Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 581

1796 г. декабря 29. – ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА Д. И. ХВОСТОВУ О ТЯЖЕЛОМ ВПЕЧАТЛЕНИИ ОТ НОВОВВЕДЕНИЙ ПАВЛА I 1

Тульчин.

Дмитрий Иванович! Вождь вождей (Костров и пр.) 2. Все степени до сего брал я без фавору. Генерал-аншеф – велика степень, вождь!

Было их со мною два, честно ныне ни одного; к[нязь] Г. С. Волконский здесь необходим; дивизии, я с ними пред смертью поровнен.

Ссылка прежнего не служит, ныне правота, уже Чернышев, но Потемкин, роняли Румянцова; темной Разумовской... В войне готовься к миру, в мире готовься к войне: сочиняй армии, она мне принадлежит.

И великий Кобург мерсинер 3, но ни я, ни русские, они отечественники – различие иностранных правлениев с российским, мерсинеров больше усмотрите в войне Александрии.

Прием мерсинеров лучше, нежели мне был в последней раз в С.-Петербурге. Он говорит, принц Фридрих три шага за мною, ваше высочество моложе меня. Завтра он его главнокомандующий, какая честь. И всегда так, коль паче младшей его не посядет, а порутчик Сакен от майора, генерал-инспектором присланного, его людей в палки до смерти бьет, и всякой шеф по своему полку ему равен.

Обширность России, далеко зрения государя, сего дозволить не может. От белых медведей и Ненаситецких порогов имеет она дело с тремя прочими сферами. Французы заняли лучшие от [567] нас, мы теряем, карманиольцы бьют немцов, от скуки будут бить русских, как немцов. Я далеко зашел, но подозрение мать премудрости.

Париж государю! Даже Мадрид с Алкудием и дать там древние законы; Россия цела... Реформ не важен, тож русские войски.

Я ныне Вурмзера боюсь; Моро пропал бы от меня, а Дюссельдорф цел, вот немецкие штаты.

Вдруг (Растопчин) великого государя письмо 15-го ч[исла] декабря, первое верноподданному милость; она непитает его заслуги, когда сей, яко каженник 4, теряет свои преимущества, они, или Кобрин, довольны.

Боже! Как не ехать в Москву. Не ваш, но и естественной закон, токмо с ними, а не мерсинером.

Как же провидение меня утешило, Александр Дмитриевич 5, как дитя, мне милее моего сына. Высочайшая милость и то превосходит.

В нравности вы верны. Естественность ищите в отечестве.

Сила моего контраста – командир... инспектором до генерал-майора; наряду фельдмаршал понижается, разве бы был по армии генерал-инспектором и тогда не его дело сим заниматься.

Он имел право сам таковых инспекторов из нижнего генералитета посылать, а довольно с него быть, как прежде, всегда главнокомандующим, до которого звания я служил больше полувека и честно его заслужил, больше всех иных, ранами, увечьями и многими победами и на краткую уже мою жизнь грех его у меня отнимать.

Удивительно, что войски подо мною Ферзеновы оборванные; для здоровья (главное) содержание, направление мужества к победам, в ружье, мундире и аммуниции, как я ни собирался, не требовали до сего инспектора.

А[лександр] С[уворов].

«Суворовский сборник», т. 10, лл. 108-109. Подлинник.


Комментарии

1. В этом, как и в последующих письмах, Суворов делился своими впечатлениями и переживаниями, вызванными «реформами» Павла, вносящими прусские порядки в русской армии. Приказом Павла были упразднены должности командующих дивизиями, а вместо них введены инспекторы; фельдмаршалы были приравнены в правах и обязанностях к генералам; были сильно ограничены служебные права генералов, в том числе фельдмаршалов и др.

2. Поэт Костров называл Суворова «вождем вождей».

3. Наемник.

4. Изуродованный, калека.

5. Хвостов – сын Д. И. Хвостова.