Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 6

«Записка бухарестских и задунайских известий» со сведениями об укреплении кирджалиев в Белградской крепости

Не ранее 28 апреля 1804 г. (Датируется по содержанию)

Известии из Туреции касательно возмущения в Белградском округе гласят, что восставшие против турецких субашиев и кирджалиев пасванд-огловых сербы продолжают с успехом свое нападение. Пасванд-оглу показывает вид своего удовольствия в неудачах военных Кусанчали-Халила, говоря, что как он не мог удержать их от участия в замешательстве, то ныне рад избавиться от них вовсе. Помянутые субашии заперлись в цитадели Белграда числом до 2 тыс. человек. Они забрали и забирают продукты и фураж от райи и принуждают жителей форштата копать ретраншементы для воспротивления соперникам. Хассан-паша, уверяют, не соглашается более мешаться в сей спор, принимающий уже вид явного смятения. Примечают, что Порта сама продолжает под рукою действовать на пользу сербов, поелику она назначила только 1000 человек военных настоящего румель-валесия против толь знатного количества, коих артиллерия, уверяют, хорошо снаряженная, действует против всякого нападения на них и коих военная амуниция и провиант изобильны.

13-го числа сего месяца переехал чрез Букурест французского царьградского посла курьер с депешами в Париж. Он привез сюда письмоводителя из французов к здешнему комиссару Сен-Люсу, который был представлен последним к господарю. Сен-Люс старается ныне уничтожать, по примечанию господаря, слухи относительно несогласия между Франции и Порты и разнесшегося известия, что будто французские войски в Епире учинить намерены десант, что будто-де война воспоследовать должна непременно во время, когда оба правительства стараются подтверждать свои мирные намерения к пользе коммерции и покою народов с обеих сторон.

20-го переехал чрез Букурест турецкого посла в Париже чиновник курьером с депешами к Порте, который препровожден отсюда господарем при калараше в столицу. Сей курьер говорил о парижских известиях, что будто Пишегрю убит в тамошнем его аресте, что Моро осужден к смерти, что 25 тыс. человек сумнительных французов арестовано, что Бонапарте настаивает при Порте, дабы она не принимала в Египте селим-ского войска и чтоб турецкие удовольствовали в срок шестимесячный решенною суммою денег — 16 тыс. мешков — за убыток, потерпленный французскою нациею во время последней войны.

Генерал граф Бельвиль, находящийся в службе при господаре здешнем в звании секретаря по иностранным делам, получив позволение от его светлости отлучиться на 3 месяца, приготовляется к отъезду с своею дочерью, намерение же свое объявляет следовать чрез Вену в Париж, где хочет стараться под званием иностранного к пользе потерянного своего во Франции имения. Говорит притом, однако, что ежели настоящие замешательства в Париже продолжаться станут, то он только в пределах Французских держаться будет и оттоль действовать по своим делам.

Здешняя полиция открыла на прошлых днях компанию ворожеев, которая своими обманами обохотила некоторых сего города бояр и жителей заниматься вместе с нею выведением в одном погребе из земли денежного золотого клада и употребить на сей случай 35 мешков денег, [24] которые в лице пожелавших сей добычи похищены и за всем строгим испытанием не отыскиваются. Главный начальник ворожейства содержится ныне под крепким караулом и строгим допросом, и с коего взыскивается вся сумма.

Разбойники по той стороне Балканов продолжают свой грабеж на проезжих.

Терсеник-оглу переехал в Джуму и Шумлу для соглашения тамошних аянов и их войск к действию с ним против Елик-огла. Он же на прошлых днях явил было свое неудовольствие на господаря за то, что приняты были в Валахии тюфекчи-башии и татар силистрийского Юсуф-паши, однако, ныне опять они между собою помирились.

Карафеиз с Аджаскатом и Кадиром вошел при 4 тыс. человек из кирджалиев в Карнабату. Все они вступили совершенно в город, покрепленный ретраншементами и защищавшийся вооруженными жителями, ограбили имения и зажгли жилища. Есть сумнение, что между жителей тамошних партия согласилась действовать в пользу разбойников, занимающих все те стороны Балканов, не имея причины сумневаться или опасаться нападения от румель-валесия, коего войски находятся в Филиппополе, Монастыре и Софии.

24-го переехали 2 аглинские курьера с депешами царьградской миссии: один из них адресован в Вену, другой — в Триест.

28-го господарь получил официально известие из-за Дуная об успехе большой партии жителей Карнабата, которой удалось отдалить Карафеиза и его соучастников, не допустив вовнутрь города и учинив на кирджалиев нападение. Разбойники принуждены отступить и взяли дорогу на Бургаз.

Порта отправила вновь мубашира нарочного с ферманами в Силистрию, требуя, чтоб Елик-оглу выдал ограбленные у известного аглинского курьера вещи непременно.

Господарь, призвав бояров в диван 28-го числа, поручил им, во уважение хати-шерифов, назначение предписанного нового порядка касательно взыскания с земли сей податей, чем они занимаются и будут представлять господарю для того письменное свое мнение.

В крайовских уездах появилась, говорят, партия разбойников из сербов и арнаутов, для истребления которой послан отсюда корпус валахских пандуров.

Вышесказанные разбойники-кирджалии, взяв дорогу к Варне, занимают там черноморские берега и намерены следовать на Силистрию в помощь Елик-оглу, который их позвал к себе для действия против Терсеник-огла.

АВПР, ф. Консульство в Яссах, 1804 г., д. 97, л. 178—179 об. Подлинник. Частично опубл. в кн.: Documente privind istoria Romаniei..., vol. IV, p. 559—560.