Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Игла фистульная у нас

Детальное описание игла фистульная у нас.

www.tehnomedservis.ru

БУМАГИ A. A. ПРОЗОРОВСКОГО ПО ДЕЛУ Н. И. НОВИКОВА

Среди неопубликованных в «Русском архиве» рукописей, сохранившихся в фонде редакции журнала, несомненно интересными являются подлинные и копийные материалы, относящиеся к делу Н. И. Новикова, которое представляет собой значительный эпизод последнего периода царствования Екатерины II. В данном номере «Российского архива» вниманию читателей предлагается подлинный «Журнал нужных дел 1792 года», который состоит из указов императрицы Московскому главнокомандующему князю A. A. Прозоровскому и другим лицам с 1 августа по 17 сентября 1792 г., а также копии 29 архивных документов по этому делу за 1792-1793 гг.

Александр Александрович Прозоровский (1733-1809) — один из выдающихся боевых генералов екатерининского царствования, соратник знаменитого полководца П. А. Румянцева-Задунайского. Во время русско-турецкой войны 1806-1812 гг. Александр I присвоил A. A. Прозоровскому звание генерал-фельдмаршала и назначил его главнокомандующим действовавшей против турок русской армии. На этом посту, в лагере за Дунаем он и умер. В последнем своем письме императору Прозоровский рекомендовал в качестве своего преемника М. И. Кутузова или П. И. Багратиона, будущих героев Отечественной войны 1812 г. Более подробно о его жизни и службе можно узнать из опубликованных в 2004 г. обширных «Записок генерал-фельдмаршала князя Александра Александровича Прозоровского» (М. «Российский Архив». 2004). В течение пяти лет, с 19 февраля 1790 по 21 марта 1795 г., по приказу Екатерины II Прозоровский занимал высокий пост главнокомандующего в Москве (т. е. наместника императрицы). В этот период Россия воевала одновременно на два фронта — с Турцией и Швецией; Прозоровский хотел участвовать в боевых действиях, но ему было поручено поддерживать порядок во второй столице империи. В письме 1795 г. к П. А. Румянцеву он отмечал: «я невинен, что не был в войне употреблен ... желанья (быть главнокомандующим в Москве — A. A.) не было, но преслушать указ Ея Величества не смел, зная, что за неисполнение оного положено, да и две войны в то время течение свое имели». В исторической литературе деятельность Прозоровского в Москве, к сожалению, сводится лишь к одному эпизоду — борьбе с «масонским заговором»; при этом сам наместник представляется тупым и невежественным солдафоном, специально назначенным для выполнения приказов императрицы по искоренению масонской «крамолы». Упомянутые выше его «Записки» наглядно опровергают такую характеристику, а за многотрудную работу по строительству и благоустройству Москвы Прозоровский заслуженно получил высший [568] орден империи — орден св. Андрея Первозванного. Его энергичная и многогранная деятельность в Москве заслуживает особого изучения. Здесь же, в публикуемых ниже источниках, относящихся к 1792-1793 гг., освещаются усилия Прозоровского по прекращению опасного в военное время воздействия Н. И. Новикова и его сообщников на умы и сознание москвичей. Несколько слов об этих источниках.

Прежде всего, это «Журнал нужных дел 1792 года» 1 сшитый из четырех двойных листов писчей серо-голубой бумаги с водяным знаком «Pro Patria». Это беловая писарская рукопись без помарок, выполненная коричневыми («орешковыми») чернилами; текст занимает все страницы. Журнал имеет вид таблицы, расчерченной по вертикали на четыре графы: для обозначения порядкового номера, числа месяца, содержания документа и примечаний. Фактически текст расположен на двух средних графах, т. к. первая и последняя графы не заполнены. На обложке из плотной белой бумаги имеются записи чернилами и карандашом, свидетельствующие о подлинности данного документа и освещающие историю его поступления в редакцию «Русского архива». Под названием Журнала имеется чернильная запись другим почерком: «Это оглавление написано собственною рукою Василия Степановича Попова. Ставровский». B. C. Попов (1743-1822) был ближайшим сотрудником Г. А. Потемкина, правителем его канцелярии с 1783 г. После смерти Потемкина Попов занял видное место при дворе. В 1792 г. он принимал участие в суде над Новиковым и вскоре после этого был назначен [569] начальником Императорского Кабинета. Впоследствии, при Павле I и Александре I, Попов был сенатором, членом Государственного Совета, почетным членом Императорской Академии Наук. После смерти Попова в его имении Решетиловка в Полтавском уезде осталось большое количество ценных документов и писем, часть которых была опубликована во 2-й пол. XIX в. Некоторые из них публиковались в «Русском архиве» историком, профессором Киевского университета Алексеем Ивановичем Ставровским (1811-1882), многократно приезжавшим в бывшее имение B. C. Попова в 1860-е гг. для работы в «Решетиловском архиве». В течение 1864-1865 гг. А. И. Ставровский осуществил в «Русском архиве» восемь документальных публикаций из этого архива. Надо полагать, что помещенный ниже «Журнал нужных дел» был прислан П. И. Бартеневу в это же время Ставровским или наследниками B. C. Попова по почте. На это указывает запись Бартенева простым карандашом на обложке «Журнала»: «Уведомление с перечнем бумаг этих сделано».

И еще одна помета Бартенева чернилами на этой обложке: «Храпов. Стр. 272 и 288». В «Памятных записках» статс-секретаря Екатерины II A. B. Храповицкого, изданных в 1862 г., на стр. 272 (запись от 2 августа 1792 г.) говорилось: «Вышел Указ, подписанный 1-го Августа, о содержании Новикова 15 лет в крепости Шлиссельбургской, и другой к Князю Прозоровскому, чтоб взял ответы по посланным при том вопросным пунктам с Князя Николая Трубецкаго, Лопухина и Тургенева». На стр. 288 этого [570] издания в записях от 9 и 14 июня 1793 г. также упоминается о деле Новикова, который императрицей «сочтен умным и опасным человеком».

Копии 29 архивных документов 1792-1793 гг. (рапортов, писем, реляций, распоряжений и т. п.) по делу Н. И. Новикова составляют часть большого конволюта (из 317 листов) в твердом переплете, на кожаном корешке которого золотом выдавлена надпись: «Рукописи Русского Архива» 2. Надо отметить, что этот конволют, вместе с двумя ему подобными, сохранился в семейном фонде московских коллекционеров Чертковых потому, что первые 10 лет, с 1863 по 1873 гг., П. И. Бартенев издавал журнал «Русский архив» при знаменитой Чертковской библиотеке, в которой он работал 3. Тексты копий документов по Новиковскому делу представляют собой рукопись переписчика и расположены на всех страницах листов плотной желтоватой писчей бумаги с штемпелем «Бум. ф-ки Говарда № 4».

Об отношении самого издателя «Русского архива» к Н. И. Новикову и его делу свидетельствует сохранившаяся в редакционном портфеле журнала собственноручная записка П. И. Бартенева, составленная, видимо, в связи с одной из его публикаций. «Действительно странно, что сторонника Павла почти все были масоны: гр. Н. И. и П. П. Панины, князь Н. В. Репнин, A. M. Бибиков, Плещеевы, князь Куракин.

Таким образом, для напуганных Парижскими событиями людей дело казалось в ином виде чем нам. Одно было ясно, что Новиков был силою и потому был опасен. Его надо было устранить.

Зададим один вопрос: как бы с ним поступили другие европейские государи? Ответ может быть лишь один и он оправдает Екатерину, а потому и относительно г.[осподина] П.[етра] Б.[артенева] надо признать, что он хотя и виноват возвысив голос против «либерального деятеля в пользу представительницы абсолютизма», но заслуживает снисхождения» 4.

К этому следует добавить, что еще до свержения монархии во Франции и казни Людовика XVI Екатерина II была чрезвычайно озабочена активизацией действовавших в России под лозунгами «Свобода, Равенство и Братство», «Вера, Надежда и Любовь» и т. п. многочисленных масонских лож, к которым наследник престола относился весьма благожелательно. На следующий же день после смерти матери Павел I распорядился выпустить из крепости Новикова и освободить от надзора Лопухина, Трубецкого и Тургенева. Озабоченность Екатерины II по поводу усиления масонской пропаганды либеральных идей станет более понятной для современного читателя, если напомнить, что в то время Россия вела две войны, с Швецией и с Турцией. В начале апреля 1792 г. заговорщиками был убит враг революционной Франции шведский король Густав III. Через три дня, 4 апреля, императрица писала Фридриху Гримму о том, что якобинцы всюду разглашают о скором убийстве и ее самой, для чего отправлены уже несколько человек. 13 апреля 1792 г. московскому наместнику A. A. Прозоровскому был послан указ Екатерины II произвести обыски и арестовать Н. И. Новикова.

В помещенных ниже документах отражены последовавшие за этим события.

Публикация А. К. АФАНАСЬЕВА


Комментарии

1. ОПИ ГИМ. Ф. 368. Ед. 9. Л. 34-42.

2. ОПИ ГИМ. Ф. 445. Ед. 204. Л. 99-141.

3. Подробнее об этом см.: Афанасьев А. К. Рукописи журнала «Русский архив» в Чертковском собрании ОПИ ГИМ. // Труды Государственного Исторического музея. Вып. 158. Забелинские научные чтения — 2005. М. 2006. С. 342-358.

4. ОПИ ГИМ. Ф. 368. Ед. 67. Л. 69.

Текст воспроизведен по изданию: Бумаги А. А. Прозоровского по делу Н. И. Новикова // Российский архив, Том XVIII. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2009

© текст - Афанасьев А. К. 2009
© сетевая версия - Strori. 2012
© OCR - Strori. 2012
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2009