще расселять жителей погоревших сел в соседних селениях.. На это я заметил, что нельзя требовать от женщин, чтобы она влияли на своих мужей и сыновей, т [ак ] к [ак ] они сами брошены на произвол судьбы, поэтому забота об их устройстве на зимнее время не должна стоять в зависимости от сдачи мужчин, присоединившихся к повстанцам. Да и откуда власти возьмут достаточное количество материала на сотню уничтоженных сел, если не будет специальных заготовок, о чем ничего не слышно.

Что Хильми-паша склонен взыскивать и с женщин и детей,. свидетельствует тот факт, что он не хотел допустить в город шедших сюда женщин из погибшего села Смилева в количестве 500 человек, хотя они намеревались поселиться в домах своих родных и знакомых (смилевцы имеют в Битоле более ста собственных домов). Хильми-паша требовал, чтобы сначала мужчины, скрывшиеся из Смилева, вернулись, и тогда он озаботится об их судьбе,. и даже выразился про смилевских женщин, что он не может увеличивать в городе опасного элемента. Я протестовал против такого, заключения Хильми-паши и настаивал, что никто не в праве запретить этим женщинам вход в город, раз они имеют сами, где остановиться, и ничего не просят от турецких властей; опасности, же от женщин, конечно, никому представиться не может. Послетрехдневного пребывания в виду города под открытым небом все женщины и дети были, наконец, впущены в Битоль.

Стычки войск с инсургентскими бандами продолжаются, причем повстанцы несут постоянно большие потери. Неуспех революционного движения и неоправдавшиеся надежды на вмешательство Европы все более побуждают приверженцев восстания; сдаваться на милость турецких властей. Хильми-паша прощает всех добровольно несущих повинную 17; один предводитель банды, [278] скрывавшийся в Битоли после того, как его отряд был рассеян, по совету консула лично явился в конак и был выпущен на свободу.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

Н. Кохманский

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 247-249. Подлинник.

23

1903 г. октября 11. Из донесения Н. Кохманского И. А. Зиновьеву о прекращении восстания

№ 245

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Ныне можно с уверенностью утверждать, что восстание в нашем вилайете окончательно потухло. Деятельность повстанческого главного штаба, пребывавшего в последнее время на горах Демир Хиссарской нахии, прекратилась, члены его разошлись, причем Сарафов, пробираясь на юг, едва не попал в засаду, подстроенную турками, но ему удалось спастись; четы распущены самими главарями революции, и почти все население, бывшее в горах, уже вернулось на свои разоренные пепелища; единственное затруднение, представляющееся для селян, сдающихся властям, это требование последних выдать оружие — помимо того, что не у всех бежавших в горы было оружие, даже бывшие четники не могут приносить с собою имевшиеся в их руках ружья, т[ак] к[ак] предводители перед роспуском чет их собирают, чему селяне воспрепятствоваться не смеют [...]

[... ] Фактическое усмирение восстания, однако, нисколько не улучшило положения христианского сельского населения. Кроме вопиющих насилий над ним не видящих преграды своему зверскому своеволию солдат, сопровождающихся грабежами, уводом скота и убийствами, причем во всех этих бесчинствах принимают самое горячее участие башибузуки, открыто сопровождающие войска, которые в случае обнаружения их консулами среди солдат выдаются властями за проводников отрядов по гористой местности. Кроме всех этих ужасных бедствий христиан, перечислить кои нет возможности, ныне положение их только еще более усложнилось вследствие того, что на сцене появились члены гражданской турецкой администрации. [279]

Принимать сдающихся на милость правительства бывших повстанцев в провинции поручено местным каймакамам и мудирам, которые поняли свою власть в том смысле, что христианское население выдано им головою для подобающей над ним экзекуции.

Эти чиновники, продолжая разыскивать по селам спрятанное оружие, в таком громадном количестве выданное уже крестьянами туркам 18, обходят свои округа с отрядами войска и не только являются хладнокровными свидетелями чинимых солдатами зверств, но часто их поощряют и даже являются их инициаторами [... ]

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455 а, лл. 299301, Подлинник.

24

1903 г. октября 18. Донесение Н. Кохманского И. А. Зиновьеву о крайне тяжелом положении христианского населения Битольского вилайета

№ 247

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Положение христианского населения вилайета продолжает быть крайне тяжелым, несмотря на то, что восстание прекратилось и сражений больше не происходит, если не считать преследования войсками Чакаларова 19, находящегося в пределах Касторийского округа, где еще случаются незначительные стычки.

Зато отряды войск бродят без всякой надобности по мирной уже ныне стране и под видом розыска скрываемого якобы селянами оружия творят повсеместно страшные насилия и грабят решительно все, что находят под руками, в особенности съестное, причем режут сельский скот, как им только заблагорассудится, конечно не уплачивая за него владельцам ни гроша. Мало-мальски не предупредительное отношение к таким насилиям со стороны христиан, осмеливающихся иногда протестовать или пробующих защищать свое имущество от грабителей, наказывается последними яростными побоями, достающимися даже на долю женщин и детей.

Все это происходит в присутствии офицеров, а иногда и представителей местной гражданской администрации и очень часто при горячем участии толпы никому не подчиняющихся башибузуков из соседних мусульманских сел, глядящих на приход в христианскую деревню отряда солдат, как на благоприятный момент для безопасного грабежа под прикрытием турецкого оружия. [279] Единичные случаи убийств христиан по дорогам и в полях также повторяются нередко и совершаются не только частными лицами из мусульман, но весьма часто жандармами или солдатами, коим поручается конвоировать арестованных, над этими же вверенными их охране арестантами.

Кроме того, нередко совершаются массовые избиения желающих сдаваться четников, рассчитывающих на добросовестное исполнение турками обещаний амнистировать всех сдающихся; в этих случаях власти чувствуют себя неуязвимыми и всегда отвечают на протесты консулов, что убитые пали в настоящем сражении, а не изменнически застрелены.

Австрийский консул и я не перестаем представлять главному инспектору о каждом случае в отдельности, но несмотря на видимые меры подавления подобных бесчинств, принимаемые Хильми-пашею, улучшения положения в вилайете совершенно не замечается: нет сомнения, что против насилий солдат гражданские власти бессильны, военные же бездействуют по попустительству ли или из страха перед возмущением недисциплинированных солдат, «ели к ним станут применять строгие. меры. Даже полевой суд всеми силами старается обелять подсудимых солдат и офицеров: никто до сих пор не обвинялся ни в убийстве, ни в поджогах, а за насилия и грабежи виновные приговариваются, к 3—5-месячному тюремному заключению, о чем власти затем извещают консульства. Наряду с таким отношением полевого суда к подсудимым из военных особенно ярко выдается злобное действие чрезвычайного безапелляционного суда над христианским населением, замешанным в восстанческом движении: тут достаточно свидетельского показания турка, даже не проверяемого контрпоказанием христианина, чтобы подсудимые были приговорены к 10-15-летней каторге и ссылке.

Подобной каре подвергаются часто невиноватые селяне, бежавшие в горы из страха перед войсками и обвиненные солдатами в враждебных действиях, чтобы оправдать их жестокое обращение с ними, а с другой стороны, сдающиеся в Битоли заведомо участвовавшие в повстанческих бандах и даже предводители их, за искренность намерений коих никак нельзя поручиться, амнистируются в силу официальных правительственных объявлений.

Такое положение вещей производит здесь весьма тягостное чувство внутреннего неудовольствия, а потому крайне необходимо для успокоения тревожащегося за свою безопасность от турецкого суда христианского населения, чтобы хотя бы наиболее возмутительные процессы были пересмотрены и условие безапелляционного суда признано несуществовавшим, если не будет -объявлена общая амнистия.

Но едва ли не больше всего терпит в настоящее время население от неослабного розыска оружия по селам, причем, как это происходило еще весною при бывшем вали, так и теперь отряды войск, [280] часто в сопровождении каимакамов и мудиров, истязают селян немилосердными побоями всех, подвертывающихся им под руку; кроме того, власти неизменно требуют от возвращающихся с гор по селам христиан выдачи ружей, не сообразуясь с тем, что большинство скрывалось от турецких зверств и никакого оружия не имело, в противном случае их предают суду и приговаривают к высылке.

Принимая во внимание, что со своей стороны предводители банд прибегают даже к террору, чтобы не позволять распускаемым четникам брать с собою оружие, приходится признать положение этих несчастных безвыходным. Часто от одного и того же села разные отряды солдат требуют ружей по несколько раз, т[ак] к[ак] при отобрании оружия до сих пор никаких свидетельств не выдавалось, а немогущих исполнить этого требования селян уводят в тюрьму.

После того как турки, по объявлению самих властей, собрали по селам более 3000 ружей, пора было бы прекратить подобное усердное преследование мирного населения, дающего простор безграничной разнузданности военного элемента и отражающегося на селянах такими муками, коим не предвидится конца.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

Н. Кохманский

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 304-307. Подлинник.

25

1903 г. октября 25. Донесение Н. Кохманского И. А. Зиновьеву о материальных потерях христианского населения Битольского вилайета

№ 253

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Во исполнение предписания вашего высокопревосходительства имею честь представить при сем список пострадавших за время восстания в нашем вилайете сел 20, насколько его возможно было составить с полною достоверностью по проведенным частным сведениям, периодически записываемым со слов самих селян. Общее число сожженных домов должно определить круглой цифрой 8000, т[ак] к[ак] в список внесено 4 села, точные повреждения в коих в настоящее время не удалось выяснить; цифра эта тем более отвечает истине, что сами турки признают ее за наиболее точную. [281] Вместе с сим беру на себя смелость определить среднюю стоимость понесенных христианским населением убытков на основании оценки вполне компетентных лиц, знакомых с особенностями отдельных округов вилайета.

В Касторийской казе, наиболее состоятельной до последнего времени, каждый погибший дом с утварью должен быть оценен в среднем, по скромному расчету, в 60 лир, что за все 2500 домов составляет 150 тыс. лир; в остальных округах средний дом оценивается в 25. лир, а все сожженные (5500) — в 137 500 лир. Т[ак] к[ак] сельские училища обыкновенно помещаются в деревенском доме, то оценка этой статьи убытков должна быть сообразованасо стоимостью сельского дома; только училищное здание в с. Сми-лево, представлявшее собою двухэтажный каменный дом, оценивается не менее 100 лир; таким образом, средняя стоимость 14 училищ в Касторийской казе определится в 840 лир, а 11 в других казах в 275 лир; итого восстановление всех 26 училищ потребует по средним выводам 1215 лир.

Сообразно с оценкою домов в Касторийской и остальных казах, должна определяться стоимость и разрушенных церквей, к коим должно присоединить и богатую церковь в Смилеве, выражается в 500 лир каждая, а всего 3000 л.; остальные 10 церквей, по средней оценке в 250 л. каждая, потребуется 2500 л.; итого общая сумма, нужная на восстановление 26 погибших церквей, выражается в 5500 лир. Отдельно стоит монастырь Всех святых в Охридской казе, преданный пламени со всеми постройками и службами, на приблизительное восстановление коего потребуется не менее 600 лир.

В заключение осмеливаюсь указать на несоответствие определенного турецкими властями вспомоществования пострадавшему от турецких войск и башибузуков христианскому населению с его действительными нуждами. Власти постановили выдавать по 15 пиастров в месяц всем старикам от 60 лет, женщинам и детям до 16 лет в течение 4 месяцев. Однако для селян, лишенных нынешнего урожая, спаленного в полях, скота, угнанного турками, и т. п. 15 пиастр недостаточно для месячного пропитания, принимая во внимание сильно поднявшуюся дороговизну жизни под влиянием последних событий; помимо этого, совершенно произвольно назначен срок раздачи вспомоществования на 4 месяца, т. е. кончая серединою февраля, когда здесь еще полная зима и все та же голодная нужда будет по крайней мере до середины апреля. Ввиду вышесказанного было бы более соответствующим назначить пособие не менее как по 20 пиастр ежемесячно старикам, женщинам и детям (т. е. приблизительно 2/3 общего числа пострадавших) и непременно на полгода; таким образом, считая в среднем всего не менее 7 душ на каждый из 8 тыс. домов, определится, что выдаче вспомоществования подлежат около 30 тыс. душ по 20 пиастров на 6 месяцев: итак, потребная на вспомоществование населению сумма выражается в 36 тыс. лир. [282]

На основании вышеизложенного на исполнение турецким правительством поставленных Россией и Австро-Венгрией требований для Битольского вилайета требуется:

На восстановление сожженных домов ....... 187 500 л.

» » училищ...... 1 215 л.

» » церквей...... 5 500 л.

» » монастырей .... 600 л.

На вспомоществование населению ......... 36 000 л.

Итого............ 230 815 л.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства покорнейшим слугою.

Н. Кохманский

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 310-312. Подлинник.

26

1903 г. октября 29. Из донесения Н. Кохманского И. А. Зиновьеву о непрекращающихся насилиях турок

№ 254

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

Положение в нашем крае нисколько не улучшается. Солдаты большими отрядами продолжают бродить по селам все под прежним предлогом разыскивания оружия и истязать население яростными побоями; только грабеж и насилия принимают новый характер сообразно со временем года: насколько ранее опустошались поля, огороды и виноградники, настолько теперь, с наступлением холодов, солдаты силою и побоями заставляют селян давать себе дров и угля, составляющих в настоящем сезоне единственный источник доходов сельского населения, доставляющего топливо в город; если солдаты не находят готового материала для костров, они начинают разрушать сараи л ханы, разламывать их на дрова. Кроме того, они силою взыскивают с селян деньги, причем, смотря по зажиточности, отнимают у них до 7 лир с человека. Впрочем, солдаты не всегда сообразуются, конечно, с зажиточностью населения и отнимают даже у совсем обездоленных под влиянием последних событий крестьян вещи, раздаваемые ныне им от разных интернациональных благотворительных обществ; так, в Охридской казе американский агент снабжает пострадавшее население теплым платьем и одеяниями, которые немедленно же отбираются проходящими через данное село солдатами. [283] Центральные вилайетские власти, несмотря на периодические ^представления им от консульств каждого факта насилия и бесчинств турок по отношению к христианскому населению, действуют крайне слабо и с явным нежеланием предпринять что-либо -серьезное: принимаемые ими для вида меры ограничиваются обращением по данному вопросу с запросом к соответствующей провинциальной власти, которая неминуемо объявляет самый факт неверно переданным, а в их версии оказывается, что во всем виноваты сами христиане. Да и как им отвечать иначе, когда административные правительственные агенты часто сами присутствуют при совершаемых солдатами и башибузуками безобразиях и если не участвуют в них лично, то явно им сочувствуют, а обращающимся к ним за защитою селянам угрожают еще большими насилиями, если они осмелятся подымать протестующий голос [...]

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 316-317. Подлинник.

27

1903 г. ноября 22. Донесение Н. Кохманского И. А. Зиновьеву об эпидемии натуральной оспы в вилайете

№ 265

Битоль

Милостивый государь Иван Алексеевич!

С наступлением холодов стали приходить из разных мест вилайета известия о появлении среди населения эпидемии натуральной оспы. Под влиянием голодовки, обнищания и лишения жителей во многих случаях даже крова болезнь распространяется с значительной быстротой и принимает угрожающие размеры, а ныне появилась и в самом Битоли в разных частях города, среди войск и горожан.

Турецкие власти совершенно не способны самостоятельно предпринять какие бы то ни было меры для борьбы с упомянутою заразною болезнью и совершенно к этому не подготовлены, так что пораженные оспою предоставлены по селам свободному течению болезни без медицинской помощи, а здоровые еще ничем не гарантированы от заразы, т[ак] к[ак] о каких-либо предохранительных прививках здесь нельзя и мечтать, оспопрививательной же лимфы ;нельзя найти даже в Битоли.

Такое положение вещей заставляет сильно опасаться большой смертности населения в нашем вилайете, обнищалого, недоедающего и мерзнущего; зима собственно еще не начиналась, и с наступлением обычной здесь стужи следует ожидать развития и иных эпидемий 21. Пресловутое турецкое восстановление домов, [284] подвергшихся разорению во время восстания, рассчитанное лишь на внешний эффект перед Европою, к тому же предпринятое слишком поздно, отнюдь не может существенно облегчить настоятельных нужд потерпевших, а расселение лишенных крова по соседним деревням должно усилить и без того значительную скученность сельского населения, что при совершенном отсутствии санитарных мер создает благоприятную почву для возникновения и быстрого распространения заразных болезней.

Ввиду вышеизложенного является крайне необходимым командирование в наш вилайет на предстоящий зимний сезон европейских летучих врачебно-санитарных отрядов и в этом отношении помощь нашего общества Красного креста, располагающего обширным персоналом врачей, сестер и братьев милосердия и легко могущего навербовать самоотверженных добровольцев для такой высокой цели, как оказание помощи гибнущему в беспомощном состоянии единоверному и единоплеменному населению Македонии, — могла бы оказать громадное влияние и в политическом смысле, т[ак] к[ак] сильно подняло бы престиж России среди македонцев, крайне отзывчивых к участливому отношению к их острым нуждам.

Ныне католическими духовными учреждениями в Битоли и Солуни командируются в пункты, где оспенная эпидемия особенно свирепствует, сестры милосердия, а т[ак] к[ак] у католиков на Востоке всякое благотворительное дело сопровождается религиозной пропагандой и имеет ее как основную цель, то и в этом случае результатом посещения сестрами православных сел надо ожидать усиления униатского движения. И в этом отношении участие нашего Красного креста могло бы само по себе уже удержать македонцев от навязываемого им отпадения от православной церкви.

С глубочайшим почтением и таковой же преданностью имею честь быть, милостивый государь, Вашего высокопревосходительства, покорнейшим слугою.

Н. Кохманский

АВПР, ф. Посольство в Константинополе. 1903 г., д. 1455а, лл. 329-330 об. Подлинник.


Комментарии

1. В английской синей книге «Further Correspondence Respecting the Affairs of South - Easter Europe», Turkey, № 1, 2 (1904).

2. Л. Лапе. Нови документи за Илинденското востание. Илинденски зборник. 1903-1953. Скопjе, 1953, стр. 3—162; «Извештаи од 1903 година на српските консули, митрополита и училишни инспектори во Македониjа», Скопjе, 1954.

3. «Извештаи од 1903—1904 години на австриските претставници во Македониjа, Скопjе, 1955; «Документи од виенската архива за Македониjа од 1879-1903», Скопjе, 1955.

4. Вся территория Македонии и Адрианопольского вилайета была разделена ВМОРО на революционные округа и районы. Их возглавляли местные революционные комитеты, подчинявшиеся Центральному комитету ВМОРО. Битольский революционный округ делился на районы: Кичевский, Прилепский, Демир-Хисарский, Битольский, Охридский, Преспанский, Леринский и Костурский.

5. Члены Верховного македонского комитета в Софии, действовавшие со своими четами в Македонии накануне восстания 1903 г.

6. Имеются в виду реформы, к проведению которых вследствие давления России и Австрии, встревоженных положением в Македонии, Турция приступила в начале 1903 г.

7. Официально опубликованный в Битоле план предстоящих реформ.

8. Борис Сарафов, офицер болгарской армии, видный член Верховного македонского комитета, одно время его председатель. Активно действовал в Македонии.

9. Леринской.

10. Главарь четы, действовавшей в Костурском районе без тесного контакта с ВМОРО.

11. Арсов Славейко — руководитель (воевода) Ресенского революционного района.

12. Гор. Лерин.

13. Популярный воевода ВМОРО Митре Пенчаре, широко известный под именем Димитра Влаха.

14. Имеется в виду расследование и предупреждение политических преступлений.

15. Так в подлиннике (вместо Пресна).

16. В деле хранится поименный список пострадавших сел.

17. Это утверждение опровергается самим консулом в его донесении от 3 сентября 1903 г. (№ 209), где он пишет: «К сожалению, несмотря на распространенные Хильми-пашою прокламации, призывающие селян выдавать оружие и возвращаться по своим домам без опасения преследования со стороны властей, христиане, вопреки обещаниям, часто подвергаются насилиям при конфискации добровольно выдаваемых ими ружей, а 8 селян из Златари, пришедших с гор к ресенскому мудиру и сдавшиеся ему, при водворении их в село были по дороге перебиты» (АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455 я, л. 256. Подлинник).

18. На 27 сентября 1903 г. повстанцами было сдано и потеряно в сражениях более 2000 ружей (АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, л. 275. Подлинник).

19. Один из видных деятелей Костурского революционного района.

20. Список сел хранится в деле.

21. Прогнозы консула, к сожалению, оправдались. В донесении от 21 декабря 1903 г. (№ 290) он пишет об увеличении заболеваний и смертности во всем вилайете, вспышке эпидемии оспы в Касторийской и Охридской казах, отдельных случаях тифа (АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1903 г., д. 1455а, лл. 338-339. Подлинник).

Текст воспроизведен по изданию: Новые документы о положении в битольском вилайете в 1903 г. (Из донесений русских консулов) // Славянский архив. Сборник статей и материалов. М. АН СССР. 1963

© текст - Струкова К. Л. 1963
© сетевая версия - Тhietmar. 2007
© OCR - Хартанович, М. 2007
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АН СССР. 1963

Http://www.aromashka.ru/

http://www.aromashka.ru/ купить масло эфирное апельсин сладкий.

www.aromashka.ru