Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 70

Донесение С. А. Санковского А. А. Чарторыйскому по поводу просьбы герцеговинцев о покровительстве России и помощи Черногории в борьбе против турок

№ 28

4 (16) июня 1805 г. Берчел

Mon prince, имею честь всенижайше доложить вашему сиятельству, что в бытность мою в Доброте прибыл туда архимандрит Аксенти, живущий близ Никшича, с воеводою, князями и главарями герцеговинскими числом 30 человек с просьбою, дабы государь император принял их под свое явное покровительство так, как и Черногорию. По здешнему [133] обыкновению за неимением великих домов всегда собираются по каким то ни было делам на открытом месте. Итак, от герцеговинцов и от черногорского митрополита был я туда приглашен. Рассуждая, что для подобных свиданий сие место не очень способно, не вступил с ними в великие разговоры, но просто объявил, «что поелику они подданные турецкие, то должны повиноваться Порте Оттоманской и платить харач, а естьли в самом деле и по справедливости они жалуются на злых турков и ослушн[иков] воли султанской, кои чрез свое варварство выводят их из терпения, то доставили бы оные жалобы в Константинополь. Впрочем я удостоверен, что как послушание есть наивящее благо для народа, то я им советую повиноваться во всем своим начальникам, кои одни в состоянии переменить их жребии принятием благоразумных мер, могущих хотя на время их, герцеговинцов, обеспечить и сделать недействительными коварные умышления и покушения злых турков, а между тем, может быть, откроются другие какие-либо для них счастливые обстоятельства, кои непременно должны воспоследовать, естьли они имеют крепкое упование на бога православной веры». Сия речь не была герцоговинцам очень приятна, ибо они желали, чтоб я их уверил, что наш император будет их покровитель. Архимандрит Аксенти с тремя главарями имел со мною наедине конференцию, в которой домогался вновь, чтоб я склонил высочайший двор даровать свое покровительство. Тогда я дал им восчувствовать, что государь император принимал и принимает искреннее участие в их благоденствии, но что политические обстоятельства еще не позволяют о сем явно объявить; следственно они должны себя благоразумно весть и не чинить нападений, но токмо в случае нужды защищать себя против злых турков. Сии главари, а именно; архимандрит Аксенти, воевода Стоян Караджич, поп князь Милютин Церович и поп Иоан Коюнжич тоже клятвою обещались быть мне в том послушны и не предпринимать ничего в противность воли высочайшего двора, а как пребывание сих герцоговинцов могло навлечь на меня некоторое подозрение, то для избежания вредных толкований советовал им немедленно отправиться на базар Речки Черневича 1, куда часто турецкие подданные приезжают. Черногорский митрополит по своим надобностям также туда с ними ездил; но я пока не узнал, что они оттоль чрез два. . . (Пропуск в тексте) обратно отъехали восвояси, не отлучался из Доброты. По возвращении же черногорского митрополита из Речки Черневича он мне объявил в откровенности, что вышеозначенные главари требовали от него помощи на случай, что они не в силах будут себя защищать против иска везиря травникского под командою капиджи-паши, который угрожает их оружием покорить. Но естьли он, черногорский митрополит, не заблагорассудит им оказать явное вспомоществование людьми и военного амунициею, то тогда, по крайней мере, прислал бы им тайным образом некоторое количество пороху и свинцу и дал им предводителем своего брата или племянника. Владыко не согласился на таковые их требования, представляя, что он не может им дать подобной явной помощи без воли государя императора, но, однако ж, дал им восчувствовать, что естьли действительно будет настоять для них опасность, которую, однако же, он не может еще предвидеть, то тогда он не запретит никому, да не будет также одобрения делать тем черногорцам, которые пойдут их защищать своих пограничных стражей турок (Так в тексте). Таковое внушение черногорский митрополит учинил в предмете, дабы их не привесть в уныние и не удалить от себя и от верности и приверженности к всероссийскому [134] императору. При сем случае черногорской митрополит дал мне приметить, что приуготовления паши албанского несколько его беспокоят единственно по той токмо причине, что он претерпевает недостаток в порохе и свинце. Итак, на случай, что Ибраим-паша его атакует, то едва он имеет довольно военной провизии дать одну баталию.

Неизвестно еще заподлинно намерение Ибраима-паши, но сказывают, что будто бы он получил повеление идти опять против румельских бунтовщиков, что для того уже собрано войско в Воскополе, где его ожидают, и что на содержание сего войска послано туда множество тысяч мешков денег от султана. Но другие известия утверждают, что он укрепляет Скутар, что не хочет повиноваться приказанию своего государя и что приносит извинение, что естьли он оттоль тронется, то черногорцы завоюют все его владения.

J'ai l'honneur d'etre avec le plus profond respect, mon prince, de votre excellence le tres humble et le tres obeissant serviteur

Etienne Sancowsky (С глубочайшим почтением честь имею быть, князь, вашего сиятельства нижайший и покорнейший слуга Степан Санковский (франц.).)

Помета: Получено 22 июля 1805 г.

АВПР, ф. ГА 1-13, 1804 г., д. 4, л. 36—39. Дешифрант на автографе.


Комментарии

1  Речь идет о Риеке Црноевича — наиболее развитом торговом центре Черногории, который был расположен на стыке торговых путей Северной Албании и Герцеговины. В Риеку Црноевича приезжали торговцы из Турции, Далмации и Италии.