Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Окна пвх: что такое пластиковые пвх окна

Окна пвх: что такое пластиковые пвх окна.

newrama.ru

ДАНИЛО II

Царствование короля Милутина (1282-1321) считается эпохой больших перемен в Сербии. Раздел сербских земель между Милутином и Драгутином на соборе в Дежево (1282) отразил положение Сербии между Византией и Венгрией; при этом Драгутину отошли самые северные районы, а Милутин сохранил власть над Рашкой (Рашка – средневековое название сербского королевства. Прим. перев.). Такой раздел, включая присоединение Мачвы к землям Драгутина (1284) и захват Милутином Византийских территорий (1282 – 1284), сориентировал Драгутина на Венгрию, а Милутина – на Византию. В королевстве Милутина усиливались связи с Византией, что привело к росту византийского влияния в сферах религии и культуры. Все более явным становилось желание (которое нашло максимальное выражение во время царствования Душана), чтобы православное царство, во главе с Сербией, сменило и унаследовало политически и военно ослабевшее вазантийско-греческое царство. Захват Милутином в 1282 – 1284 гг. тогдашней византийской Македонии к югу от линии Струмица – Просек – Прилеп – Охрид - Кроя приблизил сербов к византийским прониям – виду землепользования, быстро распространившемуся на землях, которыми владели сербские дворяне. Стремительное развитие строительства, обновление и украшение церквей и монастырей во время царствования Милутина дало возможность художникам, выучившимся в Царьграде, Солуне и других центрах, предложить Сербии новые идеи византийского искусства и архитектуры, известные как ренессанс Палеологов. 1 [10]

Византийское влияние ощущалось в искусстве и архитектуре, государственной администрации и политической идеологии; развитие сербского государства и церкви предъявило новые требования во всех областях общественной и частной жизни. Эти требования можно было выполнить только посредством преображения византийских образцов и созданием новых, непосредственно сербских форм. В начале XIV в. потребности церкви обусловили исключительную активность литературной деятельности. Развитие, в начале, отдельных культов Симеона (Стефана Немани) и Саввы, а потом уже и объединенного культа привело к созданию разнообразных локальных текстов, которые были кодифицированы и канонизированы Теодосием в работах Жизнеописание Св. Саввы, Жизнеописание Св. Симеона и Служба. Появились и другие локальные культы, например Св. Петра Коришского, которые нуждались в литературной поддержке своего существования. Расширение территории Сербии и потребность в более богатой духовной жизни обусловили увеличение количества христиан (священников и монахов) сербской церкви, что непосредственно повлияло на литературную деятельность. Основываемые церкви и монастыри нуждались в книгах. В тридцатых – сороковых годах XIV в. Царьградские правила монашеской жизни были заменены на иерусалимские. В скрипториях Хиландара, Кареи, Милешева и других центрах создавались новые переводы, исправлялись старые.

Говоря о состоянии сербской культуры в первой четверти XIV в., особенно об организованных общественных формах культуры, необходимо учитывать новые требования государства, олицетворенного королевским двором. Огромное значение имело развитие культа династии Неманичей, что обеспечивало imprimatur [11] легитимности царствующей фамилии. Для самого Милутина проблема наследования была связана с вопросом легитимности. В средневековой Сербии смена королевской власти редко проходила мирным путем, а право на престол оспаривалось часто и кроваво. Вспомним столкновение Стефана Немани с братьями, гражданскую войну между Стефаном Первовенчанным и Вуканом, междоусобицу и свержение с престола Радослава, Владислава и Уроша I – частное право надо было постоянно подтверждать и оборонять. Проблема легитимности и наследования особо обострилась во время правления Милутина, чему есть две причины: решимость Драгутина защитить свои права на основании договора в Дежево и политики Милутина частых династических браков. Соглашение в Дежево предполагало, что Милутин будет править до конца жизни с тем, что его наследниками будут потомки Драгутина. Брак Милутина с Симонидой, возвращение Стефана Дечанского со двора татарского хана Ногая (и выдвижение его в качестве прямого наследника) угрожали праву Драгутина и его сына Владислава, что привело, в начале, к гражданской войне между Драгутином и Милутином, а после к смерти Драгутина (1316) и заточению Владислава до смерти Милутина (1321). Вопрос наследства был отягощен бунтом Стефана Дечанского (1314), возможно приведшему к окончанию гражданской войны между Драгутином и Милутином и появлению Константина, другого претендента и полубрата Стефана Дечанского. Последние годы царствования Милутина и первые годы правления Дечанского были крайне нестабильны, т.к. Милутин четко не определился в своем выборе, а соперников было много.

Литературное отражение политического, культурного и церковного развития начала XIV в. считается самой сложной частью средневековой сербской литературы. [12] Жизнеописание королей и архиепископов сербских или Данилов сборник получил название по имени своего основного автора, Данилы, архиепископа с 1324 по 1337 гг. Объемная работа, опубликованная Даничичем, содержит почти что 400 страниц сведений о Неманичах от Радослава до первых лет правления Душана (1227-1335) и о главах церкви: от архиепископа Арсения до патриарха Ефрема (1233-1375). Основная часть Жизнеописания написана как агиография, некоторые тексты коротки и напоминают хроники; более длинные работы представляют сложную комбинацию жанров и под-жанров. Над этим сборником работали, как минимум, 4 писателя: подавляющая часть Жизнеописания написана между 1317 г. и приблизительно 1340 г., когда был составлен Сборник; позднее было два добавления, последнее - в 1375 г..

Создатель большинства главных биографий Сборника (Уроша, Драгутина, Елены, Милутина, Арсения, Евстатия I и, возможно, Иоаникия), учитель и пример для авторов большей части остальных биографий, главная личность этого труда - архиепископ Данило II, более известный как Данило Печский.

О его происхождении, молодых годах известно немного, однако сведения о нем можно найти в ряде документов. В исторических источниках не упоминается, когда он стал игуменом Хиландара, его биограф приводит скудные, обобщенные сведения, что характерно для средневековой агиографии. 6 В Житии Святого Иоаникия Данило обещает рассказать [13] о его жизни столько “сколько сами знаем или услышали”, потому что отец повествователя пребывал при дворе Елены Анжуйской в Пилоте, где находился Иоаникий после того как оставил пост архиепископа (1276). Автор Жития Святого Иоаникия был прекрасно осведомлен об обстоятельствах смерти Иоаникия и о переносе мощей из Пилота в Сопочаны в 1282 г.. Однако, авторство Данилы Жития Святого Иоаникия представляется сомнительным. Основываясь на датах его последующей деятельности, можно предположить, что Данило родился около 1270 г. Неизвестно, какое имя ему дали при рождении, в источниках Данило упоминается только после принятия монашества. Его биограф рассказал нам, что Данило хотел получить образование, хотя его родители, пережившие раннюю смерть остальных детей, не хотели расставаться со своим единственным сыном. Данило все же получил образование и позднее присоединился ко двору Милутина.

Его путь к монашеству напоминает путь Святого Саввы. Данило сопровождал Милутина в поездке по церквям, во время пребывания в Сопочанах покинул Милутина и с одним из слуг отправился в монастырь Святого Николая в Кончуле на Ибре (рядом с Казновицама южнее от Рашки). Там, около 1300 г. он принял постриг от игумена Николы, который дал ему имя Данило. 7

Данило оставил монастырь в Кончуле около 1304 г и отправился в Печ по просьбе архиепископа Евстатия II и короля Милутина. Евстатий возвел его в сан пресвитера (около 1305 г.) и включил в свое сопровождение. Очевидно, что Данило - человек образованный, человек искусства. Он имел обширные знакомства при королевском и архиепископском дворе. В 1306 или 1307 гг. его выбрали игуменом Хиландара на соборе, созванном Милутином и Евстатием в Сербии, а не на соборе хиландарского братства. [14] Это было время больших духовных волнений и постоянных военных конфликтов на Святой Горе и Хиландаре. В монастырском братстве на Святой Горе в начале XIV в. появился особый вид восточного мистицизма – исихазм 8, который был в первую очередь спровоцирован приходом Григория Синаита, одного из ранних поборников этого течения. Суть исихазма – приближение к Богу в молчании посредством определенных действий, включая контемплацию, пост и молитву (esihia в переводе с греческого означает “тишина”). Дискуссии о принятии исихазма как официально утвержденного монастырского правила продолжались в 40-ых – 50-ых годах XIV в., а во времена Данилы исихазм уже был широко распространен на Хиландаре. Года 1307-1310 памятны частыми нападениями Каталанской компании, западных наемников, которые более не служили своему бывшему господину, византийскому царю Андроникосу II Палеологу (1282-1328). Биограф Данилы описал нападения Каталанской компании и роль Данилы в обороне Хиландара. 9 Нападения были настолько разрушительны, что трупы оставались непогребенными, повсюду царил голод. Данило мог уехать в Скоплье и попросить у Милутина финансовую и военную помощь. Каталанцам не удалось захватить Хиландар, и в 1310 г. они направились к Византии, т.к. уничтожили на Хиландарском полуострове все возможные источники пропитания. На пути в Византию они были разбиты в битве при Кавале. [15] Данило вскоре оставляет Хиландар и посвящает себя схимнической жизни в Карее - городке, основанном Саввой. Хотя считается, что он не покидал Хиландар до победы Каталанцев над франками 15 мая 1311 г. (они умиротворились в Афинском княжестве и более не грабили Тракию или Македонии), последний раз Данило упоминается в качестве игумена Хиландара 26 мая 1310 г., а его наследник Никодим – в августе 1312 г.

Последующие несколько лет Данило провел на Хиландаре или в Карее, а также на административных должностях в Сербии. Его деятельность требовала не только религиозных познаний, но и таланта дипломата, чиновника и политика близкого ко двору. Он хранил королевскую казну в Баньске во время завершающего этапа гражданской войны между Драгутином и Милутином. Будучи архиепископом в Баньске, надзирал за завершением строительства надгробной церкви Милутина. Считается, что Данило оставался в Баньске в 1313 – 1315 гг. или до начала 1316 г., когда на короткое время возвратился на Атос, намереваясь отправиться в паломничество в Иерусалим. Данило прибыл в Печ до смерти архиепископа Саввы III (26 июля 1316 г.) с намерением стать преемником Саввы III. Вероятно, из-за противоречий дворян его не выбрали архиепископом, как того желал Милутн. Переговоры длились более года, до конца 1317 г., и привели к тому, что архиепископом стал Никодим, преемник Данилы на посту игумена Хиландара.

Не известно было ли назначение Данилы епископом Хума утешительным призом. Епископство в Хуме имело историческое значение для двора Неманичей. В начале XIV в. Хум стал местом вооруженных столкновений, сперва защищаясь от Младена II Шубича, затем, обороняясь от объединенных сил Дубровника и Степана II Котроманича, который захватил большую часть Хума в 1326 г. [16] Данило был вынужден жаловаться на опустошение Хума и лишение православного епископства большей части доходов. Не установлено, когда Данило покинул епископский престол в Хуме, находился ли он постоянно в столице епископства – монастыре святых Петра и Павла на Лиме, однако с уверенностью можно сказать, что он написал житие королевы Елены и короля Драгутина будучи епископом. Как епископ Хума Данило присутствовали при смерти и погребении Милутина и коронации будущего короля Стефана Дечанского. Приблизительно в начале 1322 г. он оставил пост епископа Хума и вернулся на Святую Гору.

Неприятие Данилы, возникшее в 1317 г., не было столь очевидным после смерти Никодима 12 мая 1324 г., и Данило был выбран архиепископом. Сын Милутина, Стефан II Урош, уважал и доверял Даниле, который выступил посредником в переговорах о возвращении Стефана из Константинополя. Данило много трудился над возведением и украшением церквей, что входило в его обязанности одного из главных представителей церкви. 10

Он надзирал за строительством надгробных церквей Милутина и Стефана Дечанского в Баньске и Дечанах, в Печи построил большую припрату с колокольней, церкви Святого Николая и Богородицы Одигитрии с отдельными помещениями, посвященными Святому Иоанну Предтече и Святому Арсению, наследнику Святого Саввы. 11

Творческие способности Данилы достигли вершины при строительстве в Печи и в работах, посвященных Арсению и Евстатию I. Данило умер 19 декабря 1337 г.. Он написал пять житий: Уроша – Драгутина, Елены, Милутина, Арсения, Евстатия I и две службы: Арсению и Евстатию I, в традициях византийской, славянской, особенно сербской литературы. 12 [17] Каждый текст написан отдельно, чтобы удовлетворить различным целям, без ясно выраженного намерения создать единую, связную историю сербского государства и церкви: каждое жизнеописание отличается по стилю, содержанию, иногда и по отношению автора к предмету своего изучения. Например, Жизнеописание королевы Елены по структуре ближе агиографии, содержит много риторических медитаций и молитв, в отличие от Жизнеописания короля Драгутина и Жизнеописания короля Милутина. В Жизнеописании короля Драгутина Данило написал, что Драгутин подчеркнуто пресек любое дальнейшее развитие своего культа, запретив открывать гроб после смерти, что противоречит обычной цели агиографии. Жизнеописание Милутина воспринимается как жизнеописание витязя, но не как жизнь святителя. Необходимо исследовать каждое жизнеописание в историческом и литературном контексте, чтобы четко увидеть различия и схожести в прозе Данилы.

Хотя в современной версии Сборника Жизнеописание короля Драгутина предшествует Жизнеописанию королевы Елены, один факт говорит о том, что Данило начал сборник с жизнеописания сербской правительницы: Елена умерла за два года до Драгутина и потому в написании агиографии была помещена до Драгутина. Вероятно, Данило написал Жизнеописание королевы Елены под влиянием появления культа, вскоре после ее смерти 8 февраля 1314 г. Он описывает перенос тела и положение его в ковчег в церкви - это событие произошло в 1317 г., три года после ее смерти, под надзором ее духовного отца, епископа Павла из Раса. [18]

Жизнеописание королевы Елены - самое традиционное, можно сказать, самое каноническое, из так называемых житий властителей, написанных Данилой. В первую очередь здесь есть события жизни типичные для агиографии: рождение, монашеский завет, добрые деяния, смерть и чудеса. Эти моменты обобщены, содержат лишь несколько фактов. Данило не пишет, кем были родители Елены, он только упоминает, что они были Латины и властители. Ничего не сказано о ее свершениях во время царствования Уроша, о ее общественной жизни после его смерти. Есть только упоминание о передаче Урошем короны Драгутину, указанием (вне всяких сомнения более поздняя интерполяция) на Жизнеописание Драгутина. Из всех многочисленных задушбин, основанных Еленой, приводится только православный Градац, ничего не сказано о задушбинах в Зете, которые были католическими и, вероятно, не интересны Даниле.

Главное политическое событие, отраженное в Жизнеописании королевы Елены – гражданская война между Милутином и Драгутином из-за наследства. Как мы уже упоминали, соглашение в Дежево оговаривало передачу власти Драгутином Милутину, возвращение семье Драгутина права наследования после смерти Милутина. Венчание Милутина и Симониды в 1299 г. и ориентация Милутина на Византию угрожали достигнутому договору, что привело к междоусобице, длившейся почти что 10 лет. Очевидно, что вопрос о наследстве оставался нерешенным и после окончания военных действий, не только из-за бунта Дечанского в 1314 г. и заточения сына Драгутина, Владислава, после смерти Драгутина в 1316 г., но и по причине новой гражданской войны за наследство, разразившейся после смерти Милутина в 1321 г. Таким образом, вопрос наследства и отношения между домами Милутина и Драгутина были актуальными в 1317 г. и оставались такими вплоть до узаконивания Дечанским своего права на корону в 1324 г., когда Данило заканчивал Жизнеописание Елены.

Отношение Данилы, выраженное посредством местопребывания Елены и описания посещения ее гробницы снохами Симонидой и Кателиной, тяготеет к необходимости в примирении и братской любви между Драгутином [19] и Милутином. Речь Елены включает наставление сыновьям “поучая их богоразумными речами, наставляла жить в братской любви, творить богоугодные дела и защищать свое отечество”. Данило свидетельствует, что сыновья ее послушали, но примирение нельзя назвать полным: Драгутин не присутствовал при погребении Елены. Данило находит ему оправдание: Драгутин должен был приложить чрезмерные усилия, чтобы прибыть во время, и потому направил своих дворян как наблюдателей. Он почувствовал, что наступил последний момент для прекращения вражды: после посещения могилы Елены он встретился с Милутином в Паунах и там “провел многие дни в неизъяснимом веселии, и были посрамлены те, кто мыслил зло… видя их изобильную любовь”.

Позднее примирение было подкреплено совместным посещением Симониды и Кателины могилы Елены. Симонида открыто упоминает примирение: “достойно дабы мы (Симонида и Кателина) увиделись и должно возлюбили друг друга, как ты (Милутин) с возлюбленным своим братом”.

Оригинальная версия Жизнеописания короля Драгутина, написанная Данилой, отличается от версии, опубликованной в этом Сборнике; здесь напечатана последняя. Оригинал претерпел, по меньшей мере, две отдельные редактуры, вероятнее всего при составлении Сборника. 13 Первая редактура является интерполяцией или написанием заново большей части Жизнеописания короля Драгутина, особенно той части, где описывается миссия Данилы к Драгутины. О том, что эта часть – интерполяция или редакция оригинального издания, говорит то, что Данило упоминается в третьем лице. Вторая редакция была более существенна: продолжатель, вероятно – составитель Сборника, разделили исходное Жизнеописание короля Драгутина на [20] Жизнеописание короля Уроша и Жизнеописание короля Драгутина, добавил короткое риторическое вступительное слово. 14

Датировать Жизнеописание короля Драгутина довольно тяжело. Основной указатель – цель написания Жизнеописания: Данило написал его для поддержания культа Драгутина или для поддержания его позиции в вопросе наследства, или одно и другое? Историки, в основном, подчеркивали политическую окраску Жизнеописания. Считалось, что Драгутин намеревался лишить своих потомков права наследства в пользу потомков Милутина, приказав “если на него снизойдет какая благодать Божья, дабы не выносили тела его из праха земли”. Необходимость в таком подтверждении рода Милутина более всего выразилась в период с 1320 г. по 1324 г., т.е. незадолго до смерти Милутина (1321) и до конца гражданской войны, в которой победил Дечанский. Однако, подчеркивание легитимности Милутина и его рода было не менее актуальным в начале правления Душана, таким образом нельзя исключить и начало 1330-ых гг. Из-за того, что текст о Драгутине вероятнее всего написал не сам Данило, а его последователь, надежных доказательств даты не существует.

Не смотря на политические осложнения, Жизнеописание Драгутина написано для удовлетворения церковных нужд, возможно для братства монастыря Джурджеви Ступови (Георгиевы столбы), в чьей церкви Драгутин был похоронен и где он был вторым ктитором. Хотя Жизнеописание содержит некоторые описания исторических событий (венчание, захват Драгутином короны, отречение Драгутина в пользу Милутина), это - притча о человеке, который согрешил пред своим отцом (оправдано), был наказан богом (пал с коня в Елече), покаялся, живя набожно.

 

[21] После Стефана Немани и Саввы, большая часть произведений средневековой сербской литературы была посвящена королю Милутину. Самое ранее произведение – т.н. Аутобиографиjа, входит в хартию об улиярах (1317) 15, которая, вероятно, была написана Данилой. Эта работа служила источником не только для Жизнеописания короля Милутина самого Данилы, но и для Службы королю Милутину Данилы Баньского 16, Прологу к житию короля Милутина. 17

В современном издании Жизнеописание короля Милутина считается самым сложным произведением по сравнению с другими житиями сборника. Выделяют пять главных тематических групп 18: военные действия до 1299 г; добрые дела, прежде всего, строительство и обновление церквей; военные действия 1311-1312 гг.; строительство Баньске, смерть и погребение. Два описания военных действий основываются непосредственно на хартии, Данило добавил риторические вступления и заключения. Даниле приписывают и другую группу, где он перечисляет и описывает свершения Милутина при строительстве и обновлении церквей и других зданий. С уверенностью можно сказать, что Данило не был автором последних двух групп в их теперешнем виде, но сейчас не возможно установить, в какой степени продолжатель следовал стилю Данилы. В большей части четвертой группы Данило – главный герой, надзирающий за строительством Баньске, в этой части он упоминается в третьем лице. 19 Поздние редакции очевидны не только в последних смысловых группах, [22] но и в интерполяции рассказа о бунте Стефана Дечанского, его захвате и ослеплении Милутином, ссылке в Царьград. 20 Жизнеописание короля Милутина имеет ряд схожих черт с Жизнеописанием Св. Симеона, написанным св. Саввой: ранние биографические сведения послужили основой для поздней агиографии, духовные и светские факты выстроены логично.

Общепризнанно, что Данило написал Жизнеописание короля Милутина в 1324 г. дабы поддержать культ Милутина. Датировка проведена исходя из того факта, что чудеса, приписываемые Милутину, начали происходить “до половины третьего года после его преставления”, - где-то весной 1324 г.. Кроме того, предполагалось, что Данило не мог завершить Жизнеописание короля Милутина, т.к. был выбран архиепископом после смерти архиепископа Никодима 21 мая 1324 г.

Композиции Жизнеописания Св. Арсения и Службы Св. Арсению следовало бы связать со строительством и украшением церкви Богородицы Одигитрии в Печи и капеллы, посвященной Арсению, где Данило был ктитором. 22 Строительство этой церкви датировано временем епископства Данилы (1324-1337). Так как жизнеописание завершено в это же время можно предположить, что окончание строительства церкви и подборка необходимых элементов для восславления культа Арсения [23] могли происходить за 2-3 года до смерти Данилы, но не позже.

Данило написал Жизнеописание Св. Евстатия и Службу Св. Евстатию будучи архиепископом, однако мотивы его не совсем ясны в отличие от Жизнеописания Св. Арсения. Возможно, Данило написал жизнеописания и службы в связи со своей работой по обновлению Жичи, в конце 1320-ых – начале 1330-ых гг. Евстатий умер в Жичи, а чудеса, вошедшие в житие, происходят на его могиле. Кроме того, возможно появилась потребность в житии и службе в Печи, где покоились мощи Евстатия после переноса, осуществленного архиепископом Иаковом (1286-1292). Существует вероятность, что Данило считал необходимым выделить Евcтатия из ряда архиепископов от Арсения до Евстатия I (Савва II, Данило I), т.к. Евстатий поклонился святым местам в Иерусалиме и был игуменом Хиландара. Житие не такое объемное как остальные, в нем сохранена структура агиографии. В жизнеописание Евстатия Данило включает другие жанры, например, молитвы, медитации и проповеди (поучения) братству монастыря архангела в Зете.

Из всех житий, вошедших в это издание, авторство Данилы вызывает сомнения только в одном случае, это – Жизнеописание Св. Иоаникая. В других жизнеописаниях он четко обозначает свое авторство, но в жизнеописании Св. Иоаникая его имя отсутствует, таким образом авторство следует доказывать другим образом. Это жизнеописание включено в настоящее издание, т.к. авторство возможно присудить Даниле. 23 [24]

И последнее. Необходимо задать основной вопрос: Данило намеревался создать “своего рода версию сербского пролога”, 24 как предполагают многие ученые, или он писал отдельные жизнеописания, которые позднее переписчики, возможно ведомые его замыслами, дополняли и составляли в единое цело, как считают другие ученые? Сложно ответить на этот вопрос, не имея надежных доказательств. В этой работе исходят из предположения, что Данило – автор отдельных жизнеописаний, написанных для особых, неизвестных нам целей.

Проф. др. Гордон Мак Даниел


Комментарии

1. О царствовании Милутина см. Историjа српског народа I, Београд (1981), Љ. Максимовић и С.Ћирковић. О pronoia см. Г. Острогорски, Прониjа, Прилог историjи феудализма у Византиjи и jужнословенским земљама, Београд (1951). О сербском искусстве в царствование Милутина см. Г. Бабић – Ђорђевић, Класицизам доба Палеолога у српскоj уметности в Историjа српског народа I.

2. Д. Богдановић, “Нове тежње у српскоj књижевности првих децениjа XIV века”, Византиjска уметност почетком XIVвека, Београд (1978). См. Д. Богдановић “Књижевност у знаку Свете Горе” в Историjа српског народа I.

3. О Теодосии см. Д. Богдановић, Житиjе Светога Саве, Београд (1984).

4. О династической легитимности см. S. Hafner, Studien zur Altserbischen Dynastischen Historiographie, Munchen (1964).

5. О результатах договора в Дежево и отношениях Милутина и Драгутина см. М. Динић, “Однос између краља Милутина и Драгутина”, ЗРВИ З (1955).

6. О жизни и времени Данилы см.: Н. Радоjчић, “О архиепископу Данилу и његовим настављачима”, Београд (1935); М. Пурковић, “Ка хронологиjи живота архиеписокпа Данила II” Гласник патриjаршиjе 33/10 (1952); Д. Казелић “Архиепископ Данило и његови настављачи”, Богословље XVI (XXXI) (1972). О прозе Данилы: Ђ. Трифуновић, “Проза архиепископа Данила II”, Књижевна историjа IX/33 (1976), Д. Богдановић, Историjа старе српске књижевности, Београд (1980), М. Кашанин, Српска књижевност у средњем веку, Београд (1975).

7. См. М. Пурковић, “Ка хронологиjи живота архиепископа Данила II” Гласник патриjаршиjе 33/10 (1952).

8. О исихазме см. J. Meyendorff: Introduction a letude de Grefoire Palamas, Paris (1959); Byzantine Hesychasm: historical, theological and social problems. Collected Studies, London (1974); Д. Богдановић, Историjа старе српске књижевности, Београд (1980). Исихазм в Сербии: A. E.Tachiaos, “Le monachisme serbe de Saint Sava et la tradition hesychaste athontie”, Хиландарски зборник 1 (1966); Исихазм у доба кнеза Лазара”, О кнезу Лазару, Београд (1975).

9. См. М. Живоjиновић, “Житиjе архиепископа Данила II као извор за ратовање Каталанске компаниjе” ЗРВИ 19 (1980).

10. С. Радоjчић, “Архиепископ Данило II и српска архитектура раног XIVвека”, Узори и дела старих српских уметника, Београд (1975).

11. В связи с его именем упоминаются и другие памятники: церкви Св. Георгия в Магличе, Св. Михаила в Елшице, обновление Жичи и церкви Св. Саввы в Лизице.

12. О тех традициях и роли Данилы в их поддержании см. H. Birnbaum, “Byzantine Tradition Transformed: The Old Serbian Vita” Aspects of the Balkans: Continuity and Change, The Hague – Paris (1972), Д. Богдановић, Историjа старе српске књижевности, Београд (1980).

13. Вопросы составления Сборника подробно изложены в книге из серии средневековой сербской литературы, в которую вошли тексты продолжателей Данилы.

14. Жизнеописание короля Драгутина появляется в этой версии в двух рукописях: в Народной библиотеке в Белграде и в Народной библиотеке Софии. См. Љ. Стоjановић, “Житиjа краљева и архиепископа српских од архиепископа Данила и других”, Глас САН 106 (1923); Ђ. Сп. Радоjчић, “Житиjе Стефана Уроша II Милутина и Римничком Србљаку”, Историjски часопис IX-X (1959).

15. Хартия встречается в переписи начала XV века. В. Мошин подтвердил аутентичность хартии в работе “Житиjе краља Милутина према архиепископу Данилу II и Милутиновой повељи – аутобиографиjи”, Зборник историjе књижевности 10 (1976).

16. См. В. Ђоровић, “Силуан и Данило II, српски писци XIV -XV века” Глас СКА 136 (1929), перевод Србљак II, Београд (1970).

17. Только на церковнославянском: Римнички Србљак.

18. См. Ђ. Трифуновић, “Проза архиепископа Данила II”, Књижевна историjа IX/33 (1976).

19. См. G. McDaniel, “Данилов зборник као Данилов Festschrift”, Научни састанак слависта в Вукове Дане 14 (1985).

20. См. Р. Маринковић, “Владарске биографиjе из времена Немањића” Прилози за КJИФ XLIV/1-2 (1978); G. McDaniel, “Прилози за историjу Живота краљева и архиепископа српских” од Данила II, Прилози за КJИФ XLIV (1980/1984).

21. О композиции Жизнеописания Симеона см. Р. Маринковић, “Историjа настанка Живота господина Симеона од светога Саве”, Сава Немањић – Свети Сава, Београд (1979).

22. В.J. Ђурић, “Историjске композициjе у српском сликарству средњег века и њихове књижевне паралеле III” ЗРВИ 11 (1968).

23. Авторство Жизнеописания Иоаникия присваивается Даниле в работе Ђ. Трифуновић, “Проза архиепископа Данила II”, Књижевна историjа IX/33 (1976). Другие исследователи выразили сомнение в авторстве, однако, не предлагая свои варианты, например И.Павловић, Књижевни радови архиепископа Данила II, Београд (1885). Станоевич считает, что ни Данило, ни его ученик авторами не являются, автором может быть составитель Сборника: Ст. Станоевић, “Белешке о склопу Даниловог Родослова”, ЛМС 183 (1895). Радойчич считает, что Жизнеописание Иоаникия написал анонимный монах из Сопочан: “Антологиjа старее српске књижевности, Београд (1960).

24. Д. Богдановић, Историjа старе српске књижевности, Београд (1980).

Текст переведен по изданию: Данило Други. Животи краљева и архиепископа српских . Службы. Просвета. Српска књижевна задруга. Београд. 1988

© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© перевод - Хартанович М. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001

Окна пвх: что такое пластиковые пвх окна

Окна пвх: что такое пластиковые пвх окна.

newrama.ru