Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

195. ДОНЕСЕНИЕ Л. ГАРРИСА ДЖ. МЭДИСОНУ

С.-Петербург, 5/17 ноября 1803 г.

Сэр.

Вместе с настоящим направляю вам донесение, которое я имел честь адресовать вам 27-го числа прошлого месяца 1; оно дошло до Кронштадта слишком поздно, чтобы можно было воспользоваться оказией, с которой его предполагали отправить. Так как со времени моей последней беседы с графом Воронцовым я не имел от него никаких известий, то счел необходимым посетить вчера князя Чарторыйского, которому я был по этому случаю представлен и который исполняет обязанности премьер-министра, или канцлера империи, как его здесь именуют. Князь сообщил мне, что мои верительные грамоты были представлены императору, у которого не возникло ни малейших сомнений касательно моего признания; что моя экзекватура будет вручена мне в самое ближайшее время и я буду представлен двору на первом же утреннем приеме у императора. Упущение канцлера направить необходимое мне извещение, в связи с чем князь извинился, Чарторыйский объяснил тем, что в то время кабинет был занят неотложным и важным делом; он, однако, сказал, что я не должен медлить с уведомлением моего правительства о моем признании. Он далее заметил, что, поскольку между нашими двумя правительствами не имеется торговых соглашений, здесь ждут письма от президента, императору. Я сказал, что спешу воспользоваться аудиенцией, коей е. пр-во меня удостоил, чтобы сообщить е. в-ву о тех чувствах высочайшего уважения и почтения, которые первое должностное лицо Соединенных Штатов питает к личности и деятельности императора, и его желании способствовать развитию столь удачно установленных отношений.

Князь ответил: «Mais une lettre du president a l’empereur sera toujours bonne» 2.

Недавно я был представлен министру коммерции и имел с ним беседу довольно общего характера о взаимной торговле между нашими странами. Министр выразил свое искреннее желание чаще видеть меня и надежду на то, что наше общение послужит ко взаимной выгоде.

Царствующий монарх оказывает коммерческой деятельности и предпринимательству особое поощрение среди многих других дел, которым е. в-во уделяет пристальное внимание, заботясь о благоустройстве империи, благополучии и процветании своих подданных. Если бы правительство Соединенных Штатов поощрило эту идею или посчитало бы полезным для своих интересов заключить какие-либо торговые соглашения с Россией, я бы осмелился обратить внимание достопочтенного секретаря на обстоятельства нынешнего времени. Срок договора между Россией и Англией истекает в феврале 1805 г., и возобновить его Россия, насколько могу судить по нынешнему положению вещей, не намеревается. По этому договору англичане пользуются такими привилегиями, каких Россия не предоставила никакой другой нации, благодаря чему они получили возможность вести торговлю в районе Балтийского моря, которая, быть может, является наиболее доходной частью их неограниченной торговли.

Соединенные Штаты могут поставлять России на более выгодных условиях, нежели Англия, товары, производимые в Вест-Индии,— хлопок, рис, индиго, ром, рафинированный сахар; все эти товары пользуются здесь большим или меньшим спросом, и до сих пор Россия в этом отношении почти всецело зависела от Англии; во всяком случае английские купцы благодаря привилегиям, полученным ими по договору, почти полностью взяли в свои руки поставку товаров и осуществление торговли во всех русских портах на Балтийском море. При наличии благоприятного соглашения эта монополия, как мне представляется, могла бы перейти к Соединенным Штатам, за Англией же осталась бы лишь поставка фабричных изделий; качество таких изделий в России со времени восшествия на престол нынешнего императора значительно улучшилось, что в не очень далеком будущем, как полагают, может привести к запрету на ввоз в Россию из Англии большой части наиболее важных товаров. Торговля через черноморские порты, которая рассчитана на поощрение предпринимательства и которую ныне с выгодой для себя ведут англичане, может стать для Америки предметом не менее пристального внимания.

По этому столь интересному вопросу я буду усиленно собирать и, как того требуют мои обязанности, сообщать любые сведения, могущие послужить на благо моей страны. Мое весьма недолгое пребывание здесь дает возможность лишь для субъективных выводов, однако, насколько я могу судить из различных контактов с правительственными чиновниками, представляется очевидным, что желание установить более тесные связи и отношения с Америкой здесь весьма велико.

Я еще не имел возможности получить сведения, запрашиваемые в вашем циркуляре от 9 апреля 3 в отношении корабельных огней и других требований, предъявляемых к судам в портах, находящихся в моем округе. Для получения этих сведений необходимо будет направить соответствующие запросы, от чего до моего официального вступления в должность, [248] видимо, было бы уместно воздержаться. Я воспользуюсь первой же возможностью для получения требуемых сведений и к этому же времени надеюсь послать общий обзор торговли между Соединенными Штатами и Россией в текущем году.

В мои служебные обязанности входит также довести до вашего сведения указ, изданный 21 октября/2 ноября с. г. 4 за подписью императора, где говорится, что нынешние потрясения в Европе вызывают необходимость увеличить вооруженные силы империи и что к 15 января будущего года на военную службу будет набрано 80 тыс. рекрутов. После недоразумения, произошедшего в Париже между первым консулом и российским послом во Франции, что побудило императора дать указание об отзыве своего представителя, здесь распространился слух о близящемся разрыве отношений между этими двумя правительствами, чему также способствовал и этот последний указ императора, вызвавший серьезные опасения. Однако спор в Париже, как представляется, носит сугубо личный характер, и одно высокопоставленное лицо здесь устно заверило меня в том, что правительство России хорошо относится к Франции и что император не склонен из-за пустяков отказываться от занятой им нейтральной позиции, которую он, насколько это будет возможно, намерен сохранять. Мудрое и похвальное решение! Среди многих существенных преимуществ, вытекающих из него, думается, будет и немалый вклад в укрепление и расширение торговых связей между Соединенными Штатами и Россией.

Имею честь...

Левет Гаррис

Получено 2 июня 1804.

NARS, RG 59, Consular Despatches, St. Petersburg, vol. 1 (Microfilm Reel 1). Подлинник (автограф), англ. яз.


Комментарии

1. В донесении от 15/27 октября 1803 г. Гаррис сообщал о процедуре установления торговых отношений между двумя странами и описывал формальности, связанные с его признанием в качестве консула. См.: NARS, RG 59, Consular Despatches, St. Petersburg, vol. 1 (Microfilm Reel 1).

2. Но письмо президента императору всегда будет уместным (фр.).

3. Не обнаружен. Видимо, обычная циркулярная инструкция ко всем американским консулам.

4. В действительности упомянутый указ был издан 20 октября/1 ноября 1803 г. См.: О сборе рекрут с 500 душ но два человека.— ПСЗРИ, т. XXVII, с. 936—937.