Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Предисловие

Исполнилось 175 лет с начала сербского восстания 1804—1813 гг., явившегося важнейшим историческим событием не только для Сербии, но и для всего Балканского полуострова. В ходе этого восстания в Белградском пашалыке была подорвана турецкая военно-ленная феодальная система и были заложены основы сербской государственности. Восстание было одним из первых массовых вооруженных выступлений угнетенных народов Балканского полуострова в XIX в. против Порты. Вслед за ним в Османской империи произошли новые революционные катаклизмы: в 1815 г. — второе сербское восстание, в 1821 г. — восстание в Валахии под руководством Т. Владимиреску, в 1821—1829 гг. — национально-освободительная революция в Греции. Реакционная военно-феодальная Османская империя, переживавшая острейший внутриполитический кризис, была не в состоянии приостановить социальную и национально-освободительную борьбу угнетенных ею народов.

Хотя в 1813 г. султанское правительство жестоко подавило восстание в Сербии, оно не смогло полностью реставрировать свою власть в стране. Возникли условия для свободного крестьянского землевладения. В Сербии стал создаваться аппарат национальной государственной власти.

Подчеркивая историческую важность Первого сербского восстания, современная югославская историография считает, что оно сыграло роль буржуазно-демократической революции и имело две главные особенности — антифеодальный характер выступления крестьянских масс и национально-освободительный аспект всего движения.

В борьбе с Османской империей сербы искали поддержку великих держав — прежде всего России и Австрии. Габсбургская монархия, опасаясь волнений в югославянских землях Австрии, соглашалась лишь на посредничество в примирении с Портой, а в дальнейшем отказала в какой-либо помощи и заняла позицию нейтралитета.

Политика России на Балканах, напротив, сыграла объективно положительную роль в ходе событий на Юго-Востоке Европы. «Когда в 1804 г. вспыхнула сербская революция, — писал Ф. Энгельс, — Россия немедленно взяла под свою защиту восставших «райя» и, поддержав их в двух войнах, гарантировала им в двух договорах независимость их страны во внутренних делах» 1. Политические контакты сербов с правительством Александра I играли важную роль на всех этапах Первого сербского восстания.

В октябре 1804 г. в Петербург прибыла сербская депутация, которая подала прошение от имени сербов-инсургентов царю Александру I и была принята товарищем министра иностранных дел А. А. Чарторыйским. [6]

Сербские посланцы получили в Петербурге обещание, что Россия будет поддерживать перед Портой требования повстанцев. С этого времени между обеими странами установились благоприятные для Сербии отношения.

Признание необходимости оказания сербам всей возможной помощи в условиях сохранения мира с Османской империей — вот что определяло русскую политику в сербском вопросе в 1804—1806 гг.

В эти годы русская дипломатия в сложной международной обстановке, чреватой военными столкновениями, не могла взять на себя какие-либо другие обязательства, кроме обещания дипломатической поддержки интересов сербов в Константинополе, оказания им помощи деньгами и оружием. Это видно из публикуемого в сборнике письма А. А. Чарторыйского царю от 11 января 1806 г., написанного в связи с новым обращением вождей восстания к России. Указывая на возможность разгрома сербов Османской империей и в то же время предупреждая об угрозе французского вмешательства, А. А. Чарторыйский писал: «То и другое из сих событий будет совершенно противно пользе империи Российской». Во избежание этого он предлагал оказать сербам немедленную помощь: осуществив дипломатическое давление на Порту, снабдив инсургентов деньгами и договорившись с Австрией о предоставлении сербам оружия 2.

Чтобы понять политику царской России, необходимо учитывать международную обстановку того времени, во-первых, и традиционные принципы российской дипломатии на Балканах, во-вторых.

Начало XIX в. в Европе было периодом наполеоновских войн, в которых России пришлось принять непосредственное участие. Нестабильность международной обстановки на Европейском континенте заставляла царскую дипломатию искать союзников. Среди них не на последнем месте были Австрия и Османская империя. В Петербурге опасались наполеоновских захватов на Балканах и в Восточном Средиземноморье. Повстанческое движение в европейских провинциях Османской империи могло послужить предлогом для вторжения Наполеона на Балканы. Усиление наполеоновской Франции или какой-либо другой великой державы на Балканах могло привести к потере влияния России в этом регионе.

Россия традиционно поддерживала балканские народы, как единоверцев и единоплеменников, устанавливая с ними политические и культурные контакты. Это сотрудничество проявилось в Черногории еще в период царствования Петра I и его войн против Турции (миссия полковника М. А. Милорадовича в Черногорию в 1710 г. для подготовки там восстания). Искали поддержку России в XVIII в. и сербы, проживающие в Габсбургской монархии, чтобы защититься от влияния католической церкви и получить поддержку своему стремлению к независимости в борьбе как против Османской империи, так и против власти Габсбургов в Венгрии. Во второй половине этого столетия ряд представителей сербского народа пришел к выводу, что создание независимой Сербии может быть осуществлено лишь благодаря усилиям самого народа при активной поддержке со стороны защитницы славян — России. Об этом убедительно свидетельствует меморандум генерала Неранджича, брата генерала Зорича, князю Г. А. Потемкину в 1784 г. 3 В данном направлении действует в это время не только владыка Черногорский Петр I Негош, но и большая часть вождей сербского народа в Австрии и Османской империи. Это подтверждает и секретный меморандум карловацкого митрополита Стефана Стратимировича, направленный русскому правительству в 1804 г.

Между тем, решение сербского вопроса имело ряд сложностей для царского правительства. [7]

Одна из них состояла в том, что после начала русско-турецкой войны у главнокомандующего Молдавской армией было мало войск для операций в поддержку сербов. Руководители же восстания обнаруживали недостаточное понимание этого. Некоторые из сербских воевод, отказываясь учитывать реальное положение вещей, пытались опереться на поддержку Австрии, что встречало настороженность Петербурга. Другим фактором, осложнявшим русско-сербские отношения во время восстания, были несогласованность действий и даже соперничество руководителей повстанческого движения. Нередко они обращались с взаимными жалобами к России. Однако эти моменты не имели решающего значения. Россия неизменно проявляла готовность содействовать сербам, а последние были заинтересованы в сохранении с ней добрых отношений.

Оказывая постоянную помощь Сербии на протяжении всех лет восстания, предоставляя повстанцам значительные суммы денег, оружие, поддерживая их по дипломатической линии, в 1806—1812 гг. Россия вела совместно с ними вооруженную борьбу против Османской империи. Ничего подобного не делало и даже не обещало сделать ни одно другое европейское государство.

В истории отношений Сербии и России в период Первого сербского восстания можно выделить следующие периоды: Россия и Сербия накануне и в начале восстания (1804 г.), Россия и восстание до русско-турецкой войны (1804—1806 гг.), война России против Турции 1806 -1812 гг. и сербское восстание, поход Наполеона на Россию 1812 г. и поражение Первого сербского восстания в 1813 г. При периодизации следует учитывать динамику самого восстания. Из мятежа против дахиев (1804 г.) оно переросло в общенародную войну всего населения Сербии с Османской империей (1805—1806 гг.). В течение этих лет инсургенты вели успешные боевые действия против турецких войск, одержав победу в битве при Иванковце (1805 г.), а также в боях при Мишаре у Шабаца и у Делиграда близ Ниша в 1806 г.

Политика Османской империи в сербском вопросе не была неизменной и зависела от международной ситуации в Европе в период наполеоновских войн. Порта то прибегала к попыткам военным путем подавить восстание в Сербии (1805—1806 гг.), то пыталась разрешить этот конфликт мирным путем. Осенью 1806 г. султанское правительство согласилось на мир с сербами и приняло условия, которые были ей представлены через посланца повстанцев Петра Ичко. Согласно этим условиям Сербия становилась вассальным государством без турецких гарнизонов в городах и с одним представителем турецкой власти — мухасилом — в Белграде (Ичков мир между Турцией и Сербией). В период перемирия сербы заняли Белград и Шабац и тем закончили освобождение страны от османского ига.

В конце 1806 г. Россия вступила в войну с Османской империей, что привело в начале 1807 г. к возобновлению войны между Портой и сербами. Повстанцы подхватили призыв русского военного командования в Валахии поддержать военные действия России на балканском фронте. На заседании правительствующего совета сербского от 19/31 марта 1807 г., проходившем под председательством одного из руководителей инсургентов кнеза Симы Марковича, Ичков мир был отвергнут. «Сербия,— заявил кнез, — считает себя совершенно независимым государством. Она не будет платить никакой дани Турции».

Выступив совместно с Россией против Османской империи, Сербия включилась и в войну против Наполеона. Каждая из воюющих сторон имела в этой войне свои планы. В Петербурге согласно плану министра иностранных дел А. Я. Будберга рассчитывали организовать военный [8]поход из Валахии через Сербию и Боснию и совместно с сербскими повстанцами выйти навстречу французской армии в Далмации. В свою очередь командующий французской армией маршал Мармон хотел направить свои войска через Боснию, преследуя цель усмирить Сербию и вытеснить русские войска из Валахии и Молдавии с последующей перспективой похода южного крыла наполеоновских войск в глубь России. И та и другая сторона — и Россия и Франция — ставили своей задачей создать единый фронт от Балтийского до Черного моря (см. док. № 196). Вожди Первого сербского восстания, учитывая планы русского командования, вели наступательные действия в направлении Боснии и Герцеговины и южной Моравы, имея в виду соединение с русской армией в Валахии и Восточной Сербии.

Однако после неудачного наступления в Боснии и Старой Сербии руководитель повстанцев — Карагеоргий — был вынужден повернуть свои главные силы в Восточную Сербию, чтобы освободить воеводу Миленко Стойковича, окруженного турецкими войсками около Штубика. Ему на помощь пришли русские войска в Валахии, перешедшие р. Дунай. Карагеоргий установил непосредственную связь с русской армией. Это был весомый, но единственный результат русско-сербского сотрудничества в войне против Турции в 1807 г. После побед Наполеона, одержанных в сражениях с русской армией в Польше и Восточной Пруссии, был заключен франко-русский мирный договор в Тильзите от 25.VI—6.VII 1807 г., за которым последовало русско-турецкое перемирие в Слободзее от 12—24.VIII 1807 г.

Военные и иные связи между Сербией и русским правительством, а также главным командованием русской армии и российским министерством иностранных дел осуществлялись через постоянного представителя России в Сербии и русских консулов в Молдавии и Валахии, что отражено в документах, публикующихся в настоящем сборнике.

Эта документация весьма интересна. В переписке с русской стороны участвовали правительственные чиновники, главнокомандующие армией, командиры отдельных ее отрядов, представитель МИД в Сербии К. К. Родофиникин и российские консулы, а с сербской стороны — Карагеоргий и другие старейшины; имела место также переписка духовных лиц с той и с другой стороны. Эти документы составляют основное содержание настоящей публикации. Материалы сборника отражают различные стороны русско-сербских отношений — военное сотрудничество, дипломатическую помощь со стороны России, денежную поддержку сербам, присылку военных специалистов и т. п. Многообразна тематика документов и сербской стороны: обращения сербов-повстанцев к русскому правительству с просьбой о военно-политической поддержке и помощи, планы совместных боевых действий, сообщения о борьбе сербских старейшин за власть, материалы о сербо-австрийских отношениях и пр.

Документы из русских (советских) архивов имеют особое значение, поскольку сербские источники сохранились плохо 4. Одна часть этих материалов была утрачена во время разгрома восстания турками, другая— позднее 5. Первые опыты освещения истории восстания, действий его участников были осуществлены сербским просветителем Вуком Караджичем на основе местных источников (документов, рассказов современников и пр.). Он же совместно с немецким историком Л. Ранке предпринял первую попытку дать более общую картину событий. Эта книга, на которой была обозначена фамилия одного Л. Ранке 6, привлекла внимание широкого круга ученых. В 1829 г. она была издана на немецком языке, в 1854 г. — на русском. [9]

В России впервые разработка архивных материалов по истории сербского восстания 1804—1813 гг. была начата еще в XIX в. русскими военными историками. О русско-турецкой войне 1806—1812 гг. писал известный исследователь периода царствования Александра I А. И. Михайловский-Данилевский. В работе «Описание турецкой войны с 1806—1812 гг.» он впервые осветил вопрос о военной помощи России сербам, описав историю совместных боевых действий и деятельность российских дипломатов в Сербии. В работе был использован ряд важных документов, впервые извлеченных им из архивов 7.

В 1863 г. в журнале «Русский вестник» появилось исследование другого известного военного историка Н. Ф. Дубровина «Сербский вопрос в царствование императора Александра I» 8, в котором он использовал материалы военных архивов шире, чем его предшественник, и, кроме того, отдельные документы опубликовал в приложениях. В 1864 г. в «Военном сборнике» была напечатана статья того же автора «Материалы для истории царствования Александра I. Турецкая война 1806—1812 гг.», написанная на основе данных русских военных архивов 9. В 1869 г. появилось двухтомное исследование профессора Н. А. Попова 10, которое представляло собой первый после книги Л. Ранке широкий по хронологическому охвату, опиравшийся на разнообразные русские и сербские материалы очерк русско-сербских отношений. Работа Н. А. Попова вызвала отклики как в России, так и в Сербии и послужила толчком для издания публикации русских документов, посвященной этому вопросу, — книги В. Богишича «Разбор сочинения Н. А. Попова «Россия и Сербия».

Исследователь при подготовке книги получил возможность познакомиться с документами российского министерства иностранных дел по изучаемой проблеме. Эта публикация, в состав которой были включены важные документы, не утратила своего значения до наших дней 11.

Во второй половине 80-х—первой половине 90-х годов XIX в. произошло дальнейшее пополнение документации о Первом сербском восстании. В 1885 г. значительная часть этих материалов вошла в трехтомное исследование видного военного историка А. Н. Петрова по истории войны 1806—1812 гг., в него были включены документы о русско-сербских отношениях в период Первого сербского восстания 12. Та же тематика нашла отражение в публикации документов из архивов русского и французского министерств иностранных дел под названием «Дипломатические сношения России с Францией в эпоху Наполеона» 13. В этом издании имеются важные материалы о Сербии, Которе, Черногории и Боснии.

В последние годы XIX в. в русских архивах вел работу сербский историк Миленко Вукичевич. В 1904. г. сербский историк Стоян Новакович опубликовал работу о возрождении сербского государства 14. Книга самого М. Вукичевича «Карагеоргий», в которой еще более широко были использованы материалы из русских архивов, появилась позднее, первый (вводный) том был издан в 1907 г., второй (1804—1807 гг.) — в 1912 г. 15 Следует отметить также изыскания В. А. Ульяницкого о русско-турецких дипломатических переговорах, в которых нашли отражение и материалы по сербскому вопросу 16. Вновь сербская тема прозвучала лишь много лет спустя, после окончания второй мировой войны в двух публикациях, которые по тематике косвенно связаны с проблемой русско-сербских отношений. Первая из них — сборник документов «М. И. Кутузов», подготовленный к изданию Институтом истории АН СССР совместно с Главным архивным управлением; третий том этого издания 17 содержит Документы о связях русской армии с сербами и о помощи, оказанной Россией Сербии боеприпасами, войсками, продовольствием, деньгами, [10] медикаментами и др., а также материалы о совместных боевых действиях русских войск с сербскими повстанцами.

Вторая публикация документов — «Внешняя политика России XIX и начала XX века» — была подготовлена к печати Комиссией по изданию дипломатических документов при Министерстве иностранных дел СССР. В эту публикацию включены документы министерства иностранных дел России по различным аспектам внешней политики Петербурга, в том числе и по русско-сербским отношениям 18.

В шестидесятые годы в журнале «Исторический архив» была опубликована часть русских военных архивов за 1806—1812 гг. 19

Все сказанное свидетельствует о том, что в распоряжении исследователей имеется уже большое количество документов о Первом сербском восстании. Однако эти документы или привлечены издателями крупных публикаций попутно, так как эти публикации посвящены другим темам, или же являются более или менее специальными небольшими подборками, освещающими какой-то небольшой вопрос и основанными на ограниченном круге архивных фондов. Поэтому, несмотря на наличие в научном обороте значительного числа русских документов о Первом сербском восстании, многое оставалось неизвестным. Недостаток же источников сербского происхождения делал источники из советских архивов по ряду вопросов особенно важными.

* * *

В 1967 г. Институтом славяноведения и балканистики АН СССР и Сербской Академией наук и искусств (САНИ) было заключено соглашение о совместном издании документов по истории Первого сербского восстания. С советской стороны к работе над публикацией были привлечены учреждения Историко-дипломатического управления МИД СССР и Главного архивного управления при Совете Министров СССР, с югославской стороны — Отделение исторических наук Сербской Академии наук и искусств. Было решено издавать две книги документов советских архивов под названием «Первое сербское восстание 1804—1813 гг. и Россия». Такая формулировка темы диктовалась самим характером русских материалов, на основе которых подготовлено настоящее издание.

В предлагаемой первой книге содержатся документы о русско-сербских отношениях до русско-турецкого перемирия, заключенного в Слободзее в 1807 г.

В отличие от всех указанных выше изданий, чаще всего строившихся на основе материалов одного из архивов (архива МИД или военных архивов), настоящее издание подготовлено в результате обследования различных архивов как центральных, так и местных. Публикация впервые дает систематический подбор основных русских документов, характеризующих важнейшие моменты в русско-сербских отношениях этого периода.

Настоящий сборник включает в себя как неопубликованные, так и повторно публикуемые документы; повторная публикация вызвана редкостью изданий, в которых документ опубликован впервые, или важностью документа.

При подготовке настоящего издания были обследованы следующие архивы: Архив внешней политики России Историко-дипломатического управления МИД СССР (АВПР), Центральный государственный военно-исторический архив СССР (ЦГВИА СССР), Центральный государственный [11] исторический архив СССР (ЦГИА СССР), Центральный государственный архив Военно-Морского Флота СССР (ЦГАВМФ СССР), Центральный государственный архив древних актов (ЦГАДА), Центральный государственный архив Молдавской ССР, Ленинградский государственный исторический архив (ЛГИА), Государственный архив Одесской области (ГАОО), а также материалы из отделов рукописей библиотек: Государственной библиотеки им. В. И. Ленина, Библиотеки Академии наук в г. Ленинграде (БАН), Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в г. Ленинграде.

При подготовке документов к печати редакция придерживалась следующих правил.

Археографическая обработка документов осуществлена в соответствии с «Правилами издания исторических документов в СССР» (М., 1969). Документы публикуются полностью, на языке оригинала. К документам на французском языке даны переводы на русский язык, к сербским документам приводятся сноски с разъяснением непонятных слов.

Текст документов, написанных на русском и французском языках, передается по принятой в настоящее время орфографии с сохранением языковых и стилистических особенностей своего времени и языковых влияний (русизмов, сербизмов, церковнославянизмов). Документы сербского происхождения, написанные на сербском языке, публикуются по современной сербохорватской орфографии. Документы, написанные на русском и славяно-сербском языках, даны современной русской графикой. Буква j и все языковые особенности сохраняются.

Транскрипция собственных имен и географических названий в тексте воспроизводится в соответствии с оригиналом. В переводах имена и географические названия даются приближенно к тексту документа. В Указателе географических названий даны как варианты названий, встречающихся в документах, так и правильные наименования.

Вводятся общепринятые унифицированные сокращения терминов. Во французских текстах введено сокращенное обозначение титулов: (votre excellence — v. ex., Sa majeste imperiale — s. m. i. и пр.). Утраченные и сокращенные части слов восстановлены в квадратных скобках, а в случае невозможности их восстановления делается оговорка в подстрочных примечаниях. Там же оговариваются неразборчивые места текста. В документах сербского происхождения в квадратных скобках восстанавливаются пропущенные буквы.

Резолюции и пометы общего характера воспроизводятся после текста документа, в том числе — пометы о его подписании, получении и отправлении. Пометы частного характера указаны в подстрочных примечаниях. Там же раскрываются неполно или неправильно обозначенные имена и др. Примечания редакции даются под текстом без специального обозначения.

Документы в сборнике расположены в хронологическом порядке, снабжены редакционными заголовками. В заголовках должностное положение автора и адресата указано только при первом упоминании или при последующем изменении.

Документы снабжены датами, которые приводятся по старому стилю. В документах, имеющих двойную датировку (по старому и принятому в Европе новому стилю), приводятся обе даты. Даты, установленные составителями, оговорены в подстрочных примечаниях.

Место написания документа указано в заголовке только в том случае, если оно имеется в оригинале. [12]

Все документы сопровождаются легендами, в которых указываются место хранения источника (поисковые данные), его подлинность, оговорено наличие печати, предшествующая публикация.

Комментарии помещаются вслед за документом.

Работа по подготовке издания была проведена сотрудниками Института славяноведения и балканистики АН СССР, Архива внешней политики России, Главного архивного управления при Совете Министров СССР и Центрального государственного военно-исторического архива СССР. В ней приняли участие сотрудники Института балкановедения Сербской Академии наук и искусств.

Публикацию документов готовили советские и югославские историки.

Выявление документов в архивах СССР осуществляли: В. П. Грачев, Н. П. Данилова, Е. М. Заблудовская, Е. П. Наумов, Д. Ф. Поплыко (Институт славяноведения и балканистики АН СССР), В. М. Хевролина, Н. И. Хитрова (Институт истории СССР АН СССР), Э. В. Науменкова (АВПР), К. К. Миронова, Е. П. Воронин, Л. Н. Воскобойникова,

Б. Д. Нененко, Л. Я. Сает, И. И. Терехина, Н. А. Тесемникова (Главное архивное управление при Совете Министров СССР).

Составителями публикации документов являлись В. П. Грачев и Н. П. Данилова.

В ходе подготовки сборника к изданию в Москве и Белграде проводились заседания совместной советско-югославской редколлегии и рабочих групп. Первоначально в состав редколлегии, помимо лиц, указанных на титульном листе, входили: академик В. М. Хвостов, К. С. Кузнецова, В.А.Дьяков (СССР), академик Й. Тадич и Д. Перович (СФРЮ). Рабочие группы произвели отбор документов. В их заседаниях участвовали В. П. Грачев, Н. П. Данилова, Э. В. Науменкова, К. К. Миронова (СССР), а также С. Гаврилович, Н. Маджаревич и К. Джамбазовский (СФРЮ).

Документы сборника комментировали В. П. Грачев, Н. П. Данилова,

Н. И. Казаков, С. А. Никитин, В. Г. Сироткин, Н. И. Хитрова (СССР) и С. Гаврилович, П. Милосавлевич (СФРЮ).

Переводы с французского на русский язык осуществлены Е. М. Заблудовской и И. Г. Усачевым, редактирование переводов — И. В. Козьменко, Е. М. Заблудовской и частично сотрудниками Главархива СССР.

Археографическая подготовка и составление заголовков проведены В. М. Хевролиной. В археографической подготовке документов принимали также участие: русских — Е. П. Воронин, французских - Е. М. Заблудовская и С. С. Неретина, славянских и славяно-сербских — сотрудники группы этнолингвистики и славянских древностей Института славяноведения и балканистики АН СССР И. Е. Можаева и Т. Ф. Семенова при научной консультации Н. И. Толстого, а с югославской стороны — С. Гаврилович, А. Маджаревич и И. Иованович.

Ответственным секретарем издания является Е. К. Вяземская. Научно-техническая подготовка издания к печати проведена группой сотрудников сектора новой истории балканских народов Института славяноведения и балканистики АН СССР — Е. К. Вяземской, А. В. Карасевым, О. В. Соколовской, Е. Ю. Чепыжевой, М. В. Гурьевой.

В технической работе над материалами сборника принимали также участие сотрудники АВПР — О. А. Глушкова, В. Р. Лобачев, М. Ф. Орехов, К. Ф. Поклад, Е. И. Чекисова. [13]

Иллюстрации подобраны югославскими историками.

Редакционная коллегия выражает свою признательность рецензентам данного издания документов, а также всем югославским историкам, принявшим участие в обсуждении публикации.

Заслуженный деятель науки РСФСР, профессор С. А. Никитин

Академик САНИ и АН СССР В.Чубрилович.


Комментарии

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 9, с. 32.

2 См.: док. № 120.

3 Имеется в виду обращение с изложением нужд сербского народа, переданное Г. А. Потемкину, когда он был новороссийским, азовским и астраханским губернатором.

4 Это побуждало историков Первого сербского восстания обращаться к изучению документов венских, парижских, земунских и других архивов (см. публикации М. Гавриловича, А. Ивича и др.).

5 См.: Ilic Т. О arhivama i arhivalijama prvog srpskog ustanka i njihovom propadanju. — Arhivist, 1954, 2, с 9—31; перечень сохранившихся сербских документов см.: Новаковиh С. Устанак на дахиjе 1804. Београд, 1954, с. 1—23; Први српски устанак: Акта и писма на српском jезику. Београд, 1977, кнь. 1. 1804—1808, с. 5—47.

6 Последнее сербское издание: Ранке Л. Српска револуциjа. Београд: Српска кньижевна задруга, 1965; Он же. История Сербии по сербским источникам. 2-е изд. М., 1876.

7 Михайловский-Данилевский A. И. Полн. собр. соч. СПб., 1849, т. III.

8 Дубровин Н. Ф. Сербский вопрос в царствование императора Александра I. — Русский вестник, 1863, т. 46.

9 Дубровин П. Ф. Материалы для истории царствования Александра I. Турецкая война 1806—1812 гг. — Военный сборник, СПб., 1864, т. XXXVI.

10 Попов Н. А. Россия и Сербия: Исторический очерк русского покровительства с 1804 по 1856 г. М., 1869, т. 1, 2.

11 Подробнее об этом см.: Грачев В. П. История Первого сербского восстания в собраниях В. Богишича. — В сб.: Центральная и Юго-Восточная Европа в новое время. М.: Наука, 1974, с. 271—291.

В те же годы были опубликованы некоторые отдельные документы этого периода: Записка Самборского, петиция сербов к Александру I, 1806 г. в «Чтениях Общества истории и древностей российских» (1868, т. I; 1871, т. III).

12 Петров А. Н. Война России с Турцией 1806—1812 гг. СПб., 1885—1887, т. 1—3.

13 Дипломатические сношения России с Францией в эпоху Наполеона. — Сборник Русского исторического общества (далее: РИО). СПб., т. 70; 1891, т. 77; 1892, т. 82; 1893, т. 88.

14 Новаковиh С. Васкрс државе српске. Београд, 1904.

15 Вукиhевиh М. Kapagopge. Београд, 1907, кн.. 1; 1912, кн.. 2.

16 Улъяницкий В. А. Материалы по истории Восточного вопроса 1808—1813 гг., извлеченные из архивов имп. русского константинопольского посольства. — Чтения ОИДР, 1901, т. IV.

17 Кутузов М. И. Сборник документов. М.: Воениздат, 1952, т. III.

18 Внешняя политика России XIX и начала XX века. Сер. 1, М.: Госполитиздат (далее: ВПР), 1960, т. I, 1961, т. II; 1963, т. III; 1965, т. IV; 1967, т. V.

19 Из истории помощи России сербскому народу в период Первого народного восстания. — Исторический архив. М., 1960, т. 1.