Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 141

Письмо Правительствующего совета сербского И. Ф. Болкунову от отказе Австрии в продаже оружия и с просьбой о военной помощи и присылке в Сербию представителя из России

11 апреля 1806 г. Смедерево

В Правительствующем совете сербском

Ваше высокородие, милостивый государь мой! Посланный от Вас господин Чайкович приспел счастливо к нам 27 марта сего г. и вручил нам утешителнейшее писмо Ваше от 7 марта того ж1, вместе же и всемилостивейше народу сербскому пожалованных 10 тисяч червонных [236] голландских. Г-н прото[и]ерей, наш председатель (М. Ненадович), отсутствовал, делами нуждними на граници Босны занят. Тотчас отправили мы и для него, и для первоначалного вожда нашего нарочитых, которым, немедленно сюда пришедшим, сообщили мы в Совете народней писмо и послание Ваше. И уразумевше вся писанная, с неизглаголанным утешением и радостию воздали мы хвалу и благодарение богу за превеликое его к нам милосердие. Его же императорскому величеству великому государю императору и самодержцу всероссийскому Александру Первому, нашему всемилостивейшему покровителю, всенародное, чувствителнейшее, пламенное и в сердцах всего народа сербского врезанное благодарение коленопреклонно приносим за благодатнейшее царское его попечение о жребии своего единоверного и единоплеменного народа сербского, моляще непрестанно всеблагого бога, да дарует божественному народнего счастия нашего творцу преблагое благоденствие, на враги же победу и одоление и да содействующе ему во всех предприятиях его небесною силою своею, и дело избавления сербского квелми пожелаемому концу скоро, скоро приведет! ! ! Да некако долгим страданием изнурени и в неизвестии за будуще трепещущий серби в всеобщее отчаяние падут и потеряются совсем!

Народ сербский, всевысочайшею милостию его величества до восхищения утешенный, с сокрушенным сердцем вручает себе и потомство свое всемилостивейшему отеческому попечению его величества, моляще и коленопреклонно просяще, да всещедро благоизволит он ускорити совершити избавление сербское или прещедрим скорым исходатайствованием фермана в смысле прошений и всесмиреннейших желаний наших у Блистателной Порты. Или, аще бы и тепер противу получения того препятствия поставлена была и силнейшая и всемогущая представления и приглашения нашего всемилостивейшего покровителя скорый пожелателный успех не имела бы, в сем случае народ сербский коленопреклонно просит скорую, явную, вооруженную помощь, хотя из несколько только полков состоящую, к сербом послати, яко же обширно изложено есть в всепокорнейшем представлении сербской в Вене депутации, которое секретно вручено есть министру всероссийскому в Вене, да послется его величеству Александру I 2. Перво или второе, аще народ сербский вскоре не получит, он вечно несчастен будет! Но мы твердо надеемся, да всесилное Александра Великого слово расположит Блистательную Порту на подарение сербом пожелательнейшего фермана, и сим помиловани быти от его султанова величества скоро и неотложно уповаем! Тогда всепокорнейше нашего всемилостивейшего покровителя просим лучший порядок вещей в земли нашей установити, неискусное правление наше путеводити и устроити и нуждную ему важность и силу дати всемилостивейше благоизволити. Каждий России совет и всякое ее наставление будет нам всегда всемилостивейшее повеление, которое ми всегда точнейше и в всяких обстоятелствах с ентузиазмом исполняти будем. Верное подданичество, которым мы законно его султанову величеству обязани есмы всегда святейше хранити, яко же и все новые обязанности и должности, кои по новому порядку вещей на нас возложени быти имеют, с должным повиновением и точностию всегда исполняти будем. Всеобщего же неприятеля, французов, и их коварных внушений и лукавые хитрости и береглися мы до сих пор осторожнейше и берещись всегда будем, яко от огня. Они, суще неприятели России и наши такожде суть. И мы всегда готови есмы живот наш положити за честь и славу великого покровителя нашего, коим днесь вси единоверный и единоплеменный гордятся! Знающе известно и положителнейше [237] уверени суще, да соседная иноплеменная государства только сербом, аки иноверным и иноязычным, и их восстанию и за освобождение отечества своего борению неприятствуют, да вечно нас несчастных видети желающе, то делают, чтоб предходящее несносное иго на нас паки бросити и вечному забвению и уничтожению предати. Едина только величественная и сербом прелюбезнейшая Россия благословляет и любит нас, аки свой род и племя. Она едина приятствует нам и праведному борению нашему. Она едина нас освободити и совершенно избавити может и хощет! Вся надежда наша в ней и вся помощ от нее! Она нам существование и вечное счастие приуготовляет! Сладостне сие знаем мы и чувствуем с благодарнейшим сердцем, и уже от дне на день первые утехи совершенство из благодетелнейших рук Александра Великого с радостию ожидаем!

При сем честь имеем известити ваше высокородие, что серби днесь в очен бедном положении находятся. Турки из Босны на многых странах на нас нападают беспреривно, села многая наша попалили, жени же и дети в плен отвели, и многих уже из простого народа внов воставших отманили в свою сторону, обещающе им разные прелести, противных же искоренением угрожая. На утешителнейшее нам господина черногорского митрополита писмо, коего копиу здесь прилагаем 3, по нарочитому его отвечали мы, что мы всегда готови есмы с ними единодушно действовать, и просили его силнейшим образом, чтоб, с воинством нападше на Босну, диверсию там соделал, а наипаче чтоб и он постарался нужднейшую коммуникацию с нами соделати, без которого соединения ми предвидим, что далше держатися не будем могли, потому что [а]муниции величайший и крайный недостаток имеем. А австрийский двор, не знаем, из коих причин, границу свою от нас толь строго затворил, да нашим людем ни в контумац прийти не дозволяют. То, что и г. Чайкович Вам будет засвидетелствовати сам своим искусством, и он 6 дней, когда к нам прийти хотел, задержан был на границы, а когда возвращался 4 дни в самом беднейшем месте на немецкой стороне ожидал дозволения в контумац, коего не получив, паки к нам возвратился.

Познато и сие вашему високородию будет, что мы, а именно, я и г. прото[и]ерей, наш председатель, в Венну, аки депутирци ишли. Мы нарочито для того, чтоб в делах народных какое-нибудь претикание не соделалося. Хотя мы и просили у цесарско-австрийского двора нуждную нам [а]муницию и оружия либо за готовые денги, либо в заим, и чтоб нас его ц[есарско]-к[оролевское] величество у Блистателной Порты препоручил, дабы она на нас, который верный подданницы его султанова величества есмы и всегда быти желаем, армии своя не посилала, но напротив того, чтоб увидев правду желаний наших, прошения наша у Блистателной Порты исполнена была. Однако ж его ц[есарско]-к[оролевское] величество не соизволился на давание [а]муниции и оружия, но только свое посредственничество между нами и Блистателною Портою обещал, чтоб тишина в нашем йраи паки восстановилася. И для сего вся потребная средства употребити изволил народу сербскому обещати его величество. Вследствие сего его высочество кр[аль] ерцгерцог Карл писал Черному Георгию 4 и пятим околним пашам, то ест видинскому, белградскому, зворничкому, травничкому и скутарскому, чтоб они от кровопролития престали, пока его ц[есарско]-к[оролевское] величество с великим султаном согласно за сия предели уреждение не соделает. Мы и в намерении, и в полномочии имели, совершив дело в Вене, и в Петербург поехати, но цесарский двор взем от нас полномочие наше и народное писмо на его императорское величество государя всемилостивейшего Александра Первого с обещанием и писмо сие в Петербург отправити, и нас там заступити и с приказанием, [238] да мы немедленно возвратимся к своим си. При самом же походе нашем из Вены вручили мы секретно его сиятелству графу Разумовскому, его императорского, величества в Вене министру, всепокорнейшее прошение от сербской депутации в Вене на его императорское величество с молением таковое секретно в Петербург отслати, коего копиу так же здесь прилагаем 5. Сице кончилася сия депутация, и мы пришли в Сербию. И теперь в сем величайшую нужду имеем, что цесарцы границу и коммуникацию с нами велми отягощают, что мы непобедимая препятствия имеем в приобретении [а]муниции и оружия и что таковая трегубою ценою куповати принуждени есмы 6. На конец честь имеем уверити положительнейше ваше высокородие, да народ сербский денежным пособием снабден и всемилистивейшим покровителством оживлен. За честь и славу великого своего покровителя и избавителя, за православную веру свою и за освобождение отечества своего вси согласно и единодушно живот свой положити и кров свою пролити готовейшии и решеннейшии суть. Аще бы обстоятелства дозволила или отменного мужа к сербом из России для на-родныя утехи и охрабрения в явном действии послати, или отменных членов нашего Собрания народня знаки уважения украсити, многие в народе беспорядки легко исправитися бы могли.

Впрочем благодаряще всеусерднейше и чувствителнейше вашему высокородию за Ваше мудрое об нас попечение и за неусипные труди Ваша, извествуем Вас, да вся сия по истинному вещей бытию, по препоручению нашего г. председателя Ненадовича и нашего первоначалного вожда г. Георгиа Петровича с единодушным согласием всех Народного совета членов писанна суть. Я, исполнив с радостию такое мне данное наложение, премудрому промотрению и милости Вашей себя и всех нас вручающе, с отменнейшим высокопочитанием честь имею на всегда пребыти вашего высокородия, милостивый государь мой, покорнейший слуга

[Печать] Божидар Груев Филиппович,

[Печать] в отсутствии г. председателя его наместник и член Собрания всесмиреный митрополит београдский Леонтие,

Собрания народного член Иован Протич, соборни член с целым [Печать] Советом народным

P. S. И сие честь имеем известити, что мы походяще в Вену отправили народное прошение наше на его величества султана, в котором просимо мы, чтоб на нас войну не послал, но чтоб с поразумением всероссийского и цесарского дворов одну комиссию изволил положити, которая бы развидела вся дела наша бывшая, и чтоб, увидевше справедливость прошений наших, на таковых нам подаяние согласился, обещая ему совершенное во всех повиновение. И сие прошение наше послали мы посредством цесарского министра в Константинополе г. Штирмера.

Потом писато 22 февраля 1806 г. на греческом диалекте просителное писмо его святейшеству патриарху константинополскому 7, да он Диван молит, чтоб первая прошения народня милостиво услишанна была, в котором представлено, чтоб, ежели иначе нам не верится, к нам султанов муасил послан был для принятия царской даны. К сему приложено два турецкие писма, от оных турков писанные, который помежду нас осталися и с нами мирно живут. Сие писма свидетелствуют, что мы ако верна рая поступаем и ведемся и что всегда законы гражданские, султановы и религию их святейше почитали и почитаем.

АВПР, ф. ГА 1-9, 1804 г., д. 5, ч. 2, п. 5, л. 20—22 об. Подлинник. Печати Правительствующего совета сербского, И. Протича, митрополита Леонтия.


Комментарии

1 См. док. № 133.

2 В состав сербской депутации, посланной в Вену в начале 1806 г., входили Матия Ненадович, Божидар Груйович и Милош Урошевич. Цель их поездки указана в данном им полномочии от 11/23 января 1806 г. (см. Списи..., кн.. III, с.7). Посланное из Вены прошение сербских депутатов на имя Александра I от февраля 1806 г., публикуется в нашем сборнике под № 130.

3 Имеется в виду письмо Петра I Негоша Карагеоргию от 15 февраля 1806 г. См. док. № 128..

4 Ответ эрцгерцога Карла Карагеоргию от 7 марта 1806 г. опубл.: Списи..., кнь. III, с. 56.

5 См. док. № 130.

6 Подробнее об этом см.: Гавриловиh С. Bojводина и Србиjа..., с. 45—96.

7 Документ не обнаружен.